Аллан Чумак.

Тем, кто верит в чудо

(страница 3 из 16)

скачать книгу бесплатно

Человек перешел реку, не заметив мешка с золотом, и подошел к суфи с пустыми руками.

– Что ты видел на мосту? – спросил учитель.

– Ничего, – ответил человек.

– Как так?! – воскликнули ученики.

– Очень просто! – весело ответил должник. – Лишь только я вступил на мост, мне пришла в голову мысль: дай-ка я перейду его с закрытыми глазами. Так я и сделал!

Мы идем по жизни с закрытыми глазами и часто обходим стороной те волшебные возможности, которые открываются перед нами. Бывает так: человек ходит на работу – год, два, три. Его многое не устраивает. Например, зарплата – маленькая, ее не повышают, начальник – зверь, коллеги – зануды, текучка заедает. В общем, сплошная неудовлетворенность и тихие мучения. Но как только приходит мысль работу сменить, человеком овладевает страх: он не может выскочить из привычного ритма жизни. Привычка – великая вещь: в восемь – на работе, в шесть – дома, знакомые дела, хоженые тропы… Пусть тоскливо – зато верно. Но как же все-таки тяжело утром собираться на службу!.. И в таких случаях судьба порой человеку помогает. Предприятие, на котором он работает, закрывается, или его увольняют за какую-то пустячную провинность – в тот роковой день начальник как будто сошел с ума! – или сокращается штат…

Первое ощущение от такого поворота дел – кошмарное, это ужас. Привычного заработка больше не будет – на что жить, впереди неизвестность, бездна, конец всему! И этот страх заставляет его лихорадочно искать новое дело, новое применение своим силам. Подворачивается вариант трудоустройства, и выходит, что на новом месте и зарплата больше, и работать интереснее, и нужен там именно этот человек со всеми его знаниями и умениями позарез. А потом оказывается, что в нем дремали нераскрытые способности, которые теперь востребуются на все сто, и он реализует себя в полной мере, он нашел свой закон, свое настоящее дело!

Люди говорят: «Что Бог ни делает – все к лучшему!» – и правильно говорят. Мы не должны бояться перемен. Надо идти навстречу им смело – узнавая себя, открывая заново, созидая свой внутренний мир. В переменах человек проходит целые этапы самостановления, проживает новые жизни – и вовне, и внутри себя.

Внешние изменения помогают внутреннему росту – так же, как внутренний рост вызывает перемены во внешней жизни. Но тогда кто знает: та самая смена привычной работы – помощь судьбы или результат тайного стремления человека к саморасширению, поиск своего истинного пути?

В любом случае изменение обстоятельств может оказаться волшебной возможностью открыть для себя новый, счастливый жизненный путь.

Я не боялся перемен. Вряд ли мой отказ от успешной тренерской карьеры и уход из райкома комсомола можно назвать, придерживаясь аналогии с притчей, «мешками с золотом» на моем пути, волшебными возможностями открытия нового пути. Но они вели к этому открытию. Истинным волшебством в моей жизни были дары Духа – те озарения, которые я испытал в детстве и в школе. И если «мешками с золотом» назвать их, то надо сказать, что я не был похож на чудаковатого должника на мосту.

Я не обходил мешки, а натыкался на них – и шел дальше. Что-то во мне знало: все, что со мной происходило необычного, все мои спонтанные озарения (а также и профессиональные успехи) – всего лишь знаки, привилегия избранного и обещания настоящей реализации. Мост моей судьбы вел меня к исполнению предназначения. Я не был должником из притчи – я был учеником. Но до поры это от меня скрывалось. Учитель приходит тогда, когда ученик готов…

И эта подготовка подспудно велась. После комсомольско-номенклатурной эпопеи я стал работать в Московском городском совете профсоюзов. Много общался со спортсменами, тренерами, руководителями спортивных организаций… Люди были мне интересны, я много думал об их проблемах и судьбах. И все чаще мне хотелось выразить эти мысли словами – не сболтнуть кое-как и кому попало в досужих разговорах, а поделиться в неспешной беседе с теми, кого это действительно волнует. Тогда-то во мне и проснулся интерес к журналистике. Я стал писать. Начал с небольшой статьи, которую отнес в «Вечернюю Москву», потом мои очерки стали публиковаться в «Московском комсомольце», «Комсомольской правде», «Труде»… Я писал о людях, об их жизни, об их заботах. Мое имя стали узнавать.

И однажды пригласили работать на телевидение.

Мое увлечение журналистикой привело меня туда, где я должен был исполнить свою миссию, провести ту акцию, которая принесет помощь многим и многим людям и даст им веру в безграничные возможности человека.

Не буду долго рассказывать о работе тележурналиста. Начал я с того, что вел спортивную передачу «Очки, голы, секунды», но так сложилось, что меня не ограничивали какой-то одной тематикой. И я жадно занимался всем подряд: снимал документальные фильмы, участвовал в постановке столь тогда любимых зрителями «Голубых огоньков», писал сценарии. И вот однажды мне в руки попался номер журнала «Наука и жизнь». Я открыл его и сразу же наткнулся на подборку статей о необычных людях, так называемых экстрасенсах, которые могут лечить без лекарств, одними руками, да еще диагностировать на расстоянии, не видя пациента! Да к тому же еще эти люди – не врачи, не имеют специального образования!

Как это так? Что за ересь? Шарлатанство!

Я внимательно перечитал материалы еще раз и, когда отложил журнал, точно знал: доверчивому советскому читателю втюхивают заведомую ложь. Вешают на уши лапшу. А раз так, я найду этих экстрасенсов и напишу о них разгромную, разоблачительную статью. Статью великой разрушительной силы. Не статью создам, а бомбу.

Я не знал, что в тот момент подошел к последней черте. Я находился в самом конце пути, ведущего к раскрытию моего дара.

Глава II
ШАГ В НИКУДА
Разоблачение шарлатана

Я стал узнавать, где мне найти практикующего экстрасенса-целителя. Дело оказалось несложным, довольно быстро знакомые мне подсказали: «Поезжай к Диме Назину, он лечит, у себя на квартире принимает». Я страшно удивился: с Дмитрием мы были знакомы, когда-то вместе работали на радио, и ничего такого – никакой склонности к шарлатанству – я за ним не замечал. Большой, бородатый, спокойный и дружелюбный, он к себе располагал. Я знал: он был хорошим, порядочным человеком – и вдруг такое! Пожалуй, в тот момент я пожалел, что взялся за это дело – написание разоблачительной статьи. Но – делать нечего, раз решил – с чего-то надо было начинать, я договорился с Назиным о встрече и поехал к нему.

Жил он в Перове, и тогда это считалось – у черта на рогах, на самой окраине Москвы. Я нашел его дом, ветхую хрущевскую пятиэтажку, и увидел: возле одного из подъездов толпятся люди, много людей. Очень много. Что-то мне подсказало: это подъезд Назина. Так оно и оказалось: толпа у дома была началом очереди в квартиру экстрасенса. Люди теснились и заполняли все лестничные пролеты вплоть до пятого этажа – Дима жил на пятом.

Все они пришли за помощью к целителю Назину…

Дело было летом, стояла несусветная жара. Я протискивался по лестнице между горячими и потными телами и мысленно возмущался: «Ну, надо такое! Люди страдают в неимоверных условиях, и для чего? Чтобы их обманули!» Добравшись до заветной двери, я постучал условным стуком в дверь, и порядочный человек и шарлатан в одном лице, бородач Дима Назин появился на пороге. К моему великому удивлению, вместо сдержанного приветствия он раскинул руки и воскликнул: «О-о! Какое поле!»

Он увидел мое биополе, оценил его немалые размеры и силу. И восхитился. Но я ничего о подобных вещах не знал, видеть их не мог и, естественно, Назина не понял. И поэтому как бы подхватил шутку и в тон ему ответил: «Ну, конечно! Засеем, пожнем!»

Мы с ним разговаривали на разных языках.

Вся невеликая по размерам Димина «двушка» была заполнена людьми. Мы прошли в тесную кухоньку, Дима угостил меня чаем и сказал: «Извини, Аллан, но у меня только двадцать минут». И я стал задавать ему вопросы. Спрашивал о том, можно ли лечить людей на расстоянии, что это такое – экстрасенсорика, как он исцеляет. Он отвечал подробно, спокойно, говорил о полях, ауре, биоэнергии…

А я слушал, записывал и в то же время думал о том, что он шарлатан. И о том, что он порядочный человек и отличный парень. А еще о том, что я вижу, как он действует, как обманывает людей без зазрения совести… А Дима продолжал мне толковать – неторопливо, спокойно, приветливо. Перед уходом, уже в прихожей, я задал ему заранее припасенный вопрос «на засыпку»: «Дим, у меня есть коллега, женщина, у нее тахикардия. Переносит по пятнадцать приступов в день – прямо хоть работу бросай. Не можешь помочь?»

Тахикардия – для тех, кто не знает, – это увеличение частоты сердечных сокращений до 180 ударов в минуту. Обычно возникает при заболеваниях сердечно-сосудистой и нервной систем и при болезнях желез внутренней секреции.

Ну, я от Назина ожидал чего угодно – отказа, объяснения, что за такие тяжелые случаи не берется, или, наоборот, обещания принять. А он просто не дал мне договорить: «Одну минуточку! Сейчас посмотрю…» Прикрыл глаза и прямо в прихожей стал делать руками какие-то пассы – что-то как бы обхватывал, оглаживал, что-то отбрасывал… Я стоял, наблюдал за ним, и во мне начинало закипать раздражение. Мне думалось: «Ну что ты передо мной-то дурку валяешь! Ну скажи там: приму, пусть приходит… Или: нет, не лечу…» Такая реакция мне была бы понятна, это укладывалось бы в схему моих представлений. Но ведь он даже не спросил, сколько ей лет, хотя бы как ее зовут! Лечение в прихожей в отсутствие пациента! Шарлатан!..

Дима продолжал делать пассы. Продолжалось это минуты три-четыре. Когда он закончил, просто сказал: «Все, тахикардии больше не будет».

И здесь я чуть не задохнулся от возмущения. Вот это надувательство! Да я оттопчусь на Назине в своей статье по полной программе!

Я выходил из подъезда, уже перебирая в голове острые, обличающие фразы. Материал строился с лёта.

На следующий день я позвонил той самой женщине, о болезни которой спрашивал у Димы. К моменту моего звонка с ней должны были случиться три или четыре приступа тахикардии. Она взяла трубку и бодро сказала: «Але!» Я даже запнулся от неожиданности – таким «парадным» голосом она давно не разговаривала. На вопрос о здоровье коллега радостно ответила: «Представляешь, ни одного приступа сегодня! И чувствую себя отлично! Все как рукой сняло!»

Я озадаченно молчал…

Тахикардии у нее больше никогда не было. Она до сих пор жива и здорова – спасибо целителю Диме Назину.

Сам такой

Вы думаете, что после столь яркой демонстрации экстрасенсорных способностей моего знакомого я заколебался в своей решимости написать статью? Как бы не так! Я мог получить сотни подтверждений исцеляющей силы пассов Дмитрия Назина – если бы захотел поговорить с теми, кто выходил из его квартиры. Об этом чуде мне могли бы рассказать люди, стоящие в очереди на лестнице: очевидно, они были не глупее меня и знали, зачем пришли. Да что там – я сам был свидетелем феномена исцеления моей коллеги! Но… «Мы, люди, такие смешные существа. Вокруг нас могут происходить поразительные, потрясающие чудеса, а мы со своими рационалистическими объяснениями будем упорно отбрасывать их для того, чтобы наш старый мир оставался комфортным и неизменным…»

Это сказал один американский целитель. Очень правильно сказал.

Я продолжал собирать материал для статьи. «Мало написать фельетон об одном шарлатане, – думал я. – Он вовсе не один, обманщиков много, это социальное явление! Так эту проблему и надо освещать!»

Вскоре мне удалось «выйти» сразу на трех экстрасенсов в одном месте, эти люди лечили группой. Я уже привычно солгал по телефону, что пишу о необыкновенных способностях человека, хотел бы встретиться, поговорить. Они пригласили меня к себе на квартиру, в которой встречались и принимали пациентов. Ничем не примечательные мужчина и две женщины. Очень приветливо меня встретили, усадили за большой обеденный стол, угостили чаем, конфетами…

Теперь-то я понимаю, что они прекрасно знали истинную цель моего приезда, то есть то, что я хочу написать пасквиль. Это никак не сказалось на их отношении к гостю. Я задавал вопросы – они доброжелательно отвечали, подливали мне чай. И вдруг одна из женщин – та, которая была постарше своих друзей и, похоже, лидером в их маленьком коллективе, – сказала:

– А ведь у вас, Аллан Владимирович, у самого огромные способности к целительству.

Я опешил:

– О чем вы? Какие способности?

– А вот такие. Видеть, чувствовать, лечить. – Она спокойно смотрела на меня и улыбалась.

– Как так?

– Закройте глаза и проведите над столом рукой.

Я сделал недоверчивую гримасу, но все-таки глаза прикрыл и протянул над столом руку. И провел ею – над чашками с недопитым чаем, над вазочками с конфетами и печеньем, над сахарницей…

И тут все изменилось. Айсберг перевернулся. Я вдруг увидел мир с закрытыми глазами.

Это был удивительный мир! Фантастическая реальность! Здесь каждый предмет, человек, сохраняя форму и материальность, превращался в «существо света», в энергетическую сущность. И обретал совершенно иные, несвойственные ему в мире физическом цвета и краски. Таких красок в жизни не бывает – ярких и чистых, – на это я обратил внимание прежде всего. Любое пятнышко грязи было видно отчетливо, потому что оно проявлялось как замутнение немыслимой чистоты цвета. Но что означала эта «грязь» в новом мире, предстояло еще разобраться… Передо мной лились разноцветные потоки энергий, светились ауры моих знакомых. Цвета непрерывно изменялись, красочные реки пересекались, сливались в едином потоке, расходились в разные русла; появлялись и пропадали световые пятна, протягивались и исчезали цветные нити энергетических взаимодействий. И я увидел: здесь все взаимосвязано – вещи, явления, люди, – все существует во множестве информационных связей, в единстве… Я смотрел, как протекает наш разговор, как мы взаимодействуем ментально и эмоционально – цветомузыка энергий показывала, что человек обо мне думает: в зависимости от его отношения менялась цветовая гамма его «энергетического тела»; работа мысли порождала возникновение сгустков красок; изменение психоэмоционального состояния отражалось в изменении структуры взаимодействий. Я с удивлением обнаружил, что мог видеть и энергетическую сущность своих знакомых, и физическую – все зависело от того, как смотреть, так сказать, от «наводки резкости»…

И еще одно стало очевидным, может быть, самое важное: в этом мире человеку отведена роль не простого наблюдателя – он может оказывать на все это бесконечное множество состояний и связей реальное воздействие, влиять, изменять, управлять…

Когда я открыл глаза – мое видение осталось прежним: те же чистые краски, потоки энергий, ауры людей. Я обрел иное зрение. Круг разомкнулся, дверь была открыта…

В тот миг изменилась вся моя жизнь. Это можно назвать реинкарнацией, вторым рождением – неважно. А важно то, что во мне умер журналист и родился ребенок, жадно взирающий на новый для него мир. Ребенок, задающий тысячи вопросов. И я завалил ими своих новых знакомых.

Расстались мы только под утро. Я уходил из того дома ошалелый, счастливый, с горящей головой. И бесконечно благодарный его гостеприимным хозяевам. Они, обнаружив у меня дар, сделали необходимое: рассказали о нем и предложили его использовать. Чтобы начать ходить, надо сделать первый шаг. И, благодаря им, я сделал первый шаг в фантастическом мире сверхчувственного восприятия…

О статье, разоблачающей шарлатанов-экстрасенсов, было забыто раз и навсегда. Похоже, я сам теперь превратился в такого «шарлатана».

Жизнь стала безумно интересной и счастливой. Открытие дара – это сродни переживанию первой любви. Человек больше ни о чем не может думать. Он что-то делает, куда-то едет, разговаривает по телефону, с кем-то встречается, но каждый миг чувствует: он счастлив, в нем живет любовь, он дышит этой любовью. Ни днем, ни ночью обладание даром не давало мне покоя. Я должен был все о нем узнать, должен был научиться его применять!

И я учился как мог. Это стало моим образом жизни, происходило постоянно, непрерывно – опробование, испытание дара. Я снова и снова «прочувствовал» различные предметы с закрытыми глазами; разговаривал с человеком, а смотрел на него со смещенной «наводкой резкости»; на улице постоянно пытался «увидеть» тех, кто шагает у меня за спиной… Много позже мне стало доступно понимание двух своих состояний – «включенного» (когда я вижу, чувствую и воздействую на мир как экстрасенс) и «выключенного» (в котором я все воспринимаю и со всем взаимодействую как обычный человек), тогда же я и научился ими управлять. Так вот, в период самостоятельного освоения дара я постоянно находился во «включенном» состоянии. Но об этом, конечно, не думал.

Мне не терпелось исцелять, и я здорово досаждал своим новым знакомым. Приставал с вопросами, торчал на их лечебных сеансах, требовал, чтобы они разрешили мне им помогать. Я смотрел, что и как делают «коллеги», и начинал многое понимать. И видел, что мое поле неизмеримо больше поля каждого из них, но не только – я был сильнее всех троих, вместе взятых. Я рвался в бой.

«Группа» частенько выезжала к тем пациентам, которые не могли выйти из дома. Каждый раз я напрашивался в такие поездки – до поры мне отказывали, ничем отказ не объясняя. Но вот однажды утром раздался телефонный звонок – «коллеги» приглашали меня на выездной сеанс лечения. Забыв о завтраке, я выскочил из дома.

Женщина, к которой мы приехали, страдала запущенной формой рассеянного склероза. Ее усадили на стул и начали сеанс. Теперь я понимаю, что «группа» работала по старинке: каждый из экстрасенсов подавал энергию в определенную часть тела. Мне показали, что надо делать: сложить ладони «утюжком» и направлять энергетический поток в затылочную часть головы пациентки. Я был счастлив: наконец-то исцеляю! Энергия перла из меня бурным потоком. Я сложил ладони и направил поток в затылок женщины.

Через десять секунд она потеряла сознание и свалилась со стула на пол…

Я страшно перепугался. Испугалась вся «группа»! Наш лидер – та самая женщина, которая рассказала мне о даре, – закричала: «Все! Все! Прекратите!» Мы опустили руки. А она стала делать над несчастной пациенткой торопливые пассы – «снимала» то, что я натворил.

Пациентка пришла в себя. Впоследствии лечение продолжилось. Но уже без моего участия.

На том сеансе я понял: дар – совсем не шутка. Это сила, которая может исцелять, но может и убить. И еще: мне надо во что бы то ни стало научиться управлять моей бешеной энергией. А значит, научиться управлять собой.

Но как? «Коллеги» не могли дать ответа на этот вопрос. Дима Назин пытался передать мне свой опыт, но я чувствовал, что его приемы и методы – не мое, не для меня. Я стал понимать: каждый экстрасенс «справлялся» со своим даром по наитию, как умел. И то, что годилось для одного, вполне могло оказаться непригодным для другого. Никто не мог мне помочь. Мои же собственные эксперименты, самообучение давали мне лишь общие представления о даре – а мне нужна была Школа. С большой буквы.

И Учитель, который мне эту Школу даст.

Время шло, паническое желание найти ответ – а вместе с ним и отчаяние от неотвязных мыслей о невозможности получить помощь – нарастало.

Ты будешь учиться!

Помощь пришла не от людей.

Был обычный, ничем не примечательный день, похожий на тысячи других. Я находился дома, чем-то был занят, не помню чем. И вдруг в моей голове раздался Голос: «Тебе пора учиться». Я замер. Голос прозвучал очень отчетливо – так, как будто говорил реальный человек. Приятный тембр, богатая модуляция, естественное интонирование… «Ты давно нервничаешь, волнуешься. Успокойся. Ты будешь учиться. Сегодня в одиннадцать вечера ты должен быть один. Возьми ручку, тетрадку. Мы начнем заниматься». В голове раздался легкий щелчок, и Голос пропал.

Абсолютно живой голос! У меня в голове!

Я никогда не беспокоился насчет своего психического здоровья. Мне было сорок два года, никогда в жизни с ума я не сходил, Бог миловал, имел престижную профессию тележурналиста. Я давным-давно привык считать себя полноценным и чрезвычайно здравомыслящим человеком.

И поэтому первым делом здраво помыслил о том, не пора ли идти «сдаваться». Туда, где лечат людей, у которых в голове звучат, как говорят психиатры, «приказные голоса». Кстати, за такими больными в психиатрических больницах очень хорошо присматривают: неизвестно, какие приказы они получат в следующую минуту…

Это были первые мои мысли после того, как Голос прозвучал. А дальше… Если бы он был громовым гласом с эхо-эффектом и повелительно-стертыми интонациями, звучащим откуда-то сверху, я бы очень сильно насчет себя встревожился. Здесь можно было говорить о галлюцинациях, построенных на литературных и религиозных аллюзиях. Но Голос был другим! Знаете, бывает так: мы встречаем человека и начинаем верить ему безоговорочно, независимо от того, как он выглядит, улыбчив он или хмур. А есть люди, которые сразу вызывают недоверие и настороженность. Так вот, я прислушался к себе и понял: Голосу я поверил с первого слова, с первого звука. Поверил на две тысячи процентов! Это был тот самый Учитель, которого я ждал. Я ждал его, ждал очень давно, искал, может быть, звал – во сне или наяву – в немом крике о помощи, в отчаянии от бесплодности усилий найти, услышать ответ. И вот Он пришел…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное