Анатолий Никитин.

Обществознание. Подготовка к экзамену. 11 класс. Задания и рекомендации

(страница 6 из 30)

скачать книгу бесплатно

Прежде всего отметим существование в экономике государственного сектора. Он совершенно необходим по той простой причине, что выполняет две жизненно важные для общества функции: а) обеспечивает минимальный жизненный уровень населения (например, в сфере медицины, образования, социального обеспечения) и б) обеспечивает общественные услуги (в сфере транспорта и связи, энергетики и т. д.). Данные функции остаются за государством, в том числе потому, что оно, в отличие от частных предприятий, руководствуется отнюдь не только целью получить максимальную прибыль. Поэтому ему сподручнее осуществлять услуги, которые по тем или иным причинам менее привлекательны для частного бизнеса. Прибыль от деятельности государственных предприятий пополняет государственный бюджет.

Далее, государственное регулирование экономики – это слишком важная сфера общественной жизни, чтобы позволить ей абсолютно свободно функционировать. Экономические процессы нуждаются в организованности и упорядочении: необходим контроль за соблюдением законов. Государственное регулирование включает планирование, программирование, финансирование, налогообложение, кредитование, администрирование, учет, контроль. Наиболее ярко эти действия государства проявляются в условиях командной экономики, но и в рыночной роль государства также остается значительной.

Настоящий, цивилизованный способ участия государства в рыночной экономике – развитие и поощрение им механизмов рынка и конкуренции. Подобные механизмы будут работать вместо него и на него. Казалось бы – парадокс? Посмотрим.

Когда вспоминают о государстве в связи с экономическими проблемами? Когда дела идут плохо, цены взлетают вверх, зарплата от них безнадежно отстает, растет слой обедневших и обнищавших граждан, не хватает денег на культуру, образование, науку и т. д. Другими словами, когда денег так мало, что их не достает на самое необходимое. Тогда раздаются непритворные стенания: «куда смотрит государство?», «когда же кончится ограбление народа?» Слышатся призывы к государству «взять управление экономикой в свои руки», «ограничить власть олигархов», «вернуть свою собственность», «национализировать крупные предприятия» и т. д.

Если рыночные механизмы – и прежде всего конкуренция – работают безобразно, плохо всем: и предприятиям, и предпринимателям, и наемным работникам, и акционерам, и работникам в бюджетном секторе, и государству в целом, ибо все терпят убытки (в разной степени, конечно). Государство недополучает налоги – главный источник своего финансового могущества. Нет налогов – без зарплаты остаются врачи, учителя, без пенсий – старики и инвалиды. В данном случае государство вынуждено делать конвульсивные усилия, чтобы хоть как-то поправить дело: вмешивается в хозяйственные решения крупных предприятий (главным образом в энергодобывающей отрасли). Когда хозяйственные дела идут хорошо, рынок действует во всю мощь, у всех участников экономических отношений растут доходы, следовательно, возрастает объем налогов, поступающих в государственную казну.

Однако вмешательство государства в дела рынка разумны до определенного предела.

Иначе может возникнуть диктат правительства над рыночными отношениями, и экономика оказывается в плену у чиновников, а это, как показывает мировой опыт, ни к чему хорошему привести не может.

2. Вера. Смысл жизни.

Сущность веры – в твердом знании того, что пока или в принципе недоступно для непосредственного постижения, в признании истинной ценности предмета веры. Данную мысль в строгой афористичной форме выразил А. П. Чехов: «Во что человек верит, то и есть». «Вера состоит в том, что мы верим тому, чего не видим», – сказал католический мыслитель Августин Блаженный.

Феномен веры соотносится в большинстве случаев с религиозными отношениями человека. Один из синонимов веры – религия. Вопросы: «Какой этот человек веры?» и «Какова его религия?» равнозначны. Вера есть основание жизни религиозного человека. Библейское определение веры таково: «Вера… есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом». Христианин верит в Иисуса Христа, Бога Отца, Святую Троицу, Евангелие, Царство Божие. Похоже проявляется вера (в Аллаха, Пророка, Священный Коран и др.) у мусульман и у представителей иных конфессий.

Вера имеет два значения: во-первых, вера в кого-либо или что-либо через признание их истинности и ценности (в Церковь, Святую Троицу); во-вторых, доверие – Богу, его Слову, обетованиям (обещаниям).

Религиозная вера – сильнейшее проявление человеческой сущности. Верующий в Бога человек способен на самые невероятные действия и поступки, о чем свидетельствуют многие эпизоды истории человечества. Особые возможности верующего человека подчеркиваются, например, в Евангелии: «Если будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе: „Ввергнись в море“, – ввергнется».

Старая как мир традиция – противопоставлять вере знание. Данной традиции придерживаются, ее развивают и совершенствуют главным образом атеисты, скептики, рационалисты. Философ А. Шопенгауэр утверждал, что вера в Бога и знания – все равно что две чаши весов: когда одна поднимается, другая опускается. «Люди ничему так твердо не верят, как тому, о чем они меньше всего знают…» – уверял философ М. Монтень. И наконец, писатель П. Бурже в свое время отрезал: «Верить – значит отказываться понимать».

В действительности вера и знание не одно и то же, но они прекрасно сосуществуют и дополняют друг друга. Достаточно сказать, что человек не может верить в то, о чем он совершенно ничего не знает. То, во что он верит, имеет для него определенный смысл (что приближает веру к твердому знанию). И наконец, само знание часто основано на вере. Нельзя заниматься научными исследованиями, не веруя в принципиальную познаваемость мира, в познавательную способность человека и т. д. Абсолютный скептицизм не ведет к знанию и противоположен ему.

Вера в высшее существо, в Бога, во что-то идеально доброе, светлое, справедливое помогает человеку осознать смысл своего бытия, своей жизни. Человек рождается, живет, потом умирает. Таков закон природы. Людям не свойственно постоянно думать о смерти, но и забывать о ней нельзя.

Существует латинское выражение: «Memento mori» («Помни о смерти»). Зачем о ней помнить? Чтобы прожить жизнь достойно, по совести. Если человек не думает о том, что его жизнь когда-нибудь кончится, он живет легкомысленно и безответственно. Словно получил разрешение на бессмертие. А тот, кто помнит о конечности своего земного пути, думает о том, что наступит время подведения итогов прожитого, о смысле жизни, т. е. о том, что как бы оправдывает пребывание человека в нашем мире.

Часто можно слышать мнение, что смысл жизни человека заключается в достижении полного и нерушимого счастья. Однако существуют и другие мнения. Например, в дневниках В. А. Жуковского есть фраза: «Счастье не цель жизни». А. С. Пушкин продолжил мысль: «На свете счастья нет, но есть покой и воля».

Некоторую путаницу в вопрос вносит активная ориентация россиян средствами массовой информации на западные ценности. Западное общество, с которого нам предлагается брать пример, – это общество потребления (каковым российское общество никогда не было и, по-видимому, не будет). В нем естественное желание человека быть счастливым возведено в культ: «Будь счастливым во что бы то ни стало!» Экономически многое способствует этому: высокая зарплата, возможность купить дорогие вещи в кредит… Все СМИ дружно рекламируют стандарты внешнего облика. В моде молодость и красота. Те, у кого морщины, седые волосы и лишние килограммы, чувствуют себя изгоями. Следовательно, погоня за счастьем во что бы то ни стало делает многих людей несчастными. Они не выдерживают предложенной обществом гонки за призрачными стандартами, некоторые сходят с ума, велик уровень самоубийств (подчеркнем: многие кончают жизнь самоубийством не от бедности, голода и болезней, а от несоответствия прокламируемым стандартам жизни). Другими словами, наши обычные, спокойные представления о благополучной и достойной, но при этом внешне достаточно скромной жизни не следует менять на идеалы западного общества.

Практически невозможно добиться согласия в понимании смысла жизни.

Для верующего человека смысл жизни – в служении Богу, следовании его заповедям, спасении души.

Для эгоистов смысл жизни – в получении как можно большего числа удовольствий, по преимуществу физических.

Для людей с общественной «жилкой» смысл их бытия – в преобразовании общества, улучшении условий жизни окружающих людей.

Для людей, настроенных патриотически, смысл жизни – в служении Родине, укреплении государства, защите Отечества от недругов и т. д.

Каждый выбирает свой путь и свой смысл жизни.

Билет № 14

1. Общественное развитие и общественный прогресс.

На протяжении истории человечества мыслителями выдвигались различные концепции исторического развития, в том числе и причин этого развития. Античные философы делали акцент на естественном характере перехода человечества от дообщественного состояния к общественному. Например, Демокрит объяснял причину создания общества «нуждой» людей, а Аристотель – желанием индивидов наилучшим образом удовлетворять свои социальные инстинкты. В XVIII в. большую популярность приобрела концепция Гоббса и Руссо – общественная жизнь есть результат договора между людьми. Материалисты считали, что в основе общественного развития лежит материальное производство (базис общественной жизни). В XX в. значительное распространение получила концепция индустриального и постиндустриального общества. Данная концепция рассматривает в качестве решающего фактора общественного развития не материальное производство, а производство, хранение, распределение и потребление информации. Под влиянием информации, проникающей во все поры общества, радикально меняется социальная среда и возникают новые социальные отношения. Дальнейшее развитие общества связывается со становлением информационно-технотронной цивилизации, в которой на основе глобальной сети интернет будет сформировано единое информационное пространство (наподобие ноосферы французского философа Тейяра де Шардена и отечественного естествоиспытателя В. И. Вернадского).

В связи с проблемой общественного развития обычно рассматривают и вопрос об общественном прогрессе. Прогресс – понятие эпохи модернизации, когда многие верили в неизбежность промышленного, хозяйственного и экономического развития, результатом которого станет благополучие и процветание основной массы народа. Самое простое и краткое понимание прогресса (от лат. – движение вперед) заключается в следующем: мир все время совершенствуется, и что бы ни происходило – обязательно к лучшему. С принятой многими научной точки зрения, общественный прогресс – поступательное развитие общества по восходящей линии, от низшего к высшему, от простого к сложному, от менее совершенного к более совершенному. Данное понятие прогресса появилось еще в XIX в. под влиянием эволюционной теории.

Многие социальные философы, политологи тесно связывают понятие прогресса с социальными революциями, смысл которых, по мнению их зачинщиков и исполнителей, заключается в переходе от худшего к лучшему, от устаревшего к современному, от насилия к свободе и т. д. Однако при внимательном анализе результатов социальных революций оказывается, что в чем-то, действительно, осуществилось продвижение вперед, а в чем-то значительном произошло резкое ухудшение. Всяческие блага в будущем перед ломкой старого мира только обещают. Для выявления положительных и отрицательных сторон прихода «новой эры» достаточно записать ее результаты в два столбика: а) достижения (явное улучшение) и б) потери (явное ухудшение). Чаще всего второй столбик по удельному весу не уступает первому, иногда и превышая его. Идея прогресса «хромает» потому, что она сродни идее неизбежности и благотворности насильственных социальных революций. К XXI в. человечество в своей массе наконец поняло, что революционные вакханалии политического, экономического и другого характера не приносят ничего, кроме неимоверных страданий для простого народа и честных людей из высших слоев общества. Пользу для себя получают только всевозможные авантюристы и ловкачи, умеющие ловить рыбку в мутной воде, делать карьеру и обогащаться в условиях социальной неразберихи.

Таким образом, есть два основных подхода к пониманию прогресса в сфере общественных отношений. Для одних он – неоспоримая закономерность и реальность, определяющие весь ход исторического развития. Большие любители подобного понимания прогресса – всевозможные революционеры и реформаторы общества, основных его сфер. Все, что эти радикалы предлагают обществу, с их точки зрения, благо в последней инстанции, призванное заменить мрак и рутину прошлого. Для других прогресс – миф, злокачественность которого заключается в том, что у людей возникают иллюзии движения к лучшему, когда им предлагают новые, но далеко не всегда всесторонне осмысленные и нередко далеко не самые совершенные общественные формы бытия.

Для тех, кто принимает идею прогресса, важным является вопрос о его критериях. Как определить существование прогресса (либо отсутствие) на определенном этапе развития общества? Само выделение критериев прогресса – крайне сложная и противоречивая проблема. Для многих главными критериями общественного прогресса служит степень развития производительных сил, экономического строя (т. е. уровень богатства общества), а также зависящие от уровня богатства общества развитие и распространение науки, культуры, образования, совершенствования личности, размеры общественной свободы и т. д. Для других – обеспеченность оптимальных потребностей людей в материальной и духовной сферах, развитие культуры, науки, доступность образования, степень духовного развития личности, реальность прав человека, заботы общества о детях, женщинах, стариках, больных и т. п. К сожалению (или к счастью), уровень богатства общества и его духовный потенциал далеко не всегда совпадают. С другой стороны, некоторые экономические гиганты испытывают немалые трудности в образовании молодежи, приобщении ее к высотам мировой и национальной культуры, спасении ее от наркомании и т. д. Бездуховность часто процветает в странах, экономика которых находится на самом высоком уровне. Некоторые из них лидируют по количеству алкоголиков, наркоманов, психически больных, самоубийц.

Формой общественного развития, противоположной прогрессу, является регресс (от лат. – возвращение), т. е. возврат к старым, изжившим себя формам, застой и деградация.

Исходя из этого каждый может заключить, в какой мере прогрессом или регрессом была Октябрьская революция 1917 г. в России; в какой степени прогрессивным был советский строй в нашей стране; что представляют, с точки зрения движения к лучшему, результаты «рыночных» капиталистических реформ, начатых в России в 1986–1991 гг. и продолжающихся по сей день; как соотнести с идеей прогресса тенденцию к глобализации экономики и других сфер жизни различных стран; как выглядит прогресс в экономической и социальной жизни богатейших стран мира с учетом того, что происходит во многих беднейших странах Азии, Африки, Латинской Америки, новых государствах – бывших республиках СССР (Грузия, Киргизия, Молдова и др.).

2. Социальные нормы и отклоняющееся поведение.

Действия и поступки людей регулируются, управляются различными социальными нормами. Среди них различают нормы моральные, правовые, политические, семейные, религиозные и др. Эти нормы отличаются одна от другой главным образом тем, что они регулируют различные отношения в обществе. Кроме того, они создаются и существуют в разных формах и принуждают людей следовать им различными средствами и способами.

Среди социальных норм особое место занимают правовые нормы. Как они появились в человеческом обществе? При первобытнообщинном строе производительность труда находилась на низком уровне, собственность была общественной, а труд – коллективным. Общественные отношения стабилизировал обычай (основа системы моральных норм) и не существовало необходимости в государстве и праве. Они стали возникать по мере развития общественных отношений. После перехода от первобытного стада к родовому строю, например, возникла необходимость в регулировании семейных отношений, хотя бы потому, что в состав рода все активнее включались не только родственники. Развитие общественных отношений обусловило необходимость в «третьей силе», которая могла бы рассудить участвующие стороны. Именно поэтому возникает государство, заменившее родовую организацию, которая основывалась на господстве обычая.

Население в государстве разделяется не по кровно-родовому, а по территориальному признаку. Появляется особая группа людей, которая только управляет, используя для подчинения чужой воле тюрьмы, специальные отряды вооруженных людей, регулярное войско и т. д. А все население платит налоги на содержание этой особой группы людей, полиции, войска и т. д. Самые мудрые из этой группы людей формулируют от имени государства правовые нормы (законы), закрепляя их в письменных или печатных источниках. В отличие от обычаев, государство не только устанавливает правовые нормы, но и защищает их всей мощью. Таким образом, правовые нормы, выраженные в законах, указах и иных правовых документах, образовали большой массив регуляторов общественных отношений под названием «нормативные правовые акты».

Далеко не все в обществе в одинаковой степени уважают и соблюдают социальные нормы. Самое общее название поведения таких людей – отклоняющееся (т. е. они отклоняются от разнообразных правил, установленных в обществе). Отклоняющееся поведение имеет сложную градацию проявлений: от ситуативной недисциплинированности – через педагогическую запущенность, трудновоспитуемость – до правонарушений и преступлений. Почему некоторые люди достаточно стабильно «отклоняются»? Ни один мудрец за всю историю человечества не смог дать полного и исчерпывающего ответа на этот вопрос. Причин, факторов отклоняющегося поведения очень много. Главные из них: негативные влияния ближайшего окружения с самого детства (социальная наследственность), нравственная невоспитанность, неверие в Бога, конфликтные черты характера, пограничные состояния между психической болезнью и здоровьем, чувства мести, страха, раздражения, беспросветная нищета, потеря смысла жизни и т. д.

Билет № 15

1. Исторический процесс и его участники.

Одна из великих загадок существования человечества – смысл и движущие силы исторического процесса (движения народов и государств во времени, пространстве, в системе материальных и духовных координат). Если проанализировать историческую науку, можно сделать следующий вывод: исторический процесс – длинная цепь различных конфликтов, столкновений потребностей, интересов, притязаний, самолюбий, хитромудрых замыслов и неосмотрительных способов их реализации. Недаром русский философ Н. А. Бердяев утверждал, что «история возможна только тогда, тогда только возможно восприятие истории, если мировой процесс воспринимается как процесс катастрофический». Долгие века история как катастрофический процесс причудливо кроила политическую карту мира, состав народов, поднимая на гребень могущества и благополучия одни народы и низвергая в пучину нищеты, рабства и балансирования на грани небытия другие. Отношение к логике исторического процесса и его участников всегда зависело от мировоззренческих, идеологических позиций тех, кто высказывался по этому поводу. Наиболее изящное объяснение смысла исторического процесса содержится в религиозных учениях: история – это результат Промысла Божьего (или его попущения). В нашей стране, до 90-х годов XX в. исповедовавшей марксизм-ленинизм, исторический процесс трактовался как строго последовательное и неуклонное чередование социально-экономических формаций: рабовладельческий строй сменялся феодальным, на смену феодализму шел капитализм, который в результате обострения классовой борьбы неизбежно должен был уступить место социализму, а потом и коммунизму. Как в любой серьезной социально-политической концепции, и в этой присутствовали несомненные сильные и слабые стороны. С позиций данной концепции, активным «прогрессивным» силам (на этапе перехода от капитализма к социализму в качестве таковой выступал рабочий класс и его партия) не следовало особенно долго ломать себе голову по поводу правомерности своих преобразующих (как правило, революционных) действий. Им достаточно было только ощутить себя проводниками и осуществителями некоего высшего исторического промысла. Что и делали разнообразные левые силы в XIX и XX вв. Высшим достижением левого революционного движения стала победа Октябрьской революции в России в 1917 г. Таким образом, с точки зрения марксизма-ленинизма, история вершилась под воздействием экономических процессов, и ведущим участником исторического процесса были народные массы под руководством прогрессивной политической партии. Роль личности в истории считалась второстепенной.

Представители иных течений социально-политической мысли также признавали существенную роль народных масс как движителей исторического процесса, но при этом активнее отстаивали ведущую роль в нем выдающихся личностей (Александр Македонский, Юлий Цезарь, Оливер Кромвель, Мартин Лютер, Петр I, Наполеон, Карл Маркс, Авраам Линкольн, В. И. Ленин, И. В. Сталин, Мао Цзэдун и др.). Близко к данной точке зрения стоит концепция решающей роли в развитии стран и народов их элит – культурных, экономических, научных и т. д. Данная концепция исходит из принципа изначального неравенства людей по национальным, расовым, классовым, социальным признакам и рассматривает исторический процесс как результат деятельности высших каст, которым подчиняется все остальное население.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное