Андрей Дышев.

Русский закал

(страница 2 из 46)

скачать книгу бесплатно

С легкой нервной дрожью в пальцах я снял оба паруса, кинул якорь и включил сигнальный фонарь. Тимке красная лампочка на стеньге не понравилась.

– Выруби этот прожектор, – сказал он и, не дождавшись, пока я снова спущусь в каюту к приборному щитку, перерезал ножом тонкий проводок, бегущий по мачте. Убрал нож в рюкзак и вынул оттуда небольшой темный предмет. – Руку! – вдруг сказал он.

– Что? – не понял я.

Тимка не стал повторять, схватил меня за локоть, потянул на себя, и я почувствовал на запястье холодный металл. Раздался щелчок. Пока я соображал, что он творит, Тима подтолкнул ко мне блондинку, легко заломил ее руку и защелкнул на ее запястье второй наручник.

– Скованные одной цепью, связанные одной целью… – пропел Тимка и похлопал меня по плечу. – Извини, капитан, но я не уверен, что ты не слиняешь из нашей дружной компании. Милочка – прекрасный балласт, мастер спорта по скоростному утоплению, она поможет тебе быстро пойти ко дну… Желаю вам приятной ночи!

Он зевнул и, рассовав под мышки консервы, флягу, рюкзак, исчез в каюте.

Глава 4

– Ну что ж, – сказал я, расстилая одной рукой одеяло на крыше, – кажется, на сегодня программа исчерпана. Тебе повезло, я не храплю во сне.

Я лег на спину, подложив под голову свободную руку. Блондинка сидела рядом, глядя в темноту и прислушиваясь к невнятным голосам в каюте.

– Сволочь, – выдавила она из себя и повалилась рядом со мной.

– Да брось ты! Не принимай близко к сердцу. Вы, разбойники, должны быть ко всему приучены, так ведь?.. Как тебя зовут? Милочка?

– Ольга.

Она лежала тихо, я не слышал даже ее дыхания. Прикованный к не умеющей плавать девице, я не рискну прыгнуть в воду, даже если Тимка станет угрожать мне пистолетом. Совсем не хочется в тридцать два года разделить участь Муму.

– Поворачиваться во сне только лицом друг к другу, – сказал я. – Во избежание травмы руки.

Девица молча смотрела на звезды.

– Я вот все думаю, – никак не мог замолкнуть я, – а можно ли заниматься любовью в наручниках?

– Послушай, – тихо сказала Ольга, не поворачивая головы, – надеюсь, ты плаваешь хорошо?

– Не настолько хорошо, милая, чтобы тащить тебя на буксире.

– Тс-с-с, – Ольга приложила палец к губам.

Из каюты раздался стук, похожий на звук падающего тела. Затем Тимка невнятно выругался, а еще через минуту его голова высунулась из каюты.

– Господа заложники! – едва ворочая языком, произнес он. – А не желаете ли выпить по бокальчику доброго испанского вина?.. Вы что, не любите Испанию? Напрасно! Нет ничего прекраснее этой страны. Только вам, бегемотам, ее не видать как своих ушей… Ну так что?

Он покрутил в руке флягу, в ней что-то булькнуло. Мы промолчали.

– Ну, как хотите!

Он, пошатываясь, встал на краю борта спиной к нам. Зажурчала вода. Затем Тимка громко икнул, пожелал нам спокойной ночи и исчез в проеме.

– Здорово он нажрался, – вслух подумала Ольга и, свесившись вниз, посмотрела в маленькое окошко. – Ух ты! – сказала она со странной интонацией.

– Нехорошо подглядывать, – ответил я и, когда Ольга снова легла рядом, в свою очередь, сделал то же самое.

Тимка сидел за столом, заваленным закуской, стаканами, кусками хлеба. Валери лежала на нарах рядом с ним, кое-как укрывшись простыней, ненавязчиво демонстрируя смуглую круглую грудь.

– Боюсь, что у него сегодня ничего не получится, – предположил я.

Ольга дернула рукой в наручнике, и металлический браслет сильно врезался мне в кожу.

– Послушай меня, – тихо сказала она. – Сейчас эти негодяи уснут, и мы прыгнем в воду.

– Давай лучше по очереди, – предложил я.

– Не волнуйся, я отлично плаваю.

– Вот как? А у твоего приятеля на этот счет другое мнение.

– Я нарочно говорила ему неправду, он поверил. Это козырь, который я припрятала на всякий случай. И этот случай наступил.

– Может, нам все-таки лучше заняться любовью? – продолжал хохмить я. – Это не так опасно.

– Ты еще ничего не понимаешь, – говорила она, не обращая внимания на мои реплики. – Тима – страшный человек, его за аферы выгнали из казино. Ему ничего не стоит пристрелить нас обоих. Так скорее всего он и сделает, если мы сами не побеспокоимся о себе.

– А может быть, ты в самом деле хочешь улизнуть к своему Слону? – Я повернулся на бок и оказался лицом к ней, провел рукой по ее щеке. – Признайся, что вы вдвоем кинули Тиму. Признайся, я не скажу ему, честное пионерское!

– Дурак! Кретин! – Она хлестко ударила меня ладонью по щеке. – Отвали от меня!

Я, морщась, потирал скулу, которая за сегодняшний сумасшедший день натерпелась вдоволь.

– Простите, мадам, но дальше чем на метр, отвалить от вас никак не смогу.

– Если мы со Слоном решили бы завладеть всеми деньгами, то сделали бы это, уверяю тебя, быстро и красиво… К сожалению, он оказался дерьмом и предал меня.

Она отвернулась, и я почувствовал, что плечи ее вздрагивают. Я привстал.

– Кажется, ты пытаешься добавить соли в море? Напрасное занятие. Эх, и платочка у меня нет.

Я погладил ее по плечу и стал раздумывать, смог бы я бросить из-за чемодана денег такую мягкотелую девчонку. Прийти к какому-либо конкретному решению мне не удалось, но вслух я красиво солгал:

– На месте Слона я бы так не поступил.

– Я думала, он любит меня, – всхлипнув, сказала Ольга.

– Правда? – искренне удивился я. – А мне показалось, что ты ревнуешь Тимку к Валери.

– Вот еще! – после паузы ответила девушка слегка изменившимся голосом. – Мало ли что тебе может показаться.

– А откуда у Слона чемодан денег?

Она долго молчала, словно раздумывая, можно ли мне доверить тайну. Потом медленно ответила:

– Это мои деньги.

– Понятно. И часто тебе кидают чемоданы с проходящих мимо кораблей?

Неожиданно из каюты снова раздался звук, словно на пол упало что-то тяжелое. Мы свесились с крыши – каждый в свою сторону – и посмотрели в окошки. Валери, кажется, крепко спала, накрывшись простыней с головой. Тимку я не сразу увидел. Наверное, он упал с нар, но так и не проснулся. Только потом я заметил его две ноги, торчащих из-под стола.

– Готов, – шепнула Ольга и теснее прижалась ко мне. – Я расскажу все, чтобы ты больше не задавал глупых вопросов… Полгода назад в Тверской области умерла моя бабка. Вместе с домом мне в наследство перешли ее старинные иконы. Иконы как иконы, до встречи со Слоном я понятия не имела, какую ценность они из себя представляют. Слон увидел и схватился за голову. «Если продать их за границей, ты станешь миллионершей! Долларовой миллионершей!» – сказал он мне. И мы стали думать, как вывезти их из России. Вышли на Валери. У нее оказались родственники на литовской таможне. Договорились с ней, но она потребовала взять в дело своего друга из местного казино – Тиму. Пришлось согласиться. Из Польши уже не составило особого труда переправить иконы в Турцию. Там Слон сдал иконы в некую фирму, торгующую антиквариатом. Прошло три месяца, и нам сообщили, что всю коллекцию взял заезжий богач из Нидерландов за семьсот пятьдесят тысяч долларов. Полмиллиона из них торговая фирма выплачивала нам… Тихо! Это не он бубнит?

Я прислушался, но ничего не различил среди мерного шума волн за бортом.

– Так вот, – продолжала Ольга. – Мы отправили в Стамбул Слона. Проносить через нашу таможню чемодан долларов – дело очень рискованное, можно потерять если не все, то половину. Слон предложил свой план – сбросить с теплохода «дипломат» в герметичной упаковке, когда они будут проплывать мимо Капчика. Мы выяснили точный день и время, когда это должно произойти. Оставался пустяк – нанять какое-нибудь суденышко и подобрать «дипломат»… Ну вот, остальное ты знаешь.

– И вы сначала наняли моторку, но по какой-то причине поиск чемодана не удался. И тогда вы решили взять на абордаж мою яхту? – дополнил ее рассказ я.

Ольга, это было хорошо заметно, вдруг смутилась и замолчала. Она с испугом посмотрела на меня, потом медленно произнесла:

– Откуда тебе известно про моторку?

Я, в свою очередь, удивился ее реакции на мои слова.

– А почему это тебя так взволновало? Вы же сами говорили, что брали напрокат моторку, причем на паспорт Валери. Я так понял, что лодка нужна вам была для этой же цели.

– Ну, в общем, да, – ответила Ольга. – У нас, понимаешь, быстро кончился бензин. Да и нельзя моторке далеко от берега уходить. А яхты – мы видели – на самом горизонте плавают.

Это точно, подумал я, яхты плавают на самом горизонте, и снова заглянул в бортовое окошко. В голубом свете дежурной лампы с трудом различил два продолговатых силуэта: Валери и Тимы, лежащих на нарах голова к голове. Значит, он не настолько пьян, раз сам поднялся с пола и лег на нары. Ольга дернула меня за руку и прошептала:

– Можешь не смотреть. До утра он – покойник.

Глава 5

Мы плыли на спине, поочередно делая взмахи свободными руками. Сначала, пока не отплыли далеко от яхты, медленно и почти беззвучно, а затем стали работать изо всех сил и благодаря этому не замерзли окончательно. Мы вышли на берег, где громоздились гигантские валуны, дрожа от холода, принялись стаскивать с себя мокрую одежду. Должен сказать, что делать это было чертовски неудобно, и наши свитера в итоге повисли тяжелыми мокрыми комьями на перемычке между наручниками. Стащить их для просушки не было никакой возможности. Ольга, казавшаяся почти черной в призрачном свете луны, села на корточки, сжалась в комок, совсем не испытывая стыда, но мучаясь от холода, и сердито сказала:

– Ну что ты уставился? Голой женщины не видел? Сделай что-нибудь с этими дурацкими кандалами!

Я подыскал увесистый булыжник и, прижав перемычку наручников к острому краю камня, тремя ударами разрубил нашу связку.

Мы развесили свитера и джинсы на витиеватых ветвях можжевелового дерева, я насобирал хвороста и зажигалкой, которую перед побегом предусмотрительно завернул в полиэтиленовый пакет, запалил костер. Пламя быстро разрослось, стало тепло, и от нашей одежды повалил густой пар. Мы не боялись, что с яхты могут случайно заметить отблески костра, потому как от моря нас отделяла внушительных размеров скала, за которой мы чувствовали себя в относительной безопасности.

Ольга извлекла из своих волос шпильку, и при помощи этого нехитрого приспособления я освободил наши запястья от железных браслетов.

Мы сидели друг против друга, между нами извивалось жаркое бездымное пламя, и я с нескрываемым удовольствием рассматривал бронзовое тело Ольги, очерченное контрастными тенями.

– Разве мог предположить сегодня утром, – сказал я, – что меня возьмут в заложники пираты, а потом совершу побег с очаровательной девушкой, и мы проведем ночь у костра… Невероятно!

Чтобы слегка подкрепиться, я наскоро поджарил мидий на листе жести от дорожного знака, невесть откуда взявшегося тут. Ольга следила за моими поспешными сборами молча. Казалось, она чего-то не понимает или же хочет сообщить нечто важное.

– Ты серьезно решил бежать сейчас в поселок за рыбаками? – спросила она.

– Серьезней не бывает, – ответил я, туго зашнуровывая еще не совсем просохшие кроссовки.

– И это необходимо делать именно сейчас?

– А когда же, милая? Каждая минута дорога!

– Ты боишься за яхту? Но что этот пьяница может сделать с ней?

– В самом деле, почти ничего. Разве что стукнется разочек о скалы.

– Сколько стоит эта твоя дурацкая яхта?

– Несколько миллионов.

– Чего? Долларов?

– Что ты, голубушка! Деревянненьких.

– А хочешь заработать двести пятьдесят тысяч долларов?

Я уставился на нее красными от бессонницы глазами, но, уверен, она сумела разглядеть в них неистребимую страсть к альтруизму и бескорыстию.

– Ни в какие авантюры я больше не влезаю, – лаконично ответил я, абсолютно уверенный, однако, в том, что она будет навязывать мне свои дурацкие доллары.

– Это не авантюра, – сказала Ольга. – Это закон справедливости. Я должна получить свои деньги обратно. Если ты мне поможешь, то получишь гонорар.

– Нет-нет, спасибо! – покачал я головой. – Я человек от природы скромный. Мне вполне достаточно яхты, машины и особняка на побережье. Обратись за помощью лучше к Тимке.

– Этот подонок не получит от меня и ломаного гроша! – Ольга в сердцах швырнула ветку в костер. – Я уже никому не верю… А ты, по-моему, не сволочь.

– Я признателен вам за столь высокую оценку моих скромных человеческих качеств, и в связи с этим…

– Да прекрати же ты паясничать! – оборвала меня Ольга. – Дело совершенно простое, стопроцентная гарантия безопасности. Слон один, без оружия, и не станет обращаться в милицию за помощью, потому как у него самого рыльце в пушку. Я знаю, где его найти. Наверняка деньги при нем. Ну что тебе стоит отобрать у него то, что принадлежит мне? Разве ты не можешь сделать это ради меня?

– Светает, – сказал зачем-то я.

– У нас мало времени, – глухо сказала Ольга и, подойдя ко мне со спины, положила свои нежные руки мне на плечи. Мне не составило большого труда показать ей, что стремительно схожу с ума и уже готов кинуться ради этих рук в огонь и в воду, потому как Ольга в самом деле взволновала меня.

Глава 6

Мы шли по тропе через реликтовый лес к поселку. Ночь рассеивалась, мягкие синие тени окружили нас со всех сторон. На небе погасли последние звезды, и вскоре мы отчетливо увидели бухту и матовые горы, обрамляющие ее.

– Откуда ты знаешь, что его можно будет найти рядом с казино? – спросил я.

Ольга тяжело дышала, подъем утомил ее. Поэтому, остановившись, она ответила не сразу, подождала, пока успокоится дыхание.

– Интуиция. Я просто хорошо его знаю.

– В шесть утра – в казино?

– Оно работает круглосуточно… Ты не о том думаешь. Слушай меня внимательно и запоминай: мы сделаем ему засаду рядом с казино и будем наблюдать. Когда он появится, я покажу его тебе, а сама уйду и буду ждать в машине…

– У тебя есть машина?

– Не совсем у меня, но не в этом дело! Не перебивай! Тебе надо будет пробежать через старый проходной двор. Его мало кто знает, он весь зарос виноградником, и скрыться там – проще простого. Выбежишь на другой улице, за частным сектором. Там будет стоять белый «Пежо». Прыгаешь за руль и гонишь к твоим рыбакам. Все тебе ясно?

Я пожал плечами.

– Не все. Например, мне совсем не ясно, с чего ты взяла, что Слон к шести утра припрется в казино?

– Господи! – воздела Ольга руки к небу. – Да какая тебе разница, откуда я это взяла? Время?

– Пять тридцать пять.

– Скорее! Мы плетемся, как тарантулы.

– Ольга, откуда ты взялась на мою голову?

– Я твоя судьба… Грузовик! Хватай его! Догони, ну же!

Я кинулся наперерез грузовику, который сворачивал на дорогу, ведущую к поселку. На его бортах было написано «Молоко». Водитель с перепугу рванул руль в сторону и затормозил, когда машина уже успела примять худосочный кипарис.

– Доброе утро! – крикнул я водиле, влезая в кабину. – Гони к Алчаку! Девушка рожает, надо успеть до роддома.

– Э, приятель! – наконец пришел в себя и осмелел водитель. – Какой роддом? Вылазь из машины, мне молоко развозить надо.

Ольга стояла перед машиной, подбоченив руки, и качала головой:

– Ай, ай, ай, какой неотзывчивый гражданин! Человек человеку – брат, отец и мать.

– Понял, антигуманист? – добавил я и повторил: – Заводи, и поехали.

Водила вцепился в руль, будто нам была нужна только эта деталь машины, и насупил брови. Пришлось натянуть ему на глаза кепку и вытащить из кабины. Он громко угрожал нам расправой, но мы не стали его слушать. Ольга заскочила в кабину уже на ходу. Грузовик на горном серпантине – это, конечно, не яхта во время шторма, но тем не менее трижды на крутых поворотах мы едва не вылетели с полотна в пропасть. Ольга при этом лишь прикусывала губу да хваталась за мое плечо, готовясь, должно быть, подарить свой последний в жизни поцелуй.

С грохотом, поднимая облака пыли, мы въехали в курортную зону. Справа замелькала еще пустынная прибрежная полоса с черным кварцевым песком, слева – строй кипарисов, ограждающий дома отдыха, рестораны, бары и кафе.

– Сворачивай! – приказала Ольга. – Смотри направо! Виноградник видишь? Побежишь сквозь него.

Я едва не наехал на одинокого престарелого бегуна и затормозил в кустах между шашлычной и рестораном-казино «Магнолия». Ольга сидела, не шевелясь и не сводя глаз с неоновой вывески, по периметру которой бегали разноцветные огоньки.

– Заводи, – наконец сказала она. – Надо встать с противоположной стороны, у черного входа.

Я больше не задавал вопросов, порылся в шоферском бардачке и выудил оттуда начатую пачку дешевых сигарет. Ольга махнула рукой, и я дал ей прикурить. Мои электронные часы промурлыкали шесть склянок. Ольга полулежала на сиденье и, казалось, потихоньку впадала в дремоту. Я принялся раздумывать, как бы нам отмыться от угона молоковоза, но Ольга вдруг крепко сжала мне локоть.

– Не шевелись, – тихо сказала она. – Вот он.

К черному входу быстро шел человек, который с превеликим трудом вписывался в мои представления о Слоне. Это был парень лет двадцати двух, бритый почти наголо, в широкой майке, спортивных брюках и с хорошими бицепсами. Типичный юный «качок».

– Такой молодой? – удивился я.

– Он просто молодо выглядит, – быстро пояснила Ольга, не отрывая взгляда от лобового стекла. – Ему за тридцатник. Сейчас он зайдет внутрь, а выйдет минут через десять с чемоданом. Не спи же, тебе сейчас действовать!

Как только молодо выглядящий Слон скрылся в дверях казино, Ольга открыла дверцу и выпрыгнула из кабины. Она посмотрела на меня с бешеной любовью в глазах, и я едва не кинулся к ней.

– Только не подведи меня, – прошептала она и вытянула губы в символическом поцелуе. – И у нас с тобой будет все!.. Я люблю тебя!

От таких слов в моем богатом воображении сразу возникли всевозможные картинки сладкой жизни, и я хотел было сказать Ольге, что готов отправиться с ней в кругосветку на яхте, как она вмиг упорхнула, предоставив мне возможность продемонстрировать свою удивительную способность гармонично влезать в авантюрные истории.

Я подогнал грузовик кузовом ко входу в казино, раскрыл двери фургона и стал выгружать ящики с молоком на асфальт. Я как раз выволакивал третий ящик, когда из дверей вышел «качок» с каким-то странным ярко-оранжевым кейсом. Мельком глянул на меня, затем оглянулся по сторонам. Опустив ящик, я с короткого разворота заехал ему кулаком в шею под правую скулу. Этому удару я научился когда-то давно, когда служил старшиной разведроты в Афгане. С тех пор успешно им пользуюсь. Гарантия: противник вырубается минимум на пятнадцать минут. И без особого ущерба для здоровья.

Так и случилось, хотя мне показалось, что мой кулак срикошетил о его плечо, и потому удар получился слабым. «Качок» тем не менее вырубился, правда, кейс выпустил не сразу. Я подхватил его под мышки и затащил в фургон. Придет в себя, молочка попьет. Захлопнул двери. В эту минуту из казино выскочили двое типов в костюмах, глянули подозрительно на меня.

– Мужички, – сказал я им, – накладную на молоко не подпишете?

Они снова посмотрели на меня, на этот раз – как на говорящего дельфина, и быстро удалились в сторону набережной. Я выволок кейс из-под машины и спокойно направился к зарослям виноградника, куда мне велела убегать Ольга.

Через заросли и развалины сарая я в самом деле вышел на параллельную улицу, по обе стороны которой шел ряд частных домиков. Белую машину я увидел сразу, правда, это был не «Пежо», а безнадежно заржавелый «мерс» с фанеркой вместо левого бокового стекла и без номерных знаков. Ольга, как ненормальная, махала мне из кабины и делала страшные глаза. Я на секунду остановился и попытался открыть замки кейса. Черта с два! Помимо обычных замков, там были еще и четырехзначные кодовые.

– Быстрее же, быстрей! – кричала она так настойчиво, что я невольно побежал трусцой.

Машина уже выла и скрежетала, Ольга раскрыла передо мной дверку.

– Кидай чемодан! – крикнула она. – И на заднее сиденье, живо!

– Привет, красавица! – ответил я, с воздушным поцелуем отправляя на переднее сиденье кейс. – А ты разве водишь машину?

Ольга не стала мне объяснять, водит она машину или нет. Она вообще ничего больше не сказала, лишь сильным рывком захлопнула дверцу перед моим носом. «Мерс» с визгом сорвался с места и через мгновение скрылся за поворотом.

Должно быть, не меньше трех минут я с интересом следил за тем, как кружится в воздухе и оседает на землю белая пыль.

Глава 7

Я умирал от жажды и, спускаясь к набережной, рыскал по сторонам в поисках пивной. К моему несчастью, в это время ни пивные, ни кафе, торгующие прохладительной жидкостью, еще не работали. В голове моей витал туман, и мыслей пока не было никаких – ровным счетом ни одной мыслишки, если исходить из того, что они в сознании всплывают в виде слов и междометий. Зато колыхалось целое море чувств – неясных, смутных, больше напоминающих ощущение тупой боли.

Так я добрел до казино. Сверкающая стеклами и никелем иномарка едва не переехала меня, потому что я не отреагировал на ее сигналы. Из окошка высунулся человек и зачем-то постучал себя по лбу. Я брел вперед до тех пор, пока сам чуть не переехал человека – мне под ноги выскочил тот самый тупорылый мужчина в костюме, которого я просил подписать накладную на молоко. «Вот он!» – крикнул мужчина кому-то и, пытаясь что-то вытащить из-за пояса, бросился на меня. Я ломанулся через заросли кипарисов в сторону. Через клумбу с фонтаном я добежал до забора дома отдыха, перемахнул через него, там недолго петлял по аллее, расталкивая отдыхающих, потом кинулся в стеклянную дверь, очутился в столовой – что это была столовая, я понял только по запахам. Снарядом пролетел через какой-то жаркий и скользкий цех, снова очутился на улице, быстро пересек волейбольную площадку и ускоренным шагом зашел в спальный корпус. Первая попавшаяся дверь, к счастью, оказалась не запертой. Я проскочил в номер, тихо прикрыл за собой дверь и немного отдышался. В комнате не было никого. Смятая постель, одежда на спинках стульев, распахнутая настежь балконная дверь. Желтые шторы колыхались на легком ветру.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное