Андрей Дышев.

Классная дама

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

Может, Лешка тоже останавливался здесь на обед перед тем, как начать спуск с перевала? Он любил столовые с их неповторимым запахом любовью бродячего пса. Когда мы с ним вдвоем разъезжали по городу, он всякий раз пытался затащить меня то в пельменную, то в кулинарию, то в закусочную и при этом обязательно прихватывал с собой бутылку вина. Рестораны он не признавал, даже если я приглашал и обещал за него заплатить. Благодаря Лешке я посетил все пункты дешевого общепита в нашем городе.

Я поймал себя на мысли, что думаю о Лешке как о живом, и невольно поморщился, словно от боли. Невероятное, нелепое, отвратительное событие! Лешка – добрый и безобидный человек. Он мог надоесть, мог вызвать легкое и усталое раздражение, но чаще вызывал жалость и снисхождение. Вот только ненависть и злобу к нему не испытывал никто и никогда. Во всяком случае, я не знал о существовании у него врагов. Что такого он натворил в Кажме, раз вынудил какого-то негодяя превратить его машину в неуправляемый смертельный снаряд? Обвинил физрука в порочной тяге к школьнице? Исключено. У нас частная детективная контора. Мы занимаемся лишь проверкой имеющихся фактов и добычей новых, которые потом вываливаем на голову Сергеича. Вести открытое расследование и, тем более, предъявлять какие-либо обвинения мы не имеем права. Лешка прекрасно об этом знал. В этом плане он работал достаточно аккуратно…

Я снова попытался вспомнить его последние слова, оставленные на автоответчике. «Там столько работы, что все отделение милиции опухнет»… «Это какой-то заговор молчания»… Насчет опухшей милиции поручиться не могу, а вот про заговор он стопроцентно говорил. Значит, он уткнулся в упругие животы молчунов, которые ни слова лишнего ему не сказали. Что же, в таком случае, он смог там накопать?

Я чуть не проскочил ржавый, зияющий дырами указатель на Кажму. На нем еще сохранился рисунок с изображением химической колбы с красным крестом посредине, под которым едва можно было прочесть полустертую надпись: «Въезд строго по пропускам!»

Машина съехала с трассы. Дорога стала еще хуже. Было видно, что ее не ремонтировали много лет. Я сбавил скорость, чтобы не отвалились колеса, и включил дальний свет фар. Казалось, что деревья зашевелились и принялись обступать машину со всех сторон. Никогда еще я не ездил по более мрачной дороге, чем эта.

Я перекатывался из колдобины в колдобину довольно долго. Меня даже укачало, и я остро почувствовал во рту вкус кислых щей. Мысленно поклявшись, что ни при каком стечении обстоятельств в ближайшее время не поеду по этой дороге обратно, я опустил стекло, впуская в салон сырой и землистый запах прелых листьев. Дурнота отступила, я дышал глубоко и спокойно. Стволы деревьев наконец расступились, и я увидел тусклые разноцветные окна двухэтажного дома. Никакой таблички на обочине я не заметил, но и без того было ясно, что мой путь подошел к концу. Машина вползала в Кажму.

Притормозив около дома, который своей безликостью напоминал коробку из-под обуви, я высунул голову из окошка, чтобы спросить у кого-нибудь про гостиницу.

Но рядом с темным подъездом никого не было. Под порывами ветра раскачивалась на ржавых петлях фанерная дверь. Перед ней чернела огромная лужа. При всем своем богатом воображении я не мог представить, как жильцы заходят в дом, не замочив колен.

Я кинул взгляд на мутное окно первого этажа. Это была кухня. Под потолком на голом проводе болталась тусклая лампочка. Немолодая женщина в бесцветном халате ссутулившись стояла у плиты. Трудно сказать, что она там готовила, но над плитой клубился грязно-серый дым, какой выпускает разве что паровоз.

Меня передернуло. Наверное, это была захолустная окраина поселка, где жили не самые лучшие представители научной элиты. На малом ходу я проехал еще немного, глядя на темные подъезды однотипных двухэтажных домов. Нигде не было видно людей! Впрочем, этому обстоятельству не стоило слишком удивляться. Если бы судьбе было угодно наказать меня и я бы жил в Кажме, то вряд ли болтался в такое время и в такую погоду по таким мрачным улицам.

Отчаявшись спросить у кого-либо про гостиницу, я решил найти ее самостоятельно. Поселок наверняка маленький, проехать его с одного конца до другого – раз плюнуть. Мой «жигуль», разбрызгивая во все стороны грязную воду, снова покатил в темноту, углубляясь в Кажму, словно наконечник клизмы в известное место. И вдруг в свете фар мелькнул ярко-красный плащ. Молодая женщина шла по краю дороги в том же направлении, в каком ехал я. Она выглядела совершенно необыкновенно. Я хочу сказать, что на этой разбитой дороге, где лужи попадались так же часто, как и темные пятна на шерсти гиены, среди корявых голых деревьев, мрачных домов с тусклыми окнами естественней смотрелась бы Баба Яга в телогрейке и кирзачах. Эта женщина была одета слишком броско и ярко, она просто выпадала из общего фона.

Я притормозил рядом с ней, высунул голову в окошко и, стараясь не испугать ее, приветливо крикнул:

– Добрый вечер! Простите, я немного заблудился…

Женщина, не останавливаясь, искоса взглянула на машину. Кажется, фары слепили ее, и она не увидела моей доброжелательной физиономии. Я лишь отчасти рассмотрел ее лицо. Черты были мелкие, кукольные. Непокрытая голова вымокла под дождем, и светлые волосы сосульками спадали на лоб.

Я немного проехал вперед, обогнав женщину, остановился и распахнул дверци.

– Девушка! – позвал я. – Где тут у вас гостиница?

Она продолжала идти в прежнем ровном темпе, перешагивая через лужи. Когда она приблизилась к машине, ее лицо осветили красные габаритные огни. Мне стало немного не по себе.

– Вы не подскажете… – тише произнес я.

Она замедлила шаг, рассматривая меня очень внимательно, затем ее взгляд скользнул по грязным бортам машины.

– А как вы вообще сюда попали? – спросила она.

Голос ее был приглушенный, невыразительный, как у человека, которого среди ночи разбудил телефонный звонок. Но меня больше удивил ее вопрос. Что значит, как я сюда попал?

– Очень просто, по дороге, – ответил я и вскользь подумал: а вдруг в этот некогда режимный поселок по-прежнему запрещен въезд?

– Я понимаю, что не по морю, – ответила женщина и замолчала, так и не высказав до конца свои неожиданные претензии.

Ситуация была странная. Я смотрел на нее, она смотрела на меня. Мы молчали, мотор урчал.

– Я журналист, – наконец выдавил я из себя. – Приехал сюда по заданию редакции. Мне нужна гостиница.

– Здесь нет гостиницы, – холодно ответила женщина.

– Где же мне ночевать? – растерянно спросил я.

– Не знаю, – ответила женщина, но вовсе не о моем ночлеге. – Не знаю, какая редакция направила вас сюда.

Должно быть, мне повезло встретить представителя администрации поселка, коменданта или же ответственного за соблюдение режима.

– Я могу показать вам удостоверение!

– Оно меня не интересует.

– Может быть, вы подскажете адрес, где пускают постояльцев?

– Не думаю, что кто-то пустит к себе в дом чужого, да еще в такое время.

– А вы, извините за любопытство, кто?

– Это вас не касается.

Эта кукла в резиновом плаще не верила мне. Она принимала меня за какого-то злодея. Настороженность просто перла из нее!

Во мне вдруг взыграло самолюбие. И чего я оправдываюсь перед ней? Не единственный же это житель Кажмы, в конце концов! И вообще, разговаривать надо с представителями местной администрации. В крайнем случае, с милицией.

– Спасибо за помощь, – едким голосом поблагодарил я мокрую куклу. – Пожалуй, я обращусь в милицию.

Я уже хотел было закрыть дверцу и тронуться с места, как женщина коротко произнесла:

– Постойте!

Я откинулся на спинку сиденья, выражая тем самым готовность выслушать. Женщина шагнула к машине и склонила голову перед дверцей.

– Я могу сесть?

– Конечно! – ответил я.

Она подобрала забрызганные полы плаща, опустилась на сиденье, а уже потом перенесла через порожек ноги в высоких сапожках. Закрыла дверцы. Лампочка под потолком салона погасла. В сумраке лицо незнакомки казалось очень бледным. Или же кроваво-красный плащ так оттенял его.

– Я знаю, зачем вы приехали, – жестко произнесла она.

Глава 5
Ловля лягушек

Вот, оказывается, как все просто! Она знает, зачем я сюда приехал. Кажма – это большая деревня. Здесь все знают все. Точнее, это даже не деревня. Это крупный разведывательно-информационный центр. Всякое передвижение по улицам незарегистрированных объектов немедленно фиксируется радарами.

Мне было и смешно, и горько. Я смотрел просветленным взглядом в глаза кукле, и у меня даже язык болел от желания сказать: «На воре шапка горит!»

Жители этого паршивого городка, оказывается, прекрасно знали, что случилось сегодня днем на Мокром Перевале. Во всяком случае, эта незнакомая мадам с замашками большого начальника была в курсе, что Лешка погиб и что обязательно кто-нибудь приедет в Кажму разбираться с этим делом. Короче, она меня ждала. И вот я появился, но ей это очень не понравилось. Она смотрит на меня студеными глазами, она демонстрирует свою гордость, независимость и легкое пренебрежение к моим проблемам.

Правильно говорил Наполеон: сначала надо ввязаться в драку. Это я по поводу своих недавних сомнений. Терзался вопросом: что мне делать и с чего начать расследование? Думал, не за что будет зацепиться. А оказалось, что первая попавшаяся мне на глаза дамочка в курсе дела. Вот только почему она так волнуется? Почему взъерошилась, как глупая кошка, впервые увидевшая свое отражение в зеркале?

– Что это вы на меня так странно смотрите? – спросила она и на всякий случай взялась за ручку дверцы.

Причина ее испуга, оказывается, была во мне. Я не совладал с эмоциями и помимо своей воли стал смотреть на женщину, как на угодившую в клетку симпатичную лисицу, воровавшую моих кур. Разумеется, мои чувства отразились на моем лице.

– Простите, – произнес я, старательно сдерживая плотоядную ухмылку. – Я не ожидал, что встречу ясновидящую. Скажите, а в Кажме все такие осведомленные, как вы?

– Ваша ирония неуместна, – ответила женщина.

– Согласен, – кивнул я. – Но мне очень повезло, что я встретил вас и вижу вашу готовность откровенно поговорить со мной.

– Зато я не уверена, что мне повезло.

Она меня озадачила.

– Это все, что вы хотели мне сказать?

– Не суйте нос в чужие дела! Все, что происходит в нашей школе, вас не касается!

Хорошенькое начало разговора! Мне почти открытым текстом заявляют, чтобы я убирался отсюда подобру-поздорову.

– Вы напрасно повышаете голос и разговариваете со мной в ультимативном тоне, – заверил я. – Я сам буду выбирать, что меня касается, а что нет. Можете поверить моему опыту: дело слишком серьезное, и я буду работать до тех пор, пока не узнаю всю правду.

Кукла фыркнула и стала нервно тарабанить пальцами, обтянутыми тонкими перчатками, по панели. Меня удивляла ее наивность. Неужели она надеялась, что на гибель Лешки не последует никаких ответных мер со стороны милиции или прокуратуры? Если она с ходу раскусила, кто я такой и зачем сюда приехал, значит, она предвидела такое развитие событий. Следовательно, она понимала, что дорожно-транспортное происшествие на Мокром Перевале – вовсе не заурядная авария.

– Вы проныра, – произнесла она, глядя в окно. – Вы хотите сделать сенсацию на пустом месте. И вас совершенно не интересует, какими последствиями это обернется для нас. Вы уедете, опубликуете лживую статейку в своей газетенке, получите гонорар и станете надувать щеки от осознания собственного величия. А мы потом будем очень долго отмываться от тех помоев, которые вы на нас собираетесь вылить.

Кажется, я потерял логическую нить в ее претензиях ко мне. «Статейка», «гонорар»… Она до сих пор думает, что я журналист?

– Постойте, постойте, – произнес я, по-новому рассматривая лицо куклы. – Вы за кого меня принимаете?

– Зачем вы прикидываетесь дурачком? – с укором произнесла кукла, мельком глянув на меня. – Кажется, вы представились журналистом. Да и без всякого представления видно, что вы за фрукт.

Я невольно прикусил язык. Черт подери! Кажется, она понятия не имеет, что я частный детектив!

– Неужели так хорошо видно, что я за фрукт?

– Можете не сомневаться.

– И вы точно знаете, зачем я сюда приехал?

– Вам не кажется, что вы производите впечатление человека, страдающего провалом памяти? – нервно произнесла кукла. – Вы же сами мне сказали, что приехали сюда, чтобы докопаться до истины. Нетрудно догадаться, что вы попытаетесь вынюхать то, что не удалось вашему коллеге.

– И что, по-вашему, я собираюсь вынюхать?

Кукла резко повернула голову в мою сторону, гордо вскинула подбородок и менторским тоном произнесла:

– Вот что, молодой человек! Как учитель химии и завуч школы номер один города Кажма, я официально заявляю: письмо, которое вы получили и которое так взбудоражило ваше творческое воображение, является всего-навсего плодом воображения ученицы десятого класса Веры Шаповаловой. В результате бурного гормонального всплеска девушка пережила невроз, но врачи уверены, что он не оставит каких-либо тяжелых последствий для ее здоровья. Факт сексуального домогательства со стороны учителя физкультуры не подтвердился, в чем мы, кажется, убедили вашего коллегу. Проблема исчерпана. В школе продолжается нормальный учебный процесс. Выпускной класс готовится к государственным экзаменам. Два ученика идут на золотую медаль… Вопросы есть?

Я отчетливо представил себе, как эта кукла разговаривает с учениками на школьных собраниях. Голос звонкий, твердый. Каждое слово подобно гвоздю, вбитому одним ударом по самую шляпку. С такой интонацией и уверенностью должны говорить политические лидеры, если хотят, чтобы народ безоговорочно им верил. Настоящая училка!

– Да, есть вопрос, – ответил я и, кажется, впервые в жизни обратил внимание на то, что мой голос вялый и невыразительный. – Вы уверены, что убедили моего коллегу?

– Он произвел впечатление умного человека, – витиевато ответила учительница. – Только дурак мог остаться при своем мнении после той лавины неопровержимых доказательств, которые я ему представила!

– Эти факты представили вы лично или же вам кто-то помогал?

Учительница покосилась на меня.

– Это принципиальный вопрос?

– В противном случае я не стал бы его задавать.

– Ваш коллега беседовал со мной и с учениками.

– Где он ночевал?

Мне показалось, что учительница даже подпрыгнула от негодования. Скрестив на груди руки, она посмотрела на меня таким взглядом, от которого мне захотелось немедленно побриться, постричься, надеть смокинг и пройти курс этики и приличных манер.

– Послушайте! – воскликнула она. – Я не могу понять, что вас больше интересует: спал ли физрук с ученицей или же где спал ваш коллега?

Она была права. Мой вопрос действительно мог показаться неуместным и даже глупым.

– Поймите меня правильно, – ответил я и притворно зевнул. – В данный момент я больше обеспокоен тем, где буду ночевать.

– А вы по-прежнему намерены остаться в Кажме?

– Я хочу, чтобы вы убедили меня в святости физрука так же, как вы это сделали по отношению к моему коллеге.

Учительница покачала из стороны в сторону головой, надула узкие, хорошо очерченные косметическим карандашом губы, будто хотела сказать: каков наглец!

– И много в вашей редакции еще коллег?

– Нет, всего одна девушка.

– Почему же вы не прихватили ее с собой? Я заодно убедила бы и ее. Надеюсь, после вас она сюда не приедет?

Она пытается острить, отметил я. Значит, уже не кипятится, как несколько минут назад, остывает.

– Это зависит от того, в каком состоянии я вернусь обратно, – двусмысленно ответил я.

– Если бы это было возможно, я бы застелила вашу дорогу скатертью.

– За что ж вы так нелюбезны к журналистам?

– Я уже отвечала на этот вопрос…

На некоторое время нашу милую беседу прервал грохот и гул мотора. Мимо нас, подпрыгивая на ухабах и ударяясь днищем о землю, промчалось видавшее виды такси. Некоторое время мы с училкой смотрели на удаляющиеся красные огоньки габаритов.

– Кого это еще принесло? – вслух подумала она.

– Разве в Кажме нет такси? – удивился я.

– Видите ли, – язвительно произнесла учительница, – в отличие от вас, живущих на Побережье, у нас нет дополнительного заработка, и ездить на такси для нас непозволительная роскошь.

– В таком случае я с удовольствием и совершенно бескорыстно отвезу вас домой, – раздухарился я, стараясь перевести наш разговор в более мягкое русло, без подводных камней, порогов и водопадов. – На чашку чая, конечно, я не смею рассчитывать…

– И не мечтайте! – отрезала она. – Вы хотите, чтобы завтра утром вся Кажма говорила о том, что завуч привела к себе домой мужчину? Да еще ночью?

Ее больше беспокоят пересуды жителей Кажмы, чем муж, подумал я. Значит, не замужем.

– Я не мужчина, – неуверенно ответил я, пряча глаза. – Журналист, как и врач, при исполнении профессиональных обязанностей не имеет пола.

– Это вы расскажете девушкам на пляже в курортный сезон!

– Договорились! – ответил я и тронулся с места. – Называйте адрес!

– Адрес вам ничего не даст. Поезжайте прямо. Я скажу, куда повернуть.

Некоторое время мы ехали молча. Дорога, как я уже говорил, была разбита донельзя и давала мне моральное право тащиться со скоростью десять километров в час. Я едва касался педали газа. Мне хотелось, чтобы мы ехали к дому учительницы как можно дольше. Раз мне удалось ее разговорить, то я надеялся получить еще кое-какую полезную информацию.

– Журналиста кто-нибудь провожал? – спросил я, затормозив перед маленькой лужей.

– Не знаю. Вряд ли. Зачем его провожать? Он был на своей машине, а до трассы рукой подать. Мы попрощались вчера вечером, а из школы он ушел рано утром, еще до начала занятий.

– Значит, он ночевал в школе?

– В школе, в школе! – нехотя призналась учительница. – Я распорядилась поставить для него раскладушку в комнате славы.

Тут она повернула ко мне лицо и с подозрением произнесла:

– А почему вы не расспросили об этом своего коллегу? Почему вы спрашиваете меня, где он ночевал, с кем говорил и кто его провожал? Вы что, проверяете меня?

Я не ответил и попытался представить, какое было бы у нее лицо, если бы я сказал, что Лешка разбился сегодня в полдень на пути из Кажмы.

Мы выехали на площадь с одиноко торчащим фонарем. Это был первый работающий фонарь, который я увидел в этом городе.

– Центр города, – сказала учительница. Наверное, она посчитала своим долгом в знак благодарности попутно провести экскурсию. – Справа памятник Ленину. Рядом с ним когда-то стоял кинотеатр «Прогресс». Теперь там просто руины… Налево, пожалуйста.

Забывшись, я придавил педаль чуть сильнее, чем следовало бы, и «жигуль» с глухим стуком въехал в залитую водой выбоину. Я вполголоса выругался. Учительница, хоть и подпрыгнула на сиденье и едва не стукнулась темечком о потолок, все же не поняла, что побудило меня обронить нецензурное выражение. Видимо, скачки на автомобиле по улицам Кажмы были для нее привычным делом.

– А вот это наша школа, – кивнула она на боковое окошко, за которым я с трудом разглядел темные контуры двухэтажного строения, окруженного крепкими деревьями. – У нас всего три класса: восьмой, девятый и десятый.

– А где же начальные классы? – спросил я без всякого любопытства, лишь бы поддержать разговор.

– В начальные классы идти некому. В Кажме уже много лет не рождаются дети.

Мне не хотелось говорить о неродившихся детях. Мне обязательно надо было выяснить, с кем еще встречался и разговаривал Лешка, но тут учительница приподняла плечи и взялась за дверную ручку.

– Остановите, пожалуйста. Приехали!

Я заглушил мотор и вышел из машины, надеясь, что наше расставание не будет слишком коротким.

– Вы здесь живете? – спросил я, кивая на крепкий двухэтажный дом из цилиндрованного бруса, больше напоминающий дачный коттедж.

Учительница без слов сунула ключ в замок калитки и отперла его. Я был уверен, что она пригласит меня на чашку чая. Мне понравился ее дом, огороженный забором из рабицы, с ровными узкими дорожками, выложенными из цветной плитки, и строем кипарисов, похожих на вышколенных слуг. Неплохо, однако, живут в Кажме учителя!

– Этот дом остался мне от бывшего мужа, – словно прочтя мои мысли, пояснила учительница и нащупала где-то над дверью калитки выключатель. Над нашими головами вспыхнул фонарь. Он светил очень ярко, как пограничный электродуговой прожектор. Учительница повернулась ко мне. Свет падал на нее отвесно, и на ее лице появились неестественные тени, из-за которых она казалась старой и злой.

– Я хотел бы завтра утром встретиться и поговорить с Верой Шаповаловой, которая написала письмо, – сказал я.

– Это невозможно! – сразу же отказала учительница. – Она в больнице, и врачи никого к ней не допускают.

– Может быть, для меня они все же сделают исключение?

– Даже не пытайтесь… – Она вдруг взглянула на меня с плохо скрытым подозрением и добавила сухим, официальным тоном: – А какие-нибудь документы у вас с собой есть?

Я полез в карман за командировочным удостоверением. Учительница, получив его из моих рук, повернулась так, чтобы на листок не падала тень, и внимательно прочитала мою фамилию и цель командировки.

– «Сбор материала для статьи о проблемах педагогической подготовки учителей», – прочитала она и подняла на меня насмешливый взгляд. – Сами придумали?

– Ей-богу, так редактор решил, – поклялся я.

Она сложила удостоверение и сунула его в карман плаща.

– Я сделаю отметку о вашем прибытии, – сказала она. – А потом верну удостоверение. Дату возвращения поставите сами.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное