Андрей Егоров.

Бунт при Бетельгейзе

(страница 3 из 31)

скачать книгу бесплатно

   Эдик огляделся. Бежать?! Но куда?! С Розой Кухаркой лучше не связываться. Кулаком она молодого бычка с ног свалит. Только с голыми руками «мадам» на людей никогда не бросалась – имелась у нее милая привычка носить с собой деревянную колотушку, какой хорошие хозяйки мнут пюре из твердоклонированного картофеля. А еще чеснокодавилку, ее Роза использовала вместо кастета. Имелись в арсенале мадам и прочие твердые и тяжелые предметы кухонного обихода. Готовить Роза очень любила и посвящала этому всё свободное время. Считала, что девочек с улицы надо подкармливать – на кости только собаки бросаются, а никак не богатые мужчины. Поэтому на разборки и на обход района она выходила прямо из кухни. Забредшим сюда по досадной случайности чужакам можно было только посочувствовать. Полиция регулярно вывозила из района трупы с отпечатком молотка для отбивания мяса на лбу и следами скалки на изрядно помятых лицах.
   К сожалению, что прихватила с собой Роза сейчас, определить было нельзя – руки она держала за необъятной спиной. А ведь кухонную утварь можно очень даже неплохо метать – и в этом деле мадам Свенсон также достигла большого мастерства. Поэтому поворачиваться к ней спиной и давать деру Цитрус счел неразумным. Вдруг у нее там разделочные ножи. Хрясь, хрясь – и она украсит его спину парой аккуратных стрекозиных крылышек. Только полет его будет коротким – в ближайшую лужу.
   – Пожалуй, пойду, – проворковала Амалия и упорхнула, сделав «бубличному магнату» ручкой. – Позвони мне, Эдик, когда купишь билеты.
   – Я всё верну… Бубличная фабрика, – безнадежно проблеял Эдик и осекся – сообразил, что Кухарка Роза разоблачит его в момент – о готовке и кулинарных обычаях разных планет она знает больше всех в Баранбау!
   – Что, бубличная фабрика? Тебя взяли туда пробивать дырки, сладенький? Больше-то ты ни на что не способен. Только вот чем ты будешь их пробивать, когда я оторву тебе некоторые части тела? – Кухарка надвигалась. Руку она по-прежнему держала за спиной.
   – Нет. Бубличная фабрика досталась мне в наследство…
   – Идиот! – выкрикнула Роза так, что Эдик подпрыгнул. – Бубличная фабрика – это обычная пекарня! Бублики пекут так же, как хлеб. Батоны, булки, сайки, плетенки… Ты хочешь сказать, что тебе досталась в наследство пекарня? Да еще и в какой-то дикой глуши, наверное?! Отвечай немедленно, не пытайся запудрить мне мозги!
   – На… на… – от волнения Цитрус начал заикаться. – Амальгаме-12…
   – Действительно, страшная глушь. Планета рудокопов, где царит вечная ночь. Большинство тамошних жителей предпочитают питательные пайки А-7. И знаешь почему?! Потому, что они андроиды! А у людей на этой планете кухня крайне неразвита! Ни ресторанов, ни общей продуктовой сети…
   Цитрус шмыгнул носом.
   – Какая ты развитая, Ро… Розочка! Всё-то ты знаешь… – Он улыбнулся с жалким видом. – Скажи честно, откуда?! То есть я хочу спросить, ты, наверное, училась в кулинарном техникуме?..
   – Да, о кулинарии я знаю всё, – с угрожающим видом проговорила Роза. – Я состою в ста двадцати семи интернет-сообществах, посвященных кулинарии, и в трех являюсь модератором! Не знаю я только одного, когда ты собираешься отдать мне четыреста рублей? Но я, кажется, знаю, как их получить!
   – Только не бей, – выдохнул Эдик.
Роза наконец-то перестала прятать руки за спиной, и Цитрус увидел, что в правом кулаке мадам Свенсон зажата колотушка – орудие, которым она владела в совершенстве и метала очень точно. Однажды на глазах у Эдика Роза зашибла этой или точно такой же колотушкой сумчатую крысу-мутанта размером с крупного кота. Одним броском. Шмяк. И нет крысы!
   – Зачем же? – усмехнулась мадам Свенсон. – Не буду портить товарный вид. Ты будешь на меня работать.
   – Работать? – поразился Эдик, который за свои двадцать пять лет не провел ни одного дня в созидательном труде, зарабатывая себе на жизнь исключительно аферами. – Картошку тебе чистить, что ли?! Или починить чего надо? А, может, ты хочешь устроить меня охранником в свое заведение?
   Перед мысленным взором Цитруса пронеслись соблазнительнейшие картинки. Он охраняет девушек и, конечно, пользуется их благосклонностью. Вот только посетители… С ними, наверное, придется иногда драться. А если придет какой-нибудь громила Иванова, с пудовыми кулаками и тяжелой челюстью? Станет угрожающе шевелить ею! Нет, всё-таки, охранник – не слишком хорошая работа. Во всяком случае, ему, с его телосложением и душевной организацией, она явно не подходит.
   – Охранять заведение?! Нет, нет… – Роза нехорошо улыбнулась, обнажив золотую фиксу. – Твоя работа будет интереснее и приятнее. Я хочу предложить тебе очень легкий труд…
   Выражение лица мадам сделалось настолько многообещающе пугающим, что Эдик едва не кинулся в позорное бегство. Сдержался только потому, что понимал – любое резкое движение, и колотушка будет пущена в ход.
   – Ты хочешь сделать меня проститутом?! – прошептал догадливый Цитрус.
   – Чем плоха подобная работа для такого негодяя и обманщика, как ты? К тому же, я не дам тебя в обиду злым дядям, мой сладенький! Годика за три-четыре расплатишься со всеми долгами… Черт возьми, да у меня просто очередь из бородавчатских дамочек стоит – никто не хочет их обслуживать! Вот ты ими и займешься.
   – Я?!
   – Да, ты, именно ты!
   – Никогда! – выкрикнул Эдик.
   Лицо Розы вытянулось. Губы сошлись в узкую складку над массивным подбородком.
   – Ах, вот как, – проговорила она, – ну, что ж. В таком случае… – И картинно занесла колотушку над головой.
   – Не надо! – Цитрус попятился. – Я всё отдам. Полиция… Полиция! – взвизгнул он, осознав, что привлечь внимание общественности – его единственная возможность уцелеть в передряге. – Помогите-е-е!
   Крик его одиноко разнесся по пустынному кварталу. Роза совершила прыжок, достойный лучших участников Больших межгалактических игр, и ударила. Эдик закрылся левой рукой, и колотушка врезалась в кисть. Рука взорвалась болью. А Кухарка уже совершила новый выпад – стремительный и сильный. Эдик каким-то чудом успел убрать из-под удара голову, иначе колотушка попала бы точно в висок, развернулся и кинулся бежать зигзагами – опасался меткого броска. Роза ревела сзади, как неисправная пожарная сирена. Интуиция, которая не раз выручала Цитруса из беды, подсказала ему, что он сейчас погибнет, если срочно не предпримет что-нибудь.
   Эдик рухнул на асфальт, отбив колени. Как раз вовремя. Колотушка просвистела над его головой и врезалась в витрину магазина «Межпланетный охотник». Стекло со звоном раскололось и осыпалось. Почти свихнувшийся от боли в сломанной левой конечности, Цитрус схватил первое, что попалось под руку, – большой черный бумеранг для охоты на птиц планеты Австралион. Эдик развернулся всем телом. Топоча, с грохотом, достойным сталелитейного пресса, Кухарка Роза неслась вдоль улицы, выдернув из секретного кармана и выставив перед собой громадный кухонный тесак. Цитрус изо всех сил метнул свое оружие. Бумеранг, вращаясь, понесся к мамаше. Фа-фа-фа-фа-фа. Пролетел мимо ее массивной фигуры, поднялся выше и, описав дугу, полетел обратно к Эдику.
   – Ой, – вскрикнул тот. Отпрыгнул назад, споткнулся о разбитую витрину и ввалился внутрь, рухнув спиной на осколки стекла. Не поранился только чудом. Перевернулся на живот и на четвереньках пополз внутрь темного магазина.
   По случаю выходного дня хозяева отсутствовали. Кухарка вломилась в магазин следом за Цитрусом. Тот сдернул со стойки и метнул в даму пару тонких копий. Одно вонзилось в покрытие пола, не долетев пары метров. Другое она отбила ножом, разрубив пополам. И снова понеслась вперед, несокрушимая, грозная, как буйство стихии.
   Эдик успел схватить массивный электрошокер для охоты на слоноподобных существ с Целесты-4. Батареи, понятное дело, отсутствовали. Кухарка попыталась ударить его ножом в живот. Он встретил лезвие основанием электрошокера. Дзынь. Бамс. Дзынь. Удары посыпались на Эдика, словно из машины, стреляющей теннисными мячиками. Он едва успевал отражать выпады, не отводя взгляда от белеющего во мраке лица Розы. В темноте на нем пылали только глаза – злые и невыразительные, словно две красные пуговицы. Продолжая отбиваться, он отступал, предчувствуя скорый конец. Стоит ему упереться в стену, и она его достанет ножом.
   Вдалеке вдруг взвыли полицейские сирены. Для Цитруса забрезжил смутный свет надежды на спасение.
   «Молодец владелец, – подумал он, – поставил сигнализацию!» И тут же лишился последнего оплота обороны. Электрошокер после особенно сильного удара мясницкого тесака раскололся надвое. В отчаянии Эдик прикрыл живот сломанной рукой, согнулся пополам. И Кухарка всадила острие ножа прямо в больную кисть. Цитрус заорал благим матом, подхватил лежащий под прилавком капкан – не иначе, медвежий, – и запустил им в свою мучительницу. Капкан ударился о свирепое лицо, пластиковые челюсти клацнули, чавкнули. Послышался тошнотворный хруст. Массивное тело покачнулось… Еще раз. Ноги Розы подкосились, и она без звука завалилась назад.
   – Я… я… я… – заговорил Эдвард. – Я что, убил ее… да?!
   Он поднял к глазам искалеченную ладонь. Нож сидел в ней по самую рукоятку, пробив кисть насквозь. Рассмотрев, что произошло с его рукой, Цитрус почувствовал себя очень нехорошо и сполз на пол в глубоком обмороке…
   В себя Цитрус пришел не в разгромленном магазине, а в каком-то светлом помещении. Открыл глаза и увидел двух полицейских и человека в белом халате.
   – Вы нас слышите, обвиняемый? – строго осведомился человек в белом халате. – Можете говорить?
   – Говорить… Говорить – да, это я всегда могу… Вы доктор? – с надеждой спросил Эдик. Рука сильно болела, но была забинтована – первую помощь ему всё же оказали.
   – Нет, я прокурор, – покачал головой человек в белом халате. – Врачей мы попросили на некоторое время удалиться. Нам нужно снять с вас показания. Потому что речь идет о преступлении против человечности.
   Эдвард откинулся на подушку и завращал глазами, делая вид, что ему совсем плохо. Так оно, в общем-то, и было. К тому же не мешало осмотреться.
   – Действительно, Роза совершила страшное преступление против человечности и человечества, напав на меня, – вздохнул он. – Но, мне кажется, вы назвали меня обвиняемым?
   – Так и есть, – кивнул прокурор. – Пока что в преступлении обвиняетесь только вы.
   Комната была небольшой. Стены выкрашены в небесно-голубой цвет, потолок белый, светодиоды хитро спрятаны – и не заметишь. Мебели почти нет – кровать, на которой он лежал, шкаф и несколько стульев. Копы и прокурор в белом халате стояли над ним. Как медицинский консилиум над важным пациентом. Интересно, а зачем прокурору понадобился белый халат? Если для соблюдения больничного режима, то почему полицейские в форме? Что она у них, стерильная, что ли?
   – А у вас форма чистая? – не удержался Эдик. Повисла пауза.
   – Отвечать на вопросы четко! – заорал неожиданно один из полицейских. – Не пытаться уклониться от ответа!
   Цитрус вжался в койку. Ну и звери! Того и гляди избивать начнут!
   – Явсё расскажу! – выкрикнул он и пожаловался: – Только рука очень сильно болит. Дайте обезболивающего, а?
   Прокурор и полицейские переглянулись.
   – Оно и к лучшему, – заметил прокурор. – Вот расскажешь всё, как надо, и сразу получишь обезболивающее. Скажи-ка, негодяй, где ты взял запрещенный к использованию в цивилизованном космосе капкан-присоску, врастающий в тело? Мадам Роза очень страдает сейчас. Капкан не причиняет ей боли – он рассчитан на то, чтобы ловить дичь незаметно… Но с внешностью у госпожи Свенсон теперь большие проблемы… Не может же она ходить постоянно с капканом на лице? А удалить его можно только хирургическим путем. К тому же успех операции сомнителен.
   Цитрус облегченно вздохнул и пробормотал:
   – Ох, ну и напугали же вы меня, господин прокурор! Подумаешь, капкан! Эка невидаль, операция… Да с капканом Кухарке даже лучше будет. Страхолюдную ее физиономию не так заметно! Я бы, на ее месте, всё так и оставил. Рот у нее открывается? Глаза видят? Ну и ладно.
   – Капкан прирос к ушам, – сообщил один из полицейских. – Так что она почти ничего не слышит. Ты, подонок, хорошо целился. Не так ли?
   – Подумаешь, уши, – беззаботно улыбнулся Эдик. – Пусть радуется, что жива осталась. Зараза. Она меня убить хотела!
   – Вы не ответили на вопрос: где взяли капкан? – продолжил допрос прокурор. – Мало того, что вам вменяется хранение запрещенных предметов, мы можем обвинить вас в браконьерской охоте. Более того – в охоте на человека. Вы представляете себе статьи, по которым будет предъявлено обвинение? Браконьерская охота на человека! На женщину! С помощью запрещенного международной конвенцией охотничьего снаряжения! Пожизненная каторга – лучшее, чего сможет добиться защита! А наиболее реальным наказанием мне представляется полная стерилизация и повешение на суку мамбусианской пальмы.
   Цитрус вытаращился на обвинителя. Несколько раз он пытался сглотнуть, но во рту совсем пересохло. Наконец ему удалось выдавить:
   – Сте… стерилизация через повешение?
   – Полная стерилизация и повешение, – любезно уточнил один из полицейских.
   – По… полная?
   – Именно. Через кастрацию.
   – Зачем же меня стерилизовать, если всё равно собираетесь повесить?!
   – Веревка может оборваться, – вздохнул прокурор. – По гуманным законам Баранбау в этом случае повешение заменяется пожизненным заключением. А где заключение – там и возможность сбежать… Дурные же гены, согласно нашим законам, не должны распространяться.
   Эдик зажмурился, распахнул глаза и почти закричал:
   – Пишите! Никакого капкана у меня не было! Охотиться я не собирался… Тем более, на госпожу… Не помню, как там ее фамилия. На Кухарку Розу, одним словом. Она гналась за мной, хотела изувечить. И изувечила. Вот, руку видели? А я схватил первый попавшийся под руку предмет. В магазине охотничьих принадлежностей.
   – Быть этого не может! – заорал прокурор.
   – Вот именно! – в один голос гаркнули полицейские.
   – Почему? – удивился Эдик. После отключки он пока неважно соображал.
   – Потому что магазин имеет все необходимые сертификаты. Он не мог торговать запрещенным охотничьим снаряжением, – объяснил один из полицейских. – Вот и владелец магазина заявил, что такого капкана в его заведении никогда не было и быть не могло.
   – Как это?! – опешил Цитрус. – А вы смотрели все эти сертификаты?
   – Уж будьте уверены, подозреваемый, – хмыкнул второй. – Ведь магазин принадлежит сыну уважаемого господина прокурора. За кем, как не за сыном, следит он больше всего? У кого, как не у него, образцовый магазин охотничьих принадлежностей? Найдутся сотни свидетелей, которые подтвердят, что никаких запрещенных капканов в магазине не имелось. Так что лучше вам рассказать всё, как было.
   – Ну я и вляпался! – загрустил Эдик.
   – Точно, вляпался, – почти сочувственно кивнул прокурор. – Поэтому думай, чмо болотное, где ты взял этот капкан. Сообразишь быстро – срок небольшой получишь. А будешь глупости всякие болтать, насчет того, что нашел этот капкан в магазине моего сына, запираться, скрывать от правосудия истинное положение вещей – стерилизация и веревка.
   Цитрус едва не заплакал.
   – Простите, а как вы меня назвали, господин прокурор?
   – Чмо болотное, – равнодушно повторил человек в белом халате. – Есть такая раса слаборазумных существ на Дельте Секстанта. Так вот ты на этих чмов очень похож. Но это лирика. Тобой тут интересовались весьма уважаемые люди. Швеллер и Иванов. Слышал про таких? Умоляли посадить тебя в одну камеру с их доверенными лицами. Я так думаю, до суда ты всё равно не доживешь…
   – Как же быть? – пробормотал Цитрус.
   – Ты ведь никогда не был на астероидах, Эдвард? Знаешь, там можно существовать вполне сносно, если на воле есть кому о тебе позаботиться. Смекаешь?
   Мозг Эдварда лихорадочно работал. Да уж, угораздило его залезть в этот треклятый магазин! Да еще схватить из-под прилавка запрещенный капкан! И надеть его на голову Розочке! Но доказывать, что ты не мамбусианский хорек – себе дороже. Полиция и прокуратура заодно. Сунут в камеру с косками Иванова и никакого суда, никакого следствия. Придавят по-тихому. А если взять вину на себя – может быть, удастся отделаться небольшим сроком. Хотя прокурор ведь сам сказал: кастрация и повешение! Зачем же ему оставлять свидетеля? Почему они вообще не пристукнули его сразу? Видно, боятся всё-таки кого-то. Знать бы, кого!
   – У меня есть сильные друзья! Авторитетные! – наугад выпалил Эдик.
   – Он тупой, – покачал головой один из полицейских. – Пойдемте, господин прокурор. Пара дней в лазарете, а потом мы переведем его в общую камеру. К тому времени мы как раз подберем там нужный контингент. Этот хорек много кому задолжал на нашей планете…
   – Я не тупой! Я всё расскажу! – взвизгнул Цитрус.
   – Никому ты ничего не расскажешь, – покачал головой прокурор. – Вот если бы ты сейчас дал показания…
   – Я дам! Расскажу, откуда у меня этот капкан! Он достался мне в наследство от дедушки! – выпалил Эдик.
   – Это интересно, – заметил прокурор, поднимая полу белого халата и доставая из кармана пиджака стереокамеру. – Ну-ка, пригласите понятых. И пусть господин Цитрус расскажет нам, как он планировал покушение на Розу Свенсон… Откуда тянутся корни, так сказать, их неприязненных отношений… Пожалуй, несколько лет на астероидах искупят его вину, в случае чистосердечного признания. В конце концов, мадам тоже искалечила подозреваемого…
   В комнату вошли две хорошенькие девицы в белых халатах. Одна – пышноволосая, другая – бритая наголо. Но тоже очень ничего. И не поймешь – то ли медсестры, то ли помощницы прокурора. Может быть, тут все прокурорские работники ходят в белых халатах?
   Все посетители расселись на стульях и с большим интересом уставились на Цитруса. Стереокамера в руках прокурора тихо жужжала, сканируя пространство помещения.
   – Мой дедушка владел бубличной фабрикой на Амальгаме-12, – вздохнув, начал рассказ Эдвард. – Не так давно он умер и оставил мне неплохое наследство. Саму фабрику, счет в банке, фамильные драгоценности. И коллекцию охотничьего снаряжения. Дедушка был страстным любителем охоты.
   – Интересно, – равнодушно кивнул прокурор. – На кого же он охотился, используя браконьерский капкан?
   – На лис, – ответил Цитрус. Лицо прокурора помрачнело, и Эдик поспешил уточнить:
   – На снежных лис с планеты Тартар. У них очень ценная шкура. Ее нельзя портить. А пробить их шкуру можно только лучевым оружием. Сразу в двух местах. Поэтому такой капкан – просто находка для охоты на снежных лис. Дедушка послал один из таких капканов мне. Надеялся, что я добуду ему лису – сам он уже был не в том возрасте, чтобы охотиться. Я всё время носил капкан с собой. Потому что никогда не знаешь, как обернется дело… Ну, то есть такой капкан – это ведь редкая штука. Да и в гостинице оставлять его глупо. А сегодня на меня напала Кухарка Роза. Весь район красных фонарей слышал, многие могут подтвердить. И я отбивался от нее, чем под руку попало. И бумеранг в нее бросал. А потом вытащил из кармана капкан и ударил ее. А он возьми и защелкнись. Вот.
   – Вы находите этот рассказ правдоподобным, господа? – обратился прокурор к полицейским.
   – Лучше бы было, если бы он сказал, что готовил покушение давно, – мрачно буркнул один из них. – Тогда у нас было бы раскрытие покушения на убийство. Ему-то всё равно уже…
   – Ну, как же? – умоляюще скривился Цитрус. – Я ведь всё рассказал…
   – Конечно, – зевнул прокурор. – Кстати, господа… Что за безобразие – подозреваемый без наручников!
   – Да у меня ведь рука сломана! – закричал Эдик. – На нее нельзя наручник!
   – На нее – нельзя, – вздохнул один из полицейских. – А на другую руку и на спинку кровати – очень даже можно.
   Тут Цитрус понял – или пан, или пропал. С диким криком он вскочил с кровати, схватил здоровой рукой единственный свободный стул и швырнул его в окно. Огромное стекло раскололось с оглушительным звоном. Завизжали девушки, закрыл голову руками и отбежал подальше прокурор. Один из полицейских рванулся к Эдварду, другой лихорадочно расстегивал кобуру. А Цитрус уже выпрыгнул в окно и летел, летел на какой-то зеркальный свод.
   «Ох, мама! Что же они тут понастроили, сволочи?»
   Удар, еще более оглушительный звон – Эдвард пробил стекло. Еще несколько секунд падения – и он с громким плюхом ушел с головой в огромный бассейн.
   «Живой! Слава тебе, покойный дедушка… Но где я? Да ведь это санаторий, – сообразил он, силясь поскорее выплыть на поверхность. – Я здешнему главврачу должен пятьсот рублей. Обещал доставить бильярдный стол из настоящего дуба для его кабинета. Задаток взял, а шикарного стола доктор так и не увидел… А в санаторий меня привезли потому, что он совсем рядом с кварталом красных фонарей. Ближе, чем больница, раза в три. А вид у нас с Розой, наверное, был неважнецкий. Особенно у нее, хе-хе… Рука-то заживет».
   В бассейне, по счастью, народа не оказалось. Дело шло к вечеру, пациенты все ужинали. Только и без свидетелей легавые сразу поймут, куда делся задержанный. А бегают они быстро…
   Эдвард подгреб к лесенке, с трудом выбрался из бассейна. Плавать с одной рукой, а тем более лазить по лестницам – удовольствие ниже среднего.
   – Подонки! Вкололи бы хоть что-то обезболивающее! – заорал Эдвард. – Попадетесь вы мне еще, грязные скоты!
   Оставляя на чистом кафельном полу мокрые следы, он помчался по пустым коридорам, мимо запертых дверей и удобных кожаных диванчиков. Так и хотелось опуститься на один из этих диванчиков и отдохнуть хотя бы чуть-чуть… Но расслабляться никак нельзя. Если он попадет в лапы к прокурору или местным копам – это смерть. Если его поймают громилы Швеллера или Иванова – тоже смерть. Если он попадется доверенным людям Кухарки – смерть будет особенно мучительной.
   – Валить, – сквозь зубы стонал Цитрус, – валить с этой проклятой планеты. Грязная планетенка! Вонючие бородавочники!
   Он резко остановился. У выхода из здания маячил охранник в черной форме. Рацию держал возле уха, хотя выплевываемые ею слова слышно было даже отсюда: «Задержать… опасный преступник… бдительность… оружие применять в случае крайней необходимости…» Эдик закрутился на месте, метнулся в один из коридоров и побежал по нему. Стал толкать подряд все двери – какая-нибудь наверняка окажется незапертой, через нее он попадет в комнату и вылезет в окно.
   В санатории, между тем, начинался форменный переполох. Слышались крики и топот множества ног.
   Заперто! Заперто! Заперто! Проклятие! Цитрус бился в дверь за дверью. Толкал плечом, скрипел зубами от накатывающей волнами боли – рука пульсировала. Вот, открыто! Ввалился в комнату и угодил в объятия массивной толстухи.
   – Ты пришел, мой сладкий, – пробасила она, подхватила Эдварда на руки и понесла его куда-то.
   – Ты что, выдра-а-а?! – завизжал он и забился в ее массивных лапах, как пойманная в сеть мелкая рыбешка.
   «Выдра» швырнула Эдика на двухспальную кровать, сама бухнулась сверху, придавив его массивным бюстом так, что он не мог даже вздохнуть. Только захрипел придушенно и распахнул рот, чтобы глотнуть хоть немного воздуха.
   – Пришел всё-таки, – жарко зашептала толстуха. – Шалунишка! Гадкий маленький пупсик! А я догадалась… да, догадалась сразу. Даже дверь не стала запирать… так и знала, что ты придешь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное