Анатолий Бабушкин.

Я и моё сердце. Оригинальная методика реабилитации после инфаркта

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

 //-- Нормативные показатели системы кровообращения и баланса состава крови --// 
   Современная лабораторная диагностика позволяет в большинстве случаев найти причину кардиологического заболевания и наметить тактику лечения. В этом плане большие надежды возлагаются на телефонную кардиографию и компьютерную диагностику, которые ускоряют комплексное исследование по всем направлениям поиска причин и дают целостную картину общего и частного состояния здоровья. Но как бы ни улучшалась технология исследований, личное общение врача с больным является определяющим в установлении диагноза и тактики лечения.
   Чтобы больной и врач могли друг друга понимать и друг другу помогать, больной должен иметь хотя бы элементарные знания и навыки в области нормативных показателей системы своего кровообращения и баланса состава крови (табл. 2), а также обладать способностью выявлять и оценивать опасные отклонения от нормы и свое состояние на данный момент путем сравнения.
   Таблица 2
   Нормативные показатели системы кровообращения и баланса состава крови
   Чтобы полнее судить о состоянии кровообращения и балансе состава крови и быть полностью готовым к беседе с врачом, необходимо оценить дополнительно субъективные показатели. Вот они.
   Внешние признаки (показатели), которые характеризуют хороший баланс состава крови и отличное кровообращение.
   · Румяные щеки и здоровый цвет лица.
   · Острое зрение (смогли прочитать номер удаляющегося автомобиля с расстояния не менее 50 метров).
   · Теплые пальцы ног и рук даже в прохладные дни.
   · Проницательный и быстрый ум, хорошая память.
   · Гибкий позвоночник, подвижная диафрагма, легкая спортивная походка, способность пробежать трусцой 10 минут и больше.
   · Разумная осторожность в решении повседневных проблем.
   · Нормальное артериальное давление.
   Теперь для сравнения приведем некоторые показатели, которые вас должны насторожить и которые вы обязаны сообщить лечащему врачу.
   · Излишняя утомляемость, особенно рук и ног.
   · Изменение цвета кожи на лице, шее и в других частях тела на бело-желтый цвет.
   · Боли в области сердца при выполнении физических работ.
   · Неспособность пробежать трусцой более 2–3 минут.
   · Нарушения умственной деятельности, ослабление памяти, отсутствие озарений, нарастание ворчливости и недовольства.
   · Быстрое нарастание признаков старения: выпадение волос, появление седины и морщин на лице и шее, выпучивание вен, особенно на ногах и руках.
   · Высокое артериальное давление.
   Итак, мы достигли поставленной цели: помогли своему врачу быстро поставить диагноз и наметить тактику лечения, а также освободили себя от мрачных раздумий по поводу пустяшных и надуманных страхов, которые возникают обычно у полных невежд.
   Последующие главы будут посвящены вопросам профилактики сердечно-сосудистых заболеваний и реабилитации после лечения этих болезней в больнице.
Вся система профилактики и реабилитации построена применительно к домашним условиям на основе моего личного опыта и опыта моих близких.


   С диагнозом, полученным мною в госпитале, пришел к своему врачу. Терапевт старой закалки, он сам перенес инфаркт миокарда. «Ну что, болит сердце?» – «Болит». Измерил давление… 190/110. Многовато. Будем лечить. Сначала сбросим давление. Попробовали одно лекарство, затем другое, кажется, помогло. А сердце продолжает болеть: мешает стенокардия. Я опять к нему. Что делать? Где выход? Есть выход! Он достает из стола маленькую стеклянную пробирку с нитроглицерином, кладет мне в грудной карман, успеешь – хорошо, нет… И это все? Да!
   Не смог этот врач перешагнуть через глубокую веру в лекарство, хотя на слуху тогда были успехи профилактической медицины. И он не мог не знать этого. Когда задал вопрос о диете, о голодании, он замахал руками. Какое там голодание: у вас язва желудка, да еще обостренная кровотечением. Выльется кровь в желудок – никто не спасет. Тогда он насмерть перепугал меня, и я перестал даже думать об оздоровительной диете, о голодании. То же самое говорили мне и другие врачи.
   Случилось это в июне 1989 года, когда мне было пятьдесят девять лет. Вечером вдруг почувствовал какие-то странные боли за грудиной, непохожие на обычные. Эти боли, как змеи, расползлись по груди и сердцу. Я сразу лег, позвал жену и попросил ее срочно вызвать неотложку. Меня увезли в больницу. В приемном отделении определили – приступ стенокардии. А ведущая болезнь какая? Язва желудка. Катите его в гастрологическое отделение! Как выяснилось потом, это была грубая ошибка. Еще был реальный шанс избежать инфаркта, если бы попал в инфарктное отделение. Тем более место было. Мне сделали укол, дали много таблеток, стало легче, и я заснул. Глубокой ночью на каталке в коридоре гастрологического отделения со мной случился второй, и очень сильный, приступ. Я почувствовал, что холодеют руки и ноги, смерть надвигалась неумолимо. Жена оказалась рядом, она подняла тревогу. Вызвали кардиологов, и меня с капельницей покатили в реанимационную инфарктного отделения, то есть туда, куда надо было сразу. Вскоре тошнота вывернула меня наизнанку, и желудок вернул все таблетки. Вдруг боли в желудке и сердце утихли, и мне объявили: инфаркт миокарда в тяжелой форме. Ваше сердце выдержало сильнейший удар, что редко бывает с другими. Будем сражаться.
   Бригада молодых и способных врачей отвела от меня беду. Спасибо им! Четверо суток лежал неподвижно, четко выполнял указания врачей. Все это время хотелось посмотреть на монитор, где в виде импульсов отражалась работа моего сердца, но не мог: он висел за моей головой.
   В палате для выздоравливающих ведущий врач-кардиолог вела за мной наблюдение. Основной метод лечения – прием лекарств, специальная диета, нарастающая интенсивность движений. Меня поражало обилие разнообразных таблеток на один прием, от четырех до шести. Врач куда-то торопилась, беседа не получалась. А я жаждал знать все о своей болезни, о методах лечения, о свойствах употребляемых таблеток, о последних достижениях врачей-новаторов. Случайно узнал, что мой врач была в США. Поинтересовался, как там лечат. Оказывается, голодом, диетой и психотерапией. Доверительно посоветовала поменьше есть. А как меньше? Ведь должна быть какая-то методика? Нет методики. Есть инструкция Минздрава. Ешьте, что дают. А сердобольные родственники и друзья несут целые сумки еды. Ешь, а то помрешь с голода. Какая-то фанатичная вера в обильное питание. Как раз наоборот! Был такой больной, который съедал все, что давала больница, плюс большой кусок хлеба с маслом и черной икрой, плюс фрукты. К сожалению, он умер. Я насторожился, стал ограничивать себя в еде. Позже узнал, что уже в древности знали о вреде переедания. Из истории известно, перекармливание даже иногда использовалось как изощренный способ убийства.
   И вот наступила пора, и мы, относительно благополучные больные, поехали в санаторий для окончательного восстановления здоровья. Финский залив, песчаный пляж, чистый воздух, хорошая родниковая вода, смешанный лес – все это, конечно, помогало нам выздороветь. Ну, а какой метод лечения? Удивительно похож на больничный. Пять действующих лиц: кардиолог, психотерапевт, врач лечебной физкультуры, диетолог и начальник. Каждый действует по своей программе, связь между ними весьма слаба.
   Врачи выступали перед нами с лекциями, но порознь. Много у них разнобоя. Кардиолог пичкает по-прежнему таблетками (до шести на один прием). Психотерапевт в группу берет не всех, а только тех, кого считает нужным. Только врач лечебной физкультуры заставлял всех нас активно двигаться. Он казался нам более прогрессивным: откровенно возмущался обильным питанием, советовал съедать половину того, что дают, да не так часто. А нас кормили как на убой – пять раз на дню. Реализовывался знаменитый принцип здравоохранения: поменьше, но почаще. Прямой путь к перееданию: поменьше – трудно выполнить, почаще – очень легко. К тому же давали мало овощей и фруктов, зато много мясных и мучных блюд. Борщи и супы на мясном бульоне ежедневно. Диетолог появлялся редко, в основном тогда, когда подавали фрукты.
   Другой пример. На доске объявлений висит приказ начальника санатория – изгнан из санатория один больной за пьянство: он выпил вина и был разоблачен. Трудно возразить против этого. Пьянство – это серьезный, но далеко не единственный фактор риска. А курение? Ведь эта привычка еще страшней. Курящих вообще лечить бесполезно. А что я наблюдал? Курящих в большом числе можно было встретить повсюду, исключая разве кабинеты врачей. И к ним относились терпимо. А ведь они занимают места желающих лечиться. Попутно замечу: бросил курить, как только попал в больницу, и с тех пор не курю. Еще раз повторю: это обязательное условие для поправки здоровья.
   И наконец, последнее. В санатории примерно 30–40 процентов больных выбрасывали таблетки со своих балконов на землю. Если бы начальник санатория разок прошелся между кустами, он бы убедился, что надо что-то менять, перестраиваться. Но начальник на это решиться не мог и, как я понял, просто не хотел. А после такой реабилитации частота повторных инфарктов была высокой. Не минула сия чаша и меня.
   Теперь о медицинской литературе. То, что медики пишут мало в популярной форме о своих достижениях, знают все. Да и в беседах их скоро не разговоришь. Любопытный больной их раздражает.
   В 1988 году (да и сейчас, наверное, так же) в санатории все стены были увешаны сведениями о нашей болезни: о питании, лечении, поведении, но не было в них таких, в которых конкретно сказано, как заниматься профилактическим лечением, как до всяких санаториев уберечь себя от этой страшной болезни. Ни слова о врачах-новаторах. Как будто они не существовали в прошлом и не существуют сейчас. В библиотеке санатория было несколько старых брошюр на эту тему, но в них все сводится к перечислению факторов риска. Наконец в 1989 году в продаже появилась книжка – «Борьба за сердце» автора А. Поликарпова. К сожалению, в этой книге автор перечисляет те же факторы риска с призывом к их сокращению. Он ничего не написал о достижениях профилактической медицины, о ее славных представителях. Поликарпов, однако, собрал и обобщил много интересных и частью новых сведений об этой болезни.
   К примеру, из нее я узнал о существующей в науке убедительной гипотезе о «периферическом сердце» нашего организма. Определено, что сила нашего основного сердца недостаточна для продвижения крови во всей сотне тысяч километров микрососудов, которые находятся в теле. Роль «второго», вспомогательного сердца выполняют скелетные мышцы. Мышечные волокна работают как физиологический вибратор – они постоянно совершают колебательные движения, то есть они как бы присасывают к себе кровь, снабжая этой кровью себя и с достаточным напором по капиллярам проталкивая ее дальше – в вену. А чтобы кровь двигалась по капиллярам с минимальным трением, мышечные волокна (возможно, и сами клетки) имеют звуковые и механические колебания типа ультразвуковых. Под воздействием физических толчков и этих колебаний кровь быстро продвигается по капиллярам. Скорость движения крови может увеличиваться в три раза, при этом давление в сосудах вырастет незначительно.
   Как-то заметил, что по палатам из рук в руки ходит какой-то журнал – просто нарасхват, занял очередь. Вот он в моих руках – журнал «Иностранная литература» за 1985 год. В нем помещен рассказ Нормана Казинса «Врачующее сердце». В этом рассказе ведется разговор о человеке, перенесшем инфаркт миокарда в тяжелой форме с потерей сознания. Он отказался от операции шунтирования, от лекарств, решил лечиться диетой и переменой образа жизни. За два года добился отличных результатов. Вернулся к труду, начал бегать и играть в теннис. Мне вдруг открылась перспектива, представился спасительный шанс. Как это просто и эффективно! Вот она, спасительная методика! Попросил своих добывать подобную литературу.
   Жена и дочь нашли книгу Поля Брэгга «Чудо голодания». С упоением, многократно проштудировал эту книгу, сделал необходимые выписки. Стал моделировать новый образ жизни. Потом с неменьшим интересом изучил книгу Кеннета Купера «Аэробика для хорошего самочувствия», затем работы Герберта Шелтона, системы Галины Шаталовой, Порфирия Иванова, методики академика Амосова, авиаконструктора Мукулина, профессора Юрия Николаева – главного специалиста по голоданию в нашей стране.
   Но вернемся к санаторию. Не прошло и месяца после выписки из санатория, как у меня случился второй инфаркт и я попал в больницу. Процент повторных инфарктов очень высок. От реабилитации в санатории я категорически отказался. Так стал инвалидом второй группы, вынужден был уволиться с работы. Это был удар. Не мог я смириться с моим положением.
   Начал самостоятельно лечить себя. Был готов морально и физически принять на вооружение новую модель жизни.


   Реабилитационный центр тогда еще Ленинграда. Я его пациент. Мне повезло с врачом. Попал к кардиологу-женщине, очень опытному специалисту и доброму человеку. Она стала моим умным собеседником и активным помощником. У нас установились полный контакт и взаимопонимание. Изложил ей свою программу лечения, она согласилась, внесла несколько полезных замечаний. Договорились на том, что я все делаю самостоятельно, подробно информируя ее о действиях и самочувствии, она ведет наблюдение за мной, по возможности оберегая меня от опасностей.
   Итак, в чем же состояла моя программа? Центральная идея – это очищение сосудов и всего организма от накопившихся шлаков. От человека требуется только одно – создать условия для такой чистки. Иными словами, реализовать такой стиль поведения и образ жизни, который постоянно поддерживал бы эти условия.
   Большинство медиков и больных считают это направление очень важным, можно прямо сказать, стратегическим: именно в совершенстве образа жизни и улучшении условий обитания таятся резервы здоровья и всей жизни.
   Образ жизни зависит только от нас самих, смена беспорядочного, праздного образа жизни на здоровый не требует материальных затрат, достаточно сделать над собой небольшое усилие, проявить волю и терпение. А вот условия обитания в регионе зависят в основном от социальной политики наших руководителей. Мы же с вами займемся в основном образом жизни, то есть фактором, наиболее доступным каждому.
   Изменение внутренней мотивации и корректировка (смена) образа жизни возможны только на основе знания и соблюдения природных принципов и законов поведения человека как материального и одухотворенного субъекта.
   Назовем эти принципы – всего их четыре.
   · Душевное благополучие и телесная чистота.
   · Ограничение личных желаний и полное удовлетворение естественных потребностей.
   · Рациональное сочетание труда и отдыха.
   · Рациональное питание.
   Природным законом, объединяющим все эти принципы и устанавливающим критерий для каждого из них, является закон равновесия, который запрещает отклоняться от центра равновесия дальше какой-то допустимой черты. Этот закон утверждает меру и помогает людям найти золотую середину – верную, надежную и счастливую дорогу по жизни.
   Вторым законом является закон соответствия. Применительно к процессу оздоровления этот закон требует, чтобы все используемые процедуры и средства как можно точнее соответствовали естественным потребностям организма. Чтобы не навредить, надо иметь глубокие и твердые знания, а также применять такие средства и способы лечения, которые зарекомендовали себя как надежные и эффективные.
   Не следует увлекаться модными препаратами, методиками и системами, если они не подтверждены лечебной практикой.
   Эти принципы и законы я выявил из истории развития социальной медицины, из работ крупных специалистов в области медицины, из бесед с больными и здоровыми людьми.
   Теперь коротко раскроем вышеприведенные жизненные принципы.
 //-- Душевное благополучие и телесная чистота --// 
   Нет нужды доказывать, что этот принцип является главным, ведущим, а остальные лишь дополняют его.
   Мы точно знаем, что душа определяет существование человека на физическом уровне. В противном случае невозможно объяснить некоторые физиологические процессы, которые таинственным образом протекают в нашем организме, например: зарождение жизни, формирование мыслей, кровообращение и обмен веществ, бодрствование и сон и многое другое. А вот как наша душа воплощена в человеке – мы не знаем.
   Некоторые ученые полагают, что биополе человека и есть его душа. Даже сумели определить массу души – она равна 4–6 г. Другие считают, что материальное воплощение души – это голова и сердце. Может, так, а может быть, все обстоит по-другому. Пока мы можем судить о своей душе только по внешним проявлениям. Если мы чрезмерно беспокойны и полны страхов, какого-то смутного предчувствия, то говорим, что душа не на месте. Если ничто нас не тревожит, то душа обретает покой и беспредельную свободу. Это и есть момент душевного благополучия, душевного равновесия, душевной чистоты.
   Теперь объясним, что следует понимать под телесной чистотой. Если рассматривать только тело, то, по А. Залманову, его можно представить как непрерывное движение живых жидкостей (крови, лимфы, соков, желчи и т. д.) по сосудам и вне их внутри сложного организма. Стоит где-то устроить преграду, закупорить сосуды – и это сразу же отразится на здоровье, а также и на состоянии души.
   А когда тело и снаружи, и внутри находится в чистоте, мощному потоку живых клеток нет преград, тогда и здоровье обеспечено на долгие годы. Мы можем сказать так: если человек физически здоров, доволен всем, признан в семье и в обществе, то он достиг душевного благополучия и телесной чистоты, душевного и телесного равновесия. Но такого равновесия в жизни на практике мы достигаем не часто. Чаще всего мы колеблемся около этого центра равновесия. Уж очень много у современного человека хлопот и всяческих беспокойств! К примеру, я все чаще и чаще замечаю, что чем старше становлюсь, тем беспокойнее веду себя. Тому много причин. Странное дело – беспокойство может перейти в привычку, причем в такую же вредную, как, скажем, курение или переедание. Вдруг, без каких‑либо причин, возникает беспокойство, какая-то смутная тревога, сердце начинает учащенно биться и сжиматься в комок.
   Теперь-то я знаю, как с этим бороться. А раньше… доходило до болей в сердце, до нитроглицерина. Наш современник Дейл Карнеги в книге «Как перестать беспокоиться и начать жить» рекомендует «не сожалеть о том, что случилось в прошлом, и не испытывать страха перед будущим», то есть «жить в отсеке сегодняшнего дня».
   Он считает, что 75 % всех пациентов, которые обращаются к врачам, могли бы вылечиться сами, если бы избавились от своих страхов и беспокойства. По причине беспокойства могут возникать такие серьезные болезни, как язва желудка, заболевания сердечно-сосудистой системы, бессонница, головные боли, даже кариес зубов. Самая активная и общественно полезная часть нашего общества – деловые люди, не умеющие бороться с беспокойством, – умирают молодыми.
   Канадский ученый Ганс Селье разработал теорию о стрессах, которая признана во всем мире. Теперь нас перестали пугать словом «стресс». Оказалось, что стрессы играют исключительно важную роль в жизни людей.
   Стресс – это реакция нашего тела на любое воздействие. Эволюция наделила человека великолепным стрессовым механизмом. Этот механизм мобилизует силы человека и в кратчайшее время готовит его к действиям в любой обстановке: и в мирной, и в опасной для жизни. Стрессы – это жизнь, при отсутствии ответных реакций со стороны организма наступает смерть. Поэтому не надо бояться стрессов.
   А что же нас в действительности должно настораживать? Это нереализованные стрессы, или, как их назвал Ганс Селье, дистрессы. Не просто дистрессы, а длительные и отрицательные дистрессы, ведущие к сильному эмоциональному напряжению всего организма. Это такое состояние человека, когда он готов к действию, к рывку, к бегу, к драке, но остался без движения наедине со своим горем, страданиями. За это мы платим своим здоровьем.
   Люди, страдающие сердечно-сосудистыми заболеваниями, должны по возможности избегать ситуаций, ведущих к дистрессам. Таким ситуациям способствуют и низкий уровень воспитания, и отрицательные черты харатера, такие как агрессивность, зависть, высокомерие, упрямство, жадность, нетерпение и т. д. Научитесь контролировать свое поведение, относитесь к окружающим с добротой и лаской, и вы обнаружите, что люди вам отвечают тем же.
   Наряду с заботой о душевном состоянии надо следить и за чистотой тела, причем не только внешней, но и внутренней: очищать организм от шлаков. Для этого существует много средств и методов. Но о них поговорим позже. Перейдем ко второму принципу.
 //-- Ограничение личных желаний и полное удовлетворение естественных потребностей --// 
   Различают естественные физиологические потребности организма и личные желания человека. Физиологических потребностей не так много, их число строго ограничено. Что жизненно необходимо человеку? Воздух, вода, пища, тепло, солнечный свет. Все это мы имеем – об этом позаботился Бог. Он дал нам все, что нужно для счастливой жизни.
   Но желания человека безграничны. Их невозможно перечесть, не то что удовлетворить. В безудержном стремлении к комфорту человечество выбрало тупиковый путь и продолжает идти по нему, несмотря на ожесточенное сопротивление природы. И что же в результате? Загрязненный воздух, отравленная вода, бесплодная почва. Посмотрите, как быстро исчезают с лица земли леса, вымирают целые виды животных и растений. А ведь в природе все взаимосвязано – страдает Земля, страдает и человек. Миллионы людей во всем мире умирают от рака, СПИДа, сердечно-сосудистых заболеваний. Если мы не умерим свои желания, катастрофа неминуема. Пора остановиться в этой призрачной гонке за мнимым счастьем, вернуться к естественному образу жизни.
   Второй принцип подразумевает обходиться малым, жить скромно, в ладу со своей совестью и природой. Это и есть центр равновесия. Откажитесь от излишеств, избавьтесь от вредных привычек, не старайтесь получить от жизни все блага – это будет еще одним шагом на пути к здоровью.
 //-- Рациональное сочетание труда и отдыха --// 
   Развитию атеросклероза способствуют две крайности: перенапряжение и переутомление, с одной стороны, и малоподвижный, праздный образ жизни, с другой. Человек будет здоров, если физические нагрузки будут достаточными, не ниже и не выше определенного уровня. К примеру, если человек умственного труда быстрым пешим ходом проходит за неделю 25–35 километров, он чувствует себя прекрасно.
   Если человек физического труда не дошел до степени чрезмерного утомления и сохранил способность еще немного поработать дома, то можно сказать, что он славно потрудился и вреда своему организму не нанес. Физические нагрузки легко контролируются и дозируются. К примеру, человек стал плохо соображать, совершать ошибки, забывать, что и куда положил, – это признаки переутомления. В этом случае ему срочно нужен отдых и расслабление.
   В трудах и заботах за день человек устает. Для восстановления внутренней энергетики и очистки организма от продуктов распада ему нужен сон. Сон для человека физиологически необходим. Потеря сна есть аномалия, предвестник серьезных заболеваний. Крепкий и устойчивый сон в течение 6–8 часов в ночной период – это средняя норма здорового человека.
   Для труда отводится дневное время, тоже 6–8 часов. Трудиться вечером, и тем более ночью, неразумно, но в виде исключения можно. Остается еще 8—12 часов, которые каждый проводит по личному усмотрению: обычно это тоже труд или развлечения, чтение книг или занятия спортом.
   В субботу и воскресенье многие продолжают работать, кто в офисах – кто за письменным столом, кто на садовых участках. Хотя физиологически один день в неделю, обычно воскресенье, надо посвящать пассивному отдыху.
   А вот как дозировать умственные нагрузки?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное