Андрей Дышев.

Атомный экспресс

(страница 2 из 20)

скачать книгу бесплатно

– Впечатляет, – признался я. – Ты рисковый парень. Не боишься, что твой бензин потеряется где-нибудь по дороге?

– Знаешь, – разоткровенничался Влад, – сначала, конечно, был мандраж. А потом я подумал: черт подери, не боги же горшки обжигают! Почему кто-то этим занимается, а я нет?

Я смотрел на Влада уже с любопытством, но скептицизм сидел во мне крепко.

– И где он, этот твой состав?

– Не бойся! – рассмеялся Влад. – Тебе не придется толкать цистерны, разливать бензин и прокладывать путь. Механизм, который я до деталей продумал и отрегулировал, уже работает. Сегодня ночью, а точнее под утро, состав благополучно отправлен на Ашхабад. Оттуда его перекинут на Чарджоу, затем на Самарканд, Ташкент и через Казахстан на Оренбург и Самару.

Не совладав с эмоциями, Влад крепко хлопнул меня по плечу. Я поморщился от боли.

– Вот так, дружище, рядовой кандидат исторических наук превращается в нефтяного магната… Нет, ты признайся, что даже предположить не мог такого размаха!

– Не мог, – признался я, потирая плечо. – Мы с Анной думали, что ты купил здесь несколько мешков дынь, чтобы потом продать их в Судаке.

Влад скривился и не совсем естественно рассмеялся.

– Дыни – это бизнес для бабаев! Я пошел ва-банк. Я сыграл по-крупному. И, по всей видимости, сниму богатый урожай.

Сейчас он очень нравился себе самому. Мне не хотелось огорчать его своим недоверием, и я осторожно похвалил друга:

– Молодец. Я не рискнул бы. Я просто не умею этим заниматься.

– Брось ты, браток, – великодушно возразил Влад. – Бензин – это, конечно, не гостиница для курортников. Но все же я считаю, что у тебя получилось бы не хуже, чем у меня. Кто не рискует, тот не пьет шампанское! Чтобы научиться плавать, надо нырять в глубину!

Он переходил на лозунги, и оттого разговор становился скучным. Я встал и протянул Владу руку.

– Поздравляю с удачей, – сказал я. – Надеюсь, что ты станешь преуспевающим бизнесменом. Ну, а я буду думать, как отсюда выбираться назад.

Улыбка сошла с лица Влада. Он с неприязнью посмотрел на мою руку и покачал головой:

– У-у-у!.. Кажется, ты начал мне завидовать. Это нехорошо, дружище. Это ты брось. Зависть – это самое дрянное качество.

Он в самом деле был уверен, что я ему позавидовал. Мне казалось, что я не давал повода так думать обо мне. Наверное, усталость и досада помешали мне достаточно искренне порадоваться удаче Влада.

Мне стало его немного жаль, как если бы Влад пригласил меня на свой день рождения, а я бы отказался от приглашения. Я снова сел и, как Влад это делал несколькими минутами раньше, обнял его за плечо.

– Я в самом деле рад за тебя, – сказал я, глядя ему в глаза. – Прости, если я не слишком ликую. Наверное, меня достали грязь и жара.

– Принято! – примирительно сказал Влад и кивнул головой. – А теперь поговорим о деле. Само собой разумеется, что я тебя никуда не отпущу – не для того просил приехать… В Чарджоу цистерны надо встретить и проконтролировать, чтобы их отправили на узбекскую таможню, а оттуда – в Ташкент.

Еще предстоят казахская и российская таможни, но это пара пустяков. По огромному блату и за бешеные деньги я взял два билета на фирменный поезд – в нем места раскупаются за месяц… Не делай гримасу, это совсем не то, в чем ты ехал. Эсвэ, кондиционеры, коврики, цветочки, чай в купе и, естественно, ледяное шампанское. Все за мой счет. Ты получишь море удовольствия!

– Это надолго, Влад?

Он махнул рукой, словно отбивая в сторону летящие к нему слова.

– Два дня! Всего два дня! В Самарканде я посажу тебя на самолет, и ты полетишь к своей Анне, а через неделю привезу в твой пропитанный портвейном поселок гонорар. И, разумеется, с меня банкет по полной программе.

– Не надо гонорара, Влад, – без всякой рисовки ответил я. – Я еще не скурвился до такой степени, чтобы помогать другу за деньги.

– Нет! Нет! – с чувством воскликнул Влад. – Об этом не может быть и речи! Как в этой идиотской рекламе? – ты не халявщик, ты компаньон! И оставь свое дурацкое благородство при себе. Если откажешься от денег, я отдам их Анне.

– Кстати, – вспомнил я. – Надо ей позвонить.

– Отлично! – хлопнул в ладони Влад. – Сейчас срубаем по пловешнику, а потом позвоним Анне.

Это Влад, подумал я, потеплевшим взглядом глядя на друга. Переделать его невозможно. Он никогда не поймет, почему в этом случае надо говорить «позвонишь» вместо «позвоним».

Глава 3

Я могу смириться с восточной неторопливостью – на жаре, словно в невесомости, не рекомендуется делать слишком резкие движения. И все же у всякой неторопливости есть предел, за которым может быть только спячка или кома. Я хотел популярно объяснить эту закономерность официанту, которого мы терпеливо ждали уже минут сорок или пятьдесят, но он попросту не появлялся среди столиков и зонтов открытого кафе, и его невнимание к нам я не мог списать даже на проявление национализма, так как за пустыми столами сидело не меньше десятка туркменов.

– Мне кажется, – медленно произнес Влад, едва разлепляя губы, – что сейчас идет трансляция футбола какого-нибудь престижного матча с участием местной команды. И они все прилипли к приемнику.

Из кухонного блока в самом деле раздавался напряженный голос диктора. О чем он вещал, мы понять не могли, но мне показалось, что это не спортивный комментарий. Несколько худощавых смуглых мужчин в черных тюбетейках с белыми узорами, сидящих за соседним столиком, застыли, как групповая скульптура «Хлопкоробы на отдыхе», прислушиваясь к быстрой речи комментатора. Я зачем-то нехорошо пошутил:

– Может быть, курс доллара по отношению к рублю стремительно упал? Черный понедельник…

К счастью, из-за стекол очков я не видел выражение глаз Влада. Но он заерзал на стуле, зачем-то взял из блюдца щепотку соли и посолил свой язык.

– Ерунда, – сказал он. – Не может быть.

Наконец, из дверей кухни, как голуби из голубятни, стали вылетать официанты в белых передниках. Один из них, все еще находясь под впечатлением сообщения, качал головой и бормотал себе под нос. Подойдя к нашему столику, он рассеянно извинился и машинально протер стол тряпкой.

– Два убитый, семь раненый! – сказал он нам, полагая, что мы в курсе дела. – Ай, что делают, что делают!

Он вздохнул, достал из кармана измочаленный блокнот и ручку и приступил к работе:

– Шашлык, плов, лагман, шурпа, люля-кебаб, толстолобик жареный, помидор, зелень-мелень. Водка нет.

– Кого убили-то? – спросил я.

Влада интересовали вещи более прозаические.

– Для начала четыре бутылочки ледяной колы, по лагману и по шашлычку. А там посмотрим.

Официант, кивая, выводил какие-то крючки в блокноте. Записав, он поднял на меня черные глаза.

– Ну, это… милисия им дал ультиматум, – подробно стал объяснять официант, – а они давай стрелять из «калашников». Темно, милисия не знает, что делать, ему приказ, чтоб стрелять, не давали… А эти потом ушли. Их вертолет искал, но как найдешь – горы, пустыня!

– Ничего не понимаю, – сказал я Владу вполголоса.

– А тебе это надо? – отозвался он и взглянул на официанта: – Давай, дорогой, неси еду, жрать очень хочется!

И легко подтолкнул его в спину.

– Кто-то в кого-то стрелял, кто-то кого-то ищет, – скучным голосом произнес Влад, когда официант удалился. – Как я уже далек от всей этой ерунды! Если ты, дружище, когда-нибудь займешься серьезным бизнесом, ты поймешь меня. Все побоку! Дело вытесняет на второй план всю эту ерунду, вроде политики, спорта, газет с уголовной хроникой и сплетнями…

– И женщин вытесняет? – уточнил я.

– М-м-м… – ненадолго задумался Влад. – Возможно, в какой-то степени и женщин. Видишь ли, даже маленькое увлечение, краткосрочный флирт может отвлечь тебя от дела в самый неподходящий момент. Ты допустишь серьезную ошибку – и плакали твои денежки.

– Тогда я тебе сочувствую!

Влад понял, что оказался в очень невыгодном свете, и попытался исправить положение:

– Но ты не дослушал! Самое интересное заключается потом, когда сделка завершена и я подсчитаю прибыль. Вот тогда-то можно отвязаться, ни в чем себе не отказывая. Вот тогда и наступит время подумать про женщин.

– Бизнес затягивает, Влад, – сказал я то, что когда-то от кого-то услышал. – Подсчитав прибыль, ты со всех ног снова кинешься сюда, чтобы купить бензин, но уже не восемь цистерн, а двадцать. И все начнется сначала.

Влад замолчал. В его доводах закончились козыри. Официант принес запотевшие бутылки с пепси-колой, и мы тотчас припали губами к горлышкам. Я мысленно ругал себя за нескончаемое занудство. Что за пакостная привычка портить человеку настроение! Он рад, он окрылен успехом, он полон надежд, а я на его надежды – как!

– Не переживай, – сказал я, отрываясь от опустевшей бутылки. – Когда продашь двадцать цистерн, то наймешь себе торгового агента, который вместо тебя будет ездить сюда и оформлять сделки. А ты будешь сидеть в офисе под кондером в беленькой рубашечке и щипать за попку длинноногую секретаршу.

Такая перспектива, по-моему, вдохновила Влада. Лицо его расплылось в улыбке.

– Ладно тебе! – сладким голосом протянул он. – Придумал тоже: секретарша, попочка! Сплюнь через плечо!

Мы оба сплюнули в тот момент, когда официант стал расставлять на столе глубокие косушки с лагманом и тарелки с шашлыком, присыпанным колечками лука. Подумав, что это такой своеобразный обряд, официант натянуто улыбнулся и тоже сплюнул. В общем, мы пожелали друг другу приятного аппетита.

* * *

Горячий от работы и солнца тепловоз медленно подтянул к зданию вокзала облезлые, грязно-зеленого цвета вагоны с выбитыми стеклами и пустыми оконными проемами без рам. Торчащие из проемов тряпки трепыхались на ветру, и казалось, что это машут руками измученные духотой пассажиры, в надежде, что им подадут с платформы кружку с водой.

Я спокойно следил за поездом, провожая взглядом дребезжащие, стучащие, лязгающие вагоны до тех пор, пока Влад могильным голосом не произнес:

– Это наш.

Я подумал, что он шутит, но лицо Влада было встревоженно. Он посмотрел на часы, затем снова на поезд, встал, опрокидывая стул, и пробормотал:

– Я им сейчас головы поотрываю за такие шутки.

Он наполнялся совершенно безадресной злостью, намереваясь кому-то оторвать голову, что-то крушить, кричать и ругаться, требуя обещанный «фирменный» поезд, хотя это было так же бесполезно, как требовать от администрации вокзала прохладной погоды или дождя. Я невольно рассмеялся – в этой ситуации ничего другого не оставалось, как смириться и брать штурмом этот передвижной туалет.

– Ничего смешного не вижу, – буркнул Влад, сжимая кулаки. – Мне просто обидно перед тобой…

– Успокойся! – сказал я Владу. – Не такие уж мы с тобой ранимые и нежные создания, чтобы еще раз не пережить экзотику. Какой номер вагона?

– Двадцать второй!

– Так подожди немного, может быть, в конце будут получше.

В конце состава было не лучше и не хуже. Двадцать второго вагона не было вообще. Последним в составе был двадцать первый.

Пока Влад с приглушенным рыком разъяренного зверя метался по кабинетам начальника, коменданта вокзала и расталкивал народ у кассового окошка, я понял, в чем дело, и снова рассмеялся над чудачеством Влада. Двадцать второй вагон, фирменный, был прицепным, и его подсоединили к составу на моих глазах. Глядя на его свежую окраску, на целые тонированные окна, за которыми угадывались шторы и цветы в макраме, и одетую в чистенькую униформу проводницу, я с облегчением подумал, что Влад будет удовлетворен.

Я почувствовал спиной, как он подошел ко мне. От Влада тянуло влажным теплом, как от локомотива, и скандалом. Щадя его самолюбие, я молча пошел к вагону, у тамбура которого уже собирались пассажиры. Обескураженный таким фокусом, мой верзила притих и, предъявляя проводнице билеты, разговаривал с ней подчеркнуто вежливо.

– Каково?! – оживился он, когда мы зашли в прохладное и чистое купе, которое из-за зеркал на стенах казалось едва ли не спортзалом. – Могут ведь, если захотят!

– Если в умывальнике еще и вода окажется, – произнес я, боясь сесть на белоснежную постель, – то я буду просто шокирован.

Влад, не церемонясь, развалился на диване, сдернул со стола салфетку, под которой лежали две пластиковые упаковки с дорожным обедом и стояли бутылки с минералкой.

– В бизнесе, дружище, есть много приятных сторон, – сказал он голосом умудренного многолетним опытом делового человека. – Этот сервис – своеобразная награда за риск и титаническую работу.

Из-за его ног, напоминающих два длинных борцовских мешка, брошенных на пол, я не мог ни сесть, ни подойти к столу. Пришлось мне выйти в коридор, но там я тотчас преградил дорогу двум девушкам, которые шли друг за дружкой и тащили за собой волоком сумку и рюкзак. Одна из них, невысокая, упакованная в подчеркивающий крепкую фигуру джинсовый костюм, с немного сгорбленным, как у Ахматовой, носом, с темными волевыми глазами и жесткими губами, между которых проблескивали маленькие и острые зубы, заглянула в наше купе и посмотрела на номера.

– Одиннадцатое и двенадцатое, – констатировала она и, затащив рюкзак в наше купе, безапелляционно сказала Владу: – Прошу освободить места! И чем скорее, тем лучше!

Влад, кажется, все еще был занят тем, что мысленно отыскивал приятные стороны в бизнесе, и не сразу понял, что от него хочет эта напористая девушка с круглыми бедрами и крепенькими ладонями, которые в большей степени подошли бы мальчику-подростку.

– Простите, что я должен освободить?

– Вы заняли наши места! – грубо ответила девушка, привыкшая, должно быть, всего в жизни добиваться нахальством и громким голосом.

– Дайте, пожалуйста, взглянуть на ваши билеты, – попросил я у второй девушки, которая показалась мне менее красивой, но более покладистой.

Та, на удивление, приветливо улыбнулась мне, поставила обнаженную ножку с поцарапанной коленкой на кожух обогревателя и стала вталкивать острую ладошку с тонкими пальцами, опоясанными серебряными кольцами, в задний карман шорт, обрезанных, по старой моде, выше того места, где ягодица превращается в ногу. Ноги у нее были не столько стройные, сколько длинные, за счет чего девушка была на полголовы выше своей скандальной попутчицы, и рельефы ее фигуры, должно быть, ушли в рост. Вылинявшая дешевая маечка висела на ее плечиках, как на вешалке в платяном шкафу, и от малейшего движения открывала постороннему взору выразительные ключицы и неразвитую грудь; лишь крупные коричневые соски, рьяно бодающие майку изнутри, наделяли эту деталь тела признаком пола.

– Сейчас, – сказала она мне, проверяя содержимое второго кармана и опять не находя в нем ничего. – Лесь! Ты мне билеты отдавала?

Нахрапистая подруга ничего не ответила, перешагнула через ноги Влада и бесцеремонно упала спиной на мою постель.

– Куда же я их подевала? – бормотала девушка, выворачивая третий карман.

До встречи с Владом я считал себя очень вспыльчивым и нетерпеливым гражданином. А как познакомился с ним, так сразу понял, что такое настоящая вспыльчивость. Я увидел, как выражение блаженства на лице моего друга стремительно тает. От частого и глубокого дыхания ноздри его стали круглыми, словно туда затолкали две горошины. Нижняя челюсть слегка выдвинулась вперед. Приблизительно так выглядит боксер, намеревающийся послать своего соперника в нокаут.

– Ты чего меня грузишь, подруга?! – с нарастающей громкостью произнес Влад, приподнимаясь с постели. – Пожалей себя! В моем купе!! С ногами на постель!!

Если бы мы ехали в основном, не фирменном вагоне, Влад точно выкинул бы Лесю наружу через разбитое окно. Боясь, как бы Влад в борьбе за приятные стороны бизнеса не повредил бы девушке здоровье и репутацию, я вклинился между ним и все еще лежащей на моей постели нахалкой.

– Я сказала! – произнесла Леся громко, отчетливо «акая». – Никуда я отсюда не уйду! Я купила билет на это место! Только тронь – пожалеешь!

Влад горячо дышал мне в затылок. Продолжая свою миротворческую миссию, я вопросительно смотрел на улыбчивую попутчицу Леси, которая, опустившись на корточки, открывала «молнию» на своей сумке. За ней уже стоял большой кучерявый негр с двумя огромными оранжевыми чемоданами, которому она мешала пройти.

– Успокойся! – сказал я Владу. – Это, к сожалению, бывает. «Двойники».

– Что значит «двойники»? – рычал Влад, все сильнее подталкивая меня в спину.

– Одно и то же место продают двум пассажирам, – пояснил я.

– Фирменный вагон! – не пытался усмирить свой пыл Влад. – Такого быть не может! Не поддавайся на провокацию, Кирилл! Я сейчас выкину их из поезда. Ваши билеты сюда, быстро!!

– Регина, покажи им билеты, чтобы заткнулись! – сказала Леся, покачивая ножкой, свисающей с дивана, и не сводя с меня черных глаз.

– Да нет у вас билетов!! – гаркнул Влад, зачем-то ударив меня по почкам. – И никогда не было!! Ты, блин, шарманка малолетняя!! Лечить меня вздумала?!

– Вот они! – все еще улыбаясь, как дурочка, сказала Регина, протягивая мне смятые билеты.

Я взял их, расправил и разгладил на ладони.

– Поезд номер «ноль один», отправление четырнадцатого августа в шестнадцать сорок три, место тринадцатое. – Я взглянул на другой билет. – А здесь место четырнадцатое… Вы что, девочки, читать не умеете? Это в соседнем купе!

Влад выхватил билеты из моей руки, поднес их к глазам и тотчас кинул бумажки в лицо Леси:

– Ну, шмакодявка! Глаза у тебя, оказывается, не на лице, а на заднице!

Леся мельком взглянула на билеты, усмехнулась и медленно поднялась с дивана.

– Заткнись, бегемот, – сказала она Владу и, покачивая бедрами, вышла из купе.

Я спиной почувствовал, как подскочило напряжение и воздух наэлектризовался до предела.

– Ошиблись, – зачем-то пояснил я Владу, будто это могло его успокоить.

Умирая от жажды мести, Влад ограничился лишь сильным пинком по рюкзаку Леси, который валялся на полу. Там что-то хрустнуло. Глаза девушки сузились, и она с угрозой сказала:

– Ладно…

Схватившись за лямки рюкзака, Леся потянула его вверх, как вдруг из горловины, которую она забыла стянуть веревкой, вывалились на ковровую дорожку небольшие прозрачные пакеты, наполненные чем-то черным, похожим на смолу.

Я успел перехватить удивленный взгляд Регины, брошенный на попутчицу. Влад сообразил быстрее меня и как-то странно улыбнулся, словно удовлетворил свое самолюбие.

– Мумие! – то ли спросил, то ли утвердительно сказал он. – Национальное сырье Туркменистана! Черная валюта, на которую распространяется государственная монополия!

– Чего вылупился! – крикнула Леся. – Закройся в своей конуре и хрюкай в подушечку!

Ничуть не смутившись, она опустилась на корточки и стала быстро сгребать пакеты в кучу и заталкивать их в рюкзак. Негр, стоявший позади нее, терпеливо ждал завершения конфликта и с плохо скрытым восторгом смотрел на девушку сзади.

Вдруг Влад нагнулся и молниеносным движением подхватил с пола один пакет. Рука Леси с опозданием рассекла воздух, пролетев рядом с моим носом.

– Отдай!!

Влад поднял пакет над головой. По его лицу было видно, что он, как и негр, получает огромное удовольствие. Леся подпрыгнула, но ее роста было недостаточно, чтобы даже коснуться макушки головы моего друга.

– Почем скупали? – спросил он. – А в России за сколько можно толкнуть? Только через узбекскую таможню мумие не пропустят. Если найдут, начнутся проблемы.

Кажется, он зря это сказал. Леся прыгнула на него, как пума, защищающая своих котят, и вцепилась ногтями ему в шею. Влад наотмашь ударил пакетом Лесю по лицу и несильно оттолкнул ее от себя.

– Пожалей себя, идиотка! – бормотал он, трогая себя за горло.

– Не надо ругаться, друзья! – наконец вмешался в развитие событий кучерявый негр и показал всем свои белые зубы.

Леся подхватила с пола пакет и, ни слова не говоря больше, затащила свой рюкзак в соседнее купе. Регина, не в силах поднять на нас глаза, последовала за Лесей. Дверь захлопнулась с такой силой, что вагон вздрогнул.

– Идиотка! – повторил Влад, но уже вяло. Рассматривая свою поцарапанную шею в зеркало, он несколько раз ударил кулаком по перегородке.

– И чего ты так завелся? – сказал я. – Ошиблась девчонка, с кем не случается.

– Да она не просто ошиблась! – снова попытался разжечь себя Влад, но у него ничего не получилось. Он понял, что перегнул палку. – Она издевалась над нами! Два здоровых мужика стояли на задних лапках перед какой-то курицей!

Он сел на диван, вытащил из нагрудного кармана расческу и пригладил волосы над ушами.

Вагон дрогнул. Раскаленный перрон вместе с чалмами, халатами, тюбетейками и мешками поплыл в сторону.

– Поехали, – сказал Влад, глядя в окно, и добавил на прежнюю тему: – А ты видел, как она испугалась, когда мумие из рюкзака вывалилось?

– Его в самом деле нельзя вывозить? – спросил я.

Влад пожал плечами:

– А черт его знает! Это я всего лишь предположил.

– Ну, вот, – сказал я с укором. – Обломал девчонке контрабанду. Если таможенники найдут у нее эти пакеты, Леся будет уверена, что это ты «настучал».

– Ну и ладно, – отмахнулся Влад, резким движением руки сдвигая дверь в сторону. – Проводник!! – громко крикнул он, высунув голову в коридор. – Когда чай будет?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное