Андрей Дышев.

Два шага на небеса

(страница 3 из 36)

скачать книгу бесплатно

Я на мгновение замолчал, взглянул на Валеру, чтобы убедиться, правильно ли он меня понимает, и довершил мысль:

– А теперь давай определимся, какую роль отводит тебе это милое и стремительно разбогатевшее создание. Она хочет, чтобы ты защитил ее от некой агрессивной силы и в то же время не слишком пристально вглядывался в пушок, налипший на ее рыльце. Как это называется на языке юристов? Укрывательство преступления или содействие преступнику?

– Ну фантазер! – усмехнулся Валера. – Ты сгущаешь краски. Все может быть проще. Например, женщина не хочет обращаться в милицию, чтобы не предать огласке факты морально-этического плана. Могут всплыть любовники, внебрачные дети, супружеские измены, потому она и обратилась к частному детективу.

Он прав, мысленно согласился я и, поддерживая ладонью голову, прочитал концовку письма.

– «Олимпия тревел», – произнес я. – Что-то очень знакомое.

– Это совместная украинско-кипрская туристическая компания, – пояснил Валера. – Организует круизы на яхтах из Ялты на Кипр.

– Почему она не назначила тебе встречу в Москве, в каком-нибудь кафе? Зачем эта фирма, билет, выездные документы?

– Письмо было отправлено из Ялты. В отличие от тебя я думаю, что его написала очень неглупая женщина. Чувствуя, что преступник идет по ее следам, она купила путевку в круиз и тем самым заманила преступника на яхту. Там мне и предстоит с ним встретиться.

– Значит, ты намерен плыть на Кипр?

– Вместе с тобой, – уточнил Валера.

Где-то на небесах загрохотало. Этим летом утренние грозы стали обычным явлением. Мы с Валерой задрали головы вверх. Желто-серая стена Ай-Петри, выглядывающая из-за частокола кипарисов, сверху была смазана черной тучей. Она стремительно сползала через край яйлы и рваными кусками планировала на склон, поросший лесом. Несколько тяжелых редких капель шлепнулись на стол. Я встал первым.

– Ты мне акваланги закачал? – спросил Валера.

Я кивнул. В области подводного плавания, серфинга и парапланеризма у нас никогда не было разногласий. «Никуда ты не поедешь, – подумал я. – Будешь отдыхать у меня».

Глава 4

Позже мне мучительнее всего было вспоминать этот разговор. Меня тошнило от самого себя, от того самолюбования, с каким я пытался за несколько минут разгадать, чего добивается автор письма, выявить в ней паранойю или сексуальную озабоченность. Фокус не удался. Ничего я не смог доказать Валерке, несмотря на отчаянное витийствование. Выглядел я, наверное, как твердолобый упрямец, который говорил «нет», потому что говорил «нет».

Одно меня утешало – даже если бы я согласился плыть с Валеркой на Кипр, все равно из этой затеи ничего бы не вышло. Узнал я об этом два часа спустя после нашего разговора.

После завтрака Валера снарядился под воду. Я погрузил заправленный под завязку акваланг в джип и поручил водителю отвезти Нефедова под Ласточкино гнездо, где было полно подводных пещер и гротов. С террасы я взглядом проводил машину и, как только джип свернул на Свердлова и проехал под сеткой канатной дороги, быстро спустился вниз, заскочил в «Крайслер» и поехал в порт.

Чтобы случайно наши маршруты не пересеклись, я спустился вниз по Московской, оттуда вырулил на Карла Маркса, припарковался под «кирпичом» и по набережной пошел пешком.

Представительство «Олимпия тревел» находилось недалеко от клуба моряков, и я шел до него не более семи минут.

Однако, не дойдя до входа в представительство каких-нибудь двадцати шагов, я кинулся в кусты и притаился на газоне в позе отдыхающей жабы, всматриваясь сквозь зеленую мишуру хвои.

Оказывается, мы с Валеркой думали в одном направлении, причем одинаково недооценивали друг друга, но он опередил меня лишь потому, что в отличие от меня ехал к «Олимпия тревел» напрямик. Джип моей родной фирмы стоял у самого входа, а водитель, покуривая, прогуливался вокруг него, время от времени кидая взгляды на двери из тонированного стекла.

Через минуту Валера вышел, но не успел сесть в машину, как путь ему преградил бойкий юноша в белой сорочке и черных брюках. Тыкая карандашом в развернутую папку и улыбаясь, как Буратино, он начал задавать Нефедову какие-то вопросы. Валера морщился, дотошность молодого социолога его раздражала, но перед наглой вежливостью он оказался бессилен. С тоской глядя по сторонам, он односложно отвечал на вопросы, медленно продвигаясь к джипу. Юноша стоял перед ним насмерть, как панфиловец перед танком. Водитель уже занял свое место и завел мотор. Демонстрируя мощь, взревели все двести «лошадок». Юноша, пересиливая шум, перешел на крик, и я услышал последний вопрос:

– Пожалуйста, назовите место работы и адрес!

Валера что-то буркнул и поставил ногу на порожек. Юноша продолжал улыбаться по долгу службы, но в целом его физиономия могла вызвать только сочувствие. Задавать недавнему офицеру ФСБ вопросы – пустая трата времени, подумал я. Валера сел на свое место. Дверь была еще раскрыта, и я видел, что Нефедов молчит, глядя вперед через лобовое стекло. Однако социолог быстро строчил карандашом по анкете, близоруко опустив голову. Я понял, что на последний вопрос, потеряв терпение, ответил водитель.

Наконец джип сорвался с места, развернулся и помчался в сторону Киевской. Я вышел из кустов, стряхивая с рубашки веточки хвои. Социолог перечитывал записи в анкете, исправлял ошибки и дополнял сокращенные слова. Я прошел мимо него, распахнул стеклянную дверь и окунулся в прохладную атмосферу кондиционеров. По мягкому серому ковролину, грациозно маневрируя бедрами между офисных столов, заваленных аппаратурой и бумагами, ко мне подошла менеджер и тоненьким голосом, гарантирующим согласие на все, произнесла:

– Здравствуйте! Меня зовут Наташа. Чем я могу быть вам полезна?

Я ответил, что интересуюсь круизами на Кипр. Менеджер, ставшая счастливой от моей лжи, тотчас повела рукой, приглашая меня сесть за столик.

– Чай? Кофе? – спросила она.

– Расскажите мне о круизе в двух словах, – попросил я. – У меня очень мало времени.

– Хорошо, – согласилась Наташа и положила передо мной толстый скоросшиватель. – Раз в неделю, каждую среду, на Кипр отправляются комфортабельные яхты. Пассажирам предлагаются одно– и двухместные каюты со всеми удобствами, питание четырехразовое в кают-компании, также к услугам пассажиров бар и ночная дискотека под тентом на палубе, купание в открытом море, праздник Нептуна…

Вполуха слушая девушку, я листал каталог. В круиз, чередуясь, бегали две яхты: «Пафос» и «Афродита». Не считая капитана и матроса, который совмещал обязанности кока, каждая яхта вмещала семь пассажиров.

Я прикинул расклад действующих лиц. Если из семи пассажиров одним будет Нефедов, а другим – автор письма, то злоумышленника (если, конечно, он будет один) придется искать среди пятерых. Методом исключения это можно будет сделать уже через час-другой после взаимного знакомства, подумал я. Задачка для первоклассника.

– Вам что-нибудь непонятно? – спросила менеджер, поймав мой отсутствующий взгляд.

– На четырнадцатое июля все места распроданы? – спросил я.

– К сожалению, да, – печальным голосом сообщила менеджер и сразу же вступила в яростную борьбу за клиента: – Зато есть несколько свободных мест на двадцать первое. Сколько вам оформить билетов? Парочку?..

– Вы меня… – попытался я воткнуть слово, но безуспешно.

– Нужен только загранпаспорт, – продолжала давить менеджер, с лету перебивая меня. – Никакой визы для Кипра не требуется! Я гарантирую вам ни с чем не сравнимый отдых! Массу впечатлений! Высочайший сервис…

– Дайте же слово сказать! – взмолился я.

Девушка тяжело выдохнула и вытерла платочком взмокший лоб.

– Я очень щепетильно отношусь к тем людям, которые будут окружать меня во время отпуска, – сказал я. – И потому, прежде чем купить путевку, всегда выясняю, кто будет со мной в группе. Я имею в виду не только фамилии, но и возраст, род занятий, место жительства.

– Я понимаю, – обреченным голосом прошептала девушка, бесцельно перебирая бумажки. Она говорила таким тоном, словно молила меня о пощаде. – Конечно, вас можно понять, но с нашей стороны было бы бестактно выяснять такие подробности у клиентов, которые подают заявки на участие в круизе.

– Как? – удивился я. – Вы не знаете, кто поплывет завтра на «Пафосе»?

– Мы получили только заявки и авансы, – стала торопливо объяснять девушка. – А продажа путевок, регистрация отплывающих на таможне и пограничном контроле будут завтра, за час до отплытия… Поверьте, нашими услугами пользуются очень порядочные люди, и до сих пор не было ни одного случая хулиганства или кражи…

Я поднялся со стула.

– К сожалению, мне это не подходит, – ответил я.

Менеджер, захлопнув каталог, тоже поднялась и сделала последнюю попытку удержать меня:

– Я не гарантирую, но, может быть, кто-либо из пассажиров завтра откажется от круиза либо не придет на регистрацию. Тогда мы сможем вас отправить. Позвоните мне завтра около четырех.

И она протянула мне визитную карточку. Рассматривая изображенные на ней парусник, якорь и бородатого, похожего на бомжа Нептуна, я вышел на улицу.

– Извините, позвольте задать вам несколько вопросов!

Я поднял голову и увидел перед собой Буратино. Он уже коснулся хорошо отточенным карандашом первой графы анкеты, и лицо его излучало беспредельное счастье, уверенность в завтрашнем дне и чистоту помыслов.

– Валяй! – согласился я.

– Сколько вы можете потратить на отпуск?

– Двадцать тысяч долларов, – почему-то соврал я, назвав прилипшую к памяти цифру.

– Правда? – фальшиво восхитился юноша, не поверив мне, но и глазом не моргнув. – Тогда позвольте пригласить вас на нашу презентацию и задать вам еще несколько вопросов…

– Постой-ка! – перебил я его. – Я отвечу на все твои вопросы, только дай сначала взглянуть на них.

Буратино явно не ожидал такого необычного предложения и не успел оказать мне сопротивления. Я без труда завладел его папкой с анкетами. Откинув чистый бланк, я пробежал глазами по первой строке предыдущей анкеты. «Киселева Лидия Петровна»…

Я еще перевернул страницу. «Ткачев Андрей Анатольевич». Затем следовал «Афанасьев Владимир Владимирович»… Анкеты Нефедова не было.

– Слушай, – произнес я, не сводя пытливого взгляда с глаз Буратино. – Только что сюда усатый мужичок на джипе подъезжал. Ты ему тоже задавал вопросы. Так где его анкета?

– На джипе? – обрадованно ответил Буратино. – Усатый? Вот же она!

Он протянул мне анкету, которая лежала под «Киселевой Лидией Петровной».

– Он представился Ткачевым? – спросил я, кинув взгляд на анкету.

– Да, – кивнул Буратино. – А что? Это ваш знакомый?

А почему бы и нет, подумал я. Не станет же Валерка перед кем попало своей фамилией представляться! И мне так же следует поступить.

– Да, знакомый, – ответил я, еще раз просматривая анкету и возвращая ее Буратино. Валерка нафантазировал правдоподобно. На отпуск он якобы способен отвалить десять штук баксов, по профессии преподаватель гуманитарного университета, любит пятизвездочные отели с видом на горы, предпочитает Африку Европе и в настоящий момент проживает в гостинице «Ялта» в номере 222.

Я ответил на вопросы социолога в том же духе: Керенский Михаил Миленович, экс-депутат Шпуньковского поселкового совета, а ныне держатель контрольного пакета акций АО «Докторская колбаса». Буратино все аккуратно записал, но о презентации забыл, а я не стал напоминать.

Глава 5

– Я приехала, – томным голосом сказала Эмма, нарочно коверкая слова искусственным акцентом.

– Я очень рад, – ответил я в трубку и на вопросительный взгляд Валеры состроил безрадостную гримасу.

– Страшно устала. Три часа на подиуме. Когда дошла очередь до нательного белья, я уже плыла, – невыносимо растягивая гласные, произнесла Эмма.

– Тебе надо отдохнуть, моя сладкая.

– Но так и быть, приезжай, – поторопилась промурлыкать Эмма, боясь, что я сейчас прерву связь, и многообещающим шепотом добавила: – Я соскучилась.

– Извини, я занят, – как можно мягче ответил я и погасил очередной прилив нежности своей поношенной подруги кнопкой «ON/OFF».

Мы обедали у моего знакомого в кафе «Рангоут». Нефедов собрал на морском дне полтора десятка килограммов рапанов, отнес их на кухню и рассказал поварам, как их приготовить.

Мы пили белое вино, выковыривали палочками щедро сдобренное зеленью и чесноком мясо виноградных улиток и говорили о женщинах. О женщинах вообще, даже намеком не касаясь клиентки Валеры, подписавшей анонимное письмо буквой А. Я смотрел на холеное выбритое лицо друга, и меня подмывало спросить, почему он представился в анкете фамилией Ткачев, откуда он эту фамилию выкопал – с потолка или же у него есть знакомый с такой фамилией?

– Даже одинокие москвички уже не пользуются такой популярностью, как раньше, – говорил Нефедов, листая свежий номер «Курортных новостей». Я слушал его невнимательно, погруженный в свои мысли. – В прошлом году такого не было. Налицо результат гнусной пропаганды, рассчитанной на то, чтобы навеки похоронить попытки крымчан обрести независимость… Вот, пожалуйста, – ткнул он пальцем в заметку о дезертире, убежавшем из воинской части с «калашниковым». – Это урожай с того же поля.

Нет, не буду спрашивать, решил я. Он сразу поймет, что я оказался у «Олимпия тревел» не случайно. Еще, чего доброго, подумает, что я следил за ним, обидится.

Я наполнил бокалы до краев. Нужно было ненавязчиво перейти к разговору о путевке и турагентстве.

– Чтобы тебе улыбнулась удача! – предложил я тост. – Как там говорят моряки? Семь футов под килем!.. Кстати, а тебе не пора получать путевку?

– Я был у них, – ответил Нефедов, отпивая глоток и на некоторое время задерживая в руках бокал, словно не решаясь поставить его на место. – Забыл прихватить с собой загранпаспорт. Вечером еще раз заеду.

– Значит, пока все без сбоев? Действительно на твое имя забронирована путевка?

– И уже полностью оплачена, – дополнил Нефедов.

«Он больше не предлагает мне отправиться в круиз вместе с ним, – подумал я. – Значит, тоже интересовался свободными местами. Вот и хорошо. Проблема исчерпана, все разрешилось само собой».

Валера, словно прочитав мои мысли, возразил неожиданной новостью:

– Я говорил с менеджером. Пока на яхте нет лишнего места для тебя, но она обещала связаться с Айя-Напой и поговорить с генеральным директором «Олимпия тревел». Если директор разрешит, тебя поселят в каюту капитана или ко мне.

Не знаю, какое усилие понадобилось мне, чтобы сохранить на лице прежнее выражение. Отправив в рот мясцо улитки, я невольно принялся грызть палочку.

– Ты так говоришь, словно я уже дал тебе согласие, – произнес я.

Валера пожал плечами:

– Я даже на мгновение представить себе не могу, что ты оставишь меня одного.

«Каким же он будет занудливым и настырным в старости!» – вдруг подумал я и, представив Валеру сгорбленным дедулей с палочкой, который скрипучим голосом отчитывает курящих школьников, невольно рассмеялся.

– По какому поводу изволим ржать? – вскинул брови Нефедов, откладывая в сторону пустую ракушку.

– Уболтал, – ответил я примирительно. – Сдаюсь! Я согласен.

Валера равнодушно пожал плечами, мол, тоже мне новость, это мне было давно известно.

– Но я с тобой все равно не поплыву, – уточнил я.

– Не понял…

– В этом не будет необходимости. Мы успеем провести следствие на берегу. Сейчас мы вместе едем в турагентство, а оттуда – на яхту. Познакомимся с командой, посмотрим твою каюту, проверим, хорошо ли пружинит диван, выпьем на счастье по бокальчику шампанского. А там, смотришь, и объявится твоя клиентка. Голову даю на отсечение, что она уже давно пасет тебя у яхты.

Я не сомневался, что Валера примет мое предложение. Правда, он оговорился:

– Добро! Только в турагентство пойдем вечером, когда жара спадет. А сейчас отвези меня на пляж «Массандры». Парни из клуба подводников рассказали мне, что там, метрах в пятистах от берега, есть какой-то совершенно безумный известковый риф.

Ликуя оттого, что мне удалось уломать несгибаемого Нефедова, я тотчас позвонил на фирму и попросил водителя приехать к кафе «Рангоут» с заряженным аквалангом, а сам поехал в порт выяснять судьбу двух контейнеров с новыми французскими «Рено».

* * *

С этими «Рено», которые я должен был предоставить заказчикам по предоплате, случилась дрянная история, грозившая мне крупными штрафными санкциями. Ялтинский сухогруз «Оксамит» по пути из Франции в Крым арестовали в греческом порту за какие-то долги пароходства. В результате мои автомобили опаздывали к сроку, который мы определили с заказчиком в договоре. Ситуация сложилась безвыходная, портовые чиновники лишь разводили руками в ответ на все мои претензии. Отключив мобильный телефон, я заперся в своей машине и погрузился в подсчеты, прикидывая, удастся ли мне выйти сухим из воды, погасив штраф заказчикам штрафом, который намеревался получить от «Оксамита».

Когда я, совершенно обалдев от цифр, с ненавистью отшвырнул электронную записную книжку и взглянул на часы, то невольно схватился за голову: без четверти восемь! Валерка, должно быть, уже устал перемывать мне кости.

– Зинаида Васильевна, – сказал я домработнице по телефону, заводя мотор и трогаясь с места. – Как там наш гость? Я, конечно, виноват перед ним…

– Кирилл Андреевич! – внезапно перебила меня женщина. – Пожалуйста, срочно позвоните на четвертую спасательную станцию! Вас уже несколько часов спрашивают беспрестанно. Я пыталась к вам дозвониться, но все без толку!

– Что случилось? – спросил я, чувствуя, как внезапно онемел во рту язык.

– Я не знаю, – с болью в голосе ответила Зинаида. – Кажется, что-то с вашим другом…

Колеса, шлифуя асфальт, пронзительно запищали. Набирая скорость, я свернул под «кирпич» на набережную, пронесся мимо белых корабельных бортов и причальных кнехтов, протиснулся между столиков открытого кафе, едва не сбив широкий зонт и плетеные стулья, и по узкому серпантину стал подниматься к гостинице «Массандра». Трудно сказать определенно, какие мысли заполняли в эти минуты мое сознание. Скорее я был нашпигован безадресными эмоциями, как бомба тротилом, и чем ближе я подъезжал к гостиничному пляжу, где находилась четвертая спасательная станция, тем четче вырисовывалась ноющая, как рана, злость на Нефедова: я ведь предупреждал его! Предупреждал!

Я сам себе не смог пояснить, о чем именно я его предупреждал, но интуиция уже сделала свои выводы, связав воедино дело по анонимному письму и несчастье, дошедшее до меня из спасательной станции.

Резко затормозив у ограждения, я выскочил из машины и по винтовой лестнице взбежал на вышку. Дверь с нарисованным большим красным крестом была раскрыта. Очутившись в комнате, напоминающей корабельную рубку, я посмотрел по сторонам, ожидая увидеть своего друга – больного, побитого, перебинтованного, но топчан и кресла были пусты, лишь за столом сидел сухощавый смуглый мужчина в плавках и белой кепке.

– Хорошо, что вы пришли, – сказал он, поднимаясь со стула. – Я вас давно жду… Вот здесь, пожалуйста, оставьте свой автограф.

Он придвинул к краю стола какой-то потрепанный журнал и протянул обгрызенную ручку.

– Что сделать? – не понял я, глядя на мужчину как на ненормального.

Тот немного замялся, задвигался, и от него сразу запахло портвейном.

– Да это я так… Распишитесь, в общем, за получение, – пояснил он, комкая улыбку.

– Нефедов где? – спросил я.

– Кто?

Идиотская ситуация, а все же обнадежила! Ошиблись, подумал я, опускаясь на край стола и не сводя глаз со спасателя.

– Мне позвонили с четвертой спасательной станции, – произнес я. – Сказали, что…

Я замолчал, невольно продлевая это мгновение, когда еще можно было надеяться на ошибку, на недоуменный взгляд спасателя, на его насквозь пропитые мозги, которые что-то напутали, на его сбивчивые извинения…

– Ну да, правильно, – ответил он и словно ударил меня под дых. – Номера аквалангов мы по регистрации сверили. Вон они лежат, в целости и сохранности. Распишитесь, что претензий к нам не имеете, и забирайте.

Я только сейчас увидел два узких оранжевых баллона, опутанных лямками и поясным ремнем. Гофрированный шланг с загубником был свернут в кольца, словно омерзительный гигантский червь. Каждый баллон был помечен логотипом моей фирмы – силуэтом парящей чайки в треугольнике.

– Что с ним случилось? – не своим голосом спросил я и сел на топчан.

– «Ямахой» полголовы снесло, – ответил спасатель, с сожалением развел руками и принялся вытряхивать сигарету из сырой пачки.

– Какой еще «Ямахой»?

– Водным мотоциклом, будь он неладен!

– Нашли, кто им управлял?

– Да как тут найдешь? Их тут как мух в навозе! Все ракетами носятся, ревут, фонтаны задирают! Мы его только по кровяному пятну и нашли. Вон там, – махнул он рукой в сторону моря. – Метров триста от берега.

Я не мог оторвать взгляда от аквалангов. Дым сигареты, которую курил спасатель, был отвратителен. Подойдя к окну, я толкнул его, распахивая настежь.

– А он кто для вас? – осторожно поинтересовался спасатель. – Клиент? Или знакомый?

– Где он сейчас? – спросил я.

– Где ж покойнику быть? – повел мосластыми плечами спасатель и выпустил дым из ноздрей. – В морге, должно быть.

– Милиция приезжала?

– Да, была милиция. А что она, эта милиция? Несчастный случай. Как говорится, тут милиция бессильна.

– Не стали искать водителя «Ямахи»?

– Да я ж говорю, что незачем его искать! – громче повторил спасатель, полагая, должно быть, что я тугой на ухо и с первого раза не расслышал. – Вина на ныряльщике. Он должен был оставить над собой красный поплавок и близко к поверхности не подплывать. Тогда б его и не задело.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное