Андрей Дышев.

Завещание волка

(страница 4 из 18)

скачать книгу бесплатно

– Мебель таскал. Пианино таскал. Вагонку, брус, бетонные блоки… Но такую рыбину еще никогда не приходилось.

Они вчетвером подняли носилки и понесли их к машине. Мокрый брезент прогибался под тяжестью дельфина. Черные плавники беспомощно торчали в прорезях. С каждой минутой животное удалялось от моря.

В фургоне пахло соляркой и грязными тряпками. Мэнгри поскользнулся на жестяном полу и не удержал ручку. Носилки перекосились и краем ударились о пол.

– Ну и черт с ним! – проворчал Мэнгри. Он говорил по-испански и был уверен, что его никто, кроме Линчо, не поймет.

Водитель захлопнул двери фургона и сел за руль. Ихтиолог не стал провожать машину, повернулся и молча пошел куда-то в темноту. Охранник открыл ворота. «Газель» медленно вырулила с территории института.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
ГОСТИНИЦА «МЕРИЛИН»

Линчо казалось, что его руки уже отрываются от страшной тяжести. Он стиснул зубы и, припадая на хромую ногу, стал подниматься по ступеням к входу. Мэнгри, этой двухметровой обезьяне, наверняка было легче, но даже он тихо постанывал за спиной Линчо.

Они внесли носилки с дельфином в фойе гостиницы. Животное, накрытое грязной промасленной тряпкой, лежало спокойно, будто притаилось, подыгрывая людям. Портье, который смотрел телевизор и изо всех сил боролся со сном, узнал экологов из Колумбии и кивнул им. Он даже не поинтересовался, что они пронесли к лифту. Экологам можно доверять. Они ничего дурного не сделают. За ними вырастают леса, реки наполняются рыбой, и рассасываются нефтяные пятна.

Линчо приблизился к лифту и надавил носом на кнопку вызова. Двери тотчас бесшумно раскрылись перед ним. Как только Линчо увидел зеркальную кабину, ему стало ясно, что носилки сюда не войдут.

– О боже! – простонал он. – Придется тащить по лестнице.

Мэнгри ничего не ответил, лишь толкнул носилки вперед, отчего Линчо едва устоял на ногах. И зачем он согласился осуществить эту бредовую идею! Ведь есть десятки разных способов нелегального пересечения границы! За те деньги, которые дал им Августино, можно было незаметно вывезти за границу весь институт ихтиофауны. При этом не мучить ни себя, ни несчастное животное.

– Пошевеливайся! – недовольным голосом проворчал Мэнгри.

Линчо чувствовал, что еще несколько ступенек – и он упадет вместе с дельфином. Его покалеченная нога невыносимо болела. Пальцы, сжимающие резиновые ручки, медленно разжимались. Соленый пот заливал лицо. Будь проклят Мэнгри! А ведь сначала Линчо восторгался этой идеей. Он думал, до чего же светлая голова у этого негра! Недаром служил в военно-морских силах США! Видимо, он уже когда-то отрабатывал этот прием, знает все его тонкости.

Они поднялись на третий этаж. Осталось еще два. Чувствуя, что силы на исходе, Линчо осторожно опустил носилки на кафельный пол. Хорошо, что Юля спит и не видит этого кошмара. То, что она бы удивилась, – мягко сказано. Конечно, она обучена этикету и не имеет права интересоваться деловыми вопросами колумбийских экологов.

И все равно для Линчо было бы пыткой видеть ее недоуменные глаза, полные сострадания к красивому животному. И Линчо был бы вынужден лгать, что-то путано объяснять, глупо улыбаться и заверять, что дельфину будет очень хорошо в душном номере на пятом этаже.

– Нет, я не понимаю русского джаза, – сказал Мэнгри, вытаскивая из плеера кассету и рассматривая ее со всех сторон, словно это была картинка или еще какая-нибудь декоративная поделка. – От этой музыки мне хочется скрипеть зубами и грызть провод.

Он без сожаления отправил кассету в урну и, доставая из нарукавного кармана пачку сигарет, как на скамейку, сел на дельфина.

Линчо, несмотря на усталость, даже подпрыгнул и моментально вцепился в плечи Мэнгри.

– Слушай, Кинг-Конг, ты бы еще мне на голову сел!! – крикнул он.

– Какая разница, – равнодушно ответил Мэнгри.

– Встань, не порти экземпляр! – настаивал Линчо, изо всех сил сталкивая Мэнгри с дельфина. Мэнгри, словно играя, сопротивлялся. Животное вяло шевельнуло хвостом и с шумом выдохнуло воздух через отверстие на темени.

– Ты же ему кожу портишь! – с отчаянием крикнул Линчо и схватился за влажный подбородок Мэнгри.

Мэнгри лишь повернул голову, и рука Линчо сразу потеряла опору. Это было похоже на то, как кошка забавляется с мышью. Удовлетворившись своей властью, Мэнгри поднялся на ноги и взялся за носилки.

– Пошли!

Тяжело дыша, шатаясь, они наконец поднялись на свой этаж. Мэнгри открыл дверь номера. Дверной проем оказался слишком узким, и носилки пришлось тащить волоком. Линчо сорвал тряпку, которой был накрыт дельфин. Ему показалось, что животное задыхается.

– В ванну его, быстрее! – крикнул он и, как это делал ихтиолог, схватил дельфина за хвост. Мэнгри сел на край ванны и стал тянуть на себя голову. Им было очень тяжело. Вдобавок дельфин начал выгибать тело.

– Я его сейчас выроню! – сквозь сжатые зубы процедил Линчо.

Обхватив хвост, словно противника по борьбе, он отчаянно потянул его на себя, а потом повалился в ванну, увлекая дельфина за собой. Мэнгри не слишком себя утруждал и вовсе не собирался надрываться. Он неминуемо уронил бы животное на пол, если бы Линчо не подтолкнул тяжелую голову коленями. Словно признав свое поражение, дельфин еще раз взмахнул хвостом и распластался на дне ванны. Эта емкость явно была ему тесновата: голова лежала на сливном отверстии, нос упирался в торец, а хвост, изогнувшись дугой, черным лепестком упирался в стену.

Мэнгри сплюнул и склонился над раковиной, чтобы помыть руки. Но не успел он повернуть кран, как Линчо переключил воду на душ и принялся поливать дельфина из лейки.

– Пробку закрой! – крикнул он Мэнгри.

Тот скривил лицо, не понимая, почему Линчо так суетится над этой толстой селедкой. Все равно ее часы сочтены. Острый как бритва мачете уже приготовлен. Большие мусорные пакеты для внутренностей лежат на балконе. Осталось лишь всадить нож в сердце дельфина и дождаться, когда закончится агония.

Линчо с блаженным видом поливал дельфина и гладил его скользкую спину. Он не мог смотреть в глаза несчастного животного. Ему казалось, дельфин все понимает и его взгляд наполнен тихим укором, будто он хочет сказать: «Эх, вы! А я вам так верил!» Вскоре вода покрыла его полностью, не считая хвоста, который вообще не уместился в ванне. Тут раздалось шипение, и в потолок ударила струя фонтана.

– Дышит, – с облегчением вздохнул Линчо.

– Не раскисай, – произнес Мэнгри. – А то я подумаю, что тебе стало его жалко. Как будем его потрошить? С головы или с хвоста?

– Он должен сначала успокоиться! – крикнул Линчо.

– Когда разрежем брюхо, он быстро успокоится, – с жестокой иронией произнес Мэнгри. – Я тебе разрежу! – вдруг вспылил Линчо и сжал кулаки. – Выйди вон! Я тут командую.

Лицо Мэнгри расплылось в улыбке.

– Ты меня забавляешь, – сказал он, но все-таки вышел из ванной.

Линчо закрыл кран и вдруг хлопнул себя по лбу.

– Черт! – крикнул он. – Вода ведь пресная!

Он зашел в комнату и стал ковылять по ней из угла в угол, отдергивая шторы, раскрывая дверцы шкафов и тумбочек.

– Что ты ищешь? – поинтересовался Мэнгри, постукивая пальцами по столу в такт музыке, которую слышал только он.

– У тебя случайно нет соли?

– Ты с ума сошел! Откуда у меня может быть соль?

– Тогда сбегай в магазин и купи!

– Тебе надо, ты и беги.

– Я не могу оставить тебя здесь одного. Я тебе не доверяю!

– Это твои проблемы.

– Если ты не будешь выполнять мои приказы, я сообщу об этом Августино.

Это была единственная угроза, на которую Мэнгри еще кое-как реагировал. Пока Августино был жив, он обладал колоссальной властью. И жизнь Мэнгри была в его руках.

– Придурок, – сказал Мэнгри. – Глухая ночь, все магазины давно закрыты. Где я найду соль?

Линчо задумался. Он прав, черт возьми! На набережной есть маленькие магазины, которые круглосуточно торгуют выпивкой. Но только не солью.

– Придумал! – вдруг осенило его, и он кинулся к тумбочке, на которой лежал гостевой рекламный буклет. Быстро полистал и ткнул пальцем в номер телефона. – Вот! Заказ еды в номер, круглосуточно. Сейчас нам принесут соль.

Он сел на кровать и стал накручивать диск телефона. Мэнгри в свою очередь покрутил пальцем у своего виска.

– Девушка, – сказал Линчо по-английски. – Ужин на двоих в пятьсот тринадцатый номер.

Девушка, ответившая из варочного цеха ресторана, английским, по-видимому, не владела. Она что-то коротко произнесла, но связь не оборвала. Минут через пять Линчо услышал мужской голос: «What wish?»

Линчо повторил свое желание получить ужин на двоих, а когда из ванной донесся мощный шлепок недовольного пресной водой дельфина, добавил:

– Только срочно!!

Излишне бодрая для глубокой ночи официантка вскоре появилась в номере. Ослепительно улыбаясь, она вкатила в комнату тележку. Линчо тотчас сорвал салфетку и посмотрел на две сковородки с кипящей яичницей.

– А где соль?

– Айн момент! – улыбнулась девушка и выплыла из номера.

Вскоре она появилась с солонкой в руке. Линчо выхватил солонку и махнул на девушку рукой, чтобы она поскорее удалилась. Как только дверь за ней закрылась, он кинулся в ванную, открыл пробку в днище солонки и высыпал все содержимое в воду. Помешал рукой, чтобы соль быстрее растворилась, и попробовал воду на вкус. Не было даже намека на соль!

– Эй, мадам! – крикнул он, выскочив в коридор, и потряс солонкой над головой. – Мало! Принесите еще! И как можно больше!

Официантка ничуть не удивилась просьбе. Она взяла солонку и заверила:

– Сделаем!

Мэнгри с аппетитом поедал яичницу. У Линчо еда вызывала отвращение. Он маялся в ожидании официантки, время от времени заглядывая в ванную.

– Не подох еще? – спросил Мэнгри, поднося ко рту вилку с дрожащим на ней желтком.

– Ты первым подохнешь! – крикнул Линчо и побагровел.

– Совсем спятил, – покачал головой Мэнгри.

Пришла официантка, принесла полную солонку.

– Странно, – сказала она. – Неужели повар забыл посолить яичницу?

Она только собралась выйти, как Линчо взял ее за плечо и протянул ей десять долларов.

– Пожалуйста, принесите целую пачку.

Официантка уже не улыбалась. Она смотрела круглыми глазами то на деньги, то на Линчо.

– У нас в Колумбии, – энергично жуя, сказал Мэнгри, – каждый человек съедает в день от одного до трех килограммов соли. Такова потребность организма. Что поделаешь, повышенная потливость!

Линчо нетерпеливо выпроводил официантку из номера. На этот раз она отсутствовала долго – наверное, за солью пришлось идти на продуктовый склад. Линчо встретил ее у лифта, выхватил пачку с солью из рук и, раскрывая ее на ходу, побежал в номер. Официантка, провожая его взглядом, крестилась и пятилась к лифту. На этот раз Линчо довел солевой состав воды в ванной до морской нормы. Кажется, дельфину стало легче, и он уже не шлепал хвостом по стене так агрессивно.

К этому времени Мэнгри умял обе порции яичницы, овощной салат и запил все это пивом. Поднявшись из-за стола, он раскрыл свою дорожную сумку, вынул оттуда мачете и расчехлил его.

– Приступим, – сказал он.

– Подожди, – хмуря брови, произнес Линчо. – Давай подумаем. Может, не стоит его убивать?

– Можно и не убивать, – согласился Мэнгри, пробуя остроту лезвия на ногте. – Но тогда надо будет заставить дельфина сожрать нашего клиента.

Линчо ничего не сказал, зашел в ванную и склонился над дельфином. Некоторое время он стоял перед ним в полной неподвижности, глядя на черную спину и едва шевелящиеся плавники.

– Смелее! – вдруг подал голос за его спиной Мэнгри и протянул ему мачете.

Линчо не шелохнулся.

– Или тебе хочется завалить все дело? – с туманной угрозой произнес Мэнгри. – Ты хочешь получить пулю в лоб? Разве тебе не известно, как Августино наказывает тех, кто не справляется с его поручениями?

Линчо прекрасно знал, что эти люди долго не жили. Одни бесследно исчезали в сельве. Другие погибали в автокатастрофах при странных обстоятельствах. Обезглавленные трупы третьих находили на железнодорожных путях. Четвертые зачем-то прыгали с крыш домов. Пятые зачем-то выпивали два литра водки и засыпали вечным сном.

Эта простая истина заставила его несколько иначе взглянуть на дельфина. Несчастное животное даже не догадывалось о том, что стало гирькой на чаше весов Линчо, на одной тарелке которых была жизнь, а на другой смерть.

– Ну так как? – бархатистым голосом произнес Мэнгри и нежно коснулся своей липкой щекой щеки Линчо.

Линчо оттолкнул от себя начальника охраны и выхватил из его руки мачете.

– Справишься? – усмехнулся Мэнгри.

– Вошел вон! – скрипнув зубами, ответил Линчо.

Он склонился над ванной, нерешительно приподняв мачете. В горле у него застрял комок. Дельфин чуть качнул плавником, раздался всплеск. Клюв животного стукнулся в ванну, затем приоткрылся, обнажая чистый «резиновый» рот.

«Жрать хочешь? – с состраданием подумал Линчо. – А я даже не догадался прихватить рыбы».

– По-моему, он недостаточно длинный, – произнес он, словно подумал вслух.

– Это тебе так кажется, – заверил Мэнгри, с нетерпением ожидая кровавой развязки. – Он не умещается в ванне.

– Ничего мне не кажется, – ответил Линчо, чувствуя, как упрямство перерастает в твердое убеждение. – У тебя была рулетка. Ну-ка неси ее сюда!

Мэнгри вышел и вернулся с рулеткой. Линчо вытянул линейку и приложил ее к дельфину.

– Конечно! – воскликнул он. – Всего метр пятьдесят! А Вацура почти с тебя ростом!

– Натянем как-нибудь, – махнул рукой Мэнгри.

– Да это же не презерватив, чтобы его натягивать! Это животное!

Мэнгри начал нервничать. Он почувствовал, что Линчо будет твердо стоять на своем и, не дай бог, вообще откажется от этой заведомо бредовой идеи.

– Проделаем дырки для ног, – предложил он, – наденем на ноги ласты. Скажем, выловили мутанта.

Он разговаривал с Линчо как с идиотом. До сих пор это проходило, и Линчо верил в самую откровенную чушь.

– Нет, никаких мутантов не будет, – необыкновенно решительно возразил Линчо, покусывая от волнения губы. – Я сейчас разбужу Юлю, пусть она звонит в институт и просит, чтобы вместо этого нам выловили двухметрового.

– Может, тебе еще касатку выловить? Или тигровую акулу? – злобно спросил Мэнгри.

– Тут я командую!

– Да ради бога! – пожал плечами Мэнгри. – Только как бы потом тебе не пришлось горько жалеть об этом.

Линчо сунул мачете за пояс, погасил свет в ванной и вышел из номера.

Мэнгри сел в кресло и задумался. Ничего страшного еще не произошло. Пусть дурак проявляет инициативу. Все равно он провалит операцию, и старик Августино окончательно убедится, что более надежного человека, чем Мэнгри, у него нет.

Он только сорвал с пивной бутылки пробку, как в дверь негромко постучали. Уверенный, что это Линчо и Юля, Мэнгри крикнул:

– Заходите, не стесняйтесь!

Дверь отворилась, и, к удивлению Мэнгри, в комнату вошла огненно-рыжая женщина в ужасных розовых колготках.

– Он еще не спит? – спросила она на ломаном английском.

– Кто? – не сразу понял Мэнгри.

– Ваш друг, – с придыханием ответила рыжая и в истоме прикрыла бесстыжие глаза. – У него такая обаятельная походка! Он такой горячий.

– В ванне отмокает, – ответил Мэнгри, делая глоток из бутылки. – Только не зажигай свет, он стесняется своей ноги.

– О! – воскликнула рыжая, скидывая туфли. – Я понимаю… Какие могут быть комплексы?.. Он же просто чудо!

Демонстрируя полное отсутствие комплексов, рыжая стащила через голову платье, кинула его на стул и на цыпочках приблизилась к ванной.

– Милый! – заигрывающим голосом произнесла она. – Ты меня ждешь?

Мэнгри с интересом смотрел, как путана зашла в ванную и прикрыла за собой дверь. Он успел сделать еще два или три глотка до того, как рыжая с душераздирающим воплем вылетела из ванной, кинулась на входную дверь и, распахнув ее своим тренированным телом, вывалилась в коридор.

Еще несколько мгновений из коридора доносился топот ее ног и сдавленные вопли.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
РЫНОК. НАЧАЛО ТОРГОВОГО ДНЯ

Алхаз помочился на колесо «ЗИЛа» и, на ходу застегивая ширинку, направился в фургон. Ваха с заплывшим сиреневым глазом уже перевернул пустой ящик, накрыл его газетой и теперь расставлял стаканы и резал хлеб. Несмотря на испепеляющую жару, печка-буржуйка была разогрета почти докрасна. Стоящий на ней закопченный чайник урчал и исходил паром. Чувствуя, что вот-вот потеряет сознание от нестерпимой духоты, Алхаз кинул тяжелую сумку на пол и расстегнул черную кожаную куртку. Правда, снимать ее не стал – без нее он чувствовал себя голым. Плеснул себе немного чая, пригубил стакан и поморщился от боли. Разбитые губы все еще болели.

Ваха молчал, ждал, что скажет Алхаз. Кидая на Алхаза жалостливые взгляды, он положил на стол несколько помидоров, наковырял в жестяной банке щепотку соли и высыпал ее на газету. Алхаз уже не мог спокойно смотреть на помидоры. Они напоминали ему его губы. Он взял кусок белого хлеба, вырвал из него мякоть и, скатывая из нее шарики, стал методично отправлять их в рот.

– Этот человек монголу очень нужен, – сказал он, наполняя стаканы крепким чаем. – И монгол готов заплатить за него огромные деньги. Такой шанс упускать нельзя. Когда мы привезем Вацуру, надо будет выторговать еще пять тысяч.

Ваха исподлобья взглянул на Алхаза и, обжигаясь чаем, спросил:

– А ты уверен, что мы сможем его привезти?

Алхаз придвинул к себе сумку, раскрыл молнию и с многозначительным видом стал выкладывать из нее разные предметы.

– Это мне дал Гюндуз, – сказал он, бережно опуская на пол монтировку. Затем в его руках появилась тонкая стальная проволока, связанная в виде удавки. – Это дал Абдул…

Глаза Вахи медленно наполнялись ужасом. Он смотрел на руки Алхаза и давился кипятком.

– Это подарок Рафика… Это от Сардала… Это я выменял у Зайтмирзы… Это у Салауддина…

На полу вырастала горка из заточек, ножей, кастетов, дубинок, остро отточенных лезвий, замаскированных под монеты.

– Мы его запугаем, понял? – подвел итог Алхаз и принялся складывать весь арсенал обратно в сумку.

– Послушай, – произнес Ваха, нервно катая помидор по газете. – Он не испугался газового пистолета. А на эти игрушки он даже не обратит внимания. Бороться с ним бесполезно. Взять его можно только хитростью.

Алхаз с сожалением вздохнул.

– Хитростью, – повторил он. – Что я могу? Могу положить на весы полкило мандаринов, а стрелка покажет килограмм. Могу сделать, чтобы цветы выглядели свежими, а через час они завянут. Могу подсунуть пустые орехи. Могу продать толченые кирпичи под видом специй. Могу так вымочить шашлык, что никто не почувствует, как он воняет. Могу так заморозить рыбу, что она будет весить в три раза больше…

– Это все могут, – махнул рукой Ваха. – На это большого ума не надо. А я знаю, как его выманить из своего офиса и, пальцем его не трогая, доставить монголу.

– Не трогая пальцем? – не поверил Алхаз, но по его разбитым губам было заметно, что он был бы рад не трогать Вацуру.

– Но для этого надо, чтобы ты попросил у директора рынка эвакуатор, на котором мусор вывозят, а у Насухана – его «Мерседес».

– Попробую, – неуверенно произнес Алхаз. – Но директор вряд ли даст.

– Он же твой родственник!

– Да у меня полрынка родственники, – вздохнул Алхаз, – а жена никак не может крышу в доме отремонтировать.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
ГОСТИНИЦА «МЕРИЛИН». УТРО

Линчо сидел на краю ванны, с тоской глядя на дельфина. Работники института отказались транспортировать его назад, к морю, бесплатно. Они сказали, что любая перевозка морских животных проходит по какой-то особой смете, включающей в себя стоимость самого животного и затраты на отлов. Получалось, что возвращение дельфина в море обойдется Линчо в такую же сумму, которую он уже отвалил за него.

Рассвело. За окном пронзительно защебетали воробьи. На стенах и потолке паслись солнечные зайчики. Пчела, залетевшая в номер в поисках сладкого, карабкалась по тюлю, словно матрос по вантам. Высокий тополь шелестел листьями на легком ветру и гладил мягкой веткой поручень балкона. Всюду жизнь! Только Мэнгри перестал храпеть и, накрывшись простыней с головой, напоминал покойника в саване.

Линчо вернулся в ванную и посмотрел на узника. Казалось, дельфин спал. Его глаза, наполненные непередаваемой тоской, были раскрыты, и клюв едва заметно двигался из стороны в сторону. Казалось, дельфин никак не может поверить, что мир для него сузился до размеров этой ванны, а стремительный полет в чистом море, где, как в небе, пространство безгранично, и манящая глубина, и прыжки в воздух, и игры с сородичами навсегда остались в прошлом.

Не в силах смотреть на муки животного, Линчо вернулся в комнату.

– Хватит вздыхать, – проворчал Мэнгри, переворачиваясь на другой бок. – Я посплю немножко, потом расчленю его и по кускам вынесу в мусорные баки…

Он снова затих. «Я скорее тебя самого расчленю!» – подумал Линчо и решительно вернулся в ванную. Он сорвал с крючков полиэтиленовую шторку и принялся просовывать ее край под дельфина. Ему показалось, что дельфин, понимая, что от него требуется, втянул брюшко и приподнял плавники. Линчо разровнял шторку и связал попарно углы. Дельфин оказался в мешке. Поплевав на руки, Линчо присел, закинул концы мешка на плечи и, поднатужившись, выпрямился. Ничего, терпеть можно. Главное, что поднял, а спускаться по лестнице будет проще.

Раскрасневшись, Линчо вышел из номера и поковылял по коридору. Когда он дошел до лестницы, то почувствовал, что от напряжения сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Вниз идти было легче, но на поворотах дельфин задевал хвостом стены, срывая макраме и горшки с цветами. Когда Линчо спустился в вестибюль, он хромал уже на обе ноги, а его шею обвивала вырванная с корнем декоративная лиана. В довершение всего мешок стал тянуться и в конце концов оборвался. Линчо едва успел сесть на сверкающий полированный кафель, чтобы смягчить падение дельфина.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное