Андрей Комаров.

Сообщество лояльных ведьм

(страница 2 из 14)

скачать книгу бесплатно

   – Какая уж тут бухгалтерия… Только вот беда: второй такой же как Екатерина Сергеевна, видимо, уже не найти. Но, ты не расстраивайся, есть другие девушки, умеющие готовить борщ и преподавать химию в средней школе, – ответил Алексей.
   – Все. Решено. Начинаю целенаправленно заниматься поисками своего идеала, – сказал Векшин.
   – Это как же, опять методом проб и ошибок? – полюбопытствовал Боярский.
   – Ты это оставь, пожалуйста. У тебя друг пропадает без любви и без ласки, – грустно ответствовал Векшин.
   – Да по-моему, как раз наоборот – от избытка того и другого, нет?
   – Вижу, совсем ты ничего не понимаешь в моих порывах и исканиях. Ладно, мне пора. А о моем предложении подумай. Может быть у меня призвание – наставлять юных девиц на путь истинный!
   В аэропорту объявили задержку рейса по метеоусловиям, и Павел направился в ближайшую забегаловку взбодриться кофейком. Он уже уселся за столик, когда в дверях кафе начали один за другим возникать какие-то мрачноватого вида люди. Они жмурились на свет, вяло переговаривались, брали стандартный пассажирский набор – кофе, сосиски, салат – и молча принимались за еду. Из обрывков разговоров Павел понял, что это его товарищи по ожиданию, транзитные пассажиры рейса на Одессу. Среди них были представители обоих полов, разных возрастов и уровней достатка, но все они, как один, выглядели живой иллюстрацией к поговорке «Хуже нет – ждать и догонять».
   Хотя, нет. Одна парочка в этой компании несколько оживляла картину. Огромного роста мужчина с комплекцией артиста Невинного всерьез взялся ухаживать за красивой посетительницей кафе, имевшей неосторожность сесть за столик вместе с ним. Он оживленно жестикулировал, рискуя сбить приборы на пол, громко высказывался и вообще вел себя очень активно, как и подобает подвыпившему джентльмену средних лет, пораженному женской красотой.
   Дама уже начала оглядываться по сторонам, и Векшин совсем было собрался встать из-за стола, но… Он так и не успел разобраться, что же произошло буквально в считанные секунды. Третируемая толстяком женщина вдруг резко обернулась к нему, поманила пальцем и что-то сказала на ухо. Ее собеседник выпрямился, мгновенно протрезвев, покрутил головой, пожал плечами и… заторопился за другой столик.
   Павел с восхищением наблюдал за маленькой победоносной акцией красоты и женственности. Тем более что эта стройная Диана показалась ему знакомой. «А впрочем, кому из нас не кажутся давно знакомыми интересные девушки с таким сногсшибательным обаянием. Интересно, что же она ему сказала…»
   После трехчасового ожидания (кофе, коньяк, еще коньяк) объявили посадку, и Павел с удовольствием вышел на свежий воздух. Для человека только что расставшегося с какой-никакой любимой женщиной у него было вполне сносное самочувствие. Может быть, все дело было в коньяке, может, в предстоящей встрече с Одессой… А может быть…
   Чудо было в том, что ее кресло находилось рядом с его креслом.
Он зашел в салон самолета одним из последних, и его соседка уже уютно устроилась на своем месте и прикрыла глаза. «Устала амазонка…». Векшин положил в багаж куртку и тихонько сел в свое кресло. На расстоянии двадцати сантиметров она была еще более привлекательна. Длинные ресницы княжны Мэри, высокий чистый лоб, губы… Интересно, а какие у нее глаза?
   А глаза у нее были как минимум сердитые.
   – Ну, как, составили общее впечатление?
   – Разве, что самое общее. Я вас разбудил, кажется, извините, – сказал Паша.
   – Я не спала. Просто…
   – …закрыли глаза, чтобы немного помечтать о будущем. Или поразмышлять о прошлом? – коньяк располагал к общению.
   – Для абсолютно постороннего человека вы слишком любопытны!
   – Так в чем же дело?!
   – Уж не хотите ли со мной познакомиться? Вы – со мной!
   К удивлению Векшина, в серых выразительных серых глазах соседки плеснулась даже не раздражение, а ярость. Он немного опешил.
   В салон вышла стюардесса и пригласила пассажиров оставить, наконец, все свои дела на земле и насладиться полетом.
   Векшин послушно начал пристегиваться, и когда снова оглянулся на соседку, та полулежала в кресле, прикрыв глаза. Он склонил к ней голову:
   – И все-таки могу я узнать ваше имя?
   – Лена меня зовут. Елена Николаевна, – ответила она.
   – Что вы говорите… Какое учительское имя-отчество, просто прелесть!
   Она открыла глаза.
   – А я и есть учительница. Преподаю историю в средней школе.
   «Ну, и денек выдался нынче. Она еще и учительница к тому же. Как там Лешка изрек: на твой век учительниц хватит?.. Паша, надо брать…»
   – Очень интересно. А еще интересней для меня то, что же вы сказали давеча толстяку за вашим столиком. Наверное, это было что-то яркое и запоминающееся? – продолжал болтать Векшин.
   – Какому толстяку? Ах, этому… Я ему сказала, кто он есть на самом деле.
   – А что же он совсем об этом не догадывался? Ах да, я понял: вы открыли истину, выбившую его из колеи, – сказал Паша.
   – Мужчины не любят и боятся правды, – сказала Елена Николаевна.
   – Ну, не обобщайте, милая Диана. Есть ведь и исключения из правил…
   Ответа не последовало.
   – Трудно с вами. Совсем вы невнимательны к собеседнику.
   – Да, пожалуй. А вы бы отдохнули лучше, чем производить впечатление на незнакомых женщин. Поспите, сейчас ведь ночь, – сказала Елена.
   Теперь не ответил он. Она искоса взглянула.
   Векшин спокойно посапывал себе, скрестив руки на груди.


   «Он еще и уснул самым бессовестным образом! Насколько же я постарела, если меня невозможно узнать… Женат? Нет, не похоже. Интересно, помнит ли он о нашей… Дура, ты все-таки, Ленка! Интересно, чтобы сказали об этой встрече мои легальные темные силы?.. Да, Павел Векшин, не такой я представляла себе нашу встречу».
   Когда она увидела его в кафе, первое, что пришло в голову: скоренько, бочком-бочком выскользнуть оттуда. Но еще до посадки в Москве к ней привязался этот нефтяной барон с огромным брюхом, и ей пришлось вступить с ним в короткую дискуссию. Ну кто бы мог подумать, что в салоне самолета их с Павлом места окажутся рядом… Что они встретятся в этом аэропорту… Что вообще встретятся когда-нибудь…
   Елена Николаевна чуточку придвинулась к своему кинематографическому возлюбленному шестилетней давности и поняла, что помимо длительного поцелуя ей хочется оставить на его мужественном лице не менее горячую пощечину, а то и две. Или больше.
   – Девушка, – позвала стюардессу. У вас вон там свободное местечко. Можно я…
   Едва подали трап на посадке, она выскользнула из самолета и уже через час подъезжала к затейливому особнячку на окраине Одессы, так и не сумев решить, как же ей держать себя при предстоящей встрече с новыми знакомыми.
   Несмотря на раннее утро, сквозь плотно зашторенные окна первого или, скорее, полуподвального этажа пробивался свет. Играла огнями вывеска. Как и было обещано, с явно потусторонним названием. Мефисто, царь тьмы, в честь которого и была названа ресторация, в своем рекламном воплощении изображался плотоядным хлыщем, без возраста и очевидных признаков ужасности. Более того, его смазливость наводила на мысль о существовании у темных сил нетрадиционной сексуальной ориентации.
   Едва Лена приблизилась к особняку, двери широко распахнулись, и навстречу ей выкатилось что-то маленькое, блестящее, жестикулирующее. Елена Николаевна отшатнулась, но существо, оказавшееся лилипутом в швейцарской униформе, уже успело завладеть ее рукой.
   – Ах, Елена Николаевна, ах, какая вы молодец! Надеюсь, добрались нормально?! Вы прекрасно выглядите сегодня! Впрочем, как и всегда! Ну, что же мы стоим, проходите, пожалуйста! Милости просим, же ву при, как говорится! – приветливо рокотал нагловатый швейцар таким неподходящим для него густым баритоном.
   Лене удалось вырвать руку у сопровождающего только внутри особняка, где карлик несколько присмирел и чинно-благородно предложил ей оставить «манто» в гардеробе и пройти в Розовый кабинет, где «милостивой государыне Елене Николаевне была назначена аудиенция». Свое приглашение необычный швейцар должен был повторить дважды, потому как «милостивая государыня» восхищенно и растерянно оглядывалась по сторонам.
   Скелеты, ящерицы, пауки, дамы с косами, джентльмены с рогами и хвостами на фоне стен, обитых красным бархатом, многочисленных зеркал и горящих факелов произвели необычайное впечатление на неокрепшее сознание учительницы, до сих пор как-то не сталкивавшейся с потусторонними силами. Вход в зал скрывали тяжелые плюшевые шторы. Перед тем, как открыть их, Елена подошла к одному из зеркал и увидела в нем прелестную брюнетку в открытом черном платье, со сверкающим на шее кулоном. Она резко обернулась. Рядом стоял только карлик и подобострастно улыбался. Елена зажмурилась, но брюнетка с кулоном никуда не исчезла. Несколько мгновений ушло на то, чтобы опознать себя, вспомнить свой более чем скромный туалет перед отъездом: юбка, блузка, жилетка, заколка – и отчаянно отмахнуться от неразрешимости еще одной загадки.
   Она вошла в зал. Здесь звучала музыка, джазовая, скорее всего; приглушенный свет каким-то непонятным образом исходил от стен, потолка и даже пола. Снова красный бархат, зеркала, инкрустированная, массивная мебель. Слева – небольшой подиум, за ним кулисы, справа – барная стойка. Посетителей не было, хотя свечи на столах горели и приборы были расставлены. Елена Николаевна сделала несколько шагов и остановилась в нерешительности. Но вот уже навстречу ей спешил довольно представительный господин в черном костюме. Господин, вблизи оказавшийся удивительно похожим на Шона Конери времен бондианы, поклонился, произнес какую-то фразу, скорее всего по-французски, и сделал приглашающий жест рукой.
   Только теперь Лена увидела, что в глубине зала есть еще один занавес. Она милостиво кивнула Джеймсу Бонду, отметив про себя, что шелковое вечернее платье сообщает манерам особую аристократичность, и вскоре оказалась в обещанном Розовом кабинете, где, впрочем, также никого не встретила. Метрдотель сообщил, что ее не заставят долго ждать, и откланялся. Ей же ничего не оставалось, как присесть на один четырех высоких и мягких стульев, окружавших стол, и запастись терпением.
   Елена еще не успела толком рассмотреть все фрукты, цветы и винные бутылки, расставленные на столе, как женский голос с низкими воркующими интонациями произнес у нее за спиной:
   – Мы очень рассчитывали на то, что вы примите наше приглашение, Елена Николаевна!
   Лена резко обернулась. Дама, которой принадлежал этот голос, выглядела потрясающе. Рыжие волосы, изумрудного цвета глаза, правильные черты лица, прекрасная кожа, и, конечно, сногсшибательный туалет. Платье цвета морской волны с очень рискованным декольте и ниткой жемчуга на груди чрезвычайно убедительно сочеталось с глазами опытной сирены. Или ведьмы?
   – Здравствуйте, мы рады вас видеть здесь. Меня зовут Лариса Андреевна. А это мои коллеги – Марина Аркадьевна и Софья Михайловна.
   Вслед за сиреной с легкой улыбкой на устах в кабинет вошли еще две особы, выглядевшие не менее потрясающе. Одна из них была блондинкой; черные блестящие глаза и волосы другой являлись, скорее всего, свидетельством принадлежности к самой многочисленной народности в этом славном портовом городе.
   Дамы по очереди подошли к поднявшейся со стула Елене и поздоровались, пожав ей руку. Лариса Андреевна предложила всем расположиться за столом, и через мгновение перед смелой учительницей, решившейся на езду в незнаемое, расселись авторы загадочного письма в полном составе. «Ну, прямо-таки иствикские киноведьмы, честное слово!» – хмыкнула про себя Елена. Рыжая, белокурая и черноволосая прелестницы переглянулись, а Лариса Андреевна обратилась к гостье.
   – Нам, кстати, тоже нравится этот фильм, особенно финальная его часть, хотя в нем масса неточностей и преувеличений. Кстати, и разговор наш сегодня будет в какой-то степени касаться кинематографа. Но об этом немного позже. А для начала стоит все-таки удовлетворить ваше вполне законное любопытство и рассеять возможное беспокойство. – Определенно, это дама обладала даром не только убеждать, но поднимать расположение духа.
   – С некоторых пор, Елена – вы позволите вас так называть? – мы были очень заинтересованы во встрече с вами.
   – Я выиграла какой-то конкурс? – спросила Елена.
   Дамы переглянулись.
   – Что-то вроде этого. Наше Сообщество имеет свои филиалы почти в каждом городе страны с населением более 50 тысяч человек. Естественно, мы регулярно получаем от своих представителей сведения о появлении в том или ином регионе интересующих нас объектов – Настоящих женщин или женщин, имеющих все данные стать таковыми, – сказала Лариса Андреевна.
   Лена покусала верхнюю губу.
   – И что, значит я «настоящая женщина»? – спросила она.
   – Вы умны, красивы, самостоятельны, очевидно, имеете внутренний стержень, не лишены чувства юмора, обладаете несомненным шармом. Вот только…
   – Только…
   – Как и большинство не знающих своего счастья представительниц нашего прекрасного пола, вы подвержены серьезному влиянию со стороны мужчин, – сказала рыжеволосая Лариса.
   – А это плохо?
   – Это неправильно.
   – Нас приятно удивило и вот что: на протяжении нескольких дней все ваши желания и капризы исполнялись тотчас же, но вы не придавали этому абсолютно никакого значения, Вы принимали это как должное, а сие есть признак породы, милостивая государыня, – подключилась к разговору черноглазая Софья Михайловна.
   – Попробуйте вот это. Фирменное блюдо нашего заведения. «Женское счастье», называется, – предложила белокурая Марина Аркадьевна.
   Лена с наслаждением проглотила кусочек чего-то необыкновенно вкусного, фруктово-шоколадного, тающего во рту.
   Марина Аркадьевна кивнула стоявшим сзади официантам, и они наполнили бокалы (Лена сначала приняла плечистых и красивых ребят, бесшумно вошедших в начале разговора, за телохранителей).
   – Так вы мужчин ненавидите, что ли? – спросила она.
   – Вопрос поставлен не совсем верно, Елена Николаевна. Мужчины, как и многое, что с ними связано, суть вещи необходимые для гармоничного и здорового образа жизни. Мы говорим об излишнем значении, которое придается вопросам межполовых взаимоотношений, – сказала Лариса Андреевна.
   – Любви, например?
   Брюнетка фыркнула.
   – Насколько эфемерное, настолько и хлопотное мероприятие… На свете так много более содержательных и волшебных вещей!
   Лена отпила большой глоток из высокого бокала. Вино было прекрасным. «Интересно, пить с утра в компании трех ведьм – это нормально? Или налицо тревожные симптомы?»
   – Кстати, а с чем связано такое необычное начало нашего знакомства? Конверт, Караганда, исполнение капризов… Как-то слишком замысловато. Позвонили бы мне на работу, предложили бы встретиться, обсудить…
   Было видно, что Лариса с трудом сдержала смех, а черноглазая брюнетка, кажется, подавилась «женским счастьем» и закашлялась.
   – Во-первых, не забывайте о названии нашей организации. И потом, нам важно было дать вам почувствовать, каково это – быть Настоящей женщиной и добиваться всего, чего только ни пожелаешь…
   – Да уж, звучит заманчиво!
   – …и главное: ощутить себя личностью полноценной и полноправной, не зависящей от настроения никакого высокоразвитого млекопитающего по имени Олег Валерьевич.
   Лена откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди.
   – Честно говоря, название вашего общества наводит на размышления…
   Лариса Андреевна улыбнулась как-то нехорошо на этот раз и хрустнула красивыми длинными пальцами.
   – Да-да, наверное, «партия женщин» или «женская лига» звучит гораздо приличнее. Но, даже если не вспоминать о наших необычных возможностях, а просто чуть-чуть задуматься… Ведьма – как известно, это та, которая «ведает», то есть знает и умеет что-то особенное, согласны? Мы знаем и умеем многое, и хотим, чтобы об этом знали другие. Скажите откровенно, Елена Николаевна, вам понравилось быть чуточку волшебницей? А хотелось бы вам обладать этой возможностью всегда? Хотелось бы вам контролировать ситуацию во взаимоотношениях с мужчинами? Хотелось бы вам избежать всех неприятностей, печалей, бед, душевных и физических болей, связанных с противоположным полом?
   – Поколдовать-то иногда хочется, конечно, но что я буду должна за воплощение своих капризов? Вы-то ведь взамен, наверное, мою душу захотите приобрести?
   – Вы рассуждаете здраво, но оперируете несколько устаревшими категориями. Душу свою оставьте при себе и распоряжайтесь ею, как сочтете нужным. Но несколько условий выполнить вам все же придется.
   – Имейте в виду, я чту уголовный кодекс, как сказал кое-кто из известных мужчин.
   – Ну что вы, мы ведь ведьмы лояльные. Вам просто нужно будет заставить одного из самых мужчинских мужчин выполнить то, чего он никогда в жизни не делал и не собирался делать ни при каких обстоятельствах. Причем сделать это нужно будет семь раз.
   Елена покусала губы, пытаясь сообразить, что означают последние слова хитроумной Настоящей женщины.
   – Вот мы вам тут и списочек подготовили, – добавила Марина Аркадьевна, закурив тонкую ароматную сигарету, и протянула ей сложенный вдвое листок плотной бумаги.
   Лена развернула «техническое задание». Брови поползли вверх.
   – И зачем вам все это нужно?
   – Это нужно в первую очередь вам, если конечно у вас есть желание присоединиться к нашему Сообществу.
   – И кто же этот супермужчина, могу я узнать?
   Лариса Андреевна помедлила.
   – Его зовут Павел Артемьевич Векшин.
   На этот раз покурить захотелось Елене Николаевне.
   Блондинка уточнила:
   – Причем, добиваться своего вам придется своими собственными силами, без какой-либо «мистики».
   – Для чистоты эксперимента, так сказать, – добавила Лариса Андреевна.
   – Но почему он? – «Официант» наполнил бокал Елены Николаевны. Она покрутила его на свету. Цвет, как и вкус, был великолепным.
   – Другую достойную кандидатуру из вашего ближайшего окружения – Сергея Неволина – мы вам предложить не можем, опять-таки по причине нашей законопослушности, – объяснила Марина Аркадьевна. – Надеюсь, вы понимаете, что Олег Валерьевич и подобные ему экземпляры для нас неприемлемы.
   – На все про все у вас один месяц, Елена. В том случае, если у вас все получится (а мы в этом уверены), в вашей жизни произойдут качественные изменения, – сказала Софья Михайловна.
   – То есть я стану ведьмой, и мне выдадут соответствующее удостоверение? – спросила Елена.
   – Вы станете Настоящей женщиной и сможете удостоверить в этом всех желающих самим фактом своего существования, – мягко улыбнулась рыжая Лариса.
   – Да-с, все-таки странно все это. Но, предположим, я приму ваше предложение… Предположим, что мне нравятся ваши идеи… Что-то я должна подписать, наверное? Должны же быть с моей стороны какие-то гарантии, разве нет?
   Лариса Андреевна, Марина Аркадьевна и Софья Михайловна обменялись многозначительными взглядами. «Прямо кино про шпионов!»
   – Во-первых, нас очень радует, что мы имеем дело со столь ответственным и целеустремленным человеком, – взяла слово Лариса Андреевна. – Во-вторых, единственной вашей обязанностью в случае успеха нашего совместного предприятия, будет привилегия ни в чем себе не отказывать. В разумных пределах, конечно.
   – Как-то слишком расплывчато, не находите? «Ни в чем себе не отказывать»… А нельзя ли конкретнее?! – неожиданно для самой себя заерепенилась Елена.
   – Ого! И кто бы мог подумать… – не сдержалась было одна из дам, та самая, которую, как известно, предпочитают джентльмены. Но великолепная Лариса остановила ее взглядом.
   – А вы меня радуете все больше и больше, Елена Николаевна, – сказала она. – Конкретнее… Во-первых, любой мужчина на целом свете будет принадлежать вам в тот же час, как только вы сочтете это нужным. Принадлежать безраздельно: и душой и телом.
   – Ничего себе! Любой. И что, даже…
   – И даже… Во-вторых, вы будете иметь возможность удовлетворить любое свое желание…
   – Любое? – опять спросила Елена.
   – Если только оно не идет вразрез с интересами Сообщества, – сказала Лариса Андреевна.
   – А интересы у Сообщества, я так понимаю, весьма обширные… – задумчиво протянула Елена Николаевна. – А если я захочу, чтобы какая-нибудь женщина стала моей? – не успела она прикусить язычок.
   Дамы снова переглянулись. Марина придвинулась ближе и, наклонившись к Елене, медленно провела ладонью по ее руке, от локтевого сгиба до кончиков пальцев. – Женщины бывают разные… Но для начала давайте разберемся с мужчинами.
   Лариса Андреевна прикрыла глаза и помассировала себе переносицу.
   – Моя коллега хочет сказать, что о третьей льготе, которая вам будет полагаться, вы узнаете сразу же после вступления в Сообщество. Всему свое время. А что до заключения контракта… Вам не придется, как бедному Фаусту, проливать собственную кровь. У нас, в отличие от мужчин, более эстетичная форма заключения контрактных взаимоотношений. Вы поймете это при выходе из «Мефисто». Кстати, а вам никогда не приходило в голову, что пол того, чьим именем называется наш клуб-ресторан, слишком однозначно трактуется как мужской. Трактуется мужчинами, кстати говоря. Нам представляется, что Он – это все-таки Она… Во всяком случае, это многое объясняет в жизни. Но это так, к слову пришлось… Так что вы решили?
   – Пожалуй, я приму ваше предложение, милостивые государыни, легальные ведьмы! – решительно заявила Елена. «Господи, что я делаю!» – в тот же миг пронеслось в ее сознании.
   Лене показалось, что на лицах ее собеседниц мелькнуло какое-то недоброе выражение. А Марина Аркадьевна даже что-то произнесла одними губами. Впрочем, ее потенциальные коллеги тотчас же вновь обрели прежнее благодушно-внимательное настроение.
   – Думаю, что вы принимаете правильное решение, Елена Николаевна, – сказала Лариса Андреевна. Сейчас ее речь стала четкой и отрывистой.
   – Что ж, теперь к делу. Интересующий вас объект – господин Векшин – через полчаса подъедет к бюро размещения гостиницы «Аркадия». Его разместят на 4 этаже, в номере 430. Номер 432 – напротив – забронирован на ваше имя. Павел Артемьевич Векшин служит на ниве кинематографа, если вы еще не забыли. Его команда снимает у нас в городе мистическую, да еще и криминальную драму с элементами эротики. Но что-то там не ладится у господ киношников. И это вам на руку, кстати.
   Лариса Андреевна встала. За ней поднялись ее компаньонки. Лена поняла, что встреча на высоком уровне закончена.
   – У вас есть тридцать дней, Елена Николаевна. Через месяц увидимся, я надеюсь. Желаю удачи! Вас проводят.
   – Лариса Андреевна, а если…
   – Дорогая Елена, в этом случае ваш отпуск закончится более тривиальным образом, и вы сможете вернуться к любимым ученикам и коллегам в среднюю школу № 57, а также к своему одиночеству по вечерам и регулярной слезной терапии, – сказала ведьма.
   – А как вас…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное