Андрей Ерпылев.

Америка off…

(страница 5 из 27)

скачать книгу бесплатно

   – Долли, милочка! – древняя, как трехсотлетняя черепаха, трясущаяся мисс Холливелл вползла на террасу дома, гулко переставляя по полу свой нержавеющий «уолкер» и вперила в домохозяйку свои круглые допотопные очки, сверкающие в луче солнца, бьющего сквозь приоткрытые жалюзи, как линзы артиллерийской стереотрубы. – Скажи мне, девочка, у вас тоже не показывает телевизор?
   – Да, мисс Холливелл, – кивнула Долорес, ощущая, как откуда-то снизу, сминая все остальные чувства, поднимается волна паники, какого-то первобытного ужаса. – И телефон – тоже…
   – Это – нападение Советов! – торжествующе изрекла старая рептилия, уставив в потолок костлявый палец с раздутыми артритом суставами. – Они сбросили свою проклятую бомбу на Штаты и теперь ничего не работает! Нельзя было старому Рони верить этому русскому сопляку с пятном на лысине…
   – Мисс Холливелл, – оторопело переспросила Долорес. – Какие советы? Какой еще «старый Рони»?..
   – «Какой, какой»… – язвительно передразнила старуха. – Конечно же Рони Рейган! Я всегда говорила, что поставить президентом актера, всю жизнь не сыгравшего никого, кроме безмозглых ковбоев, может только круглый идиот… Хотя я всегда голосую за республиканцев – в тот раз я решила не голосовать совсем! Веришь ли, девочка: я оказалась права!
   – Мисс Холливелл, – миссис Игги наконец обрела дар речи. – Да Рональд Рейган, если вы его имеете в виду, а не кого-нибудь другого, уже двадцать лет, как не президент! Он вообще уже давно умер! А Советский Союз развалился лет пятнадцать назад…
   – Не верь, Долли, – уцепилась скрюченной лапкой, цепкой, как у ящерицы, за ее рукав старуха. – Никому не верь! Это все выдумки демократов… Я помню… Я все помню… В тот день, когда японцы прилетели бомбить Пёрл-Харбор тоже не работали ни радио, ни телефон… Я все помню…
   Долорес только открыла рот, чтобы возразить сумасшедшей старухе, как где-то вдалеке хлопнул выстрел, потом еще один, потом целая очередь и тут же залаяли полицейские сирены. Молодая женщина без сил опустилась в плетеное кресло.
   – Слышишь! – мисс Холливелл указала трясущейся рукой куда-то в сторону пальмы, росшей возле ворот. – Это красные китайцы высадили десант, чтобы захватить порт. Нам всем нужно брать в руки оружие, как наши предки на Диком Западе…
   В этот момент ожил телефон, взорвавшийся пронзительной трелью. Не тот, по которому она разговаривала с Эллис, а старый, кабельный, про который она и думать забыла, считая давно не работающим аляповатым украшением, не более того.
   – Да…
   В черной мембране на грани слышимости, едва прорываясь сквозь шипение и треск, запищал комариный голос, в котором только с огромным трудом удалось опознать баритон Джорджа.
   – Джо! – закричала Долорес в трубку, боясь, что и эта тоненькая ниточка, соединяющая ее с большим миром порвется и она останется один на один с ожившим кошмаром из худших голливудских триллеров. – Джо! Скажи мне, что происходит!..
   – Никуда не выходи! – пищал, не слушая ее, муж. – Запри все окна и двери.
Томаса лучше всего отведи в подвал. Унеси ему туда игрушки и маленький телевизор с кухни… Ах, да…
   – Джо!!! Что происходит!
   – Нужно взять в руки оружие, – возбужденно гнусавила рядом старуха, воинственно размахивая тощей лапкой. – И убивать этих проклятых китайцев и коммунистов! И черномазых! И евреев! Всех, всех их убить!.. Мы с тобой, Трумэн! [18 - Гарри С. Трумэн (1884–1972) – 33-й президент США (1945–1953), в 1945 году отдавший приказ о ядерной бомбардировке японских городов Хиросима и Нагасаки.]
   – Достань из стола в моем кабинете револьвер и заряди его, – продолжал Джордж, будто слыша воинственные призывы мисс Холливелл. – Патроны в кладовке на четвертой полке напротив двери. В красной коробке… Ты помнишь, как я учил тебя стрелять?..
   – Джо-о-о!!! В чем дело? Это война? На нас напали?
   – Я скоро приеду, Долли. Никуда не выходи из дома.
   – На Америку напали?!!
   – Америки больше нет, Долли… – в трубке зазвучали короткие гудки.
   Долорес отняла от уха гудящую трубку и из ее глаз горохом посыпались крупные слезы…
 //-- * * * --// 
   – Только обязательно возвращайся к обеду, Билли, сегодня я приготовлю индейку.
   – Не обещаю, – Уильям Боркин хохоча влез в кабину своего пикапа и сделал дорогой супруге ручкой. – Может быть рыба будет клевать так, что я позабуду про всех индеек на свете?
   – Не паясничай, Билли! – сухонькая Энн Боркин притопнула ногой на своего несносного мужа. – Сегодня же День Независимости!
   – Ну и что? Какое рыбе дело, что двести лет назад несколько каких-то чудиков за бутылкой виски настрочили какую-то бумажку?
   – Только попробуй опоздать.
   Миссис Боркин круто развернулась и ушла в дом, откуда уже вовсю неслись аппетитные запахи, а Уильям, улыбнувшись, придавил газ и выехал за ворота.
   Он любил иногда подразнить свою дражайшую половину, этот сорокапятилетний полный сил и здоровья мужчина, хотя и любил ее больше всех на свете. Даже больше любимой работы и рыбалки, в борьбе с переменным успехом между которыми проходила его жизнь Вот и сейчас, в День Независимости, мистер Боркин, презрев все американские традиции, направлялся к известному одному ему (так ему нравилось думать) «уловистому» плесу речки Соу-Крик, где ему не терпелось испытать совершенно новый, только что разработанный им воблер, [19 - Разновидность блесны для ловли хищной рыбы спиннингом.] за которым все местные пятифунтовые окуни просто обязаны выстроиться в очередь, а всякую, не стоящую упоминания, мелочь придется отгонять палкой.
   Надо заметить, что Уилл Боркин был ярым противником всяких современных химических обманок, своим ароматом сводящих рыбу с ума или искусственных электронных рыбок, ведущих себя в воде точь-в-точь, как живые, даже испускающие такие же колебания, как испуганный малек, пытающийся удрать от щуки. Он признавал только честную борьбу с речными и озерными великанами, когда с одной стороны – сила, ловкость и хитрость, с другой – опыт, знания и изобретательность, а между – крепкое удилище, прочная леска и добрый крючок.
   Не было, пожалуй во Флориде рыболовного состязания, в котором Боркин не поучаствовал бы. Вообще же, шкаф в его комнате ломился от всевозможных кубков, статуэток, дипломов и грамот за победы в мыслимых и немыслимых рыболовных конкурсах и чемпионатах, как в своем штате, так и на федеральном уровне (а один раз – даже на международном соревновании в Нассау, на Багамских островах). Друзья и знакомые вечно изумлялись, почему способный, кажется, выловить рыбу – да не простенькую, а могучего сома или красавицу-форель – забросив удочку прямо в собственную ванну или вообще в какой-нибудь канализационный люк, не откроет фирму по разработке и продаже другим, менее удачливым рыболовам, своих высокоуловистых изобретений, а продолжает трудиться скромным почтовым служащим. Уилл же скромно пожимал плечами и продолжал ежедневно ездить на работу за десять миль от дома, перетасовывать ежедневно сотни фунтов писем, бандеролей и посылок, и выглаживать надфилем в своем воображении хищные обводы очередной верткой блесёнки…
   Вот и сейчас мощные волосатые руки «почтаря» в третьем поколении чутко держали рулевое колесо его видавшей виды «Тойоты», тогда как глаза время от времени отрывались от пустынного в праздничный день шоссе, любовно поглядывая на прозрачную коробку с блеснами, мушками и прочими приманками, покоящуюся на почетном месте рядом с водителем, на соседнем сиденье. Гидродинамического оборудования, как у рыболовных компаний-монстров у мистера Боркина, конечно, не было, но он был уверен на все сто процентов, что новый, окрашенный в серебристо-зеленый цвет воблер поведет себя в струе воды точно так, как и задумывал его творец.
   Глядя на бесконечную серую ленту, убегающую под колеса, Уилл видел не ее, а сверкающие блики на мелкой водной ряби над заветным омутком, где прятался огромный окунь, два раза уже выходивший победителем из единоборства с рыболовом и уважительно прозванный им «стариной Недом». Что ж, старина Нед, потягаемся еще разок!..
   В тот самый момент, когда мистеру Боркину представилось, как он, после широкого замаха, мастерским скупым движением удилища посылает приманку далеко вперед, машину чувствительно повело в сторону, будто мощным порывом ветра, хотя листва на одиноком деревце у обойчины даже не шевельнулась…
   «Черт! – подумал Уилл, привычно выравнивая автомобиль. – Ерунда какая-то…»
   Никаких посторонних движений старая верная «Тойота» больше себе не позволяла, поэтому водитель снова расслабился.
   «Показалось, наверное…»
   Стоп. А это что такое?
   Позади, милях в трех по прямому, словно стрела шоссе, от земли до неба и в обе стороны по горизонту, сколько хватало глаз, вставала исполинская снежно-белая стена.
   Мистер Боркин почувствовал, как в сердце, на которое он никогда не жаловался, вонзилась болезненная игла.
   «Энни!»
   Не отдавая себе отчета в том, что делает, Уилл развернулся через сплошную осевую и, не думая об ограничении скорости, помчался обратно.
   По мере приближения к ней, стена превращалась в нагромождение клубящихся облаков, наподобие тех, что видны из иллюминатора под крылом проносящегося в высоте пассажирского лайнера с одним лишь различием: белоснежная всхолмленная плоскость эта теперь располагалась не параллельно, а перпендикулярно земле, теряясь в огромной высоте.
   – Че-е-ерт!!!
   Боркин слишком поздно понял, что облачная стена вовсе не стоит на месте, а летит ему навстречу на скорости ничуть не меньшей, чем у курьерского поезда, и, каким-то еще не поддавшимся панике уголком мозга понимая, что жать на тормоза поздно – на такой скорости, да в тумане, лучше катиться на четырех колесах, чем скользить «юзом» или, того хуже, кувырком – плавно придавил педаль тормоза. Секунду спустя «Тойота» нырнула в белое и плотное на вид месиво…
   К вящему изумлению рыболова, мгновенной смерти за этим погружением не последовало, более того, машина продолжала катиться по чему-то не менее гладкому, чем оставленный «по ту сторону» асфальт, постепенно замедляя ход, пока не остановилась.
   Все. Ничего больше не происходило.
   Уил заглушил мотор и посидел немного, чтобы собраться с мыслями. За стеклами автомобиля бесшумно клубились туманные вихри, видимость была нулевая.
   Радиоприемника в машине не было, мобильный телефон молчал, трудолюбиво сканируя эфир в поисках станции. И это буквально в двух шагах от города! Похоже, случилось действительно что-то экстраординарное, мало напоминающее какой-нибудь шальной циклон.
   – Даже если это атомный взрыв, – сообщил кому-то мистер Боркин, глядя себе в глаза через зеркало заднего вида. – И меня накрыло радиоактивным облаком, то от того, что я буду сидеть в стальной коробке на четырех колесах, ничего не изменится.
   Собеседник в зеркале согласно кивнул и подмигнул. Он всегда разделял мнение Уилла на сто процентов. Жаль. Если бы он вдруг бурно запротестовал, то был бы шанс отсидеться в уютном и кажущемся безопасным салоне пикапа…
   Мистер Боркин тяжело вздохнул и осторожно опустил стекло. Чуть-чуть, на полпальца, не более.
   В кабину тут же поползли лохматые туманные щупальца и повеяло холодом.
   Может все-таки внезапный грозовой фронт?
   Уилл снова вздохнул, еще более тяжко, распахнул дверь и шагнул наружу…
   Через минуту он уже точно знал, что стоит на том же самом шоссе, только покрытым туманом, а вокруг царит жуткий холод. Хотя… После ста с лишним градусов [20 - Имеется в виду принятая в США температурная шкала Фаренгейта, по которой +100 градусов соответствуют +37,8 по шкале Цельсия.] перед «стеной» и комнатная температура покажется арктической стужей. Даже солнце не проглядывало сквозь непроглядную кисею и здесь царил легкий сумрак.
   Туман не пах никакой химией (а кто знает, чем пахнут радиоактивные осадки?), даже наоборот, свежестью и почему-то сосновой хвоей, что совсем не свидетельствовало в пользу атомной или химической атаки.
   «Словно в Йеллоустоне каком-нибудь, – проворчал рыболов, усаживаясь обратно и заводя двигатель. – Или где-нибудь на Аляске…»
   И в Йелустонском Национальном Парке, и на Аляске он бывал. В Полярном Штате даже два раза: раз с Энни в отпуске и второй – на Американском Чемпионате по ловле спиннингом. Чудесные были деньки…
   «Тойота» осторожно тронулась с места. Туман неслышно расступался впереди и тут же смыкался позади автомобиля… Так продолжалось более полумили.
   Внезапно впереди посветлело и обрадованный Уилл добавил газу.
   Лучше бы он этого не делал…
   Буквально сразу же пикап запрыгал по каким-то ухабам, заставив водителя пару раз врезаться головой в крышу и больно прикусить язык, а еще через мгновение вылетел под яркий свет и, после особенно высокого, прямо-таки «козлиного» прыжка, заглох.
   Оказалось, что, незаметно для себя, в момент первого прыжка мистер Боркин зажмурился и теперь потихоньку приоткрывал узенькую щелочку между век, боясь увидеть нечто страшное…
   Наконец, щелочка стала достаточной, чтобы оценить перспективу перед лобовым стеклом… И глаза тут же распахнулись до максимальных пределов, отпущенных им природой.
   Нет, не зря ароматы тумана навеяли Уиллу воспоминания об Аляске: пейзаж расстилавшийся с трех сторон от стоящей по самые стекла в высокой траве «Тойоты» (ярдах в пяти-десяти позади по-прежнему клубилась Стена) никак не мог принадлежать Цветущему Штату, [21 - Иносказательное название Флориды.] а вот Полярному – с большой вероятностью…
   Мистер Боркин протер глаза, ущипнул себя за поросшее рыжей шерстью запястье и снова протер глаза.
   Нет, остроконечные сосны (или пихты какие-нибудь, Бог их разберет) и возвышающиеся за ними на фоне темно-голубого неба заснеженные горные вершины, словно сошедшие с туристической открытки, никуда не исчезли…
   Выруливший из-за хвойной рощи «Лендровер» с полицейской эмблемой на борту застал рыболова бродящим вокруг своего автомобиля с видом лунатика, разбуженного посреди восхождения на крышу Эмпайр Стейт Билдинг [22 - Старейший небоскреб Нью-Йорка, бывший одно время высочайшим зданием в мире.] прямо по отвесной стене. Он то приседал на корточки, то вскакивал, срывал головки неярких полярных цветов, растирал их в ладонях и нюхал…
   – Добрый день, мистер! – полицейский в теплой кожаной куртке с меховым воротником с шерифской звездой и широкополой панаме оказался молодым парнем примерно двадцати пяти лет от роду, крепким и высоким, но, судя по смугловатой коже и слегка раскосым глазам – с изрядной примесью индейской крови. – Не слишком ли легко вы одеты для наших широт?
   Пар изо рта, правда, не шел, но столбик термометра вряд ли дотянулся бы в сегодняшнее утро до шестидесяти градусов.
   – Знаете, шериф, – развел руками Уилл. – Там, где я надеялся сегодня порыбачить, было потеплее.
   – Это где? – недоверчиво улыбнулся парень. – Не во Флориде ли? Всю неделю свежо – из куртки не вылезаю…
   – А я, собственно, где сейчас нахожусь?.. – потерянно спросил рыболов.
   – В Нью-Мексико! – съязвил шериф, приближаясь к мистеру Боркину. – На Аляске, конечно же. Вы сколько выпили сегодня с утра, мистер? Пинту? Две? А может быть не просыхаете со вчерашнего? Ну-ка дыхните!..
   Странно, от чокнутого не пахло ничем кроме мужского лосьона после бритья и мяты, вероятно, после пастилок для свежего дыхания…
   – Да как вы вообще здесь очутились? – возмутился ничего не понимающий блюститель порядка, хлопнув ладонью по ярко-красному капоту «Тойоты». – На этой колымаге, да по нашему бездорожью.
   – Я оттуда… – Уилл, глупо улыбаясь, указал в сторону клубящейся Стены.
   – Не свистите! – презрительно ухмыльнулся шериф. – Там до самого Дайкертауна никакой дороги, а это семьдесят миль – не койот чихнул, понимаешь!
   – Вы будете смеяться, – взял себя, наконец, в руки мистер Боркин. – Но еще полчаса назад я действительно был во Флориде…
   – Ага! А я на Марсе!
   – Вы мне не верите? А что, по вашему, это такое?.. – Уилл указал рукой на никуда не собирающуюся пропадать Стену.
   – Туман обычный, вот и все. У нас тут и покруче бывают, но башню от этого почему-то никому не сносит. Если травки не обкурились, конечно… Дайте-ка ваши права, мистер…
   Шериф минут пять тупо изучал поданную ему карточку со всех сторон и даже на просвет, потом присел возле капота «Тойоты» и еще пару минут разглядывал белый номерной знак, красные литеры и цифры которого на фоне зеленой карты Цветущего Штата прямо и недвусмысленно заявляли, что выдан он действительно в штате Флорида, графство Мэрион, семь лет назад.
   – Так вы не шутите? – на мальчишку было жалко смотреть: вся его самоуверенность так и осыпалась, словно сырая штукатурка. – Вы утверждаете, мистер Боркин, что вон там, в тумане, Флорида?
   – Проверьте сами! – Уилл понимал, что выглядит нелепо, но поделать ничего не мог. – Двигайтесь по моим следам и не далее, чем в пятидесяти ярдах отсюда будет асфальтированное шоссе… Если вам повезет, – добавил он, усмехаясь неизвестно чему. – То встретите по дороге указатель на Окалу.
   Шериф недоверчиво хмыкнул, покрутил головой, но поднялся на ноги и, зачем-то вынув из кобуры свой «Магнум», зашагал по едва видным в траве следам пикапа к Стене.
   – Там на заднем сиденье, – буркнул он, обернувшись на мгновение перед тем, как нырнуть в туман. – Запасная куртка лежит. Накиньте, а то часом простудитесь…
   После чего растворился в Стене без следа.
   Отсутствовал он довольно долго. Боркин успел и в полицейскую куртку закутаться, и включить никогда не используемый им ранее обогреватель в кабине, и даже немного согреться.
   Наконец, шериф появился из Стены, с обалделым видом крутя в руках разлапистый пальмовый лист, видимо, сорванный по дороге…


   – Сергей Извеков! Вы арестованы по подозрению в финансовых преступлениях с применением компьютерных технологий! Самолет является территорией Соединенных Штатов Америки и любое сопротивление с вашей стороны будет пресечено самым жестким образом.
   Перед самыми глазами Сергея покачивался увесистый блестящий значок с известными по фильмам буквами «FBI», закрепленный в некоем подобии черного кожаного портмоне.
   – Магда, – кривовато улыбнулся парень, еще не отдавая себе отчета в том, что сверкающая ледяной синевой глаз красавица с отдаленно знакомым лицом, изъясняется, и весьма чисто, на русском языке. – Ты прикалываешься, да?..
   – Вы имеете право на один телефонный звонок… – выпалила в ответ стандартную формулу задержания-ареста, набившую оскомину по тем же голливудским боевикам, преобразившаяся датчанка, пряча жетон, и довольно больно тыча стволом пистолета в подбородок «приятелю». – Повернитесь лицом к стене, обопритесь на нее руками, расставьте ноги…
   – Ты что: решила в «копов» поиграть? – все еще пытался обратить все дело в шутку Сергей, чувствуя, как его профессионально, судя по ловкости и сноровистости движений, обыскивают. – Тебя это возбуждает?..
   И тут же взвыл от несильного, но чувствительного удара между расставленных ног, а когда обрел способность соображать, на его запястье уже защелкивался металлический «браслет» наручников.
   «Влип! – похолодел Сергей, чувствуя, как у него предательски слабеют ноги: когда „Магда“ заговорила по-русски он узнал тот самый легкий акцент, слышанный по телефону. – Что там она про „преступления с применением компьютеров“ плела? Неужели из-за наших с Лешкой „проказ“ с дисками?..»
   В памяти разом всплыло все читанное в «инете» и виденное по «ящику» о том, как «штатники» преследуют правонарушителей в области чужой интеллектуальной собственности, особенно «компьютерных пиратов».
   «Все с самого начала было подстроено! – бухало в голове стотонным молотом. – И приглашение это, и сам чемпионат липовый… Блин! А еще радовался, как дурак, что десять тонн выиграл! Влип по самое некуда…»
   Сразу становились легко объяснимыми и быстрота получения визы в страну Евросоюза, и легкость, с которой достался приз, и интерес со стороны красивой и уверенной в себе девушки (Сергей, раз взявшись за самобичевание, был беспощаден к себе до конца), к тому же старше на пять лет, и билет на Нью-Йоркский рейс без проблем… И отлучка Магды в аэропорту перед самым прохождением досмотра, под вздорным предлогом… А как же: пистолет, наручники, да Бог весть что еще – сотрудники ФБР всегда над законами!
   А почему не арестовали прямо в Италии? Элементарно, Ватсон: хоть и дружественная, а, все же, чужая страна со своими законами и привычками. А ну как не отдали бы «штатникам»? По своим статьям «заперли» бы или, вообще, в Рашку депортировали? Янкесы хитрые, их на кривой кобыле не объедешь…
   – Сейчас мы вернемся обратно в салон, – после того, как второй «браслет» был защелкнут на левом запястье девушки, голос «Магды» немного потеплел, но прежней мягкости в нем явно недоставало. – И если ты будешь паинькой, ничего страшного не случится. В аэропорту Нью-Йорка нас уже ждут… Знаешь, Серж – все-таки лучше несколько лет тюрьмы в Штатах, чем пуля в боку.
   – Мы же на борту самолета. Неужели ты будешь стрелять?
   – У меня экспансивные пули, Серж.
   – Ну и что?
   – Такая пуля, попадая в тело, разворачивается, словно цветок, и очень быстро останавливается. Внутри, – улыбнулась девушка. – Насквозь не проходит и никакой опасности пробить ненароком обшивку лайнера нет. Это специальная технология, такими патронами снабжают только полицию и ФБР.
   Сергей почувствовал, как по его спине, прижатой к двери туалета, пробежал противный холодок: «Магда» рассказывала о пуле в теле – в его, Сергея теле – словно о рецепте какой-нибудь яблочной шарлотки, которой собирается угостить вечером. Змея! Гадюка! А он еще хотел ее…
   «Почему только „хотел“? – насмешливо хмыкнул кто-то в его голове. – Вот здесь бы и прижал… Прямо на умывальнике и по всей форме. Чмо озабоченное! Лох ушастый!..»
   – Мы отвлеклись, – продолжала «датчанка». – Перекинь-ка кофточку через наручники… – Она кивнула на лежащую на умывальнике кофточку, которую принесла с собой. – Ни к чему остальным пассажирам знать, что между нами размолвка. И помни, что мне известно о твоей службе в маринах… [23 - Марин – обиходное название морского пехотинца в США.]
   – Где?
   – Это… В морской пехоте, – нашлась сотрудница ФБР. – Поэтому, давай-ка без приемов карате и прочего джиу-джитсу… Не проканает! – с очаровательной улыбкой закончила она.
   – Я и не собирался… – обиделся Сергей, в душе продолжавший оставаться рыцарем и не представлявший себе как это: ударить женщину. – А ты хорошо подготовилась… Я имею в виду: много слов знаешь… э-э-э… не из словаря.
   – Ха! – девица выдала серию таких «несловарных» выражений, что у Извекова зардели уши. – Спецкурсы ФБР! Я и по фене ботаю…
   – Не надо! – запротестовал парень, в глазах которого образ нежной и обаятельной Магды рассыпался на глазах. – Верю!.. Как тебя хоть зовут-то по-настоящему? Наверняка ведь не Магдой? – с кривой улыбкой поинтересовался он.
   – Конечно не Магдой, – хмыкнула «крутая агентша». – Но очень похоже… Мэгги. Мэг Смит. Мэгдалайн, если полным именем.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное