Анастасия Дробина.

Король Островов

(страница 5 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Ну, слышал? Езжай к ней сейчас же!

Повеселевший Славка сорвался с места. Мария выбежала за ним в прихожую.

– Делай что хочешь, хоть на коленях стой – но чтобы завтра ко мне в гости вдвоем пришли! И с детьми! Понял?!

– Придем! – уже из-за двери пообещал Славка и запрыгал вниз по ступенькам. Улыбнувшись, Мария закрыла за ним дверь.

Вернувшись в комнату, она села в кресло, обхватила бархатную подушку,

задумалась. Кажется, Славка не догадался ни о чем. И слава богу. Вот если бы его жену порасспрашивать… Мария закрыла глаза. Она чуть не сошла с ума, когда месяц назад перебирала фотографии и наткнулась на эти светлые глаза.

Значит, вот он кто. Король. Чор. В законе. Тот самый, с которым Граф делает дела в Одессе. Тесен мир, господи… Встав, Мария подошла к столу. Взяв в руки карточку, снова всмотрелась в жесткое лицо Короля.

– Видишь – запомнила тебя, – сказала вполголоса. Холодноватые глаза гаджо смотрели с фотографии сквозь нее.

– Ты-то не помнишь, конечно. – Мария зажмурилась. Глаза вдруг стали горячими; из-под ресниц, смывая остатки грима, пробились слезы. Мария заплакала, уронив голову на стол. Сдавленно попросила, словно Король был здесь и мог слышать ее: – Помоги мне, а? Поможешь? Что тебе стоит, баро…

* * *

Марго Канделаки мерила комнату гренадерскими шагами. Ее рыжие волосы в беспорядке рассыпались по спине и плечам, полы прозрачного халатика разлетались в стороны. Всем своим видом Марго напоминала разгневанную и заспанную Немезиду. За ее перемещениями растерянно наблюдал Петрос Ставропуло – смуглый молодой человек в светлом летнем костюме. Он сидел на самом краешке кресла и, прекрасно понимая, что пришел не вовремя, не мог заставить себя уйти. Петрос был даже немного рад, что Маргарите сейчас не до него и он может без помех любоваться ее волосами, ногами, высокой крепкой грудью, так соблазнительно круглящейся под прозрачными складками. Что ее так обеспокоило, он не знал, хотя уже больше часа сидел в этом кресле и слушал, как Марго ругается с разными людьми по телефону. Но понять разговора Петрос не мог, а расспрашивать было бесполезно. В глубине души он надеялся, что проблемы эти так или иначе разрешатся и Марго согласится пойти с ним куда-нибудь. А может – еще лучше, – оставит его здесь на целую ночь. Одна такая ночь у Петроса уже была, и он не мог ее забыть.

Марго уселась в кресло и снова придвинула к себе телефон.

– Алло! Алло! – радостно закричала она после того, как в трубку буркнули что-то невразумительное. – Ленька! Ты дома? Прилетели уже?!

Недовольное рычание: Таракан давал понять, что разбудили его совершенно напрасно и что все неприятности на свете – от сумасшедших баб. Марго нетерпеливо перебила его:

– Где Король, не знаешь?

Нет, ничего он не знает и знать не хочет. Да, прилетели, вчетвером, еще утром и, между прочим, две ночи не спали. Куда Король делся? Он, Таракан, ему не нянька. Может, дела какие-нибудь.

– Он ко мне приехать обещал! – потеряла терпение Марго.

Обещал, так приедет.

А если и нет – тоже нечего психовать. Если что-то серьезное – пусть Марго звонит на мобильный Лягушонку. Таракан сердито продиктовал номер сотового телефона и повесил трубку.

Марго поставила телефон на пол, едва удержавшись, чтобы не швырнуть его со всего размаху. Откинулась на спинку кресла, закрыла глаза. Устало подумала: когда все это кончится?..

Месяц назад Король со своей командой отбыл в горный Бадахшан. Перед отъездом он клятвенно обещал Марго приехать к ней сразу, как вернется. Зная день прилета, Марго ждала его с утра. Она даже совершила ради этого небольшой подвиг, отказавшись от работы с турецким бизнесменом, который, посещая Одессу, всегда пользовался ее услугами. Хозяйка заведения тетя Катя осталась крайне недовольна, но Марго было не до турка. Она навела уборку в квартире, сменила постельное белье и перемерила десяток лифчиков и трусиков. Прокурор, имевший дурную привычку разражаться трескучими монологами посреди ночи, был водворен к соседке, на плите стояла кастрюля борща, сама Марго благоухала «Шанелью» – но все оказалось напрасно. Король не появился ни вечером, ни ночью. Наутро обеспокоенная Марго позвонила в московский аэропорт Внуково и выяснила, что рейс из Бишкека прибыл вовремя. То же самое ей сказали в одесском аэропорту по поводу самолета из Москвы. Весь день Марго крепилась, не решаясь позвонить Таракану: Королю не нравилось, когда она «поднимала хипеж» без особых причин. Под вечер, измучившись ожиданием, она заснула в кресле. И вскочила, как сумасшедшая, разбуженная звонком в дверь. Увы, это оказался всего лишь Петрос с охапкой роз и виноватой улыбкой: он не успел предупредить ее о своем приезде. Скандалить с ним у Марго не было сил: она указала ему на кресло, принесла кофе, воткнула розы в трехлитровую банку и, кипя от злости, забегала по комнате. Куда, куда пропала эта сволочь?!

Телефон Лягушонка оказался включенным, но Марго пришлось выждать восемь или десять гудков, прежде чем в трубке раздалось яростное:

– Да мать твою… Чего надо?!!

– Зямка, это я, – удивленно сказала Марго. – Разбудила?

– Маргарита… фу-у… Спиридоновна?.. – Лягушонку явно с трудом далась короткая фраза. Встревоженная Марго переспросила:

– Ты что делаешь? Ты где? Разговаривать можешь?

– Уй, Маргарита Спиридоновна! Уй, ну хоть бы через полминуты! – в голосе Лягушонка звучала мировая скорбь, и Марго наконец догадалась:

– У тебя баба, что ли?

– Я у тети Кати в заведении, – уныло сообщил Лягушонок. – Другим разом отключу мобильку на фиг. У меня вот теперь Танечка обиделась… А ежели вам Короля, так его нет.

– Да нужен он мне. – У Марго неожиданно возник план. – А какая это Танька с тобой? Не Торпеда? Дай-ка ее на минуточку!

В трубке послышалась короткая возня, смех, ворчание Лягушонка. Наконец раздался голос Торпеды:

– Да, Маргоша.

– Танька, слушай меня, – быстро заговорила Марго. – Лягушонок рядом? Тогда отвечай «да» или «нет». Король у вас? Давно? С кем? С кем?!! Вот шалава черножопая!!!

Она с силой швырнула трубку на рычаг и, разом перестав сдерживаться, разревелась. В полный голос, навзрыд, как идиотка.

– Маргарита… Что случилось? – робко окликнули ее. Она, совсем забывшая, что в комнате есть еще кто-то, всхлипнула, умолкла. На нее грустно смотрели темные глаза Петроса Ставропуло.

– Ах ты, чучело… Тебя-то куда девать? – проговорила она. Что такое «чучело», Петрос не знал, хотя слышал это слово из уст Марго довольно часто. Он попытался перейти на греческий:

– У тебя несчастье? Я могу помочь?

– Вот сейчас как выйду за тебя замуж! – мстительно пообещала Марго. – И уеду к чертовой бабушке в Афины! Будет знать, как по девкам таскаться!

Петрос опять ничего не понял.

– Мне уйти? – огорченно спросил он. Марго глубоко вздохнула. Подойдя к Петросу, погладила его по плечу:

– Извини меня, ладно? Я сегодня не могу. Завтра, честно. Я тебе в гостиницу позвоню. И спасибо за розы.

– Ты сама как роза, – медленно выговорил он, поднимаясь. – Кали нихта.

Проводив Петроса, Марго накапала в высокий бокал валерьянки. Покривившись, выпила, добавила для верности мартини и, забравшись под одеяло, попыталась заснуть.

Звонок затрещал на рассвете. Не открывая глаз, Марго потянулась к телефону, сняла трубку, но звонок повторился, и она поняла – в дверь.

«Король! Ну, подожди, козья морда!» Марго вскочила с постели. Кое-как запахнулась, кинулась к двери, на ходу сжимая кулаки. Щелкнула замком. И полетела на пол от сильного удара двери.

В дом ворвались люди. Со страху Марго показалось, что их не меньше десятка, но в комнате вспыхнул свет, и она увидела четверых – невысоких, смуглых, небритых. Один из них схватил Марго за волосы:

– Где Король?

Черные, блестящие глаза оказались совсем близко. Марго зажмурилась. Умирая от ужаса, все же заставила себя мысленно досчитать до пяти, набрала в легкие побольше воздуху – и заголосила так, что цыган отшатнулся:

– С ума свинтились, суки рваные? Я откуда знаю?! Жена я ему, что ли? Докладывает он мне, что ли?! Нету его у меня, нету, и все! Уйдитя-я-я-я!!!

– Заткнись! – прошипел цыган, отшвыривая ее к стене. Она стукнулась затылком, сморщилась, затихла. Цыгане рассыпались по дому, до Марго донеслись грохот переворачиваемой мебели, треск дверей, звон стекла. «Ищите, гады, ищите…» – невольно усмехнулась она.

– Что ты улыбаешься? – сквозь зубы спросил цыган. Он сидел рядом с Марго на полу и подозрительно всматривался в ее лицо.

– Сбрендил?! – рявкнула она. – Скажи своим гаврикам, чтоб хату не громили. Я – женщина одинокая, заступиться некому…

– Скажешь, где Король – уйдем.

– Да почем я знаю? – Марго окончательно взяла себя в руки. – Он, если хочешь знать, в Бадахшане второй месяц.

– Нет его там! – вспылил цыган. – Здесь он!

– Где – здесь? – ехидно спросила Марго. – В моих лифчиках искали?

Тут же она получила пощечину, от которой опрокинулась на пол.

– Говори – где Король?!

– Да пошел ты!.. – выпалила женщина. – Не знаю! Он мне самой нужен! Ищите в городе, в порту!

Вернулись остальные, и вся четверка принялась яростно спорить. В потоке гортанной речи Марго не понимала ни слова и молилась только об одном: чтобы цыгане не остались здесь дожидаться Короля. Позвонить в бордель – не до реверансов теперь… Сказать им с Зямкой, чтоб не высовывались, там искать не будут… Господи, пронеси…

Наконец цыгане что-то решили и, продолжая сердито переговариваться, вышли в прихожую. Старший задержался. Наклонившись к Марго, сказал:

– Передай Королю – Белаш ищет его. Передай – под землей найдет. Не забудь – Белаш.

Его ровный голос неожиданно успокоил Марго. Она по-деловому кивнула:

– Не дрейфь – запомню.

– Дверь закрой за нами.

Как автомат, она вышла за цыганом в прихожую, проследила за тем, как незваные гости исчезают в предрассветной темноте, захлопнула дверь. И кинулась к телефону.

* * *

Зеленые волны тихо шипели, перекатываясь через гальку. Отползая, они оставляли на блестящем песке пучки водорослей, серую ноздреватую пену и медуз, тающих под слабыми лучами вечернего солнца. Одна из них, синяя, большая, беспомощно распласталась на гальке прямо перед лицом Короля. Он подтолкнул ее к воде, и набежавшая волна с шелестом накрыла ее. Король перевернулся на спину, закрыл глаза. Пляж был почти пуст. Раскалившийся за день воздух остывал, море успокаивалось и покрывалось розовой закатной пленкой.

В двух шагах от Короля, поджав под себя ноги, сидит Али с обычной свирепой миной на рябой физиономии. Али – человек Таракана. Ждет хозяина, который должен появиться с минуты на минуту. Рядом на песке расположились Зямка Лягушонок и его дружок Голубь, у которых идет вялая игра в покер. Голубю лет двадцать, его темные курчавые волосы еще не высохли после купания. С загорелого лица скучающе глядят в карты зеленые, наглые, как у уличной девки, глаза. Блефует Голубь художественно, вскоре выигрывает и, подтянув к себе банк, растягивается на песке. Зямка расстроенно вздыхает, вертится, безуспешно пытается привлечь к игре Али, приставать к Королю не решается и наконец не выдерживает:

– Гришка! Ну, пойдем хоть лярвочек поищем! Вон те, с дома отдыха, по-моему, сюда глядят…

– Отмерзни, – следует мрачная отповедь.

– Ну вот, здрасьте! Что с тебя еще дождешься… Лежит ведь вот такая гидра и думает за кореша всяку гадость… Ладно, как свалю с Одессы навечно – полезешь тогда на стену, да поздно будет.

– Это куда? – с надеждой осведомляется Голубь. – В Москву?

– Фуй, надо больно… Умные люди в Израиль едут, в Нью-Йорки всякие…

– Своих жидов там мало?

– А вот щас я кой-кому промеж рог закатаю! – вскидывается Зямка. – Черносотенец вонючий! Из-за таких, как ты, моя мамочка от папаши ушла! Вышла за кацапа, фамилию его мне навесила, чтоб тут полегче было – и в Хайфу! У меня уже четыре вызова от нее валяется! А я все на твою морду каждый божий день любуюсь!

– Ой, да едь ты куда хочешь… – морщится Голубь. – Одесса вздохнет спокойно. Чего дожидаешься – не пойму.

– Бабка… – вздыхает Лягушонок. – Ее с этой Маразлиевки засранной никакой погром не снимет. Родилась она здесь, видите ли. Так теперь, кровь из носу, здесь и сдохнуть нужно…

Король вполуха слушал препирательства двух дружков. Монотонное шипение волн усыпляло, он уже начал было дремать и поэтому вежливое прикосновение Зямки воспринял без восторга. Оказалось, что пришла Марго в сопровождении злого, как черт, Таракана. На ней было что-то сине-зеленое, полупрозрачное, разлетающееся от легкого ветерка, рыжие волосы подняты в высокий узел. Близлежащие особи мужского пола сразу оживились. Король был вынужден встать, отогнать распрыгавшегося вокруг Марго Лягушонка и по-семейному поцеловать чем-то рассерженную подружку. Марго резко отстранилась, стянула через голову платье и пошла к воде. Король растерянно посмотрел ей вслед.

Неподалеку Таракан тихо втолковывал что-то Али. Выслушав, тот кивнул, тяжело поднялся и потопал по песку к выходу с пляжа. Проводив его взглядом, Король задумчиво почесал синий якорь на плече.

– Зачем ты Марго сюда притащил?

– Я притащил?! – рявкнул Таракан так, что с песка испуганно сорвалась большая чайка. – Сама явилась с соплями до колен! Вопит, как гудок портовый, и тебя требует! Ты знаешь, что она все заведение у тети Кати на уши подняла? Примчалась на тачке в пять утра и: «Где Король»? Хорошо, что вы уже оттуда ноги сделали… Мало бы не показалось.

– Ладно. Не из-за нее же ты приперся. Что случилось?

Таракан вздыхает. Ерошит ладонью выгоревшие волосы.

– Белаш товара не получил, вот что. Люди из Москвы звонили. Тебя уже ищут. Курванулся наш Граф.

Король снова растягивается на гальке. Несколько минут лежит неподвижно, глядя в блекнущее небо. Затем, не отвечая на настороженный взгляд Таракана, встает и идет к волнам.

В ста метрах от берега в толще воды чернел волнорез. Марго сидела на нем, повернувшись лицом к открытому морю. Ветер ожесточенно трепал выбившиеся из узла пряди ее волос. Рассекая саженками теплую воду, Король приближался к этому рыжему костерку. Подхватившая его волна с шипением ударилась о бугристый бок волнореза. Король нащупал его осклизлый от водорослей и мелких ракушек край, подтянулся на руках и уселся рядом с Марго.

– Что за шухер без облавы?

– Где ты был? – сухо спросила она.

– В Бадахшане, – не очень уверенно сказал он. – Утром прилетели, а потом…

– Ладно, не ври. – Марго свесилась с волнореза, рассматривая что-то под водой. Затем соскользнула прямо под гребень набежавшей волны. Король видел, как она ныряет, сильными гребками толкая себя все глубже. Волосы Марго встали столбом, как куст водорослей, загорелая кожа казалась в морской воде голубоватой. Король наблюдал за ней с растущей тревогой. В тот момент, когда он уже был готов прыгнуть следом, Марго подхватила что-то со дна, вытянулась в стрелку и пробкой выскочила на поверхность. Король протянул руку, помог ей взобраться на волнорез.

– С ума сошла, мать? Тут метров восемь…

– Смотри. – Марго внимательно разглядывала круглую розовую раковину. – Здоровая. Давно таких не видела.

С минуту они оба молчали. Король следил за садящимся в море солнцем, Марго вертела в пальцах раковину.

– Откуда у тебя эта мода – по блядям шляться? Предупреждал бы хоть, ей-богу… Эта прошмандовка Нанка еще неделю назад с триппером бегала.

Король не ответил. Марго швырнула раковину в воду и перешла к главному:

– У меня цыгане были ночью. Все вверх дном перевернули. Меня чуть не задушили – где Король, где Король… Сказали, что от Белаша. Так что слава богу, что ты к тете Кате забурился. Я сразу туда позвонила, потом поехала, но вы с Зямкой смылись уже. Тетя Катя, бедная, испугалась, решила, что я тебе морду бить явилась… вот потеха! Во что ты опять со своим цыганьем влез?

Король, не отвечая, притянул Марго к себе. Запустил руку под мокрую, плотную ткань ее купальника, задумался. Марго осторожно спросила:

– Что – неприятности будут?

– Будут… Не хочешь в свои Афины слетать?

– Не хочу, – быстро сказала она.

– Полетишь. Завтра с утра Гришку пришлю, он тебя в аэропорт отвезет. Посидишь пока там.

– Но…

– Делай, как говорю.

– И зачем я с тобой связалась? – посетовала Марго, кладя голову ему на плечо. – Порядочная женщина – с таким бандитом… Лучше бы, ей-богу, за Ставропуло вышла. А что?! Жила бы сейчас как прынцесса и в «Роллс-Ройсе» по Афинам шкандыбала…

– В «Роллс-Ройсе» – это хорошо, – без улыбки сказал Король. – Может, правда, соберешься?

– Ах ты, сучье вымя… – вздохнула Марго. И замолчала надолго, обхватив руками загорелое колено и глядя на гаснущий край солнца. Вокруг постепенно темнело. Ветер донес с берега обрывки музыки, в теплом воздухе четко слышалось, как волны трутся о каменные плиты. От порта вдоль берега величественно двинулся усыпанный цветными огнями теплоход. Вечер перешел в ночь, и над морем поднялась большая красная луна.

…– Выходит, не закатись ты к фурсеткам… – хмыкнул Таракан, когда машина, увозящая Марго, скрылась в темноте. – Весело получается. Что делать будем? Вот тебе и завязали с делами… Говорил я, что Граф этот – сука.

– Ты говорил, что обезьяна. – Король отвернулся, ища в кармане сигареты. Самое смешное было в том, что он тоже не доверял Графу. Уже давно. После одного случая шесть лет назад, который Король не смог забыть.

Это случилось в Москве. Он только что остался без Нинки и не знал, куда себя девать. Помногу пил, обычно в одиночку и даже не мог припомнить, как в один из вечеров оказался в баре в компании цыган. Все были пьяны, веселы, травили анекдоты. Кто-то предложил поехать к девочкам.

«Есть одно место… – потянулся Граф, который казался самым трезвым. – Все – блондинки, русские, умереть можно! Поедешь, Король?»

«Он цыганок любит!» – хохотнул кто-то.

«Цыганки все честные…» – с трудом выговорил он, и цыгане важными кивками подтвердили это. Именно в этот момент Король поймал на себе острый, пристальный взгляд Графа. На миг удивился – чего это он уставился? – и тут же забыл о нем.

Он не помнил, как вышли из бара, как расселись по машинам. Засел в памяти только заговорщический шепот Графа на заднем сиденье «Мерседеса»: «Отвезу тебя к одной… Цыганка. Недорого берет». Если бы он не был тогда так пьян… Если бы задумался, что это – неспроста…

Король не сумел узнать места, куда они приехали – было темным-темно. Он вошел вместе с цыганами в дом, поднялся в квартиру. Им открыла молодая цыганка в наброшенном на ночную рубашку атласном халате. Королю почему-то хорошо запомнилось ее лицо – темно-смуглое, с близко посаженными, очень блестящими глазами. Она что-то недовольно спросила по-цыгански у Графа. Тот не ответил ей, и женщина, пожав плечами, ушла на кухню. Все потянулись за ней. Граф, усмехнувшись, показал Королю на дверь в комнату:

«Ступай туда. Сейчас она придет. Не пожалеешь, клянусь».

Он послушался. Прикрыв за собой дверь, сел на низкую тахту с подушками, приготовился ждать. Спустя несколько минут цыганка в самом деле вошла в комнату, держа в руках какие-то вещи. Увидев Короля, она вздрогнула, словно не ожидала увидеть его здесь. Он улыбнулся, встал. Ее лицо стало недоумевающим, потом – хмурым. Что-то процедив сквозь зубы, она отошла к шкафу и начала торопливо засовывать вещи на полку. С минуту он пытался сообразить, почему она так сердита, затем решил плюнуть и не думать. Подошел, взял ее за плечи и развернул к себе. Цыганка вскрикнула, забилась в его руках, пытаясь освободиться.

«Тише, детка», – рассмеялся Король. И прильнул губами к ее испуганно приоткрывшемуся рту.

Он очнулся от страшного крика. Все цыгане находились в комнате и орали так, что Король даже протрезвел. Растерявшись, он выпустил женщину, и она, заплакав, упала на пол. Откуда-то появился Граф с перекошенным от ярости лицом. Цыганка кинулась к нему, начала что-то умоляюще говорить, показывая на Короля, но Граф, не слушая, сгреб ее за волосы. Ударил раз, другой, швырнул на пол и снова ударил. Ее плач перешел в протяжный, хриплый вой. Она мотала головой с распустившимися волосами, пыталась заслониться от ударов, но безуспешно: на пол уже брызнула кровь. Король смотрел на нее, ничего не понимая. Никто не обращал на него внимания: все цыгане сгрудились вокруг женщины и Графа. Шум не стихал. Перед глазами Короля мелькали оскаленные зубы, сверкающие глаза, злые лица. Хмель окончательно вылетел из головы. Решив, что лучшее в такой ситуации – потихоньку смотаться, Король вышел из комнаты. Его никто не задерживал.

Спустя несколько дней он снова встретился с Графом и попытался выяснить – в чем было дело? К его удивлению, цыган ничуть не был обижен и, казалось, не придавал случившемуся никакого значения:

«Забудь, Король. Пьяные все были, дело обычное. Девочку хочешь – всегда найду, а это – пустяки».

Зная Графа, Король не стал настаивать. Очень велик был соблазн спросить у Белки – что бы все это значило с цыганской точки зрения? Но на это Король не решился, чувствуя, что сыграл в случившемся какую-то недостойную роль. Он не рассказал об этом случае никому. И никогда больше не позволил себе напиться допьяна.

…– Что будем делать? – повторил Таракан.

– Искать. – Король щелкнул зажигалкой, красный огонек осветил его хмурое лицо. – И товар, и сволочь эту.

– Вот ты его сыщешь! – в свет сигареты выдвинулся таракановский кукиш. – Не дурней тебя: небось смылся давно.

– Я завтра в Москву полечу.

– Сбрендил, дуся?! – обозлился Таракан. – За бугор ехай! В Грецию, в Турцию! Да хоть в Бадахшан обратно! В Москве они из тебя вермишель нарежут! Что ты там делать собрался?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное