Андрей Максимушкин.

Ограниченный конфликт

(страница 4 из 30)

скачать книгу бесплатно

   – В мире не было сколько-нибудь крупных военно-политических блоков. – Всеслав остановился, почувствовав, что нашел ниточку, и эта ниточка странным образом касается сегодняшних событий. – Все государства стремились к своим целям, старались решить свои проблемы за счет соседа. Не только СССР, но и практически все остальные, кроме стран Оси, не имели серьезных союзников. А имеющиеся союзы нарушались ради сиюминутной выгоды.
   – Мир для нашего поколения, – с издевкой в голосе произнес Велимир, – все и всегда стремятся к своим целям, все стараются подставить соседа. – Волхв поднял с земли сосновую шишку и погрузился в ее разглядывание, не обращая внимания на собеседника.
   – Никто тогда не думал, что война затянется. В мире господствовала идея блицкрига, быстрого молниеносного наступления. Все предвоенные планы оказались ошибочными.
   – Это распространенное заблуждение. Почти все планы содержат ошибки. А кто победил в мировой войне? – Велимир отбросил шишку в сторону, разом потеряв к ней интерес.
   – Это всем известно, – Всеслав открыто смотрел в глаза волхва, выдержав его пристальный взгляд, – Советский Союз и Соединенные Штаты.
   – Ты серьезно так думаешь?!
   – США разгромили японцев, а Россия Германию. – Всеслав пожал плечами. – Известный факт, остальные союзники только отстояли свою независимость.
   – Ты серьезно считаешь, что победу ценой в двадцать пять миллионов жизней плюс значительные материальные потери и внешний долг можно считать победой? Сейчас легко говорить, что надо было и что не надо было делать, но наши предки потеряли в той бойне больше, чем получили. И в итоге потерпели поражение в Первой холодной войне, – Велимир поднял палец.
   – Но они отстояли свою страну, – перебил Всеслав.
   – Верно, но своих целей не добились, вместо одного противника получили другого. Еще более опасного. Единственным победителем в той войне были американцы. Только США получили все, что планировали.
   – Стоп, стоп. – Всеслав словно сбросил с глаз пелену, до него начал доходить смысл слов Велимира. – Американцы не понесли больших потерь, избавились от основных конкурентов, получили контроль над основными стратегическими пунктами Земли и вдобавок стали богаче, чем до войны.
   – И заставили остальной мир играть по своим правилам. Наконец-то понял, – Велимир удовлетворенно пригладил свою бороду.
   – А теперь, какого черта вы лезете на Тиону? – Волхв резко перевел разговор на новую тему.
   Всеслав чуть не поперхнулся. Дело приобретало интересный оборот, волхв знал гораздо больше, чем ему полагалось. «Неужели утечка?» – промелькнула шальная мысль. Или кто-то проболтался? Всеслав знал, что Внешняя разведка любит вербовать священнослужителей, на исповеди люди, бывает, выбалтывают то, что обязаны забыть и хранить до смерти.
Правда, у русичей не принято исповедоваться: все равно Боги все видят без слов. Свои ошибки положено искупать делом, а не словоблудием. Но может, кто-то сегодня утром облегчил душу больше, чем положено?
   – Какая Тиона? Первый раз слышу. – Всеслав быстро взял себя в руки и начал осторожно прощупывать собеседника. Разговор становился интересным.
   – Известно какая, там, где вы потеряли крейсер. Заштатная безжизненная планетка в секторе Леонид. – Велимир с легкой саркастической улыбкой на губах рассказывал то, что знали не больше двух десятков человек во всем княжестве. Даже сотрудники отдела спецопераций, отобранные Всеславом для этой экспедиции, пока не знали, куда летят.
   – Откуда ты знаешь? Эта информация считается секретной.
   – Вот именно, считается! Конспираторы хреновы! Война идет второй день. Флот и армия спокойно собираются на границе. А в то же время в тылу концентрируется ударная группировка четвертого флота. Формируется группа армий, десантные силы, Ворон носится по всей Голуни, собирает части. Два элитных штурмовых корпуса готовятся к экстренной переброске, люди уже грузятся на транспорты. Зная твоего отца, несложно предугадать, куда он направит этот ударный кулак.
   – Велимир, ты почти верно просчитал ситуацию, – сдался Всеслав, – мы готовим рейд против передовых баз догонов.
   – И для этого надо в спешке собирать тыловые эскадры, гнать войска с Голуни, когда основные силы, полностью готовые к бою, спокойно сидят на своих базах. Врать не умеешь, – неожиданно сделал вывод Велимир.
   Всеслав молчал. Крыть было нечем. Если Велимир сделал такие выводы, значит, то же самое под силу любому хорошему аналитику. Подготовку к крупномасштабной армейской операции почти невозможно скрыть от посторонних глаз, но можно засекретить цель операции и точку удара.
   Всеслав понял основную ошибку штаба: не была запущена ложная информация о предполагаемой цели четвертого флота и группировки «Самум». Крамолин забыл включить режим «Информационной завесы», когда через средства массовой информации передаются всевозможные противоречивые прогнозы и оценки аналитиков, специально допускаются утечки якобы секретных сведений, распускаются сплетни. То есть создается мутная волна, захлестывающая сознание обывателей и сотрудников конкурирующих спецслужб, надежно скрывающая истинные причины и цели.
   Велимир воспользовался ошибкой СГБ и сделал правильные выводы. Проблема в том, что аналогичные выводы мог сделать не только Велимир. А информацию он собрал в информационной сети, ничего сложного в этом нет. Налицо прокол СГБ.
   – Так чем привлекает вас эта планетка? – повторил вопрос волхв. – Незачем отвечать, и так вижу.
   – Велимир, ты думаешь, что ситуация складывается, как перед Второй мировой? – ответил вопросом на вопрос Всеслав, переводя разговор на безопасную тему. Он понимал, волхв не зря сделал этот экскурс в историю.
   – Делай выводы сам, – Велимир присел на корточки перед ручейком, преградившим им дорогу, и погрузил руки в воду, – посмотри на этот мир, на эту планету. Разве она не прекрасна?
   – Да, Голунь – первоклассная планета. Мы сделали ее такой.
   – И никто нам не помог – ни друзья, ни союзники, ни инопланетные клады. Только руки и разум человека, – медленно проговорил Велимир и, резко поднявшись, быстрым шагом направился к Храму. Затем, обернувшись на полпути, он коротко бросил Сибирцеву: – И не забывай: союзники становятся врагами, и наоборот.
   Всеслав задумчиво посмотрел вслед удаляющемуся волхву и, тяжело вздохнув, направился вниз к стоянке. Разговор был окончен, правда, вопросов появилось больше, чем ответов. И только сев в флаер, Всеслав вспомнил, что его привело в Храм – он не хотел никуда лететь. Спинным нервом чувствовал: не стоило соглашаться на эту операцию. И никто бы ничего не сделал, в крайнем случае, Официальным Представителем назначили бы другого человека. Дядю, например.
   На следующий день перед обедом Всеслав собрал свою группу. Специалисты не даром ели свой хлеб. Научники установили что «Ночной гость» имел коатлианское происхождение, факт неоспоримый, а оперативники смогли восстановить хронологию события по секундам. Заодно был подготовлен информационный пакет по истории взаимоотношений с коатлианцами. На основе анализа журналов пограничных кораблей и астростанций был определен вектор вхождения шпиона в планетарную систему и его маршрут. Сделаны осторожные предположения о возможной цели шпиона. Было выяснено, что он успел разглядеть или мог разглядеть и передать спейсграммой в штаб. Но все эти предварительные версии проходили по разряду ненаучной фантастики, Всеслав это прекрасно понимал. Истину уже не узнать. Подготовив и отправив князю отчет, Сибирцев поблагодарил коллег за проделанную работу. Затем он предложил Старинову и Дубинину принять участие в экспедиции против догонов. После недолгих раздумий они согласились и были немедленно отправлены по домам, собираться в дорогу. Разумеется, с обоих Всеслав взял подписку о неразглашении государственной тайны.
   Решив все организационные вопросы и доложившись Крамолину, Всеслав с чувством выполненного долга отправился домой. До отлета оставалось всего восемь часов.
   Дома его ждал прощальный ужин. Прилетели мама и младшая сестренка Всеслава Влада. Родные давно привыкли к неожиданным командировкам главы семьи, прекрасно понимая, что для мужчины работа значит больше, чем дом и семья. Точнее говоря, все эти вещи взаимосвязаны и равноценны. Мужчина должен делать дело, иначе он перестает быть мужчиной. Не важно, чем он занят – работает в спецслужбе, на заводе, выращивает хлеб, добывает руду на инопланетных рудниках, трудится врачом или просто работает в одном из управлений городской управы. Главное – он работает.
   Вечер прошел в спокойной непринужденной обстановке, Всеслав шутил и рассказывал забавные истории из своей жизни. Милана не отставала от мужа, в лицах, с выражением выдавала комичные случаи, бывавшие у нее на работе. На этот раз никто им не помешал, все прошло тихо, по-домашнему, только позвонил отец пожелать счастливого пути. А ровно в полночь Всеслав взял свой чемоданчик и, не прощаясь, вышел из дома. Через пару минут на улице рядом с ним опустился флаер и, забрав пассажира, улетел в сторону военного космопорта.


   Место хорошее, удобное, и работе никто не помешает, и отход без проблем пройдет. Антуан такие вещи определял с первого взгляда. Ребята молодцы – выбрали самую лучшую позицию. Заброшенный отдельно стоящий коттедж, окна выбиты, сигнализации давно уже нет. Вон на стене висит датчик с обрывком провода.
   На заднем дворе вдоль границы участка идет стена из полибетона, раньше она, видимо, была частью гаража или мастерской. На участке разрослись яблони, вишни, черешня и еще какие-то кусты. В заборе по дюжине дыр на погонный метр. Видимо, местные мальчишки давно уже облюбовали этот участок и заброшенный дом для своих игр. Нет, это не уличная банда или стая наркоманов, район хороший, просто ребята из окрестных домов.
   Антуан прошел в гостиную первого этажа, аккуратно обошел кучу мусора в центре комнаты. Двигался он осторожно, чтобы ничего не задеть и оставить как можно меньше следов. Затем, присев на корточки, выглянул на веранду. Нормально! Решетчатые перила, куст карликовой магнолии у лестницы. Отсюда, из полуоткрытой двери, открывается прекрасный вид на улицу и нужный дом. И наоборот, с улицы ничего не видно, перила и магнолия мешают. Ребята из группы обеспечения хорошо поработали – все чисто, коридоры расчищены от мусора, ничего не мешает, и входная дверь специально оставлена полуоткрытой. В косяк вбили пару гвоздей, так, чтобы они не давали закрыть створки.
   А время идет. Клиент должен появиться примерно через четыре минуты. Мишень при жизни отличалась пунктуальностью, он даже к любовнице ходил в одно и то же время по средам и пятницам. Непростительная глупость. Если уж занялся политикой – нечего от жены бегать и нагло нарушать принятую мораль. Североамериканцы не любят, когда их избранники проявляют склонность к аморальному образу жизни. А если папарацци раскопают? Конец карьере, однозначно.
   Антуан вернулся в комнату и положил на колени свой чемоданчик. Внутри была обыкновенная армейская штурмовая винтовка. Сборка инструмента заняла всего полминуты. Пристыковать ствол, выдвинуть и зафиксировать штифты, прижать разъемы проводов питания ускорителей, вставить в разъем приклад. Четкие выверенные движения, руки действовали автоматически, сами по себе. Навыки сборки-разборки оружия давно уже въелись в плоть и кровь Антуана. Теперь установить прицел, подсоединить аккумулятор и примкнуть магазин.
   Осталось только включить оружие, запустить короткий тест рабочей автоматики, и все. В руках киллера была готовая к работе облегченная электромагнитная штурмовая винтовка SG-79, специальный земной вариант, предназначенный для бойца без бронескафандра. Хорошая штука, весьма популярная в армиях третьестепенных стран, где успешно конкурировала с автоматом «Симонов-181».
   Антуан использовал эту винтовку уже в пятой по счету операции, ему нравились надежность и практичность изделия бременских оружейников. В отличие от старинных пороховых автоматов, на пуле электромагнитного оружия не оставалось никаких следов, отпечатков ствола. Определить, из какого именно рельсовика она была выпущена, абсолютно невозможно.
   С улицы донесся приглушенный свист машины. Район был тихий, движение здесь было слабым. Антуан, пригнувшись, быстро подбежал к двери и выглянул наружу – над улицей прошел темно-синий флаер, кажется, «тойота привато». Нет, это не клиент. Тот ездит на «шевроле сабрина» цвета ртути.
   Время поджимало, скоро должен появиться клиент. Антуан удобно расположился у двери и положил винтовку на колени. Неожиданно Антуан поймал себя на мысли, что к мишени он абсолютно равнодушен. Словно тот уже исчез, вычеркнут из мира людей. А о покойнике либо хорошо, либо ничего.
   А что можно сказать хорошего о клиенте? Вроде и ничего. Подающий надежды молодой перспективный политик. Избран в законодательное собрание штата. Популярен, особенно пользуется любовью у домохозяек и жителей небогатых кварталов. Его поддерживают несколько известных корпораций в обмен на лоббирование интересов бизнеса. Обычный политический контракт, ничего необычного в этом в 25 веке нет. После того как Джордж Райс официально заявил о своих симпатиях к «ТрансОйл-Литроникс», на такие вещи уже внимания не обращают.
   Самым главным для принятия решения об устранении была не карьера, хотя и она тоже, а пропагандируемые клиентом взгляды и идеи. Отъявленный пацифист и хороший оратор. Человек, продвигавший идеи кардинального сокращения армий и флотов, разоружения, политики миролюбия, расширения социальных и гуманитарных программ и отказа от силовых методов решения проблем. Само по себе все это очень красиво выглядело. И цели были самыми благими. Дескать, нечего тратить ресурсы на оружие, лучше поднимать уровень отсталых стран, и с Чужими можно договариваться. Развитые расы потому не расширяют с нами контакт, что боятся нашей агрессивности. Сами они, дескать, исключительно добрые и миролюбивые. В космосе делить нечего.
   Непростительная глупость! С точки зрения Антуана, этот человек был опасен для общества. Мало того, что пацифизм ведет к еще большей крови. Слабые и бедные начнут резать и грабить разоружившихся богатых. Так еще Чужие не упустят момент – поставят нас в положение младших партнеров, колонии в лучшем случае.
   Пока у Человечества есть космические флоты и сильные планетарные армии, с Чужими можно говорить на равных. А если нет? А если самому сломать свой меч и выкинуть щит? История однозначно говорила, что будет дальше. Примеров было достаточно. Если клиент согласен лизать щупальца догонов или коатлианцев, это его проблемы. Другое дело – он не один. Есть немало людей, готовых отстоять суверенитет расы, в том числе и оружием.
   А вот и сама мишень пожаловала. Серебристый флаер опустился прямо перед двухэтажным домом с мезонином и густой живой изгородью цветущей акации. Из машины вышел мужчина в строгом костюме, стряхнул с лацкана пылинки и направился к воротам.
   Антуан немедля вскинул винтовку, прицелился и нажал на спуск. Ни одной секунды задержки, клиента он узнал сразу. Очередь из десятка стальных стержней ударила в спину человека. Разогнанные до пяти скоростей звука пули прошили тело, как фанерный лист, и ударили по стене дома. Ничего, это издержки производства. Антуан искренне надеялся, что в доме они никого не задели.
   Окровавленное тело клиента еще стекало по калитке вниз, а киллер уже заскочил в комнату и на ходу принялся разбирать винтовку. Быстро упаковать все в чемоданчик, дело полуминутное, и бегом через задний ход в сад. Там нырнуть в дырку в заборе, перескочить через декоративную оградку и быстрым шагом перейти улицу.
   Флаер стоял на парковочной площадке. Напарник только согласно кивнул, когда Антуан запрыгнул на сиденье, и поднял машину в воздух. Серебристый «форд» неторопливо поплыл над улицей. Дело сделано, сейчас главное не спешить и правила воздушного движения не нарушать. Не хватало еще поиметь разборки с дорожной полицией.
   Вечером того же дня Антуан, полностью отстранившись от утренней работы, потягивал вино из хрустального бокала в кругу друзей, собравшихся в гостиной небольшого уютного дама в пригороде Оттавы. Штурмовая винтовка надежно спрятана в банковской ячейке широкого доступа. В этом случае упрощен доступ в хранилище, нет сенсоров на входе, но и имеется риск взлома. Вся одежда, в которой Антуан выполнял работу, в том числе мономерные перчатки, парик и накладки под скулы, сгорела в утилизаторе. Водитель отогнал машину туда же, где ее взял, – в один небольшой салон проката в Детройте, предварительно пропустив ее через химчистку. Никаких следов не осталось, и доказать причастность одного европейского бизнесмена и литератора к убийству молодого, перспективного североамериканского политика было невозможно.
   – Полагаешь, будет большая война? – Седовласый араб с изрезанным глубокими морщинами лицом повернулся к своей соседке. Моложавая женщина в переливающейся всеми цветами радуги юбке и полупрозрачной блузке сидела в кресле у бара, закинув ногу на ногу и накручивая на палец локоны. Звали ее Каролина.
   – Уже началась, – голос у Каролины был с хрипотцой, чуть простуженный, – сначала Руссколань, затем Евразия и Индия, потом остальные втянутся.
   – А что тогда значат заявления Руссколани о ее личном праве на эту войну?
   – Здесь много неясностей, Малик, – негромко проговорил Антуан, рассматривая содержимое своего бокала на свет, – кажется, старый Сибирцев искренне надеется решить проблему своими силами. Ты смотрел вчера его выступление на Всемирном Совете?
   – Смотрел, – коротко кивнул Малик, – мне это не нравится.
   – И мне тоже. Есть повод задуматься. – Губы Антуана тронула легкая улыбка, и он задорно подмигнул Каролине.
   – Ерунда! – безапелляционно заявила красавица. – Русским ввалят по самые помидоры! И тогда начнется большая война. С Чужими нельзя церемониться. Скоро это все поймут.
   – Какая планета у них ближе всего к догонской границе? Высокая Радуга или Зимерла? – вклинился в разговор молодой коротко стриженный человек, по виду типичный студент-гуманитарий.
   – Высокая Радуга, семьдесят миллионов населения, полное терраформирование и развитая инфраструктура. Когда на нее посыплются бомбы, тогда и начнется настоящее дело.
   – Молодость, молодость, сплошной максимализм, – хихикнул Малик, поднимая указующий перст, – там, в высоких кабинетах, дураки встречаются редко. Если Сибирцев считает, что решит догонский вопрос самостоятельно, значит, имеет на то основание.
   – Я никогда не считал его слабаком и пацифистом, – заметил Антуан. – Русичи вообще не стесняются в средствах, когда дело касается их интересов.
   – Постойте! Вы сами понимаете, что говорите?! – подпрыгнула на месте Каролина. В этот момент она была удивительно похожа на разъяренную кошку. Казалось, еще секунда и у нее шерсть на загривке вздыбится. – Идет война с Чужими! Думаете, это можно спустить на тормозах? Замять?
   – Мадам, нервничать вредно. От этого кожа сохнет и портится.
   – Как ты смеешь! – вспыхнула Каролина и метнула в сторону Антуана испепеляющий взгляд. На щеках у нее играл предательский румянец. Тот только глубоко вздохнул, с шумом выпустил воздух через рот и пригубил бокал. Вино было прекрасным, нежный, ароматный, солнечный вкус. Красные виноградники Соляриса. Волшебная штука!
   Все собравшиеся в доме, и компания, беседовавшая у бара, и шумная веселая группа молодежи, оккупировавшая веранду, принадлежали к организации «Солнечный ветер». Это было известное, хоть и не самое многочисленное движение, выступавшее за бескомпромиссное и жесткое отношение объединенного человечества к чужим расам. Надо ли говорить, что движение было формально запрещено во многих странах и при этом негласно поддерживалось определенными политическими кругами. Особенно, когда это было выгодно, соответствовало моменту. Борьба с оппозицией, проталкивание оборонных заказов, создание нужного настроения в обществе. Так что особым преследованиям активисты «Солнечного ветра» не подвергались.
   Сам Антуан, как можно было подумать, не был штатным киллером организации. Устранением «неподходящего контингента» он занимался из чистой любви к искусству. Куда больше пользы он приносил «Ветру» как координатор одного из земных секторов и талантливый агитатор. Да и отстрел пацифистов также не был основной целью организации. Чистой воды терроризм редко приводит к успеху.
   Скорее акцент был сделан на идеологию и подготовку общественного мнения, внедрение установки на осторожное отношение к Чужим. Практиковались информационные выбросы нужной окраски. Активисты и сочувствующие «Солнечного ветра» устраивали антивоенные марши и акции неповиновения, когда дело касалось внутричеловеческих конфликтов. Выступали против ограничений на продажу передовых технологий отсталым странам, поддерживали «ястребов» в своих правительствах, агитировали за всеобщую военную подготовку. Поддерживали контакты с близкими организациями и движениями, часто им помогали. Иногда промышляли кражей и перепродажей военных и околовоенных разработок.
   Вот далеко не полный список интересов «Солнечного ветра». Кроме того, организация имела развитую сеть филиалов почти на всех планетах «А» класса. Аналитики считали, что «Ветер» поддерживает от пяти до шестидесяти процентов населения в зависимости от региона и планеты.
   – Дмитрий, это твои люди запустили пакет статей, как наши правительства продают заключенных Чужим для опытов? – поинтересовался Малик у студента.
   – Да, мои.
   – Сам хоть читал? Ну кто поверит, что только Северная Америка продала пятьдесят тысяч человек? А Фомальгаут? Они же ярые антропоцентристы. Неверификабельно.
   – Ерунда! Большой лжи верят больше, – пришла на помощь Дмитрию Каролина, – чем громче и увереннее говоришь, тем скорее поверят.
   – Или не поверят, но в подкорке у них отложится, – добавил Антуан, – а с Фомальгаутом действительно ошибка.
   – Не ошибка, а точный расчет, – удовлетворенным тоном заявил Дмитрий, присаживаясь прямо на столик. – Мы через неделю даем полное опровержение по Фомальгауту.
   – И?!
   – А других вопросов касаться не будем. Продолжим ту же линию. Бывает, ошиблись. Обывателю это нравится. Мелкая ошибка естественна, она добавляет правдоподобия.
   – А 50 тысяч американцев оставим, – задумчиво буркнул себе под нос Малик, – я и не догадался сразу. Молодежь иногда поумнее нас, старых ослов, бывает.

   Великий Князь Бравлин сидел за столом в своем рабочем кабинете и рассеянно слушал доклад министра экономики. Недовольное выражение лица правителя ясно говорило, куда должен идти докладчик вместе с финансовым положением компании «Транс Галактика» и склоками промышленных корпораций. Мысли князя витали где-то в облаках. Операция «Самум», переброска флота на периферийные рубежи, военное положение на пограничных мирах, сложная космополитика земных государств полностью поглощали внимание, не позволяя сосредоточиться на других проблемах. Доклады СГБ также не давали повода для оптимизма – конфликт привлек к себе всеобщее внимание. Выявилось слишком много желающих принять участие в мероприятии и снять сливки. И многие будут действовать сообразно своим интересам.
   Еще коатлианский посол добивался срочной аудиенции, встреча должна была состояться через час. Оставалось только гадать, о чем он хочет переговорить. Реакция коатлианцев на недавний перехват их нефа-шпиона была неизвестной величиной. А мысли и планы Чужих вообще неподвластны нормальной логике. Это область чисто виртуальная и малонаучная.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное