Андрей Дышев.

Семь желаний

(страница 3 из 15)

скачать книгу бесплатно

– В чем вышла, в том должна и вернуться, – негромко объяснила она мне. Пока я думал над смыслом этого решения, Лера подошла к калитке, прицелилась и пнула ногой тяжелую металлическую дверь.

В моем распоряжении было всего несколько секунд. Делая вид, что намерен отцепить трос, я приблизился к «девятке», затем быстро приоткрыл дверцу и провел рукой под водительским сиденьем. Странно, но «стерлинг» лежал на прежнем месте. Что ж, это намного лучше, чем если бы его здесь не оказалось.

Я пошел следом за Лерой. Было заметно, как она волнуется. Нет, не то слово. Она очень боялась возвращаться в этот дом. Но в ее движениях угадывалось стремление казаться сильной и храброй. Чем страшнее ей становилось, тем сильнее она старалась походить на супервумен. Но вся жалкая начинка Леры выпирала настолько явно, что смотреть на девушку без сострадания было невозможно.

– Где же вы? – прошептала она, заходя во двор. – Идите за мной! Не отставайте!

Я понимал, насколько нелепым и смешным обещает быть возвращение Леры в компанию, которая вылила ей на голову ведро помоев и выставила за дверь. Но остановиться не мог. Я утешал себя тем, что иду за этой непутевой девушкой не столько, чтобы защитить ее, сколько для того, чтобы защитить от нее других. «Стерлинг» никак не выходил из моей головы. Пистолет был единственным объектом в этой истории, с которым следовало считаться.

Двор был прилично освещен фонарями, стилизованными под старину. Посреди него стояла елка, более чем наполовину засыпанная снегом. Рядом с елкой – роскошный черный «Мерседес». Узкая дорожка, ведущая к парадному входу, была очищена от снега – очевидно, кто-то чистил ее совсем недавно, метель едва успела припорошить обледеневшую плитку. Лера стремительно пошла по дорожке, но сделала всего несколько широких шагов и поскользнулась на запорошенном льду. Я успел увидеть, как она пытается схватиться за воздух руками и ногами. Уверяю, это было забавное зрелище. Беззвучно и мягко, как плюшевый мишка, Лера шлепнулась на дорожку.

Как подобает настоящему бойфренду, я поспешил на помощь Лере.

– У меня выпали сигареты, – сказала она, стоя на четвереньках. – Второй раз падаю в этом проклятом дворе. Зря, наверное, я надела сапоги с каблуками… Ой, я и очки потеряла!

Триумфальное возвращение получилось несколько скомканным. Мы стали искать очки. Если бы не я, ползать бы Лере на четвереньках до самого рассвета.

– Можно я возьму вас под руку? – произнесла Лера, с опаской поднимаясь на ноги. – Ой, не берите меня под мышки, мне щекотно!

Она надела очки, залепленные снегом, тотчас сняла их, потерла о шубу и надела снова.

– Я без них совершенно слепая, – пояснила она мне, продвигаясь мелкими шажками к крыльцу. – Но во всем виновата эта шуба! Давно хотела купить себе пальто, но все как-то времени не хватает. До самой весны в ней и хожу. Приподнимаю подол и прыгаю через лужи, как кенгуру… Тише! Давайте вести себя так, словно мы давно знакомы, ладно?

Она вызывала во мне невероятно глубокое чувство жалости.

«Какая же она неуклюжая! – думал я, осторожно, как старушку, подводя Леру к каменным ступеням. – Да она просто классический объект для насмешек! Коза отпущения, если можно так выразиться».

Я сильно сомневался в том, что Лере удастся что-либо доказать. Компания избавилась от девушки, как от балласта, и скорее всего конфликт на этом был исчерпан. О ней уже забыли. Кому захочется опять вспоминать неприличную записку и выяснять, кто ее написал? Леру слушать никто не станет. Ее снова выставят за дверь – может быть, благодаря мне, под каким-нибудь вежливым предлогом. И все.

Бедная Лера уже тряслась как осиновый листок.

– Так… – шептала она мне, поднимаясь по ступеням. – Сейчас мы зайдем… Делаем вид, что ничего не случилось… Ухаживайте за мной, ладно?.. А я эту Карась… я ее… я ей все плавники повыдергиваю…

Лера вдруг увидела лежащий на перилах молоток и схватила его.

– Зачем это вам? – спросил я.

– На всякий случай!

Я с трудом вырвал молоток из руки девушки.

– Я их сейчас всех поубиваю! – накручивала себя Лера. – Они думают, что все им сойдет с рук. Что меня можно безнаказанно оболгать!.. Я буду вам очень, очень благодарна… Вы только не отходите от меня ни на шаг, а то они мне кишки выпустят…

Как всякий впечатлительный и мнительный человек, она явно преувеличивала опасность, подстерегавшую ее в особняке. Но ее нервозность ни в какой мере не передалась мне. Мне было ровным счетом наплевать на то, что нас ожидает за тяжелой дубовой дверью. Чтобы успокоить Леру, я слегка сдавил пальцами ее руку чуть выше локтя и спросил:

– Вам еще не надоело дергаться?

– Я их сейчас…

Лера снова попыталась сформулировать угрозу в адрес бывших коллег, но вдруг из-под лестницы раздался свирепый лай цепного пса. От такой коварности животного у меня мгновенно сработал рефлекс охотника, и я схватился рукой за воздух, отыскивая несуществующее ружье. Реакция Леры оказалась куда более впечатляющей. Девушка негромко ахнула и стала оседать мне на руки. Я сначала подумал, что она всего лишь играет, с юмором изображая испуг. Но Лера оседала все ниже и обязательно растянулась бы на полу перед дверью, если бы я не схватил ее под мышки.

Она была в полной отключке. Видимо, у моей тщедушной мстительницы нервы были так напряжены, что внезапный лай собаки лишил ее сознания.

Мне ничего не оставалось, как взять девушку вместе с ее сумкой на руки и стукнуть в дверь ногой.

Прежде чем дверь открылась, я стукнул еще раза два или три. Тот, кто открыл, предусмотрительно надел цепочку. В узком проеме показалось лицо худощавого мужчины, бритого почти наголо, с длинными, опускающимися на подбородок усами. На нем был темный свитер с плотно облегающим горло воротником.

– Что нужно? – хриплым голосом спросил он.

Я решил, что это и есть хозяин дома Марко.

– Это ваша Лера, – сказал я, приблизив безжизненное лицо девушки к проему. – Возвращаю.

Мужчина что-то проворчал, снял цепочку и распахнул дверь. Я увидел продолговатый сумрачный коридор. Немолодая дама в крупных очках пристально смотрела на меня из-за спины хозяина.

– Куда ее можно положить? – спросил я, понимая, что своим появлением с Лерой на руках озадачил обитателей дома и они растерялись.

– Идемте, – сказал хозяин и пошел в темноту коридора.

Дама в очках, словно нехотя, уступила мне дорогу. У нее была короткая стрижка, а очки закрывали добрую часть лица. На ее шее висели многочисленные деревянные бусы, а пальцы украшали тяжелые серебряные перстни. Дама держала в руке сигарету в длинном мундштуке и язвительно улыбалась.

– А я предупреждала, что Барби еще устроит нам сладкую жизнь, – сказала она низким, почти мужским голосом. – Вот только зачем вносить ее в дом?

– А что, оставлять на морозе? – не оборачиваясь, риторически спросил хозяин.

– Почему бы и нет? – пожала плечами дама.

Я прошел мимо нее, уловив крепкий запах горьких духов. Хозяин остановился у двери, распахнул ее и зажег свет.

– Сюда, – сказал он.

Я зашел в маленькую комнату, в которой из мебели были лишь диван, платяной шкаф и тумбочка. В этот момент Лера пришла в себя. Не знаю, насколько быстро она сообразила, где находится, но лечь на диван отказалась категорически. Сопротивлялась она так отчаянно, будто я пытался ее насиловать.

– Отпусти! – крикнула она и стала махать ногами.

Я едва ее не выронил. Лера стукнула каблуками о пол и широко расставила ноги, чтобы удержать равновесие.

– Голова закружилась, – сказала она, опираясь о мое плечо. – Сейчас… сейчас…

– Так она жива? – без особого удивления произнесла дама, появившаяся в дверях, и стала с откровенным любопытством рассматривать меня. Я так и не понял, она опечалилась, что Лера оказалась жива, или обрадовалась этому.

– Прикройте дверь, – попросил я хозяина.

Он попытался выполнить мою просьбу, но дама как ни в чем не бывало продолжала стоять на пороге.

– Отойдите, пожалуйста, – сдержанно попросил ее хозяин.

Улыбаясь, она выпустила ему в лицо струйку дыма и с видом большого одолжения сделала шаг назад.

Когда хозяин закрыл дверь, Лера позволила себе сесть на диван. Она была еще очень бледна и не могла поднять голову. Хозяин подошел к тумбочке, взял с подоконника бутылку минералки, плеснул в стакан и присел перед Лерой.

– Очухалась? – спросил он и покачал головой. – Лучше бы ты не возвращалась… Выпей, дура, водички!

Он поднес стакан к губам девушки. Лера ударила его по руке, минералка выплеснулась, несколько капель попало мне на лицо. Мне показалось, что хозяин сейчас даст ей пощечину. Я потянул его за ворот свитера, заставляя встать, и толкнул к двери. Он не сопротивлялся, безвольно задевая углы. Когда мы оказались с ним в коридоре, я прислонил его к стене и спросил:

– Ты как себя чувствуешь?

– Прекрасно, – ответил хозяин.

От него как-то странно пахло, словно он долгое время провел на складе поношенных вещей.

– Смотри мне! – погрозил я ему пальцем. – Чтобы никаких истерик!

Хозяин, часто моргая, посмотрел мне в глаза и вдруг начал негромко хихикать. Пришлось мне легонько ударить его в солнечное сплетение. Хозяин замолк, скрестил руки на груди и посмотрел на меня в упор.

– А ты кто такой? – вдруг спросил он и с подозрением прищурился.

– Бойфренд, – ответил я и хлопнул хозяина по плечу. Тот от удара присел и снова тоненько захихикал.

Я оставил его в покое, повернулся и пошел к выходу, убежденный в том, что свою миссию выполнил. Дойдя до двери, я надавил на ручку, но дверь не поддалась. Я стал искать задвижку или шпингалет, но дверь, оказывается, была заперта на замок, а ключа в замочной скважине не было.

На всякий случай я двинул по двери ногой и обернулся, чтобы спросить у хозяина, где ключ. Но хозяин, встретившись со мной взглядом, быстро юркнул в какую-то дверь и заперся.

Пришлось возвращаться в коридор.

– Марко, – многообещающим тоном произнес я, вежливо постучав в дверь. – По-хорошему тебя прошу, открой!

Из-за двери, на которой был нарисован писающий мальчик, не раздавалось ни звука. Я ударил по ней кулаком. Дверь жалобно заскрипела.

– Марко, тебе дрова нужны? Сейчас сделаю! – пообещал я.

– Не надо, – донесся до меня приглушенный голос хозяина. – Я сейчас… Минуточку подожди…

– Нет, ты мне не нужен. Ты мне ключ дай и сиди там сколько хочешь.

– У меня нет ключа, – после недолгой паузы ответил хозяин, затем он закашлялся и, словно от невыносимой боли, застонал: – О-о господи… господи… О-о-о…

ГЛАВА 5
АГА, САМОУБИЙСТВО!

Я с растерянным видом почесал щетину на щеке и пошел к винтовой лестнице, ведущей наверх. На ступеньке второго этажа сидела девушка в безумно короткой юбке и скучающими глазами смотрела на стену. Коротенький ежик на ее голове был огненно-рыжим, почти красным, отчего девушка напоминала клоуна в гримерной. Она медленно подносила к губам сигарету, глубоко затягивалась и при этом сильно морщила лоб. Я сразу заметил на ее запястье татуировку в виде браслета.

– Кика? – спросил я.

Девушка затушила окурок о ступеньку и подняла на меня недоброжелательный взгляд.

– Для кого Кика, – ответила она, – а для кого Кира Анатольевна.

Я сел рядом с ней. Девушка искоса смотрела на меня.

– Кира Анатольевна, – сказал я, вынимая из кармана уже изрядно помятое «пожелание». – Неужели Лерка могла написать такую хренотень? «Плюнуть в лицо», «тварь»… Да она и слов таких не знает.

Не поворачивая головы, Кика мельком глянула на записку и отвела глаза.

– А ты кто? Леркин адвокат? – спросила она.

– Нет. Я ее бойфренд.

Кика с пониманием кивнула и посмотрела на меня оценивающе.

– Неплохо, – сказала она. – Никогда бы не подумала.

– Я сам удивляюсь, – признался я. – И все-таки, ты уверена, что это писала Лера?

– Не уверена, – ответила Кика. – Но подписалась бы под этим с удовольствием.

– Так, может быть, это ты написала?

– Нет, не я, – без напряжения ответила Кика.

– А кто?

Кика пожала плечами:

– Может, Лерка. А может, Виолетта.

– А за что Марко Леру ненавидит? – спросил я. – Дурой обзывает.

– Ненавидел, – поправила Кика и как-то странно взглянула на меня.

– А что, сейчас любит? – не понял я.

– Сейчас он всех любит, – усмехнувшись, ответила Кика.

Я встал и посмотрел на огненную голову Кики сверху. Голова была почти идеально круглая и напоминала закатное солнце. Мне вдруг все надоело: и Лера с запотевшими очками, и обиженный Марко, орущий от боли в сортире, и красноголовая Кика, и Виолетта с мундштуком. А также их глупые записочки с пожеланиями. На волю! В лес! Где стоят величественные ели, весело кружат снежинки, и воздух пахнет арбузами. И быстрее домой. Выпить водочки и позвонить в службу досуга.

– Ты не подскажешь, у кого ключи от входной двери? – спросил я. – Ломать не хочется.

– Здесь Ольга командует парадом, – ответила Кика и зевнула.

– И где эту командующую парадом можно найти?

Кика кивнула на двухстворчатую дверь с матовыми стеклами, находившуюся за ее спиной.

Я распахнул обе створки сразу и увидел перед собой несвежий стол с остатками пиршества. Догорали свечи, засыхали тарелки и вилки, прямо на глазах теряли привлекательность салаты. У камина, в котором едва теплилась жизнь, сидела изящная блондинка с красными, как у альбиноса, глазами. Ее длинные и совершенно прямые волосы спадали на обнаженные плечи. К черному бархатному платью прилип мелкий мусор: обрывки ниток, пух и бумажки. Блондинка прижимала к носу платок и смотрела на меня очень светлыми глазами с черными точками-зрачками. В этом взгляде было что-то змеиное.

– Вы Ольга? – спросил я.

Блондинка ничего не ответила, не кивнула и даже платок от носа не отняла. Видимо, таким способом она сдерживала остатки истерики. В ее глазах вспыхнула настороженность.

– Вы кто? – гнусавым голосом спросила она.

– Старший техник эвакуационной группы, – ответил я. – Доставил вашу Леру вместе с ее машиной. Квитанцию подписывать вы будете?

– Сука, – с хрипотцой произнесла Ольга.

– Кто? – не понял я.

Ольга высморкалась и наконец отняла платок от носа. Нос, как и глаза, был красным.

– Зачем вы привезли сюда эту гадину? – спросила она.

– Служебный долг превыше всего.

– Меня не волнует, что для вас превыше всего, – зло сказала Ольга. – Я поклялась, что она никогда не переступит порог моего дома!

Я развел руками: мол, про клятву слышу первый раз в жизни.

– Может быть, вы слишком категоричны, – осторожно возразил я. – Я, конечно, не знаю всех тонкостей, но…

– Не знаете, так молчите! – перебила Ольга, встала с кресла и швырнула мокрый платок в камин. – Я была бы вам очень благодарна, если бы вы увезли эту тварь туда, где подобрали!

– Прежде я хотел бы сам выйти из вашего дома, – ответил я.

– Я вас не задерживаю, – холодно произнесла Ольга, подошла к столу и налила в бокал красного вина.

Я продолжал стоять на пороге комнаты.

– Что еще? – нервно спросила она.

– Дверь заперта на ключ, – ответил я.

– Ключ должен быть в двери.

– Если его можно увидеть невооруженным глазом, то в двери его нет. И ваш муж сказал…

– Что?! – Ольга круто повернулась ко мне лицом. В ее глазах застыл испуг.

Я мысленно прокрутил свою последнюю фразу. Вроде бы ничего оскорбительного.

– Я хотел сказать, – медленно, словно шел по минному полю, произнес я, – что ваш муж тоже не знает, где ключ.

Ольга смотрела на меня широко раскрытыми глазами. Бокал выпал из ее руки и грохнулся на стол.

– Вы что? – шепотом произнесла Ольга. – С ума сошли?

Я почему-то неуверенно пожал плечами.

– Вы… – лепетала Ольга. – Вы…

Такого пронзительного взгляда я не видел давно. У меня даже мурашки поползли по спине, и я стал двигать плечами, словно вшивый. Ольга медленно двинулась на меня. Я мысленно посочувствовал Лере. Оказывается, Ольгу можно ввести в состояние истерики совершенно безобидной фразой. Может быть, у нее психическая аномалия, и она не выносит даже косвенного упоминания о своем муже?

– Вы говорите неправду, – произнесла Ольга, глядя на меня своими прозрачными глазами. – Вы не могли видеть моего мужа… Зачем вы издеваетесь надо мной?

Благоразумие подсказало мне, что лучше промолчать. На всякий случай я стал пятиться к двери. Мне еще сильнее захотелось выбраться из этого идиотского дома, нырнуть в уютный салон своего джипа, врубить музыку на полную мощь и помчаться сквозь метель по заснеженной дороге.

Ольга, продолжая надвигаться на меня, выдавила меня за пределы комнаты. Как только я оказался у лестницы, она с силой захлопнула обе створки двери перед самым моим носом. Хорошо, что я не Буратино.

– Не дала? – спросила меня Кика, увидев мое растерянное лицо.

– Ты о чем? – не понял я.

– О ключе.

– Нет у нее никакого ключа, – печально пробормотал я. – Нет так нет. Будем ломать. Эх, раззудись плечо!

Кика встала со ступени, отряхнула и одернула юбку. Она оказалась низенькой и едва доставала мне до подбородка.

– А тебе дрова не нужны, Кира Анатольевна? – спросил я, не зная, почему именно с этой бывшей зэчкой мне хочется говорить доверительно. – Дубовые, высший сорт.

– Можно просто Кика, – разрешила девушка.

– Ты не знаешь, почему Ольга так странно отреагировала, когда я сказал про ее мужа?

– А что ты сказал про ее мужа? – уточнила Кика, перегнулась через перила и сплюнула в пролет.

– Да ничего особенного. Сказал, что мы с ним очень мило поговорили…

– Тише! – перебила меня Кика и приложила палец к губам. – С кем это ты мило поговорил? С Марко?

– Ну да, с хозяином.

– И как давно?

– Минут двадцать назад! – Я показал Кике ладонь. – Вот, пыль от его свитера осталась.

Кика криво усмехнулась:

– Ты мог говорить с кем угодно, только не с Марко.

– Почему? – удивился я.

– Сейчас узнаешь, – пообещала Кика, снова посмотрела вниз и, поманив меня за собой, стала медленно подниматься на мансарду.

Я пошел за ней, стараясь, как и девушка, не греметь тяжелыми ботинками по ступеням. Лестница уперлась в дверь. Кика вытянула из-за пояса юбки край кофточки, накинула его на ручку и только после этого нажала на нее.

Дверь беззвучно распахнулась. Кика не стала переступать порог, отошла в сторону, чтобы я мог вволю полюбоваться зрелищем.

Я понял, что мне посчастливилось лицезреть самый интересный объект в этом доме. Моему взору открылась узкая комната под скошенным потолком. Кровать, смятая постель, журнальный столик с ополовиненной бутылкой водки и пустым бокалом, опрокинутое кверху ножками кресло, куски битого бутылочного стекла. И лежащий на полу в луже крови мужчина.

– Вот это и есть Марко, – тихо сказала Кика.

Я понял, что ошибся, приняв за хозяина усатого.

– А Лера говорила, что у него истерика, – произнес я. – Ни хрена себе истерика! Значит, он покончил собой…

– Ага, покончил, – кивнула Кика, ногой закрывая дверь, и стала спускаться вниз. На середине пролета она остановилась и повернулась ко мне: – Только после самоубийства он куда-то пистолет спрятал – до сих пор найти не можем.

ГЛАВА 6
КОГДА ПРОГРЕМЕЛ ВЫСТРЕЛ

В первое мгновение я не понял, что она от меня хочет. Кика крепко схватила меня за руку и потянула вниз.

– Быстрее! – шептала она.

Как я ни старался, не мог догадаться, что же обратило Кику в бегство. Мы свернули в коридор и побежали в его конец. Там Кика открыла торцевую дверь и затолкала меня в маленькую комнату с мягкими коврами, которые лежали и висели повсюду. Закрыв за собой дверь, она перевела дух.

– Кого ты так испугалась? – спросил я.

Она коснулась пальцами моих губ и минуту вслушивалась в тишину.

– Она запретила подниматься на мансарду, – тихо сказала она. – Боится, что до прихода милиции мы смажем следы.

– Кто? Ольга?

Кика кивнула.

– Вот что, – негромко произнес я, обнимая девушку за плечи и отводя ее от двери. – Расскажи мне, как это случилось с Марко?

– А разве тебе Лера не рассказала? – ревниво удивилась Кика.

– Рассказала, да я был пьян и слушал невнимательно.

– Ага, – ответила Кика, недоверчиво посмотрев на меня. – С трудом верится.

Она словно хотела сказать: вот если бы я была твоей девушкой, то рассказала бы все в подробностях.

– Ты первой нашла труп? – спросил я.

– Я? – воскликнула Кика. – С чего ты взял?

– Тропинку на мансарду уже протоптала.

– Это тебе так кажется! – заверила меня Кика и похлопала ладонью по моей груди. – Просто мне доставляет удовольствие смотреть на мертвого Марко.

– Чем же он тебе так насолил при жизни?

– Долгая история, – ушла от ответа Кика. – А ты любопытный!

Она вынула из кармана кофточки пачку сигарет. Я отдернул штору и посмотрел во двор. Мощный фонарь заливал сугробы и расчищенную от снега дорожку мертвенно-белым светом. Метель улеглась, и на черном небе начала проявляться наполовину сточенная луна.

– Сразу после выстрела мы впятером побежали на мансарду, – сказала Кика, прикуривая. Сигарету во рту она держала по-мужски – в углу рта, крепко сжимая фильтр зубами.

– А когда вы услышали выстрел? – спросил я, осматривая оконную раму – можно ли ее выбить и спрыгнуть вниз?

– Когда сидели в гостиной.

– Это там, где накрыт стол?

Кика старательно раскуривала сигарету. Она делала это так долго, что мне захотелось выхватить у нее сигарету и самому раскурить ее.

– Выходит, в момент выстрела за столом сидела вся компания? – без особого любопытства спросил я.

– Вся? – повторила Кика и зачем-то посмотрела на потолок. – Нет, не вся. Была Ольга. Была Виолетта. Дворник…

– Какой дворник?

– А здесь дворник есть. Кажется, его зовут Клим… Не помню точно…

– Он был с вами весь вечер?

– Нет, – отрицательно покачала головой Кика. – Его Марко пригласил рюмку выпить и пожелание написать.

– Значит, в момент выстрела за столом сидело трое?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное