Андрей Кивинов.

Кошачий коготь

(страница 1 из 2)

скачать книгу бесплатно

«Отдам в хорошие руки…»

Ольга на секунду задумалась, перечеркнула фразу и положила авторучку. Нет, не пойдёт. Слишком обычно. Подобных объявлений в колонке больше сотни, и вряд ли стоит рассчитывать, что именно на её предложение тут же отзовутся. Надо что-нибудь пооригинальней.

Она ещё раз взглянула на разворот самой крупной городской рекламной газеты «Белый рынок». Раздел «Животные».

«Очаровательный котёнок, европейский к/ш, мальчик, 3 мес. Серый, пушистый, приучен к туалету, ласковый…»

«Экзотическая короткошёрстная, голубого окраса, 1, 5 мес. Выставочная, клубное разведение, родословная, паспорт, недорого…»

Родословная, клубное разведение, паспорт… Звучит солидно. Интересно, какая родословная у её Маргариты, или попросту Марго? Предположить можно. Хотя бы по отцовской линии. Папаша, стареющий тощий котяра со следами донжуанских подвигов на серой морде регулярно фланировал по двору в поисках очередной боевой подруги. Неизвестно, пошла ли Марго в него характером, но внешним обликом точно. Даже чёрное пятно вокруг уха такой же формы. Вряд ли и мамаша могла похвастаться дворянской благородной родословной. Дворяне редко прописаны в подвалах. Все больше по клубам.

Впрочем, когда два года назад Ольга подобрала в подъезде полуживого замерзающего мокрого котёнка, ей было все равно, какой он породы и кто у него предки. Да и сейчас по большому счёту без разницы. Подумаешь, паспорт. «Усы и хвост – вот мои документы», – как говорил знаменитый кот из мультфильма. Единственным неудобством было требование владелицы квартиры – никакой живности в доме. Квартиру Ольга снимала за довольно умеренную плату у пенсионерки, и терять дешёвое жильё не хотелось. Приходилось перед ежемесячными визитами хозяйки прятать Марго в шкафу или под ванной.

Летом Маргарита согрешила, как не берегла её Ольга от этого необдуманного шага. Правда, к хирургическому вмешательству ветеринара с известной целью дело пока не доходило. Где-то прочла, что это жутко портит кошачий характер. Согрешила неблагородная сеньора на даче у родителей Вики – Ольгиной институткой подруги. Решив порадовать животное тёплым солнышком и зеленой травкой, хозяйка взяла Марго с собой на загородный уик-энд. Животное ответило чёрной неблагодарностью. Пока люди возились с шашлыком, она снюхалась с рыжим самцом, скучающим на дачных участках без женской ласки. Роман был недолгим, но бурным. В итоге, спустя три месяца, вернувшись как-то из института, Ольга обнаружила дома небольшое пополнение. Три девочки и три мальчика, то есть шесть голов кошачьего племени. Пацаны – серые, в Марго, девки – рыжие в папашу. Притопить в ведре, как советуют бывалые люди, не поднялась рука. В конце концов не велика проблема, можно раздать знакомым. С этой мыслью Ольга и отправилась в ларёк за кошачьими консервами.

К январю отпрыски подросли, принялись активно гадить по углам, драть обои и носиться по ночам, нарушая покой и сон.

То есть настал решительный момент избавления, иначе квартира превращалась в кошачий притон, и её хозяйка, несмотря на мягкость характера, могла показать Ольге на дверь.

Но проблема сбыта поголовья оказалась не такой простой. Почти у всех знакомых домашние любимцы уже водились, остальные ссылались на страшную аллергию или лютую ненависть к животному миру. Одного пацана удалось пристроить в институтскую библиотеку. Мыши слишком азартно стремились овладеть знаниями и уже, не стесняясь, грызли научные раритеты прямо на глазах профессуры и студенчества. Второй отпрыск был подарен на день рождения сокурснице, третьего забрала дворничиха – одинокая дама, страдающая от жестокой алкогольной зависимости. Поклялась на метле, что котёнка не пропьёт и воспитает из него достойного члена общества. Но на второй день все же пропила, хотя и заверила, что кот попал в приличную, исключительно порядочную семью.

С девками дело обстояло сложнее. Какая-то половая дискриминация. Категорическое нет. «Куда нам котят потом девать? Да ещё таких рыжих?»

Ольга съездила на птичий рынок, надеясь пристроить наследниц рыжего дачника бабкам, торгующим щенками и котятами. Но, посмотрев на картонные коробки, в которых копошились тощие и грязные животные, передумала. Чувство жалости в очередной раз спутало карты.

Короче, время шло, киски росли, импортные освежители воздуха с нагрузкой уже не справлялись. Подвальный инстинкт гнал кисок в любые укромные уголки, кроме мест общественного пользования. Хозяйка подозрительно водила носом и кивала на висящие клочки свежеоторванных обоев. Приходилось ссылаться на собственную неосторожность. Марго со своим семейством в это время таилась в спасительном шкафу.

– Знаешь что, – посоветовала Вика, заглянув как-то к Ольге, – а ты их через газету отдай. Рекламную. Распиши только поярче. У меня сестра двоюродная так все время делает. У неё тоже кошка. За два дня по восемь котят сплавляет.

– Не может быть.

– Точно. Тут ведь психология. Человек приезжает смотреть котят, иногда издалека, иногда с детьми. Возвращаться назад с пустыми руками уже не хочется, и ребёнок канючить начинает. Ребёнку плевать, породистый кот или нет. Главное, маленький. Игрушечный. Так что, бери ручку и пиши объявление. Обязательно красивое, чтоб в глаза бросалось.

– Ладно, попробую.

На другой день Ольга купила в киоске свежий номер «Белого рынка», вырезала купон для рекламных объявлений и приступила к делу, предварительно решив подготовить черновик. Но фразы в глаза не бросались. «Отдам в хорошие руки…» Слишком трафаретно.

Ольга свернула газету и посмотрела на спящих возле ног котят. «А если их не возьмут? Через год-другой они тоже начнут плодиться, и что прикажете делать? Кошачий клуб открывать в однокомнатной квартире, да к тому ж чужой? Есть, конечно, сумасшедшие бабули, по сорок кошек дома держат, но я-то пока из ума не выжила».

Марго царапала лапой дверь, пытаясь пробраться на кухню, к кормушке. Отучить от этой манеры Маргариту никак не удавалось, дверь окончательно лишилась первозданной красоты. Киски проснулись, зевнули и дружно ринулись обрывать оконные занавески. Ольга, вздохнув, вернулась к объявлению.

«Добрые, милые, очаровательные котята, девочки…»

Нет, не то…

«Бесплатно! Чудесные котята от породистых родителей…»

Не пойдёт. Тут в каждом объявлении породистые и чудесные.

Может так: «Вы хотите иметь хорошую спутницу жизни? Ласковая киска скрасит ваше одиночество!» Уже лучше, но все же не идеал. Слишком длинно и пессимистично. Надо же, никогда не думала, как трудно сочинять рекламу.

Помучавшись ещё четверть часа, Ольга, наконец, остановилась, на оптимальном, как ей показалось, варианте.

«РЫЖЕНЬКИЕ ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЕ КИСКИ СКРАСЯТ ВАШ ДОСУГ! ПРЕКРАСНЫЕ ЭМОЦИИ НА ДОЛГИЕ ГОДЫ! Звонить вечером.

Ольга. Тел…».

Заполнив купон, Ольга запечатала его в конверт и отправилась на почту…

* * *

Юлия Борисовна вскрыла очередной конверт, но, решив передохнуть, отложила его в сторону, сняла очки и помассировала уставшие глаза. Нет, в таком бешеном ритме работать невозможно. Она ж не робот. И не из железа. Срочно нужен напарник, а лучше пара. Да и жалованье накинуть не помешало бы. Только начальство на её просьбы пока реагировало вяло, что и понятно. Издание частное, экономия – один из основных принципов империализма. «Вы уж, Юлия Борисовна, постарайтесь. Вы опытная, а новый человек пока в ритм войдёт, пока научится». Замечательно. Рекламопоток растёт, как тесто на опаре, а Юлия Борисовна хоть умри, но почту обработай. Учиться, видишь ли, новому человеку долго. Да чему тут учиться? Можно подумать, у них хирургия или кабина самолёта. Стол, ножницы да конверты. Распечатал, отложил в нужный ящик с названием раздела, и все дела. Попадаются иногда бестолковые рекламодатели – забывают указать рубрику, тогда приходится вникать в суть объявления. Но по большому счёту это тоже не великая наука. Отличить рекламу о продаже старых «Жигулей» от брачных объявлений сможет даже человек с незаконченным средним образованием, лишь бы читать умел.

Газета «Белый рынок» была единственным крупным рекламным изданием в их городе, соответственно, пользовалось у населения заслуженным спросом. Тиражи росли ежемесячно, но штат и зарплата в росте давно замерли. Спорить с учредителями-начальниками бесполезно, не хочешь работать – скатертью дорога. Желающие найдутся… Стоило ли затевать перестройку и плюрализм, чтобы сейчас не сметь открыть рта…

Погоревав с минуту, Юлия Борисовна вернулась к непосредственным обязанностям, взяв отложенный конверт и достав из него купон. «Так, что тут?.. Ну вот, опять не указан раздел. Господи, какие ж все бестолковые… „Рыженькие очаровательные киски скрасят ваш досуг. Прекрасные впечатления на долгие годы. Звонить вечером…"»

Как опытный сотрудник отдела частных объявлений Юлия Борисовна мгновенно поняла, о чем речь. Очередная сводническая конторка. Раздел «Хобби» либо «Бани-сауны-массаж». О помывке-массаже речи нет, значит – «хобби». Ишь, ты, рыженькие киски. Чего только проститутки не придумают. Как человека времён застоя, Юлию Борисовну поначалу шокировали подобные объявления, но потом она привыкла. Раз раздел не закрывают, значит можно. Но даже если и нельзя – печатать будут и дальше. Удовлетворение спроса – ещё один принцип империализма.

Она бросила купон в ящичек с соответствующим номером и взяла следующий конверт…

* * *

– Ну что, готов оказать милиции невооружённое сопротивление? – Витька поправил под мышкой кобуру и, сверкнув коронкой, подмигнул стоящему напротив юноше.

– Оказать окажу, только чтоб без последствий, – боязливо покосился тот на выпирающую из-под куртки оперативника дубинку.

– Извини, все должно быть натурально. Иначе заподозрят тебя, Леха, в подлом доносительстве. А синяки – хоть какая-то отмазка. Так что – терпи. И кричи громче. Козлы, там, шкуры продажные. В общем, чего тебя учить, сам все знаешь.

– Ладно, – хмуро буркнул Леха, выкидывая окурок в грязный, почти растаявший сугроб, – пошёл я.

– Не забудь дверь оставить открытой, – напомнил Юра, Витькин молодой напарник, пришедший в отдел на прошлой неделе из милицейской академии.

– Помню, – пробормотал тот и скрылся в подъезде.

– Сосчитай до пяти и следом за ним, – Витек указал Юре на дверь, – пройдёшь мимо и встанешь этажом выше. Я останусь на третьем. Пушку лучше не доставай, а то завалишь кого-нибудь сдуру. Любите вы, молодёжь, палить.

Юра молча кивнул, дескать, понял, и спустя пять секунд последовал за Лехой. Для него это было первое в жизни задержание. И хотя он успокаивал себя, что ничего сложного здесь нет, сердце предательски сотрясало грудную клетку. Юре казалось, что стук слышат за каждой дверью. «Спокойно, спокойно… Там, в адресе, не душегуб-убийца, не террорист, не каторжник беглый. Ствола у него нет, в заложники никого не захватит. Главное, чтоб товар в окно или сортир не скинул…»

Действительно, ничего особо опасного товарищ собой не представлял. Обычный торгаш героином, влачащий существование на четвёртом этаже старой кирпичной девятиэтажки. Двадцать шесть лет, не судимый, скопивший неправедным бизнесом на старый «фольксваген-пассат». Где добывает героин пока неизвестно, но это сейчас и неважно. Хоть на кухне культивирует. И знать бы про героя не знали, если б не общегородская операция «Паутина», объявленная третьего дня. В ходе которой рекомендовалось совершить массу богоугодных дел. Например, раскрыть серию краж, задержать пару-тройку беглых бандитов либо изъять незаконное оружие. На худой конец, разорить наркопритон. Главное, к назначенному сроку положить на стол начальнику отчёт о добросовестно проделанной работе. Чтоб не обозвали тебя обидным словом «дармоед» и не отправили обратно в академию доучиваться.

– И что делать? – взволнованно спросил Юра старшего товарища, придя после оперативного совещания в кабинет и сообщив новость о «Паутине».

– Фингя, – спокойно отмахнулся Витек, – в первый раз, что ли? «Паутина» так «Паутина». Сейчас все организуем. Дай-ка записнуху мою. Для начала вызовем человека-паука.

Через полчаса между ними сидел Леха по кличке Заноза, восемнадцатилетний доходяга, с длинными, словно паучьи лапы, руками, активный член аморальной наркоманской тусовки района. Сам он ни шайтан-травой, ни «герычем» не баловался, но в любое время суток мог обеспечить желающих и тем и другим. Чем и зарабатывал на хлеб насущный. В силу особенностей выбранной профессии располагал сведениями, хоть и не составляющими государственную тайну, но за разглашение которых мог лишиться не только длинных рук. Именно благодаря этим обстоятельствам и попал Леха в перекрестие аса первого класса, опытного пилота Виктора Антоновича, или просто Витька. Витек действовал по чёткой, давно проверенной методике. Для начала прихватил Алексея с приворотным зельем на кармане. Чьё это было зелье, история умалчивает, но, судя по тому, что задержанный протестовал не слишком активно, все-таки Лехино. Затем последовали прения сторон. Задержанный заверил, что больше ничего запрещённого в карманах таскать не будет, и попросил выпустить его на свободу. Витек убедил его в обратном, мол, как таскал, так и будешь, а свободу надо заслужить исключительно активной жизненной позицией. То есть энергично барабанить. «Иначе, заморыш, в лагерной самодеятельности будешь в сказке Пушкина играть. Золотого петушка!» Алексей после недолгих раздумий выбрал первое, ибо Пушкина не переносил с детства. Таким образом, в преступную среду микрорайона на почти добровольных началах был внедрён глубоко законспирированный агент под псевдонимом Заноза. Не Юстас, конечно, но и у нас не Третий рейх. Демократическая общественность заявит, что Виктор Антонович аморальный сотрудник, но, увы, никакой другой методики в мире ещё не придумано.

Сегодня, в день старта операции «Паутина», агенту Занозе предстояло сдать какого-нибудь наркоторгаша. На его усмотрение, но, желательно, рангом повыше и на родной территории. Леха поскрипел мозгами и нехотя назвал заветный адрес. Живёт такой парень, ездит на «пассате», торгует почти в открытую, ментов не боится. Разве что рекламу не повесил перед подъездом. План захвата разработали тут же. Заноза звонит в дверь условным звонком, спрашивает у хозяина про товар и заходит в хату, если получает утвердительный ответ. Дверь на замок не запирает. Следом вежливо проникают оперативники, бьют обоих, а также всех, кто находится в помещении, после чего изымают проклятый героин. Алексея, понятное дело, бьют для прикрытия, но по-настоящему. Для его же безопасности. Его алиби гарантировано – менты вторые сутки сидят в засаде возле мусоропровода, мечтая сорвать преступную сделку. Вот и вся оперативная разработка. Осталось красиво реализовать и не менее красиво отрапортовать…

Юра прислушался. Судя по звуку шагов, Заноза приближался к четвёртому этажу. Все, пора. Молодой оперативник бесшумным соколом устремился наверх. Следом в подъезде появился Витек…

Леха застыл перед квартирой словно индеец, увидавший памятник Колумбу работы Церетели. Прежде всего бросалось в глаза выражение лица агента. Застывшая на века улыбка Джаконды. Вернее, Занозы.

Юра на цыпочках поднялся к агенту, взглянул через плечо на обитую рейками дверь. В районе глазка ржавой кнопочкой был пришпилен обрывок картонной коробки из-под блока «Винстона» с каким-то корявым текстом, начертанным красным фломастером.

Выпускник академии, страдающий лёгкой близорукостью, наклонился ближе к двери и прочёл:

«ВСВЯЗИ С ПРАВИДЕНИЕМ В ГОРОДЕ ОПИРАЦЫИ ПАУТИНА ПРОДАЖА НАРКОТИКОВ ВРЕМЕНО ПРИКРАЩЕНА»…
* * *

– А может, другие адреса накроем?

– Бесполезно, – Витек сделал глубокую затяжку и поднял глаза на план территории отдела, – они уже все в курсе. Зуб даю на отсечение, были в курсе за неделю до «Паутины».

– Телетайп только вчера пришёл.

– Я тебя умоляю… Не брякни такое в деловом обществе. Руки больше не подадут, решат, что блаженный.

– И как быть? Отчитываться все равно придётся…

– Они б, едрена мать, зарплату так бы платили, как отчёты канючить. – Витек снял с батареи высохший ботинок и стал обуваться. – Ладно, есть у меня мыслишка. Сгоняй в киоск, купи свежий «Белый рынок».

– Продать что-нибудь хочешь?

– Все, что можно продать, уже продано. Остались только пистолет и офицерская честь. Но, если так пойдёт и дальше, продам тоже… Давай, иди. Любовное гнездо разорим.

– Не понял.

– Какие вы, академики, непонятливые… Пять лет штаны протираете. Я б вас за месяц всему научил… Объясняю популярно. Нам ведь неважно, что раскрывать. Хоть шпионаж в пользу Турции, хоть жестокое обращение с животными. Для «Паутины» все сгодится, «Паутина» все стерпит. Значит, раскроем то, что плавает на поверхности. Статью двести сорок один помнишь?

– Конечно, – гордо заявил выпускник академии, – организация или содержание притонов для занятий проституцией. От штрафа до пяти лет.

– Молоток, профессор! Бесплатное питание получал не зря. Короче, такой притон мы и накроем. А адрес возьмём в газете. Там целый раздел есть. Выбирай, не хочу. Наверняка найдём и на нашей земле.

– Да, я видел как-то рекламу… Ещё удивился.

– Удивляться в нашей державе ничему не надо, удивлялка сломается. А если удивишься, никому не говори об этом. Шагом марш за прессой!

Спустя десять минут на столе, словно карта боевых действий раскинулся свежий номер «Белого рынка», над которым склонились два великих полководца.

– Так… Что нам предложат сегодня? «Отмажу от армии…» Нет, это не то. Ага, вот. Ох, сколько. По два притона на квадратный сантиметр. «Две симпатичные кобылки развлекут и расслабят нежадных ковбоев! Приезжай и позвени шпорами в нашем стойле…» Ого, – Витек почесал макушку, – классно завернули. Кобылки, блин, неподкованные. Дальше… «Ощути жар», «Бюст номер 8». Не знаешь, такой бывает?

– Не слышал.

– «Зеленые козочки», – продолжил Витек, – из болота, что ли?..

Кобылки, козочки. Колхоз какой-то… «Волшебный полет на Венеру. Постоянным клиентам скидки». Это как? Две по цене одной? Назад бы потом с Венеры вернуться.

– А вот. «Все. Дорого».

– Не пойдёт. Земля не наша. Да и без задоринки как-то. Где нет фантазии, там нет живого интереса к клиенту.

– Нам не все ли равно?

– Не скажи. Тебе кого приятней задерживать – симпатичную кобылку или какую-нибудь косорылую Маню из Молдавии?

– Да без разницы. Лишь бы отчитаться.

– Это потому, что молод ты ещё и зелен, как ранний помидор. От работы надо получать удовольствие. Даже от грязной работы.

– Смотри. Вот, кажется, наша земля. «Рыженькие, очаровательные киски скрасят ваш досуг. Прекрасные эмоции на долгие годы. Спросить Ольгу».

– Да, телефон где-то рядом, – подтвердил Витек, – рыженькие, значит… Рыженьких я уважаю. И рекламка ничего. Как говорится, ещё не порно, но уже задорно. Тогда весь труд насмарку. Ну-ка, пробей телефон по базе.

Юра запустил компьютер эпохи мезозоя, изъятый у одного мамонта, и вставил пиратский диск, приобретённый на лотке с оперативных расходов. Диск содержал совершенно секретную информацию об абонентах городской телефонной сети.

– Есть, – Юра довольно потёр ладони, – переулок Ильича, дом семь, квартира пятнадцать. Прописана Синельникова Клавдия Ивановна, тридцать второго года рождения. Никакой Ольги нет.

– И быть не может. Все эти конторки так устроены. Легче обставляться, если прихватят. Что ж, создадим себе эмоции на долгие годы. Бери трубку, звони.

– Почему я?

– Набивай, так сказать, оперативную руку.

– А что говорить? – вялым голосом уточнил выпускник.

– Так и говори. Звоню по объявлению, хочу скрасить досуг. Если одобрят, договаривайся. Лучше часиков на шесть забивайся, чтоб до конца рабочей смены успеть. Я на подобную чепуху личное время тратить не собираюсь.

– А потом?

– Сначала договорись, дальше объясню.

Юра снял трубку и, пару раз сбившись от волнения, набрал нужный номер.

– Алло… Ольгу можно?

– Здравствуйте. Слушаю.

Юра кивнул наставнику, мол, контакт с объектом установлен.

– Я по объявлению… Насчёт кисок…

– Пожалуйста. Приезжайте, выбирайте.

– Я сегодня приеду. В шесть часов. Вас устроит?

– Вполне.

– Тогда записывайте адрес.

– А я зн… – Юра осёкся, увидев характерный жест наставника, видимо, угадавшего, о чем идёт речь, – да, пишу…

– Переулок Ильича, дом семь, квартира пятнадцать. Код на дверях – один, два, четыре.

– Все, записал. До встречи.

Юрий повесил трубку и поднял глаза на Витька.

– Ну как?

– Для первого раза сойдёт. Хотя, скорей всего, тебя приняли за выпускника средней школы, которому предки подарили сотню баксов за хорошую учёбу и примерное поведение. Ставь бандитский голос. И в следующий раз спрашивай о цене. Иначе звонок может насторожить.

– Ой, я как-то забыл. Давай перезвоню.

– Не надо. Пусть думают, что у тебя очень богатые предки и есть деньги не жизненно важный вопрос. Так, сколько на моих? – Витек покосился на часы. – Без пятнадцати пять. У нас ещё есть время на ресторан, сто граммов боевых и послеобеденную папиросу. Хотя Госдума и запретила курить на рабочем месте.

– Как будем задерживать?

– Проще некуда. Вот держи диктофон, – Витек, порывшись в залежах сейфа, выудил перемотанный изолентой корейский «Голд стар», – заходишь в адрес, осматриваешься. Договариваешься о цене, светишь деньги. Потом в комнату, или куда там тебя определят. Когда все что надо запишется, кричишь: «Руки в гору!» и показываешь полицейский значок. Затем открываешь дверь и впускаешь меня. Дальше я объясняю права и провожу первичные следственные мероприятия. Ну это уже мои проблемы.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное