Андрей Горюнов.

На пути Орды

(страница 4 из 34)

скачать книгу бесплатно

– Что это значит «использовать для своих целей»? – голос Михал Михалыча Бокова был спокоен, но некоторое раздражение отчетливо проступило в интонации. – И какова нужда?

– …Иными словами, – уклонился Медведев от прямо поставленного вопроса, – для одного из взводов полка учения несколько затянутся… Ну, на недельку, на десять дней, допустим. У меня на руках предписание, формальная сторона дела соблюдена. Вот пожалуйста, – он передвинул папку, лежащую перед ним на столе, сантиметров на пять в сторону Михалыча.

– И тем не менее! – не вставая с места, Михалыч качнул головой. – Нам небезразлично, где, как и для чего вы намерены использовать наших служащих. Я ознакомился с вашими документами, но ваша цель так и осталась темна для меня. Понял я только, что им предстоит участие в эксперименте, то есть, по сути, нужно выполнить роль ваших подопытных кроликов, так сказать, извиняюсь…

– Михаил Михайлович хотел бы просто слегка уточнить, чем вы занимаетесь, – тут же решил сгладить ситуацию зампотех, помятуя о высочайшей резолюции Главкома на сопровождающей бумаге. – Что вам здесь нужно, чем мы можем вам помочь и чего нам от вас ждать?

– Мы, собственно, транспортники, так сказать, – пожал плечами Медведев. – В детали вдаваться у меня нет права… в данной аудитории… при данном контингенте… Но, если говорить предельно обобщая, мы разрабатываем новейшие средства транспортировки техники, материалов, живой силы. Сюда приехали в рамках учения – перебросить ваш взвод в точку М-девять, под Хабаровском.

– Где ваше транспортное средство?

– Вот оно, – Медведев указал на контейнер, возвышавшийся неподалеку.

– Это контейнер, я понимаю. Но я-то спрашиваю – где транспортное средство?

– В вашем понимании транспортного средства у нас нет вообще. Просто данный контейнер вместе с людьми, техникой и боеприпасами будет перемещен в М-девять, под Хабаровск.

– С боеприпасами? – брови Михалыча от удивления взлетели вверх. – Сразу вопрос вам тогда: взрывчатку вы намерены, как я понял, транспортировать вместе с людьми, в одном контейнере?

– Да, именно. В двух разных контейнерах есть риск, – они могут оказаться в точке прибытия довольно далеко друг от друга… Метров на сто – сто пятьдесят. В отдельных ситуациях у боевой группы не будет времени на то, чтобы найти контейнер, вскрыть, успеть воспользоваться содержимым. Поэтому мы вынуждены транспортировать вот таким образом: все в одном флаконе, как говорится…

– А вы не учитываете риск иного сорта? Знаете, что бывает с экипажем танка, если взрывается боекомплект?

– Этот вариант абсолютно исключен. Транспортировка происходит настолько быстро, что боекомплект не успевает взорваться за время перемещения, если оперировать понятными для вас терминами. Даже если заряд сдетонирует здесь, то взрыв произойдет уже в точке прибытия, в М-девять, под Хабаровском. Транспортировка в Хабаровск происходит мгновенно, вот в чем дело, мгновенно. Погрешности этого мига – наносекунды.

– «Мгновенно» – это с какой же скоростью? – ехидно заметил, не сдержавшись, зампотех. – Со скоростью больше скорости света, что ли?! – с открытой издевкой в голосе добавил он.

– Именно.

Скажу больше, при наших методиках вообще понятие «скорость» неприменимо. Мы производим нуль-транспортировку.

– Через нуль-пространство… – саркастически хмыкнул Михалыч. – Читали, как же-с! Стругацкие там… И этот еще… Бред? Бери!..

– Брэдбери, – поправил комполка зампотех. – Рей Брэдбери. Есть у нас эта самая книжка. В полковой библиотеке. То есть в Ленинской комнате, виноват!

– Одно сказать – фантастика! Фантастике тоже есть место на планерке?

– Вы совершенно напрасно ехидничаете. Исключительно благодаря своему невежеству, простите за прямо высказанную мысль, – пожал плечами Медведев. – Мы уже много раз сталкивались с этим явлением: стоит сказать «телепортация», и начинаются улыбки. Я понимаю, что для вас телепатия, астрология, хиромантия, телекинез, телепортация – явления одного порядка. А также НЛО и снежный человек еще, виноват, упустил. Тем не менее, с точки зрения науки, все мною перечисленное – белиберда. Все, кроме телепортации.

– Да ну? За что же ей такая привилегия?

– Телепортация имеет вполне научную основу. Ее изучение, то есть исследование мгновенных перемещений по пространству, – мгновенных, на любые расстояния, я подчеркну – имеет давнюю историю. Впервые проблема обсуждалась Эйнштейном, Подольским и Розеном еще в тысяча девятьсот тридцать пятом году. Вы можете почитать об этом в журнале «В мире науки», тысяча девятьсот девяносто второй год, номер одиннадцать, страницы сто тридцать – сто тридцать девять… А экспериментально квантовую телепортацию впервые удалось осуществить американцам в девяносто седьмом. Результаты опубликованы в журнале «Успехи физических наук», тысяча девятьсот девяносто восьмой год, номер один, страница восемьдесят четыре, и в номере втором, страница двести четыре… Это в Штатах. А у нас в девяносто седьмом году уже давным-давно работали в штатном режиме два телепорта: один в Дубне, а второй – в Медвежьих озерах…

– Не понял, – удивился зампотех, – это вы все что – совершенно серьезно, что ль?

– Возьмите журналы, я же вам дал ссылки, прочтите. Если не лень. Это все настолько серьезно, что о дальнейшем развитии исследований я ничего вам рассказывать не имею права. Скажу только, что еще в СССР велись эти работы с сороковых годов, и проходили, конечно, под Берией, – как работы сов. секретные, – учитывая их особое значение именно для России.

Михал Михалыч, не выдержав, поднял руку, желая вставить слово:

– За дураков держите? …Вы же сами себе противоречите…

– В чем? – удивился Медведев.

– Если принять ваши слова на веру, то эти работы – нуль-транспортировка, ну или проход через нуль-подпространство, имеют общечеловеческое, общеисторическое, глобальное значение, для всей земной цивилизации. …Верно?

– Конечно!

– А вы утверждаете, что такое открытие имеет некое особое значение именно для нас, для России! Демагогия, я полагаю. Как всегда. Приезжают сюда, в глубинку, и давай нам баки забивать! Я поясню сейчас, вы не волнуйтесь… Когда-то кто-то сделал величайшее открытие – придумал колесо. И это было всемирной, эпохальной находкой. Не имеющей никакого особого значения ни для России, ни для Шотландии, ни для Арабских Эмиратов… Не надо нас за дураков держать и трескучими фразами глушить. Сыты мы этим. И без того патриоты. Поверьте!

– Понятно. – Медведев помолчал. – Вы правы. С колесом. Но телепортация действительно особенное открытие именно для России. Потому-то и создан был именно здесь, в России, первый в истории человечества телепорт. Ответ на этот, казалось бы, парадокс простой. Телепортация осуществляется в нуль-подпространстве. Оно существует, это нуль-подпространство. Его не надо производить. Организовывать производство, налаживать строительно-монтажные, а также пусковые работы. Ничего не надо делать. Оно готовое, нуль-пространство. Не надо проводить регламенты, следить за функционированием в процессе эксплуатации, ремонтировать, смазывать, контролировать расходные, содержать должным образом коммуникации и подъездные пути, поддерживать режим, чистоту и порядок. Оно не стареет, нуль-пространство, не имеет срока амортизации, не изнашивается и не иссякает. Его не надо красить, поливать, готовить, охранять. Оно есть. Оно всегда готово, как юный пионер. Ничего не надо. Все есть. Причем даром. У того, кто нашел. «Кто первый встал, – того и тапочки», так сказать. И прямо сейчас. Здесь. Тут. Полная халява. Сколько хочешь причем. Жри хоть половником, извиняюсь. А деньги немереные из этого сыплются. Из нуль-пространства. Одна транспортировка нефти-газа чего стоит. Сквозь нуль-пространство. Без всяких там транзитных стран, партнеров, танкеров, терминалов, трубопроводов, а значит, и без воровства. Сквозь нуль-пространство. В нем не воруют. В нем нет воров. В нуль-пространстве нет также «крыш», министерств, комитетов, таможен, квот, санитарных комиссий, пожарных, экологических служб, тендеров, преференций, международных соглашений, наблюдателей от СБСЕ, резолюций ООН, решений ОПЕК, посланий Папы Римского… В нем даже взяток нет, их просто дать некому. Нуль-пространство! – Медведев перевел дух. – …Ну? Для кого же, для какой страны это особо здорово – глобальное открытие, телепортация?

– Звучит убедительно, – кивнул Михалыч. – Но стырят же, – такую золотую рыбку-то!

– Вот потому-то мы и здесь! – подвел итог беседе Медведев.

– Правильно, что приехали к нам! – одобрил Михалыч, потрясенный открывшимися перспективами.

– Там, у соседей, в сто пятом полку, под Торжком, вас бы не поняли, – подхватил зампотех. – Тут перспективу нужно схватить. Смотреть вдаль.

– Вот именно! – кивнул Медведев, всецело соглашаясь. – Нужно смотреть вдаль! Мы смотрим вдаль. У нас не стыришь! …Не буду объяснять, почему, и так слишком много сказал лишнего…

* * *

Асфальт быстро струился лентой под колеса «опеля»…

– Какие новости в школе? Так и не успели за завтраком поговорить…

– Да никаких новостей.

– А чего ты про Чудское озеро с утра-то, спросонья, сказал?

– Да приснилась эта чушь.

– Чушь? – удивился Аверьянов-старший. – Ледовое побоище на самом деле было. Это доказано.

– Было-то было. Но как?

– То есть как – «как»?

– Очень темная история. И совершенно непонятно, с чего бы им, крестоносцам, было проваливаться под лед.

– Как это с чего? Тяжелое вооружение – кольчуга, панцирь, оружие, все вместе около ста килограммов, да плюс к тому и сам рыцарь – считай, семьдесят пять. Еще прибавь вес лошади – порядка трехсот килограмм. Итого – полтонны нагрузки всего на четыре копыта. Вот лед и проломился. Дело было весной ведь?

– Пятого апреля.

– Ну, видишь! Апрель – ну как тут не искупаться?

– Конечно. А ты можешь себе представить, как это было?

– Легко. Александр Невский их погнал, они побежали…

– Побежали туда, где лед потоньше? Они что, идиоты, что ли?

– А куда денешься, если в спину жмут?

– Если тебя «жать», то это я у тебя буквально на спине сидеть должен, – ну, значит, мы вместе и провалимся. Ты пораньше, а я – секундой позже. Разве успеешь затормозить в пылу погони?

– Нет, не успеешь. Вместе в воду улетим. Это ты прав.

– Конечно. Все вместе и ухнем! Дружинник Александра Невского тоже ведь с конем килограмм под пятьсот весил. А чем он легче? У этих – ведро с рогами на голове, у наших – шлем. У рыцарей панцирь с кольчугой, у наших одна кольчуга, но помощней, потяжелее ливонской…

– Как ты все рассчитал-то!

– Ничего не считал. Просто думал. …И еще. Если меня гонят, чего это ради я туда поскачу, где лед тонкий? Да мы, рыцари, в разные стороны от преследования рассыплемся. Чудское озеро огромное! Попробуй-ка меня загони на тонкий лед. Я сверну, я не поскачу в опасное место.

– А они не знали.

– Они, может, и не знали… А кони, животные, это чуют.

– Их пришпоривали, заставляли… Люди-то думали: нормальный лед, выдержит. А тут – хруп! Ну и провалились, понятно.

– Ничего не понятно. Первый, второй, третий, десятый внезапно провалились, согласен… А остальные? Там же половина крестоносцев утонула… Самая хитрая половина, заметь! Потому что первую половину еще до этого, в самом начале боя, Александр Невский слегка прикупил с понтом, обманул то есть, и замочил. Замочил в сухом варианте, я имею в виду. А вторую половину, которая в первую ловушку не попалась, – ее под лед!

– Ну, и к чему ты всю эту речь клонишь?

– Да не то тут что-то… Лажа какая-то! …Самое главное: с чего они вздумали на тонком весеннем льду биться, на озере? На берегу, что ль, места не было? Со стороны похоже на дуэль: а ну, кто первый под лед провалится? Но было-то не так! Ливонцы хотели захватить, а русские – отстоять! Какая ж тут дуэль?

– Да, Алешка, странновато. Не знаю, как там было… Сам не был, врать не буду. …Вон, твой автобус!

* * *

Автобус догонять не пришлось, – он всегда останавливался на полчаса на главной площади райцентра между вещевым рынком и железнодорожным вокзалом. Куда бы кого бы ни вез полковой автобус, но это получасовое приобщение к цивилизации считалось святым.

– Я думала, ты заболел! – Катя Бокова, дочка комполка Михалыча, похлопала по свободному рядом с ней сиденью. На экскурсию Катя вырядилась в новое платье, сидевшее как влитое, в «облипочку». На голове у Кати качался огромный розовый бант…

– Ух ты! – Алексей окинул Катю оценивающим взглядом. – Прям с карнавала, да?

– С какого карнавала? – Катя сделала вид, что не поняла. – О чем идет речь?

– Об одежде, конечно! Прекрасный карнавальный костюм! …А маску что, отняли у тебя?

– Да, – подтвердила Катя. – Маску отняли. Ее сейчас переделывают в кислородную.

– Зачем?

– Да мне кажется, тебе она скоро пригодится. Бывает, за один комплимент можно на месяц в гипс попасть. Кислород. Растяжка. Капельница. Бизнес-класс, я бы сказала.

– А эконом-класс – это когда на полу лежишь и носилками сверху придавлен?

– Точно! А на носилках еще и санитары сидят… В карты играют. Тебя кексом угостить? Ты же из-за него отца автобус догонять заставил?

– Ага. Чуть не проспали мы с отцом сегодня!

– Кекс свежий, только что купила, – Катя развернула бумажный пакет, один кекс протянула Алеше…

– Да нет, спасибо. Ешь сама, – отказался Алексей.

– Я два купила – себе и тебе. – Вытряхнув крошки от кекса в окно, Катя аккуратно сложила пакет и спрятала его в свой ранец, не бросать же в автобусе!

– Ну, раз купила… Сколько я тебе должен?

– Потом отдашь!

– Конечно, не сейчас же!

– Опять, небось, не завтракал?

– Почему? Даже коктейль с отцом с утра выпили. Офицерский.

– Это что такое?

– Безалкогольный.

– Из чего?

– Сложный рецепт, не простой… Сначала завариваешь чай… Потом пять дней должны все чаинки от этого спитого чая… Ладно, я вижу, тебе неинтересно… Да и вообще – долго рассказывать… В другой раз. …А чего это ты прицепила на голову? – Алексей кивнул на огромный бант у Кати на голове. – Как первоклашка на воскресную молитву.

– Специально для того, чтобы все спрашивали. А на самом деле, с этим бантом я похожа на пион, правда?

– По-моему, больше на созревший одуванчик. Дунь, и все улетит. Одна лысина останется. Нет, а правда, зачем ты его нацепила?

– Чтоб выделяться, зачем же еще?

– Сейчас мода у девчонок – голый живот наружу и пирсинг на пупе.

– Я знаю. Только это, по-моему, не у девчонок, а у дур. Во-первых, живот себе колоть, а во-вторых, все равно все одинаковые. А бант… Это бант!

– А по-моему, тебе с таким бантом лучше мимо аптеки не ходить!

– Почему мимо аптеки не ходить?

– Увидит продавец, выскочит, заставит лекарство принять.

– Спасибо, спасибо… Очень остроумно, кстати. Потрясена! – кивнула Катя и тут же съехидничала: – А я смотрю, вы на новой машине едете…

– Да.

– «Опель» такой же купили, как наш!

– Точно такой же! – кивнул, соглашаясь, Алешка.

– Даже с теми же номерами, я успела заметить! – восхитилась Катя.

– Нет, номера как раз ваши. Мы с отцом специально на свой «опель» номера с вашего «опеля» навесили.

– Зачем?

– Да мы ведь банк грабить ехали.

– Не ограбили?

– Не удалось. Санитарный день сегодня, оказывается.

– В банке?

– Да! Они сегодня деньги отмывают.

* * *

Учительницу истории, везущую седьмой класс на экскурсию, Аверьянов-старший поймал за локоть посреди вещевого рынка.

– Анна Павловна!

– Добрый день, Коля.

– Вы к автобусу? Пойдемте, я вас провожу. …У меня к вам будет просьба. Меня сегодня могут, я опасаюсь, в командировку завинтить… Если такое случится, то за Алешкой приглядите, за моим, – если вдруг. Немного, а? Вполглаза…

– А вы надолго в командировку-то собрались?

– Не знаю. Я-то сам никуда не собираюсь. Да вот приехала какая-то компания из центра… На полигоне для них «концерт» устраивают, – смотр как бы. А это известно зачем делается. Куда-то людей набирают.

– Было бы не здорово, если вас надолго…

– Ну, я на Алешку доверенность оставил, деньги он за меня получит…

– Дело не в деньгах. Вы понимаете, если тринадцатилетний мальчик, без родителей… Ваш-то, конечно, очень самостоятельный, но все же…

– Ему просто дело какое-нибудь найти надо, Анна Павловна, чтоб времени пустого не оставалось. А вообще-то я, конечно, постараюсь, чтоб меня никуда не сдернули.

– Это возможно?

– Конечно. Если дурака валять – кому ты нужен? Завалишь смотр – оставят дома. Тактика проверенная. Так что, надеюсь, все в порядке будет, – я к вам на всякий случай подошел… «А вдруг», как говорится.

– Я пригляжу за Алексеем… Если вдруг «а вдруг»…

– Заранее признателен, – кивнул Аверьянов, подсаживая Анну Павловну в автобус.

* * *

– Ты смотри, чего делается! – Алексей указал Кате в окно автобуса.

На багажнике нового «опеля» сидели четыре вороны, с остервенением клюющие крошки кекса, которые Катя высыпала за окно.

– Кыш! Кыш! – замахала на них Катя сквозь оконное окно.

На секунду вороны перестали клевать и с интересом взглянули на Катю – снизу вверх. Поведя клювами по сторонам и оглядевшись, вороны заключили, что Катины «кыш» никакими реальными угрозами не сопровождаются. Обменявшись между собой молниеносным слегка ироничным взглядом, означавшим при переводе на русский язык что-то вроде «собака лает, ветер носит», вороны продолжили трапезу, однако теперь уже торопясь, стуча клювами то дружно, то вразнобой, стараясь не откладывать на потом все то, что можно склевать сейчас.

Увидев подходящего к машине Аверьянова-старшего, вороны дружно снялись с багажника и сели на перила почты, наблюдая за развитием событий.

– Пока! – Коля махнул рукой сыну и, показав себе на часы, развел руками.

– Во сколько вернусь, не знаю! – пояснил Алешка жест отца, провожая взглядом стремительно удаляющийся «опель».

– Да я поняла, – кивнула Катя. – Значит, вечером можно на речку слинять. Мой-то тоже застрянет на службе.

…Мать у Кати имелась в наличии, но ее мнение в семье командира полка значило немногое: ведь командиром полка была, конечно, Катя, а вовсе не ее мать и уж тем более не Михал Михалыч…

* * *

Припарковав «опель» подальше от КПП, с краю, Аверьянов тем не менее предупредил дежурных:

– Ребята! Кто сюда приехал на «опеле»…

– Не знаем… – врубились дежурные с пол-оборота.

– Не заметил, товарищ полковник! – отдал Аверьянову честь лейтенант Звягинцев, начальник караула.

– Вот именно!

– Где мои-то?

– Твои у самолета. Лейтенант Самохин, террорист, захватил половину взвода в заложники и заперся с ними в кабине пилотов. А вторая половина твоего взвода готовится к штурму: переговоры с захватчиком ничего не дали. Самохин пригрозил убивать заложников по одному каждые пять минут и выкидывать из самолета, если ему сейчас же не выдадут зарплату и не принесут приказ о предоставлении отпуска в августе…

– А у него когда отпуск по графику?

– Вторая половина ноября.

– Понятно.

Заглянув по дороге в каптерку и напомнив там о необходимости замены электрочайника в штабе полка, Аверьянов пошел к так называемому «самолету», а именно некоторой серебристо-серой рухляди авиационного происхождения, врытой в землю стойками шасси. Эта развалина уже лет пятнадцать использовалась в качестве тренировочного стенда.

Не захваченная террористом Самохиным половина взвода готовилась к штурму – то есть сидела в курилке метрах в ста от самолета, курила и травила анекдоты, один другого скабрезней.

– Хватит курить-то, бойцы. – Коля кивнул в сторону самолета. – Сначала дело надо сделать.

– Не выходит, товарищ старший лейтенант! На уговоры не поддается. Вас ждем.

– Понятно. – Аверьянов вздохнул. – Когда ж вы думать-то научитесь? Подумал и стреляй!

– Когда нужда прихватит, думать будем, – сказал кто-то из сержантов-контрактников не без сарказма. – Пока стреляем, особо не думая.

– Плохо. Думать не вредно, – возразил Аверьянов. – Наоборот даже.

– Вот вы попробуйте сами, покажите пример.

– Пошли! – Аверьянов махнул, приглашая всех к самолету.

Подошли молча.

– Стой! – раздалось из самолета. – Дальше не приближайся, стреляю!

– Если ты мне форму краской уделаешь, я тебя точно убью! – предупредил террориста Аверьянов.

– На месте стоять!

– Вот, гад, выслуживается! – заметил кто-то из штурмовой группы.

– Стара-а-ается! – ответил заложник из самолета. – Вылитым террористом Самохин стал. Не отличишь.

– Разговорчики! – прервал разгоравшуюся дискуссию Коля. – Я только по твою душу, Самохин, – продолжил он, обращаясь к самолету. – Дуй к штабу, если не хочешь без денег остаться.

– А чего – деньги привезли? – заголосили наперебой штурмовая группа и заложники.

– Только офицерам срочной службы, штатникам, – сбил пыл Аверьянов. – Контрактникам – шиш пока. И штатникам всем, говорят, не хватит. Поэтому в штабе выдают…

– А сам ты получил? – поинтересовался недоверчивый террорист Самохин.

– Получил.

– Покажи. Я в щель смотрю. …Показывай!

– Нашел дурака! Я их сразу Алешке отдал.

– Зачем?

– Да чтобы в долг не просили. Денег-то мало, говорю, привезли. До вечера разбомбят. Всем же надо.

– Это верно. Это ты правильно.

– Я после позапрошлой получки вечером домой с полтинником приехал. И после – ничего не соберешь. «Я не брал», да «я отдал» – и как вода в песок.

– Да, денег лучше с собой не иметь.

– Вот именно! Голого – семь богатырей не разденут!

– Ну ладно, – решился Самохин. – Объявляется перерыв на пятнадцать минут. Так?

– Так.

Распахнув нижний люк, Самохин спрыгнул, и в ту же секунду наручники щелкнули у него на запястьях.

– Попался на алчности, – объяснил Коля.

– Какой-такой алчности?! – вскипел Самохин.

– На обычной, – пожал плечами Коля. – Дуй, давай, к штабу, а то денежное довольствие мимо носа проплывет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное