Алина Кускова.

Свадьба по гороскопу

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

Роза согласилась с ними встретиться на следующий день. Оказалось, что Лавр до такой степени мечтал познакомиться с директрисой художественного салона, что после этого известия кинулся обнимать и целовать Алину. Та поначалу восприняла все проявления чувств на свой счет, но долго обманывать себя не стала. Когда дородная и фигуристая Роза Миклошевская открыла им дверь, Лаврушка от счастья потерял дар речи. Королевским жестом пригласив их пройти в апартаменты, Роза оглядела математика с головы до ног, но по надменному выражению ее пухлого лица было совершенно непонятно, понравился он ей или нет. Хотя в этом случае должен нравиться не сам художник, а его картины.

– Как у тебя дела, дорогая моя? – на правах хозяйки Роза, закинув за плечо выбившуюся из пучка прядь крашенных в красный цвет волос, начала светскую беседу.

– Отлично, – в тон ей ответила Алина, утопая в огромном кресле, заваленном всяческим барахлом. – Ой-е-ей!

Что-то больно кольнуло ее в мягкое место. Алина достала из-под себя какой-то острый предмет и протянула хозяйке.

– Мой нож для колки льда! Наконец-то он нашелся! – обрадовалась та.

Алина огляделась. Немудрено потерять нож на этой битком набитой вещами жилплощади. Свободного пространства на двадцати метрах комнаты не было. Стол завален, полки переполнены, у шкафов не закрывались дверцы. Создавалось впечатление, что, если в центр комнаты поставить стул, он моментально обвесится самыми разными предметами. На пальме, которая торчала из кадки, полной окурков, висели новогодние игрушки. Роза нажала на переключатель, и пальма заиграла переливчатым светом.

– Это так, для камерности обстановки, – сказала она грудным голосом, развалившись на диване, и повернулась к Лавру.

Тот заерзал на стуле, который специально для него освободила хозяйка, одним махом руки скинув все лежавшие на нем вещи на пол.

– Отличная елка, – промямлил он, – необычная.

– А я сама необычная, – заявила Роза и придвинула стул вместе с математиком к себе поближе.

– Понимаешь, Роза, – Алина решила, что нужно расставить все точки над «i», – мой Лаврушка, – она сделала ударение на первом слове, – чрезвычайно талантлив!

«Ее Лаврушка» посмотрел на нее недоуменным взглядом и удивился, насколько быстро за сегодняшний день продвинулись навстречу друг другу их отношения.

– Да что ты говоришь?! – Миклошевская заинтересованно посмотрела на гостя. – Талантлив? А чем он занимается?

Будто его нет в этой комнате, будто он пустое место.

– Он же пишет картины, я тебе говорила, – пояснила Алина, для убедительности закрутив рукой в пыльном воздухе какие-то умопомрачительные загогулины. – Абстракционист.

– На них сегодня большой спрос, – улыбнулась Роза, – нам нужно пообщаться на эту тему поближе.

И она пригласила Лавра присесть рядом с ней. То, что она с ним кокетничает, было видно невооруженным глазом. Для женщины в самом расцвете бальзаковского возраста это вполне нормально. Но неужели она его соблазняет? Алина прогнала эту мысль и потянулась за яблоком, затерявшимся на столе среди прочих остатков еды.

Но оно, как назло, уже было кем-то надкушено. Она положила его на место.

Пока Алина возилась с яблоком, Лавр переместился на диван. Его довольную физиономию украшала неслабая улыбка надежды. Но вдруг его лицо выразило такое страдание и муку, что Алина положила назад взятую со стола, показавшуюся ей целой и невредимой, конфету. И тут раздался нечеловеческий вопль. Дамы посмотрели на виновника, который корчился на полу, и все поняли.

– Мой милый котик! – воскликнула Роза, отрывая когти сиамского кота от штанов абстракциониста. – Он не нарочно, он любит гостей. Просто вы на него сели.

В ворохе тряпок, накиданных на диван, дремал кот. Перед тем как сесть назад, Лавр все тщательно ощупал.

– Вот представьте себе, мои дорогие, – продолжила беседу хозяйка, отпуская кота на свободу, – я так одинока, что завела это милое добродушное животное. Но не подумайте, друзья, что меня бросили. От этого негодяя, моего бывшего мужа, я ушла сама. Мне все говорили: «Как ты можешь?! Кто в наше тяжелое время бросает директоров макаронных фабрик?» А я его бросила!

– Как я тебя понимаю, – согласилась с ней Алина.

– Одиночество дало мне силы подняться на более высокий духовный уровень. Стать сильной личностью. А это немаловажно для творческой натуры. Я стала лучше понимать вас, художников, – она повернулась к Лавру. Тот сразу прекратил тереть ноющий укус рукой и закивал головой.

После продолжительного повествования о духовном развитии женской натуры на своем примере Роза согласилась повесить у себя в салоне парочку картин математика. Конечно, предварительно поглядев их сама. Для этого Лавр пригласил ее к себе домой, где, как он сказал, все стены были увешаны его творениями. Вот так раз, подумала Алина, меня-то он еще к себе не приглашал! С другой стороны, с чего бы это ей бежать к нему домой? Некрасиво как-то. Она лучше сходит вместе с Розой.

– Мы обязательно придем, – ответила она Лавру.

– Ты нам будешь мешать, – заявила Миклошевская, – мы, как два художника, заведем неинтересные для тебя разговоры…

Математик полностью поддержал ее отказ. Алина была им не нужна. Могли бы придумать что-нибудь получше. Ну, хотя бы договориться о встрече за ее спиной. Возможно, она просто все преувеличивает? Встретятся, поговорят два художника о своем хлебе насущном, интересы у них действительно общие, взгляды одинаковые. Ах, да. Взгляды. Они говорят красноречивее слов. Роза так впилась глазами в математика, что тот вжался в старый диван. Жаль, что у нее нет еще одного сиамского кота! С другой стороны, Алина добилась того, чего хотела. Лаврушка станет известным, все, кто попадал в руки к Миклошевской, обязательно были замешаны в каком-нибудь скандале или какой-то криминальной разборке. И об этом узнавал весь город. Только эта мысль лила бальзам на ее раненную предательством математика душу.

– Ты представляешь, – говорила Алина в тот же вечер Лане Львовой, – Козерог наставил козе рог!

– Какой козе?

– Мне, я – та самая коза. Прыгала вокруг него, проталкивала, блеяла.

– А что ты хотела? – Лана достала их настольную книгу. – Читай, здесь черным по белому написано, что Козероги – это козлы, упрямо карабкающиеся вверх. Козел он и есть козел.

– Что-то раньше ты так не считала, – заметил Степан, на этот раз занятый приготовлением супа во время беседы двух подруг.

– Раньше я его плохо знала, – ответила ему жена, – а сегодня он обманул мою подругу и не достоин снисхождения.

– А он его и не требует. – Степан поднял курицу за лапу, повертел ее во все стороны, выщипал пару перьев и плюхнул в большую, полную воды кастрюлю.

– Ты вообще за кого? – возмутилась Алина.

– За тебя, только за тебя.

И он нырнул в хозяйственную клетчатую сумку для того, чтобы выудить оттуда еще что-то съестное, переданное теткой из деревни. К синей курице через пять минут добавилась пара картошин.

– Ты рано картошку забросил, – подсказала ему Лана, – курица еще не сварилась.

– Курица – не птица, математик – не человек, – констатировал Степан, вытаскивая обратно мелко порезанную картошку.

– Давай посмотрим, что там гороскопы советуют, если бросил Козерог, – предложила Лана.

– Я и без них знаю, – вздохнула Алина, – сидеть и радоваться, что отношения не успели зайти слишком далеко.

– Мы подбираем, нас подбирают, счастье хреновое всем выпадает, – запел Степан, роняя слезы и кроша деревенский лук.

Лана хотела обидеться и выяснить отношения с мужем, распевающим никчемные песенки, но передумала. Алине хуже, чем ей. К тому же он может возмутиться и перестанет варить суп. Лана снова уткнулась в книгу.

– Слушай, Алька, а кто эта Миклошевская?

– Хозяйка художественного салона.

– Я не об этом. Хотя и это могло стать определяющим моментом. Кто она по знаку зодиака?

Алина напрягла память, пересчитала все праздники и вспомнила.

– Водолей! Точно, она – Водолей.

У Водолея-Розы с Козерогом-Лаврентием (все-таки Берия, наверняка, был его дальним родственником), если верить гороскопу, была духовная близость и общность интересов. Но и сексуальная несовместимость.

– Вот! – подняла палец вверх Лана. – За это можно зацепиться.

– Как ты себе это представляешь? Я что – паровозик из Ромашкина, чтобы ко всему цепляться? Приду к ним и скажу, что буду третьей? Это разврат какой-то!

– Это шведская семья, – объяснил Степан, принимаясь за морковку.

Но Алина решила, что цепляться за Лаврентия не будет. Даже если он ей позвонит и скажет, что завтра уезжает в Австралию, она промолчит и проигнорирует его полностью. Если он позвонит, она вообще не возьмет трубку, пусть общается с автоответчиком. А на автоответчик она такого наговорит! Чего бы такого ему сказать?

Лаврушка не позвонил. На следующий день она отправилась по магазинам и как бы между прочим заглянула в художественный салон. Центральное место на выставочной стене занимала какая-то мазня, очень похожая на ту, которую она уже видела в Доме детского творчества. Ясное дело, подумала Алина, уже спелись, голубки. Она подошла к картине ближе и поинтересовалась у продавщицы, что это такое. Та ей ответила, что это очень известное произведение великого художника современности Лаврентия Рыбакова, стоит оно огромное количество денег, но если дама сама поговорит с художником, возможно, он сделает ей скидку. Художник очень сговорчивый и талантливый. Конечно, подумала Алина, Лаврушка сговорчивый, даже чересчур. Она ответила девушке, что картина ей совершенно не нравится, что настоящие художники уже давно не пишут в такой манере и вообще, это хлам, не достойный занимать место в ее доме. После чего Алина развернулась и вышла из салона. Ей вслед продавщица закричала, что она ни в чем не разбирается, отстала от жизни, от модных тенденций и вообще шла бы куда подальше, в гастроном, например.

У Алины на глаза навернулись слезы, к тому же снег, стеной идущий несколько дней подряд, значительно сокращал видимость. Алина чуть не попала под машину, переходя дорогу. Она очнулась, когда в метре от нее затормозила желтая «Газель», водитель которой нецензурными выражениями объяснил девушке, как следует переходить проезжую часть.


Иван Васильков как раз ехал с заседания суда, где его лишили водительских прав. Их и свои собственные он отстоять не смог. Никто из здравомыслящих судей и гаишников не верил, что вечером первого января он был трезв как стеклышко, потому что просто не пил. Нет, он не состоял в группе анонимных алкоголиков. Он занимался спортом, вел довольно активный образ жизни и не испытывал пристрастия к спиртному. Никто не поверил, что на дорогу неожиданно выскочила пьяная троица, из-за чего ему пришлось разнести стену магазина. После разборки ему предстояло на два года стать пешеходом, что было равнозначно смертной казни с применением мучительных изощренных пыток. Он стоял, согнувшись в три погибели в пассажирской маршрутке, когда какая-то девица шагнула прямо под колеса. Водитель успел среагировать, резко надавил на тормоза, маршрутка остановилась. Иван среагировать не успел. Он не привык к таким поездкам: стоял у двери на одной ноге, вторую приткнуть было некуда, держался кое-как и упирался только затылком в потолок. Когда маршрутка резко остановилась, Иван пролетел к водительскому сиденью и растекся лицом по переднему стеклу.

Но даже заплывающим от гематомы глазом он успел разглядеть виновницу происшествия – это была она! Та самая девица в норковой шубке, что стояла на дороге перед круглосуточным супермаркетом. Сегодня она так же плохо соображала, делала круглые глаза и хватала ртом морозный воздух. Он захотел выбраться из маршрутки, чтобы догнать девицу и разобраться с ней, но та неожиданно очухалась и припустила в таком темпе, будто за ней погналась стая голодных волков.

Иван закрыл глаза, сразу же возник образ норковой девицы, как будто воспроизведенный им фоторобот серийной убийцы. Он удовлетворенно улыбнулся, погрозил ей вслед кулаком, пообещал обязательно встретиться и полез назад.

Ничего не подозревающая о коварстве Василькова Алина и думать не думала, что встретится с ним еще когда-нибудь. Она очнулась, когда увидела за стеклом маршрутки чью-то перекошенную, расплющенную, злую физиономию, которую приняла за лицо смерти, и дала деру.


Дома она улеглась на диван, накрылась теплым пледом и решила немного поразмышлять о своей судьбе. То есть о том, почему симпатичным наивным девушкам не везет в любви. Но ей удалось об этом не только поразмыслить, но и поговорить. Через пару минут после того, как она уютно устроилась, раздался звонок. Пришла Машка и с ходу заявила, что она не знает, что делать с Тимофеем, который после того, как она ему залепила пощечину, больше с ней не разговаривает. Приходить приходит, стоит рядом, подает ей пуховик, держит сумку, но делает это молча и не глядя на нее. Маша решила, что больше так продолжаться не может, и пусть Алина ей посоветует, что нужно предпринять, опираясь на астрологические данные. Та сначала отнекивалась, ей не хотелось влезать в чужие отношения, в своих бы разобраться. Но после всхлипываний Маши Алина согласилась.

С Тельцами, а Тимофей – Телец, разговор был короткий, уж это Алина знала по себе. Если Тельцу что-то не понравится один раз, оно не понравится ему никогда. Любая капля может переполнить его чашу терпения, и тогда – держись. Он снесет все на своем пути, в том числе и вас. Как не оправдавшую его доверия. Маша задумалась, похоже на то, что пощечина стала предпоследней каплей, раз пока Тимофей ее не простил. И что же теперь ей делать? Занять линию обороны и стойко выдерживать его натиск. Пусть себе молчит. Тельцы очень упертые и любят верховенствовать. К любому выводу они должны прийти самостоятельно. Если он захочет говорить – пусть говорит. Она постарается выглядеть равнодушной.

Маша собиралась следовать астрологическим советам.

При встрече с недовольным Тельцом лучше не надевать красную кофточку. Они не выносят этот цвет. Оранжевый им кажется намного интереснее. Женщина в оранжевом – то, что нужно Тельцу. Их притягивают красота и экономия. Они с детства заводят копилку, чтобы откладывать в нее средства на черный день… Алина вздрогнула.

Так вот почему Мик подарил ей, Алине, свинью-копилку! Он начитался гороскопов! И он знал, что Алина – Телец. Но откуда астрологи взяли, что Тельцы любят копить деньги? Вот лично у нее ничего не получается. Хотя нет. Семейство Львовых Алина кормила как раз на те деньги, что начала откладывать на отпуск. Тогда почему ее разозлила свинья-копилка? Ее разозлил Мик…

Телец панически боится неоплаченных счетов, из-за неумеренной еды он часто болеет, старается ни при каких обстоятельствах не рисковать…

– Слушай, Аля, – произнесла после всего услышанного Машка, – ну его, этого Тимофея.

– Да, – вздохнула та, – мы такие – Тельцы.

Глава 3
Стрельцы пылко целуются

Праздничные дни тянулись нескончаемо долго. За это время Алина переделала кучу дел, накопившихся с прошлого года, и успела подумать о превратностях судьбы. Начала она со своих бывших мужей, которые были настолько разными, что их объединяло только одно – оба, когда расставались с ней, забирали телевизоры. Этот примечательный факт мог бы использоваться в учебниках по психологии для описания современного мужчины. Он разрывает отношения с бывшей любимой женщиной и уносит от нее самое дорогое – телевизор. Мужчина и телевизор – близнецы-братья. Это сказала не Алина, а какой-то поэт, но как хорошо он сказал! Это общая тенденция или просто ей попадаются такие мужчины? Ладно, можно прожить и без них. Но без телевизора – никак, как будто исчезла лучшая подружка, которая поверяла тебе все свои тайны. Для того чтобы больше не мучиться (а то, что она в очередной раз выйдет замуж, Алина не сомневалась), совместными усилиями с супругами Львовыми было решено приобрести новейший телевизионный аппарат с плоским экраном, который вешается на стену. Степан сам проследил, чтобы телемастер постарался и прикрутил его к стойке таким образом, что снять было невозможно. А Лана каждый раз, когда у Алины наклевывался новый роман, подходила к аппарату и проверяла, насколько крепко он подвешен.

На этот раз она не обратила на телевизор никакого внимания. Алина поняла, что надеяться ей не на что и нужно использовать любой подвернувшийся случай.

– Давай, – обратилась она к Степану, – знакомь меня с тем, что из серпентария. Кстати, кто он там по гороскопу?

– А тебе не все равно? – полюбопытствовал Степан.

– Если мне станет все равно, это уже буду не я.

Степан засмеялся и пошел к телефону. Алина с Ланой раскрыли свой астрологический талмуд и приготовились к выведению очередного претендента на чистую зодиакальную воду. И как в нее глядели – работник серпентария оказался Стрельцом. Это имело свои плюсы и минусы. Но та скорость, с которой он согласился встретиться с Алиной, не вызвала у нее радости. Слишком это показалось подозрительным. Лаврушка тоже спешил, и вот результат – на его празднике хозяйкой будет не она.

Но тянуть со встречей не было смысла. Нужно хотя бы взглянуть на него издали, чтобы сделать определенные выводы, пока еще не касающиеся астрологии. Вдруг у него горб или он астматик?

Степан сказал, что у него нет ни того ни другого и что вообще он замечательный парень, который находит общий язык со многими девушками. Это тоже показалось Алине подозрительным. Если со многими, то не значит, что именно с ней. Бабников она обходила стороной. Конечно, с ними приятно общаться где-нибудь на работе, когда они открывают перед тобой дверь и пропускают вперед, или в общественном транспорте, где они уступают место и, склонясь над тобой, рассказывают смешной анекдот. Но в личной жизни они совершенно невыносимы и вызывают массу неудобств. Главное из которых – когда ты идешь с ним под руку, а он любопытным взглядом провожает длинноногую блондинку.

Для знакомства вся троица отправилась в серпентарий. Алина жутко боялась всех ползучих гадов, но Степан пояснил ей, что они большей частью сидят в своих стеклянных коробках, похожих на аквариумы, и не выходят к людям. Это те приходят, чтобы поглазеть на них. Алина собиралась поглазеть не на них, а на Стрельца, но все равно боялась.

Полутемное подвальное помещение какого-то бывшего НИИ и было пресловутым серпентарием, где научные работники того же бывшего НИИ теперь занимались тем, что проводили над гадами разные опыты. Это несколько меняло дело, и кидало на Стрельца глубокую тень. Если он может с легкостью вонзить нож в сердце лягушки, то что его остановит от того, чтобы не прирезать, к примеру, ее, Алину? То, что она – не лягушка? А если они поссорятся и он в пылу раздора обзовет ее гадиной?

Стеклянные коробки действительно были расставлены по полкам так, чтобы можно было разглядеть тех, кто в них сидел. После первой ящерицы, выпучившей на нее свои круглые вращающиеся глазищи, Алина чуть не бухнулась в обморок. После этого ничего другого рассмотреть она не смогла. Зато Лана прыгала от радости при виде очередной песчаной гадюки или жуткой ящерицы.

Алина раскрыла глаза, когда ее уткнули в какой-то прилавок. Хорошо, что там не было препарированных лягушек и составляющих их частей тела. Неизвестно тогда, чем бы закончилась эта встреча. Зато там был привлекательный мужчина почти ее возраста, слегка за тридцать, с красивыми, ну, прямо не оторваться, карими глазами. И обаятельной улыбкой, которой он одарил вошедших дам.

– Знакомьтесь, девочки, – сказал Степан, – Виктор Абрикосов.

Даже фамилия у него была сладкая, Алина очень любила абрикосовый джем. Виктор – виктория, победа, значит. После гороскопов, подумала Алина, обязательно займусь значениями имен. Во всяком случае, ее имя, означавшее – гордая, не слишком подходило к победе. Но она постаралась настроить себя на мажорный лад и улыбнулась ему в ответ.

Среди миллиардеров чрезвычайно мало Стрельцов. Люди, рожденные под этим знаком, больше полагаются на удачу и везение, пытаясь реализовать свои творческие амбиции. Алина знала одного представителя мира Стрельцов – известного режиссера Стивена Спилберга. Знакомство было одностороннее, тот даже не предполагал, что она существует на свете. Значит, и Виктор занимается своеобразным творческим процессом. Кстати, а все-таки чем он здесь занимается? Этот вопрос она задала ему вслух.

– Проверяем бьютифолрустабс, – усмехнулся Виктор и показал на маленькую змейку, извивающуюся в стеклянной банке у него на столе, – откинет она после него шкурку или нет.

– А это так важно? – поинтересовалась Алина.

– Для нас – да. Тогда все в порядке, и на таблетки красоты можно перевести других животных.

– Насколько я знаю, – встрял Львов, – раньше опыты всегда проводили на мышах.

– Это было раньше. Теперь ученые пришли к выводу, что к женщинам, а эти таблетки красоты созданы исключительно для них, ближе всего змеи.

– Как глубоко копнули, – удивился Степан, – но справедливо.

Алина не знала, обижаться ли на то, что ее вкупе с остальными женщинами причислили к ползучим гадам, или пропустить это мимо ушей. Пусть порадуются на пару со Степаном. Они с Ланой сделают вид, что ничего не слышали. Но та неожиданно встрепенулась:

– Почему это мы ближе к змеям? По писанию? Так это еще неизвестно, на чье ухо змей шептал, писарь-то был мужчина. Он и свалил всю вину на Еву, то есть на женский род.

– Нет, если вы против, можно поставить эксперимент и на мышах, – сказал Виктор и закричал кому-то в глубь подвала: – Василий, принеси мышей!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное