Пол Андерсон.

Крестоносцы космоса

(страница 6 из 11)

скачать книгу бесплатно

   Что же, брат Парвус, тихо сказал он. Получается не совсем так, как я надеялся, хотя и не так плохо, как можно было опасаться. Передайте ему, что если он действительно отпустит нас и нападет только пешим строем, не используя бомбы, то их соотечественникам ничего не угрожает. Кроме огня со стороны нападающих. Затем сухо добавил. Не думаю, чтобы я смог убить беспомощных пленников. Но этого ему переводить не нужно.
   Хуруга лишь слегка наклонил голову, когда я передавал ему слова сэра Роже. Мы вышли из беседки, вскочили в седла и двинулись в лагерь. Мы заставили наших лошадей идти шагом, чтобы хоть немного продлить перемирие и поймать немного солнечного тепла на свои лица.
   Что же случилось в этом замке?
   Не знаю, ответил сэр Роже. Но уверен, что синелицые говорят правду (а ведь я раньше не верил), когда утверждают, что одна бомба может стереть с лица земли целое укрепление. Итак, оружие, которое мы надеялись приобрести, пропало. Остается лишь молиться за наших воинов, которые тоже, наверное, погибли при взрыве. Теперь мы можем только защищаться.
   Он поднял увенчанную плюмажем голову.
   Но англичане сражаются даже лучше, когда их спины прижаты к стене…


   Мы въехали в лагерь, и милорд закричал «ура!», как будто возвращался с радостной вестью с поля битвы. С громким железным лязгом наши солдаты принялись занимать свои места.
   Позвольте мне описать подробнее сложившуюся ситуацию цию. Как вспомогательная база, Гантурак не был предназначен для отражения массированных атак. Его меньшая часть, которую мы занимали, состояла из нескольких приземистых строений, расположенных почти идеальным кругом, вне которого находилась позиция бомбард. Но эти бомбарды, предназначенные только для стрельбы вверх, в небо, были для нас бесполезны. Под самой крепостью находился лабиринт подземных комнат и коридоров. Здесь мы разместили детей, стариков, пленников и скот под надзором нескольких вооруженных крестьян. Престарелые или по другим причинам негодные для участия в битве, ждали в центре круга, чтобы заботиться о раненных, подносить пиво и вообще помогать сражавшимся.
   Линия сражающихся, обращенная фронтом к версгорскому лагерю, пряталась за низкой земляной стеной, возведенной минувшей ночью. Пешие воины были усилены через равные промежутки отрядами лучников. На флангах разместились кавалеристы. Рядом с ними находились женщины и нетренированные солдаты, среди которых мы распределили все наше захваченное оружие, стреляющее пулями защитный экран делал бесполезными огненные лучи.
   Вокруг нас сверкало бледное сияние этого экрана. За нами возвышалась древняя крепость. Перед нами синеватая трава покрывала всю долину. Изредка то тут, то там были разбросаны отдельные группы деревьев, над отдаленными холмами проплывали светлые облака. Прекрасная местность напоминала рай.
Готовя бинты вместе с теми, кто не будет участвовать в сражении, я с грустью думал, почему на такой прекрасной земле существуют ненависть и убийство.
   Летающий корабль прогремел в небе за версгорским лагерем, вне нашего поля зрения. Да мы и не пытались стрелять. Прислуга бомбард в большинстве своем находилась в резерве, в своем распоряжении они имели несколько транспортных кораблей. Но в этот момент все мое внимание было приковано к равнине, где появились версгорцы.
   Началось!
   Противник хорошо сформированными рядами двинулся вперед. Солдаты были вооружены длинными пулевыми ружьями, они не объединялись в тесные ряды, но, наоборот, старались разъединиться. Некоторые из наших солдат начали смеяться над этим, но я знаю, что такова их тактика. Когда противник обладает скорострельным оружием, не следует атаковать компактными массами, иначе противник одним ударом может вывести из строя несколько нападающих машин.
   Такие машины присутствовали и здесь. И, несомненно, их доставили сюда из Центрального арсенала в Дарове. По полю на нас двигалась армада этих стальных сухопутных боевых кораблей. Больше всего здесь было легких и открытых безлошадных экипажей, в них находилось по четыре солдата и небольшое пулевое оружие. Они двигались невероятно быстро и проворно, как водяные жуки на колесиках. Глядя, как они несутся со скоростью в сотню миль в час, я понял, для чего они предназначены в них очень трудно попасть, и они могут подобраться к главным бомбардам врага.
   Однако эти маленькие кары даржались несколько сзади, прикрывая версгорскую пехоту. Переднюю линию нападавших составляли тяжеловооруженные экипажи. Несмотря на мощные двигатели, они очень медленно, но быстрее, чем лошадь галопом, двигались на нас. Ибо они были велики, как крестьянский дом, и покрыты толстой сталью, которая могла выдержать все, кроме прямого взрыва. С бомбардами, торчащими из башен, с ревом и пылью, они были похожи на драконов. Я насчитал их больше двадцати. Массивных, непроницаемых, двигающихся вперед на колесах, закрученных в широкую ленту. Там, где они проходили, оставались широкие колеи из смешанной земли и травы.
   Мне сказали, что один солдат, научившийся стрелять из передвижных пушек на колесах, оставил свое место и побежал к бомбардам. Сэр Роже, вооруженный с ног до головы, подъехал и ударил его плашмя копьем.
   Стой! крикнул барон. Ты куда?
   Стрелять, сэр, ответил солдат. Нужно сразу стрелять в них, пока они не разрушили стену и …
   Если бы я не думал, что и наши добрые тисовые луки справятся с этими переросшими улитками, я разрешил бы тебе стрелять, сказал милорд. Назад, на место!
   Его слова благотворно подействовали на испуганных копьеносцев, которые своим оружием готовились отразить нападение. Сэр Роже не видел причины объяснять им (считаясь с тем, что случилось в Стулараксе), что на таком расстоянии разрывы могут уничтожить и их самих. Конечно, он понимал, что у версгорцев много видов различных бомб различной мощности. Но как отличить одну от другой?
   А тем временем водители движущихся крепостей обнаружили, что по ним не стреляют, и наверняка задумались, какое оружие мы держим в резерве. Они поняли это, когда первый боевой экипаж угодил в скрытую яму-ловушку. Еще два были пойманы также, прежде чем нападавшие сообразили, что это за необычное препятствие. Несомненно, нам помогали добрые Святые. В своем невежестве мы выкопали широкие и глубокие ямы, которые сами по себе не были препятствием для этих мощных машин. Но зато мы добавили туда большие деревянные колья, как будто собирались отражать нападение огромных лошадей. Некоторые колья попали в гусеницы, державшиеся на колесах, и те оказались наглухо заклиненными.
   Один из экипажей избежал ям, которые не были вырыты непрерывной цепью, и сумел приблизиться к нашему брустверу. Скорострельное огненное ружье рявкнуло, потом угол обстрела снизился, и на поверхности нашей земляной стены появилось углубление.
   Господь, да поможет правым! крикнул сэр Брайан ФитуВильям и бросился вперед.
   Его лошадь вырвалась из ряда, за ним последовало с полдюжины кавалеристов. Они образовали полукруг вне пределов досягаемости огненного ружья экипажа. И громоздкая машина начала преследование, пытаясь поймать в прицел ускользающих кавалеристов. Сэр Брайан направил его по тому пути, по которому и хотел, прогудел в свой боевой рог и вернулся в укрытие, в то время, как машина провалилась в яму.
   Боевые черепахи повернули назад. В высокой траве, с нашей искусной маскировкой, они не могли установить, где находятся ловушки. Других таких машин на Териксане не было. Если бы хоть одна из них прорвалась через наши укрепления, мы погибли бы.
   Я думаю, что учитывая скудные сведения о нас, наши силы и возможности подкрепления из космоса, Хуруга приказал тяжелым машинам отступить. В сущности, версгорская тактика была слишком уязвимой во многих отношениях. Но вспомните, что долгое время им не приходилось сражаться на земле. Их завоевания отсталых планет скорее напоминали облаву. Стычки с соперничающими межзвездными нациями были редкими и чисто местными.
   Итак, Хуруга, обеспокоенный нашими ловушками и ободренный тем, что мы не использовали артиллерию, приказал большим боевым машинам отступать. Вместо них он послал против нас пехоту и легкие экипажи. Его мысль была ясна: с их помощью он хотел найти проходы между нашими ловушками для гигантских машин.
   Синие солдаты приближались бегом, их с трудом можно было различить сквозь высокую траву. Они то объединялись в небольшие группы, то вновь разбегались поодиночке. Находясь довольно далеко, я изредка видел лишь случайный блеск шлема или вехи, которые они ставили, чтобы пометить безопасный путь для своих тяжелых машин. Однако я видел, что их насчитывается несколько тысяч…
   Сердце глухо заколотилось в моей груди, а рот затосковал по кружке эля.
   Перед солдатами шли легкие машины, некоторые угодили в ямы на такой скорости и были изуродованы. Но большинство продолжало движение прямой линией, приближаясь к столбам, которые мы установили для отражения кавалерийских атак.
   При такой бешенной скорости эти машины были так же уязвимы, как лошадь. Я видел, как одна из них взлетела в воздух, перевернулась и, ударившись о землю, раскололась надвое. Из другой от удара хлынуло горючее, и машину охватило пламя, третья резко свернула, затормозила и столкнулась с четвертой. Еще несколько, пройдя нашу засеку, наскочили на проволочные ежи. Железные шипы пробили мягкие круги вокруг их колес, и машина, изуродованная подобным образом, могла только медленно уползать с поля боя.
   Приказы на резком версгорском языке передавались по передатчику. Большинство открытых машин, оставшихся невредимыми, перестали кружить и, выровняв свою линию, продолжали приближаться на небольшой скорости.
   Щелк! Заработали наши катапульты. Хлоп! Проснулись наши баллисты. Камни, горшки с кипящим маслом и стрелы жестоко обрушились на приближающиеся машины. Их линия сломалась и замедлила свое движение.
   И тогда выступила наша кавалерия!
   Несколько наших кавалеристов погибли, натолкнувшись на свинцовую бурю, что бушевала повсюду. Но им не нужно было далеко скакать для встречи с врагом. К тому же, загоревшаяся от наших котлов трава скрывала кавалеристов в густом облаке дыма. Я слышал звон и треск, с которым копья ударялись о стальные борта машин, но больше у меня не было возможности следить за ходом сражения. Кавалеристы не смогли причинить бронированным машинам ни малейшего вреда, но они так ошеломили водителей, что те потеряли всякую возможность обороняться от последующего… Удар закованной в металл лошади начисто сносил защитный колпак, сгибая тонкие стальные плиты. Несколько быстрых взмахов топора, булавы или меча очищали машину от экипажа. Некоторые из наших солдат, для лучшего эффекта, использовали ручные ружья или маленькие круглые бомбы, которые разрывались со страшным грохотом, когда их бросали, предварительно высвободив стальной стерженек. Конечно, у врага было аналогичное оружие и не меньше решимости его использовать, но…
   Уцелевшие машины в ужасе отступили, преследуемые кавалеристами.
   Назад! крикнул им сэр Роже. Он потряс своим длинным копьем, взятым у оруженосца. Возвращайтесь, вы, трусливые жуки! Стойте и отражайте атаку!
   Он выглядил устрашающе до ужаса сверкающий металл доспехов, развевающийся по ветру плюмаж, украшенный гербом щит и не знающая отдыха угольно-черная кобыла.
   Но версгорцы не были рыцарским народом, они были более расчетливы и предусмотрительны, чем мы. И это дорого обошлось им…
   Наши всадники должны были вернуться, ибо приближались синие пехотинцы. Стреляя из своих ружей, они собрались в большие группы для нападения на наш бруствер. Доты больше не защищали, они превратились в отличную мишень, и сэр Роже приказал своим людям отойти. Он повернул коня и поскакал назад по равнине.
   Версгорцы испустили торжествующий крик и побежали. Среди шума, стоящего в нашем лагере, я различил команду капитана лучников. Затем в небо, на могучих крыльях, взлетела стая серых гусей. Она опустилась среди синекожих. Первая стрела еще не проделывала половины пути, когда лучник выпускал другую. Мощная стрела, выпущенная с такой силой, пробивает не защищенное доспехами тело насквозь, и ее окровавленный наконечник выходит с другой стороны. Стрелы косили нападающих. Я думаю, что в эту минуту версгорцы потеряли половину своих солдат.
   Тем не менее, упрямые, как англичане, они бежали к нашей земляной стене, где их поджидали наши солдаты. Женщины стреляли, уложив добрую треть нападающих. Те, кто приближался настолько, что ружья становились бесполезными, встречались топорами, баграми, булавами, мечами, в ход пошли кинжалы.
   Несмотря на ужасающие потери, враг все еще вдвое или втрое превосходил нас численностью. Но это уже не играло роли. У них не было защитных доспехов. Единственное оружие, которое они могли применить в рукопашной, был нож, прикрепленный к стволу их ружей, и образовывающий нечто вроде пики, или само ружье, используемое, как дубинка. У них были стреляющие пулями пистолеты, которые стоили нам нескольких убитых и раненных. Однако, как правило, когда Джон синелицый стрелял в Гарри англичанина, он промахивался в сутолоке боя даже на очень близком расстоянии. Прежде, чем Джон успевал выстрелить еще раз, Гарри укладывал его своей алебардой.
   Когда же наша кавалерия ударила по версгорцам с тыла, наступил конец. Враг дрогнул, заколебался и, наконец, побежал, в слепом ужасе топча своих упавших товарищей. Всадники преследовали их с веселыми охотничьими выкриками. Когда враг отступил на достаточное расстояние, в дело вновь вступили наши лучники.
   Однако многие, кто неизбежно попал бы на наши копья, уцелели, ибо сэр Роже вовремя заметил возвращающиеся тяжелые машины и приказал отступить. По милости Господа я в это время был занят заботой о раненных, не следил за битвой и не знал, что в этот момент мы могли потерять все. Атака версгорцев не пропала даром, она показала машинам-черепахам, как избежать наших ловушек. И теперь железные гиганты двигались по полю, окрашенному кровью, и мы не видели никакой возможности избежать столкновения с ними.
   Плечи Томаса Балларда, державшего знамя барона, поникли.
   Что ж, вздохнул он, мы сделали все, что могли. Кто отправится со мной и покажет этим выродкам, как умеют умирать англичне?
   Усталое лицо сэра Роже избороздили глубокие морщины.
   Перед нами более трудная задача, друзья, сказал он. Мы с радостью рискнули бы своими жизнями в надежде одержать победу, но у нас нет права на риск. Мы должны жить, как рабы, если понадобится, чтобы наши женщины и дети не остались одни в дьявольском мире.
   Божьи кости! закричал Брайан Фиту-Вильям. Вы сошли с ума!
   Ноздри барона затрепетали.
   Вы меня слышали? Мы остаемся здесь!
   А затем, ох! Как будто сам Господь явился спасти своих заблудших грешников, ярче, чем молния, до нас донеслась синебелая вспышка из леса в нескольких милях от нас. Она была так ярка, что те, кто глядел в этом направлении, на несколько часов ослепли. Несомненно, такая участь постигла и версгорскую армию, ибо она наступала в том направлении. Рев, последовавший за вспышкой, сбивал людей с ног и сбрасывал всадников с седел. Ветер, горячий, как из печи, подхватил палатки и, раздирая их в клочья, понес прочь. Затем мы увидели, как поднимается облако дыма и пыли, словно гигантский гриб. Оно в считанные минуты выросло до самого неба. Прошли долгие минуты, прежде чем оно начало опадать, а его верхняя часть удерживалась в небе в течении нескольких часов.
   Наступавшие боевые машины остановились. Версгорцы знали (мы нет), что означал этот взрыв. Это была бомба сверхестественной мощности, основанная на разложении материи, и я до сих пор считаю ее нечестивым вмешательством в судьбы Божьего мира. Хотя мой архиепископ цитировал мне священное писание, доказывая, что любое изобретение законно, если оно используется в добрых целях.
   Это был еще не самый мощный взрыв, могут быть гораздо сильнее. Он охватил круг в полмили диаметром и произвел сравнительно малое ядовитое излучение, которое всегда сопровождает такие взрывы. К тому же взрыв произошел довольно далеко от нас и не сумел причинить никому вреда.
   Но он поставил перед версгорцами жестокую дилемму: если они используют аналогичное оружие, чтобы уничтожить наш лагерь, то они могут ожидать ответного удара, ибо скрытые бомбарды больше не будут иметь причин не стрелять по территории Гантурака. В таком случае им придется отложить наступление и искать нового врага.
   Их боевые машины поползли назад. Большая часть воздушных кораблей, находившихся в резерве, поднялась и разлетелась в поисках тех, кто произвел этот взрыв. Главным орудием их поиска было приспособление, действия которого я не понимаю и не хочу понимать, ибо это черное искусство оно обнаруживает на расстоянии большие металлические массы. Орудие достатачно сильное и большое, чтобы выстрелить таким снарядом, должно обладать массой, которую воздушный корабль способен обнаружить на расстоянии в несколько миль.
   Но оно обнаружено не было. После часа напряженных поисков, во время которых мы, англичане, молились за стенами нашей крепости, сэр Роже напряженно вздохнул.
   Я не хочу быть неблагодарным, но я верю, что Бог скорее помог вам через сэра Оливера, а не непосредственно. Мы отыщем его отряд в лесу, даже если вражеские корабли не смогли сделать этого. Отец Симон, вы должны знать, кто лучший браконьер в вашем приходе.
   О, сын мой! воскликнул капеллан.
   Сэр Роже улыбнулся:
   Я не требую от вас тайны исповеди, просто прошу указать. Допустим, несколько опытных охотников… которые смогли бы проскользнуть в тот лес. Пусть разыщут сэра Оливера, где бы он ни был, и прикажут придержать огонь до моего распоряжения. Вы вовсе не должны мне открывать тайну исповеди, отец.
   В таком случае, сын мой, приказ будет выполнен.
   Священник отвел меня в сторону и попросил давать духовное утешение его прихожанам, пока он сам будет вести небольшой отряд в лес.
   Но милорд дал мне другое задание, и мы с ним, под белым флагом, отправились к версгорскому лагерю. Мы были уверены, что у врага хватит разума понять значение белого флага, даже если они сами и не пользовались таким знаком перемирия. Так оно и оказалось. Сам Хуруга в открытой машине выехал нам навстречу. Его руки и синие челюсти дрожали.
   Предлагаю вам уступить, сказал барон. Не вынуждайте меня уничтожать ваших бедных солдат. Обещаю, что с вами будут обращаться вежливо и позволят написать домой, чтобы оттуда прислали выкуп.
   Мне сдаться варвару? прохрипел версгорец. И только потому, что у вас оказалось несколько скрытых орудий? Нет! Он помолчал. Но, чтобы избавиться от вас, я согласен отпустить вас в космическом корабле, который вы захватили.
   Сэр, прошептал я, закончив перевод, неужели мы добились спасения?
   Вряд ли, ответил сэр Роже. Вспомните, мы не можем найти дорогу домой и не можем просить помощи их искусных навигаторов. Иначе раскроем свою слабость, и на нас вновь нападут. И даже, если мы когда-нибудь доберемся до дома, это дьвольское гнездо останется жить, и в любой момент нападение на землю может повториться. Нет, боюсь, что тот, кто охотится на медведя, не должен расседлывать лошадь…
   Итак, с тяжелым сердцем я сказал синелицему дворянину, что нам не нужен его дрянной и устаревший космический корабль, и если он не сдастся, мы будем вынуждены опустошить всю планету.
   Хуруга только фыркнул в ответ и повернул назад.
   Вернулись и мы. Вскоре с отрядом отца Симона из леса появился Рыжий Джон. Мы встретились на опушке, и Джон Хеймворд начал свой доклад:
   Мы летели к замку Стуларакс не скрываясь, сэр. Видели другие небесные лодки, но никто не вызывал нас. Вероятно, нас принимали за своих. Но мы знали, что часовые в крепости не позволят нам приземлиться без опознавания. Поэтому мы приземлились в лесу в нескольких милях от крепости. Собрали требучет и зарядили его одной из бомб, чтобы потрясти оборону крепости. Мы подобрались поближе, оставив на корабле несколько человек, которые должны были продолжать стрельбу до тех пор, пока не обрушатся стены. Предположив, что гарнизон отправится на поиски нашего оружия, мы решили тем временем проскользнуть внутрь, убить оставшихся охранников, забрать, что возможно, и вернуться на корабль…
   (Здесь, пожалуй, стоит объяснить, что такое ТРЕБУЧЕТ. Это простое, но очень эффективное метательное оружие. В частности же, это большой рычаг, свободно вращающийся вокруг некоей точки опоры, длинное плечо рычага заканчивается корзиной для метательного снаряда, а на короткое плечо кладется камень, весом в несколько тонн. Камень этот, с использованием блоков, поднимается наверх. В корзину кладут снаряд, затем рычаг освобождают, груз падает, а длинное плечо с корзиной поднимается, описывает большую дугу и швыряет снаряд. )
   Особого эффекта я от этой бомбы не ожидал, продолжал Рыжий Джон. Она весила не более пяти фунтов. И нам пришлось довольно долго регулировать требучет для такого маленького груза. «Что может сделать такая маленькая бомба, размышлял я. С треском разорваться?» Я видел, как использовали требучет при осаде французских городов. Мы швыряли камни весом в одну, и даже в две тонны, а также дохлых лошадей, через их стены. Но приказ есть приказ. Поэтому я, несколько удивленный, положил, как мне было приказано, маленькую бомбу, и мы выпустили ее. Боже мой! Как будто взорвался весь мир. Должен сказать, что это на много превосходит эффект падения дохлой лошади. Через наши увеличительные приборы мы видели, что замок полностью разрушен. Никакого смысла ходить туда не было. Для верности мы швырнули еще несколько бомб. Теперь там ничего нет, кроме большой оплавленной воронки. Сэр Оливер решил, что к нам в руки попало самое полезное для нас оружие, и я с ним согласен. Поэтому, когда мы приземлились в лесу, в нескольких милях отсюда, мы снова вытащили требучет и собрали его. Поэтому мы так долго и отсутствовали. Когда сэр Оливер увидел с воздуха, что здесь происходит, мы швырнули бомбу просто для того, чтобы отвлечь внимание противника. Теперь же мы готовы действовать по вашим приказам, сэр.
   А корабль? спросил сэр Роже. У противника есть приборы, отыскивающие металлические массы. Они не смогли обнаружить требучет, потому что он сделан из дерева. Но они должны были обязательно обнаружить корабль, где бы вы его ни спрятали…
   Ах, это, сэр, протянул Рыжий Джон и улыбнулся. Сэр Оливер сумел пристать к кораблям версгорцев, а кто в такой суматохе сумел бы определить разницу?
   Сэр Роже рассмеялся.
   Вы упустили славную битву, но можете запалить хороший костер. Отправляйтесь назад и немедленно начинайте обстрел вражеского лагеря…
   В обусловленный момент, определенный по версгорским часам, сэр Роже загнал всех под землю, но даже там мы почувствовали, как вздрогнула земля, и услышали глухой рев.
   Одного взрыва было достаточно. В слепом ужасе выжившие версгорцы кинулись к транспортным кораблям, бросив на произвол судьбы множество военного снаряжения. Воздушные корабли удирали быстрее, чем даже гонимые ураганом облака. Когда медленный солнечный закат осветил направление, которое мы называем западом, над всем полем боя развевались английские леопарды, торжествуя победу англичан…


   Сэр Оливер появился, как герой рыцарского романа. Его подвиги не потребовали от него героических усилий. Летая в центре версгорского военного флота, он даже сумел согреть воду на жаровне и побриться. Теперь он шел по лагерю, высоко подняв голову, и алый плащ развевался за ним по ветру. Сэр Роже, грязный, пропотевший и окровавленный, встретил его у рыцарских палаток.
   Поздравляю, сэр Оливер, вы действовали блестяще, голос сэра Роже охрип от крика.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное