Андрей Дышев.

«Зачистка» в русской глубинке

(страница 1 из 2)

скачать книгу бесплатно

6 сентября, ближе к полуночи, в подъезде дома в городе Вятские Поляны Кировской области был убит частный предприниматель, чеченец по национальности Хасан Юсупов и тяжело ранена сопровождавшая его молодая женщина Линара Зинатуллина. Как выяснилось, в тот вечер, попрощавшись с родителями, у которых была в гостях, Линара вместе с Хасаном спускались по лестнице. Хасан шел первым. Когда он достиг площадки между первым и вторым этажом, прозвучало несколько громких хлопков. Через мгновение Зинатуллина увидела, что навстречу ей бежит мужчина. В руке у него был пистолет. Мужчина выстрелил в нее и попал в руку и грудь. Женщина упала и притворилась мертвой, что спасло ей жизнь.

Юсупов получил три сквозных пулевых ранения головы с обширным разрушением вещества головного мозга, с переломами свода и основания черепа и костей лицевого скелета, от чего он скончался на месте.

Расследование преступления возглавила прокуратура Кировской области, вести дело было поручено старшему следователю отдела по расследованию особо важных дел Игорю Новоселову. К расследованию преступления немедленно подключился и уголовный розыск УВД Кировской области, но найти и задержать убийцу по горячим следам не удалось.

Найденные на месте преступления семь гильз и извлеченные из трупа пули были отправлены на экспертизу. Идентифицировать оружие, из которого был убит Юсупов, не удалось. Пистолет убийцы нигде ранее не был «засвечен».

Тем не менее в результате оперативной работы были получены данные о возможной причастности к убийству двух жителей Ижевска – Евсеева и Федотова. Появилась надежда в короткие сроки найти и убийц, и заказчиков преступления.

Вскоре милиции удалось задержать Федотова, однако на допросе он пояснил, что к убийству Юсупова никакого отношения не имеет, так как в день убийства находился в Ижевске. А что касается Евсеева…

– После того, как нам стало известно о причастности к убийству Юсупова гражданина Евсеева, – рассказывает старший следователь отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Кировской области Игорь Новоселов, – он был объявлен в розыск. Но через два-три месяца мы получили сообщение из одной из прокуратур Удмуртии, что Евсеев застрелен в криминальных разборках. В отношении его уголовное дело прекратили.

Следствие зашло в тупик.

В то время заместитель начальника уголовного розыска Геннадий Максимчук, руководивший оперативно-розыскными мероприятиями, и его коллеги принялись разрабатывать самые разнообразные версии убийства. В качестве основной рассматривалась версия о переделе сфер влияния среди криминальных группировок города. Отрабатывались и бытовые версии – убийство на почве мести, ревности и т. д. Но ни одна из них не нашла своего подтверждения.

Вопросов добавили новые нераскрытые убийства. Два трупа с признаками насильственной смерти – по внешнему виду выходцы с Кавказа – были обнаружены в лесопарковой зоне. И снова никаких зацепок!

И тут небольшой городок потрясло новое событие.

16 января у ресторана «Вятские зори» было совершено покушение на убийство Занди Акаева, чеченца по национальности.

Около семи часов вечера он вышел из ресторана, где ужинал с группой молодых людей, и тотчас по нему был открыт огонь из пистолета. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, Акаев получил огнестрельные сквозные раны головы, плевральной полости, поясничной области с ранением легкого и переломом ребра. В тяжелом состоянии он был доставлен в больницу.

Странная закономерность прослеживалась уже слишком явно, и ее никак нельзя было не принимать во внимание. Кто-то преднамеренно охотился именно на граждан чеченской национальности.

– Вместе с сотрудниками УБОП мы собрали весь материал по покушению на Акаева, проанализировали его и выдвинули несколько версий, – комментирует ситуацию заместитель начальника УБОП подполковник Константин Щербинин. – Одна из них требовала немедленных действий. Те молодые люди, которые назначили встречу Акаеву в ресторане и сидели с ним за одним столиком, могли быть непосредственно причастны к подготовке преступления. По решению начальника СКМ УВД Кировской области генерал-майора милиции Николая Одинцова мы занялись отработкой именно этой версии.

В ходе расследования всплыло имя Сергея Полякова, жителя Вятских Полян. Оперативные работники стали выяснять местонахождение Полякова. В результате сотрудники межрайонного отдела уголовного розыска получили данные, что Поляков с неким не установленным лицом по имени Женя выехал за пределы Вятских Полян в поселок Лесной Кировской области.

На следующий день в поселок Лесной прибыла оперативная группа. Сергей Поляков и Женя были задержаны. Дальнейшая работа проводилась непосредственно с этими двумя лицами.

И вдруг двадцатилетний Евгений Вяткин, участник боевых действий в Чечне, кавалер ордена «За мужество», неожиданно начал давать признательные показания. В это трудно было поверить! Немногословный, хрупкого телосложения парень, прошедший через горнило войны, оказался киллером, который долгое время тщательно готовился к убийству.

Затем, после очных ставок, и Сергей Поляков стал давать показания. Этот человек был более осведомлен о деятельности различных криминальных группировок, и его показания стали непосредственно изобличать организаторов и заказчиков данного преступления. И вот в конце концов в деле стало фигурировать имя местного авторитета Вячеслава Стяжкина по кличке Прокоп Славянский.

– Стяжкин – известный преступник, – признал начальник УВД Кировской области генерал-лейтенант Алексей Розуван. – Он действовал на территории не только нашей области, но и соседних областей и республик. У него были влиятельные знакомые, которые в определенной мере тормозили проведение оперативных мероприятий и следственных действий.

Вячеслав Стяжкин, уроженец города Вятские Поляны, в начале 90-х организовал бизнес по скупке и продаже цветных металлов, не брезговал мелким рэкетом, но вскоре получил два года «химии». Труд на стройках народного хозяйства принес пользу не только стране, но и самому Стяжкину. Ему удалось наладить связи с кировскими криминальными группировками. Он внедрялся в коммерческие структуры города тараном, с необыкновенной силой и жестокостью добиваясь своих целей.

От правоохранительных органов Стяжкин долгое время скрывался в Ижевске, с завидным умением, свойственным лишь талантливым руководителям, управляя криминальными группами в родных Вятских Полянах. Его цель – единоличная и абсолютная власть над криминалом города Кирова, и Стяжкин шел к ней напролом.

Сначала он поставил себя на равных с кировскими авторитетами, используя поддержку среди удмуртской братвы. Затем попытался свалить с трона некоторых кировских авторитетов, чтобы добиться «коронации» – стать вором в законе.

Криминальный мир Кирова потрясло известие: убиты двое из трех воров в законе – Пузырь и Кипиш. Оставшийся лидер для Стяжкина – дело техники. Прокопу гарантируют поддержку пермские и ижевские авторитеты. Но как кость в горле стоит в Вятских Полянах группировка чеченцев…

Во время допроса Сергей Поляков сказал буквально следующее:

– Прокоп неоднократно заявлял, что если хоть один живой чеченец останется в Вятских Полянах, то он туда не приедет…

Словам Полякова можно было верить. Для осуществления своего плана Стяжкин познакомился с молодым жителем Вятских Полян Евгением Вяткиным, ловко сыграл на чувствах парня, который только-только вернулся из Чечни.

На встречу к Стяжкину Женю привез Поляков. Первоначальный план был таков: Вяткин вместе со своим «дублером» тай-боксером Славой Банниковым встретит машину с чеченцами на трассе между Вятскими Полянами и Уржумом, обгонит ее на ходу и даст по ней очередь из «калаша». А потом уже Банников пойдет добивать. «Чтобы легче было убить, надо сначала собрать всю злость, какую ты имеешь против „чехов“, в один комок, а потом все это выплеснуть вместе с выстрелом», – учил Женю Банников.

Парня обрабатывали по полной программе и с таким вдохновением, что позавидовал бы даже опытный пропагандист. Вяткину внушалась мысль, что чеченцы – это враги всех русских людей, что они творят произвол не только к югу от Терека, но и на наших, исконно русских землях: берут людей в заложники, истязают их, превращают в рабов, подчиняют своему контролю рынки, торговые центры, магазины. Одним словом, душат русские города, высасывают соки из экономики и сколачивают баснословный капитал на крови и горе народа.

В Вятские Поляны Женя вернулся уже убежденным противником «чехов», каким его не сделала даже война в Чечне. Вернулся он с ненавистью в сердце и с автоматом Калашникова под курткой. Поселился на конспиративной квартире заместителя председателя Вятско-Полянского общества охотников и рыболовов Мякишева. Спустя несколько дней Женя испытал автомат в овраге на краю города, но во время стрельбы глушитель неожиданно разорвался.

Пришлось в срочном порядке заменять автомат. Поляков раздобыл новый автомат, и несколько дней спустя Вяткин испытал его в том же овраге, расстреляв пустую жестяную банку из-под кофе, которая позже в качестве вещественного доказательства будет предъявлена в суде. Этот автомат якобы тоже оказался неисправным. Сейчас трудно сказать, действительно ли второй автомат «клинило» или же Вяткин попытался дать «задний ход», придумав причину, чтобы выйти из опасной игры. Как бы то ни было, покушение на чеченцев пришлось снова отложить.

– Стяжкин часто звонил и спрашивал: «Как там Женя? Давай торопи его, торопи!» – вспоминал на допросе Поляков. – Когда я сказал, что автомат снова «не идет», Прокоп обматерил и меня, и Женю… После Нового года я опять поехал к Прокопу и там случайно подслушал разговор. Речь шла о том, что Женю, после того, как он отработается, тоже надо убрать…

Нельзя сказать определенно, догадывался Женя Вяткин о той страшной участи, которая была ему уготована, или нет. Правда, как-то хозяйка квартиры Наталья Мякишева без стука зашла в комнату, где Женя чистил и смазывал автомат. Увидев разложенные на полу детали автомата, она стушевалась и в этот же вечер рассказала об увиденном мужу. Мякишев попытался выгнать Женю из дома, но тот сказал: «Если я не замочу какого-нибудь чеченца, то меня наверняка убьют». И все же он как мог тянул время.

Наконец после долгих и сложных комбинаций с оружием, в распоряжение Вяткина попадает испанский пистолет «стар» и 54 патрона к нему. Штука надежная и хорошо пристреленная.

К убийству все было готово.

Стяжкин тем временем отправил в Вятские Поляны Вячеслава Банникова и еще одного столь же крепкого парня по имени Юра. На вокзале их встретил Поляков.

– Мне ставилась задача повозить этих ребят по ресторанам, чтобы они покутили как следует, похулиганили, словом, показали свою мускулатуру, – давал показания Поляков. – Для чего это надо было? Наверное, чтобы испугать народ. Чтобы люди знали: вот какие люди у Прокопа – кого хочешь прирежут, кого хочешь поломают!

15 января компания ужинала в ресторане «Вятские зори», где часто бывал и предприниматель Занди Акаев. Злой рок привел чеченца именно в этот вечер в «Вятские зори». Увидев незнакомых парней, Акаев подошел к ним и стал знакомиться.

– Акаев подсел к нам в кабинку, – вспоминал Поляков. – Со всеми познакомился, поздоровался. Мы выпили и разговорились. Выяснилось, что у Акаева и Славы Банникова нашлись какие-то общие знакомые. Это их так сблизило, что они чуть не обниматься стали. Оба сильно были пьяны. Начали танцевать…

Акаев даже не представлял, что имеет дело со своими палачами, приговор вынесен и обжалованию не подлежит.

Они договорились встретиться в этом же ресторане на следующий день. 16 января, ближе к вечеру, Поляков вместе с Банниковым и его другом Юрой снова пришли в ресторан «Вятские зори». Они сели за стол и заказали пива. Через некоторое время к ним подошел официант.

– Вы ждете Занди? – спросил он. – Он только что звонил и просил передать, что немного задерживается.

Лучше бы Акаев вообще не приехал! Но план, задуманный Стяжкиным, неотвратимо выполнялся.

Около шести вечера Акаев подъехал к ресторану на белой «девятке». Он был в хорошем настроении и, улыбаясь, зашел в зал ресторана. Парни приветственно помахали ему из кабинки.

Спустя несколько минут Поляков извинился перед Акаевым и под надуманным предлогом покинул компанию. Он поехал на квартиру Мякишевых, где в полной готовности его ждал Женя Вяткин.

– Я поднялся на четвертый этаж, зашел в квартиру и сказал Вяткину: «Женя, сейчас в ресторане Занди. И он выйдет на улицу. Если хочешь успеть, так беги бегом!» – признавался Поляков.

Поляков вернулся в ресторан и как ни в чем не бывало подсел к компании, которая, казалось, не заметила его отсутствия. За окнами стемнело. Акаев, сославшись на занятость, предложил расстаться до восьми часов вечера, а затем встретиться снова, но уже в ресторане «Зимняя вишня», где якобы было почище и кухня приличнее. Он вышел из ресторана и направился к своей машине. Парни продолжали сидеть за столом.

– Сейчас у Жени опять осечка будет! – пошутил Банников, но шутка получилась неудачной, никто на эти слова не отреагировал. Все в некотором оцепенении ждали, как будут разворачиваться события дальше.

Увы, осечки не вышло. Акаев уже дошел до своей машины и открыл дверцу, но тут произошло нечто необъяснимое. Вместо того чтобы сесть в машину, он вдруг резко повернулся и быстро пошел к Жене Вяткину, который стоял неподалеку.

– По внешнему виду этого человека я понял, что это тот, с кем я должен иметь дело, – рассказывал на допросе Вяткин. – Даже когда он начал открывать двери, я никак не реагировал и стоял в стороне. Я все еще надеялся, что он сядет в машину и уедет.

Вяткин мысленно молил бога, чтобы судьба увела от него этого человека подальше. Сам он уже не мог противиться ей. Машина смерти была запущена, и вряд ли кто мог ее остановить.

Акаев не сел в машину, а направился к Вяткину. Может, он интуитивно почувствовал опасность, исходящую от этого худощавого, приятной внешности молодого человека, и Занди решил развеять смутные предчувствия. Он не спеша приблизился к Вяткину, который в этот момент пребывал в полном оцепенении, и представился… сотрудником уголовного розыска. Стал ощупывать Вяткина, проверять его карманы. Вяткин не сопротивлялся и, прикусив в напряжении губы, ждал, что будет дальше. Это продолжалось до тех пор, пока Акаев не нащупал у него под курткой пистолет.

Занди понял, что интуиция его не подвела. Чувствуя, что находится на волоске от смерти и помощи ждать неоткуда, он кинулся к машине, надеясь спрятаться от смертельного огня за ее железным телом.

– Когда он побежал, я выхватил пистолет уже машинально, но все еще не стрелял, – продолжал признания Вяткин. – Несколько секунд я размышлял, что делать… А потом мое сознание словно пронзила фраза. Это были слова, сказанные когда-то Поляковым обо мне: «Его отправят на Луну». Я знал, что это означает. Отправить на Луну – значит убить. И я перестал соображать. Злость, отчаяние и страх буквально парализовали меня. Машинально поднялась рука, и я, не целясь, пять или шесть раз выстрелил в Акаева. Последнее, что я успел увидеть, – как он добежал до машины и открыл дверку…

Сунув руку с пистолетом в карман, Женя развернулся и побежал куда-то в темноту.

Акаев как подкошенный рухнул в снег в метре от своей машины.

У входа в ресторан стали собираться зеваки. Работники ресторана немедленно вызвали милицию и «Скорую помощь».

Прибывшая на место происшествия милиция обнаружила в пятнадцати метрах от «девятки» шесть гильз от 9-миллиметрового пистолета.

Тем временем Вяткин, еще не до конца осознавая, что натворил, быстро шел по темным закоулкам города. Он поминутно оглядывался, и его даже удивляло, что его никто не преследует, что милиция до сих пор не перекрыла все улицы города. У пятиэтажного дома он остановился и, убедившись, что поблизости нет людей, нырнул в подъезд. Он спрятал пистолет на чердаке, завернув его в кусок газеты.

– Я убил его, – произнес он с порога, когда ему открыла Наталья Мякишева. Затем прошел на кухню и опустился на стул. В мыслях был какой-то хаос. Невыносимая усталость навалилась на него, и Женя едва нашел в себе силы поднять стакан с водкой.

Утром его разбудил Поляков.

– Все нормально, – сказал он. – Ты сделал все, как надо.

Вскоре пришел хозяин квартиры. Он уже успел побывать рядом со злополучным рестораном и собрать сплетни и слухи.

– Тебя хорошо запомнили, – сказал он Вяткину. – И в милиции уже составляют твой фоторобот. Сваливай-ка ты. И чем быстрее, тем лучше.

– Поедешь в Лесной к моему брату, – решил Поляков.

– А что делать с пистолетом? – равнодушно спросил Вяткин.

Он сходил к пятиэтажке и поднялся на чердак. Пистолет лежал на том же месте, где Женя оставил его вчера. Парень с удивлением рассмотрел оружие, словно видел его в первый раз. «Стар» отливал матовой сталью. Он был тяжелым и холодным. «Неужели я это сделал?» – подумал Вяткин.

Наталья проводила его на молочную кухню, где работала.

– Заверни как следует, – прошептала она, а затем спрятала тяжелый сверток в холодильник.

Вяткин делал все машинально. Все, что окружало его, ему казалось погруженным в туман. Он не замечал ни прохожих, ни холодного, секущего ветра, ни полного сострадания взгляда Мякишевой.

Она проводила его на вокзал и купила билет.

На следующий день Вяткин вместе с Поляковым был задержан милицией в поселке Лесном.

Акаева на самолете доставили в больницу, сделали несколько операций и спасли ему жизнь.

Подозреваемый в организации серии убийств на чеченцев Прокоп Славянский, он же Вячеслав Стяжкин, был объявлен в федеральный розыск.

Об этих событиях вспоминает подполковник Геннадий Максимчук, начальник межрайонного отдела уголовного розыска УВД Кировской области:

– Розыск проводился в нескольких регионах страны, прилегающих к Кировской области. Это Татарстан, Удмуртия, Ижевск, непосредственно Киров. В конце концов это дало свои плоды. Стяжкин был задержан в Москве после проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Не думаю, что у Вяткина были какие-либо предубеждения против чеченцев. Личность Стяжкина сыграла тут важную роль. Мне кажется, что, не окажись он на пути Вяткина, судьба парня сложилась бы иначе. Маловероятно, что он стал бы стрелять в человека. Просто стечение обстоятельств для него оказалось неблагоприятным.

Стяжкин на допросах вел себя самоуверенно, категорически отрицал свою причастность к организации покушений на чеченцев. Очная ставка Стяжкина с Вяткиным больше походила на общение удава с кроликом. Женя Вяткин за все время очной ставки ни разу не поднял глаза на Стяжкина, в то время как тот буквально гипнотизировал парня.

– От него исходила какая-то отрицательная энергия, – вспоминает старший следователь отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Кировской области Игорь Новоселов. – Я поговорил с ним всего полчаса, и вдруг ни с того ни с сего у меня невыносимо заболела голова. Стяжкин очень мстительный человек. Работать с ним было очень тяжело.

Все обвиняемые, проходящие по этому делу, полагали, что главным мотивом, который побудил Стяжкина организовать бойню в Вятских Полянах, была его личная неприязнь к лицам чеченской национальности. Получался образ мстителя, борца за этническую чистоту родного города. С похожей формулировкой было составлено и обвинительное заключение: Стяжкин был обвинен в том, что совершил покушение на «убийство на почве национальной вражды».

На почве национальной вражды…

Однако на этот счет имеется множество довольно противоречивых мнений.

– Преступная группировка чеченцев в Вятских Полянах просто перехлестнулась с преступной группировкой Стяжкина, – предполагает Геннадий Максимчук. – Если бы на месте чеченской этнической группировки оказалась другая группировка, Стяжкин действовал бы точно так же. А все его слова о засилье чеченцев и прочем – идеология, с помощью которой он обрабатывал таких парней, как Вяткин. Однозначно.

Поляков же думает иначе:

– То, что он чеченцев ненавидел, это факт. Стяжкина аж трясло, когда он про них говорил…

Трудно было бы прийти к окончательному выводу в этой истории, если бы в распоряжение следствия не попала одна любопытная видеозапись, сделанная любительской камерой. Зал ресторана, звучит музыка. Дружная компания отмечает день рождения молодого предпринимателя. За столом сидят чеченцы и русские. Хорошая закуска, много спиртного. Посреди зала танцует Занди Акаев. А за столом, среди гостей, сидит Вячеслав Стяжкин. Звучат тосты с пожеланием здоровья и заверения в вечной дружбе… Пройдет всего год, и Стяжкин станет заказчиком убийства, а Акаев – его жертвой, и прозвучат выстрелы…

– Стяжкин был готов к тому, что его в любой момент задержат, – рассказывает начальник УБОП подполковник милиции Игорь Ильин. – Когда он меня спросил, сколько ему в конечном счете грозит, я ответил: как минимум «червонец». Стяжкин усмехнулся и ответил: «Да десять лет я на одной ноге простою!»

Вот так. Не стоит сомневаться, этот человек еще заявит о себе.

Процесс проходил в Кировском областном суде. Провинциальный город на фоне других городов не отличался благоприятной криминальной обстановкой, но подобного преступления здесь еще не знали. После долгих разбирательств суд вынес приговор. Стяжкин получил одиннадцать лет колонии строгого режима.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное