Алина Кускова.

Стрелы гламура

(страница 2 из 19)

скачать книгу бесплатно

– Видно, в раздетом виде ты ей нравишься больше, – резюмировал Максим. – Быстрей одевайся и выходи, я жду тебя в машине. Если мне попадется твоя незнакомка, то я должен знать, как она выглядит.

– Отвратительно, – пробурчал озадаченный разговорами о возможном ребенке Назаров, натягивая брюки, – белобрысая тощая ведьма с глазами цветущего опятами пня.

– Ага, – повторил Максим, – сногсшибательная стройная блондинка со светло-карими глазами.

– Вот-вот, – недовольно пробормотал Вячеслав, – как шибанет, так шибанет.

– Сногсшибательная стройная блондинка со светло-карими глазами и бешеным темпераментом!

– Ха! Ха! – сказал Назаров не обещавшим ничего хорошего тоном и закрыл за другом дверь.

Времени действительно было мало, серьезная встреча, от которой во многом зависело будущее их компании, не должна была сорваться ни по какой причине. Он понимал, что прошлой ночью случилось что-то странное, требующее расследования, возможно, даже вмешательства органов дознания и прокуратуры. От него явно что-то хотели, помимо межполовых связей. А если он связался с террористкой? Или профессиональной шпионкой, а муж был просто подставой, чтобы он принял все за чистую монету! Слишком быстро муж выскочил из комнаты, где ему изменила собственная жена. Что бы Назаров сделал на его месте? Он ответил сам себе, не задумываясь, – убил бы жену и ее любовника. Если бы любил, то точно бы убил. Отличный каламбур, над которым следует задуматься. Значит, муж – совсем не любящий муж, а блондинка – чья-то сообщница, прикинувшаяся беспамятной простушкой. Но отчего тогда она раньше не ушла, а позволила ему проснуться? От того что ей было нужно, чтобы он ее увидел и запомнил. Как все нехорошо получается. Максим прав: скорее всего, эта парочка собирается повесить ему на шею ребенка! Где же Алена? Нужно ее обязательно найти, чтобы хоть как-то разобраться в ночном происшествии. Назаров достал из кармана пиджака мобильный телефон и набрал ее номер. Мелодичный голос повторил сначала на английском, затем на русском языке, что абонент временно недоступен. Вячеслав снова, пока спускался на лифте вниз, жал на повторный вызов, ему было мало сказанного на двух языках, он не мог смириться с недоступностью Алены, пропавшей в никуда. Лифт доставил его со второго этажа слишком быстро, дозвониться до своей приятельницы он так и не смог. Удрученный Назаров сел в автомобиль друга, свой он решил вчера не использовать, так как собирался выпить для храбрости перед тем, как признаться Алене в любви и предложить ей руку и сердце. Но сделал он это или нет, Назаров не помнил. Наверное, все-таки предложил, после чего Алена сбежала, а ее место заняла обманщица, воспользовавшаяся его невменяемым состоянием. Назаров вздохнул: неужели он вчера так много выпил? Обычно он себя контролирует и знает меру.

Мысль о том, что его бросили, Назарову не понравилась. Больше всего ему захотелось, чтобы Алена не сбежала, а попала в нелепую переделку, в результате которой он остался в номере один.

В течение дня он до нее обязательно дозвонится, и девушка все объяснит. Они встречались три месяца, и она представала перед ним только с лучшей стороны. У Алены отсутствовали недостатки, она была ослепительно красива, очень умна, необычайно проницательна и хорошо воспитана. Назаров был в нее влюблен, все девушки, с которыми он встречался до нее, казались ему скучными и глупыми мумиями. Ни с одной из них он не собирался надолго связывать свою жизнь, он об этом совсем не задумывался. Решение жениться пришло внезапно, и он за него поплатился. Через девять месяцев к нему явится сегодняшняя аферистка с родившимся малышом и потребует алименты. Придется делать генетическую экспертизу, которая подтвердит ее притязания, и он останется в дураках. Впрочем, он станет отцом, а это в принципе неплохо. Он подаст на аферистку в суд, лишит ее материнских прав и возьмет мальчишку себе. Назарову нравилось думать о том, что родится мальчик. Он, собираясь предложить Алене руку и сердце, хотел взять с нее обещание родить как минимум троих детей. Среди троих ребятишек обязательно будет парень. Нужно дозвониться Алене! А пока необходимо поехать домой, принять душ, таблетки от головной боли и заняться подготовкой документов. Максим прав, времени мало.

Виктория проснулась под вечер и по расстроенному виду матери, сидевшей в обнимку с котом в старом кресле, догадалась, что, пока она спала, та не теряла времени даром.

– Он не может тебя простить! – заявила Елена Павловна, прижимая кота к своей пышной груди. – Ты убила в нем любовь! Ты – преступница, для которой нет прощения. Этот великий человек плакал!

– Зачем ты ездила к нему?! – возмутилась Вика. – Мы сами разберемся.

– Он ничего не хочет слышать и не собирается копаться в твоем грязном белье! – повторила мама любимое выражение Виноградова, которое он часто произносил в адрес других людей, а теперь его удостоилась и Вика. – Рана слишком глубока и пока еще кровоточит. Нужно переждать, моля каждый день о прощении, – она чуть не задушила кота, который хрипло мяукнул и попытался вырваться на свободу.

– Не знаю, – вздохнула Вика, поднимаясь, – поможет ли это. Если бы я застала его с любовницей, то вряд ли простила бы. В чем-то он прав. Но мне нужно время, чтобы во всем разобраться. – Оставаться и вступать в прения с матерью Вика не захотела, она оделась и вышла на улицу.

Приятный весенний вечер встретил ее прохладным дуновением свежего ветра, Вика подняла на куртке воротник и не заметила, как к ней со стороны соседнего подъезда подбежал худощавый молодой человек с круглыми глазами под такими же круглыми стеклами очков. Это был влюбленный в нее с седьмого класса Гаврила Державин, просто Гаврик, сосед и бывший однокашник.

– Я слышал, – быстро зашептал он ей на ухо, – ты бросила своего старика и снова свободна!

– И тебе, Гаврик, приятного вечера, – поздоровалась с ним недовольная Вика, догадавшись, что Елена Павловна не только съездила к ее мужу, но и сообщила об этом всем соседям.

– Не юли, ответь честно, – Гаврик подхватил ее под руку и повел к ближайшему скверу. – Мы как-никак вместе отсидели десятилетний срок и должны доверять друг другу любые тайны, даже сердечные. Хочешь, я признаюсь тебе, сколько девушек бросил ради того, чтобы встречаться с тобой?!

– Не нужно, – ответила Вика, – если ты хочешь честности, то я тебе скажу. Это не я бросила Виноградова, это он бросил меня. Я ему с кем-то изменила. Это честно.

– Почему ты ему с кем-то изменила?! – возмутился Гаврик. – Почему ты не изменила ему со мной?!

– Гаврик, – улыбнулась Виктория, – в следующий раз обязательно изменю только с тобой. Порою мне кажется, что у тебя навязчивая идея, связанная с моим образом.

– Да! – с пафосом произнес Гаврик, заглядывая ей в глаза. – Я собираюсь навязать тебе свой образ, чтобы наши образа стали неразлучными. Для того, чтобы из нас получилась одна целая образина.

– Гаврик, – остановила его Виктория, – не забывайся, я пока еще замужняя дама. И в ближайшее время не собираюсь разводиться, хотя и не проживаю со своим мужем под одной крышей.

– Он с тобой разведется, – заявил Гаврик, – и тогда на тебе женюсь я. Кому ты будешь нужна после тридцати лет? Подумай об этом. В твоем возрасте женщины держатся за таких мужчин, как я.

– Я и держусь, – усмехнулась Виктория, которая шла, опираясь на руку Державина. – И спасибо тебе большое, что лишний раз напомнил о моем возрасте.

– Это для того, чтобы ты больше не строила иллюзий по поводу своего будущего, – признался Гаврик. – Нужно ловить не журавля в небе, а крепко уцепить синицу в руке, – посоветовал он.

Виктория рассмеялась, Гаврик не был похож на синицу, он напоминал ей длинноногого журавля. Но его слова были такими правильными, что она тут же сделала свое лицо серьезным.

– Ты совершенно прав, – ответила она, – только если сегодня вечером ты собираешься читать мне нотации, то я лучше пойду домой. Мне и так грустно, больно, жалко, паршиво, одним словом.

– Ладно, – миролюбиво согласился Гаврик, – давай не касаться этой темы. Лучше я расскажу тебе, сколько девушек бросил ради того, чтобы встречаться с тобой.

Но Виктория знала его слабое место, о котором, помимо брошенных девушек, ее бывший одноклассник мог рассказывать часами. Она, кивком головы указывая на проезжавшую мимо них машину, небрежно поинтересовалась маркой автомобиля и выразила крайнее удивление ее блестящему бамперу. Гаврик тут же попался на крючок и принялся описывать достоинства проехавшего автомобиля, сравнивая его с отечественными марками. Вика подумала, что это прекрасный выход из положения. Так, по крайней мере, он не будет ей мешать думать. Слушать про успехи зарубежного и отечественного автопрома она не собиралась, сколько бы «синица» ей об этом ни верещала. Но Вика старалась кивать головой в нужные моменты, когда Гаврик поворачивался к ней и спрашивал, согласна ли она с его мнением. Она была согласна с чем угодно, лишь бы он шел рядом с ней и мерно бубнил про колеса и запасные части. Общество мамы сегодня ее не устраивало, она слишком драматизировала обстановку. Гаврик казался Вике хорошим парнем, настоящим другом, по глупому стечению обстоятельств испытывающим к ней детскую влюбленность. Она знала его, как ей казалось, уже сто лет и всегда рассчитывала на его помощь, таких друзей у Вики было мало. Кроме Державина только подруга Марина, от которой нет ни слуху ни духу. Вика прикинула, а что было бы, если бы она изменила Виноградову с Гавриком? Марина сказала бы, что она совратила невинное дитя.

Мама побежала бы договариваться о разводе и свадьбе. Виноградов негодовал бы так же, как и утром. Если он негодовал, значит, любил. Жаль, что она использует этот глагол в прошедшем времени. Неужели все прошло? Из-за глупого стечения обстоятельств, чьей-то неудачной шутки. Ее наверняка с кем-то перепутали, уложив в постель к незадачливому Славику, недаром он искал какую-то Алену. Но кто это мог сделать, остается загадкой. Должно было случиться нечто неординарное, из ряда вон выходящее, чтобы она изменила мужу. Возможно, они поссорились в ресторане, Вика психанула и ушла с кем попало. Такого не может быть. Они не ссорились. Вика с удивлением обнаружила, что за все время своей небольшой супружеской жизни они практически ни разу не ссорились. Да и психовать, как нормальная женщина, она не умела. Мама всегда говорила о том, что у нее позднее половое развитие и, как следствие этого, заторможенная реакция на межполовые отношения. А что она хочет? Чтобы дочь билась головой о стенку, рвала на себе волосы и посыпала их пеплом? Ничего подобного Вика делать не станет. Не простит, так не простит, это его дело. Ей же предстоит разобраться в том, что случилось в ресторане. Виктория поглядела на рассуждающего о прелестях иномарок Гаврика и подумала: не взять ли его сегодня вечером в ресторан? Появляться там без сопровождающего лица крайне опасно, мало ли что может случиться и на этот раз. Не хватает только, чтобы она оказалась в одной постели с кем-то еще. Нужно взять с собой Гаврика, только не сегодня, в воскресенье там все столики заняты заранее. Придется отложить мероприятие по выяснению пикантных подробностей до завтрашнего дня. К тому же в голове продолжали постукивать барабанчики.

Виктория с Гавриком, намотав круги по скверу, присели на лавочку под сиренью. Когда-то именно на этой лавочке Виноградов признался ей в любви! Виктория вздрогнула. Гаврик, решив, что девушка замерзла, обнял ее и прижал к себе. Внезапно из кустов кто-то выпрыгнул и прокричал «А!» Вика закрыла глаза, подумав, что ее подкараулил Виноградов, которому теперь достались дополнительные улики неверности. Она ошиблась только на одну букву.

– Виноградова! – представилась дама, протягивая руку Виктории.

– Виноградова, – подтвердила изумленная Вика, отталкивая от себя назойливого одноклассника.

– Нет, – махнула головой дама и села рядом с ней. – Вы не поняли. Я – Виноградова Ольга. Его бывшая жена, брошенная им перед тем, как он решил заняться вами.

– Надо же! – изумился Державин и поправил очки. – Вы очень похожи на Викторию!

Дама действительно обладала некоторым сходством с Викой: высокая, стройная блондинка с карими глазами. Если бы они прошли спиной к спине мимо Гаврика, то он подумал бы, что прошли близнецы.

– Да, – согласилась Ольга, – у него хороший вкус. Тем не менее Виноградов – подлец.

– Нет, – растерянно сказала Вика, – он здесь ни при чем. Просто так вышло, так получилось. Я сама не знаю, как получилось, но завтра во всем разберусь. Не забирайте его, пожалуйста, обратно. Возможно, мы все-таки помиримся.

– Что вы лепечете, милочка?! – возмутилась Ольга. – Какое обратно? Да никогда в жизни! А у вас, как я вижу, уже случилось. Он вас бросил, обвинив в измене с этим молодым человеком?

– Нет, – ответила изумленная Вика, – не с этим, а с другим.

– А могла бы с этим! – вставил свое веское слово Державин, которому не давал покоя тот, другой.

– А зачем вы, собственно, к нам подошли? – поинтересовалась Виктория.

– Подперли сроки, – доверительно сообщила дама, наклоняясь к уху девушки. Вика с Гавриком заинтересованно уставились на ее живот. – Да не эти, а те. – Ольга прищурилась: – При вашем молодом человеке можно говорить открыто или нам лучше обсудить все без свидетелей?

– Нет! – вскричала Вика. – Без свидетелей нельзя! – Гаврик тут же принял величественную позу судьи, которому не хватало всего двух вещей – мантии и мозгов. – Говорите при нем. Он – могила. – После этих слов Гаврик сложил крестом свои руки на груди.

– Хорошо, – согласилась Ольга и рассказала.

Она была второй женой Афиногена Виноградова довольно небольшое время, этот короткий срок супруги прожили душа в душу, не могли друг на друга нарадоваться. Но в один далеко не прекрасный день Ольга оказалась в одной постели со своим соседом, рыжим и противным сантехником, разившим перегаром и сквернословием. Виноградов, застукавший их в самый пикантный момент, когда она только проснулась, а сантехник сбросил с себя одеяло, намереваясь пойти в туалет, устроил сцену ревности. Он не внял ее словам о том, что Ольга ничего не помнила и изменять ему не собиралась. Они расстались. Виноградов ушел. И не просто ушел. Перед этим он уговорил Ольгу продать бабушкин дом под Бобруйском – якобы для строительства их совместного дома в Подмосковье. Он ушел с этими деньгами, а ей заявил, что ничего не брал. Спустя некоторое время боль утихла, но обида осталась. Ольга чувствовала себя обманутой и решилась на роковой звонок. Она позвонила первой жене Виноградова. И что же она услышала? На этих словах Виктория с Гавриком напряглись и подались ближе к рассказчице. Они не обманулись в ожиданиях, дальше оказалось, как в сказке, – чем дальше, тем страшнее.

Первая жена Виноградова – Галя – слово в слово повторила Ольгину историю про измену с той лишь разницей, что вместо нетрезвого рыжего соседа в ее постели оказался друг Виноградова. Тот же хлопнул дверью их совместной трехкомнатной жилплощади, которую при разводе пришлось разделить. Виноградову как пострадавшей стороне досталась лучшая квартира в центре города, Галине пришлось довольствоваться «хрущевкой» на окраине.

– Ну?! – выжидательно затихла вторая жена Виноградова. – И как вам эта история? Не кажется ли похожей на вашу? Если не вдаваться в отдельные детали, то все три истории тянут на пожизненное заключение матерого преступника с маниакальными пристрастиями к лжеизменам.

– Похоже, – согласилась Вика, – меня он тоже застукал с тем, с другим. И я ничего не помнила. Но откуда вы узнали, что он уже меня подставил?!

– Напрягите память, хотя, как я понимаю, после особых препаратов, которые использует Виноградов, сделать это будет нелегко. Тем не менее, милочка, попробуйте вспомнить, какой сегодня день. Не день недели, месяца и года, – Ольга подняла указательный палец наверх, – а годовщина чего?

– Нашего бракосочетания, – с ужасом вспомнила Вика, поднимая глаза вслед за пальцем к небесам.

– Правильно, – обрадовалась вторая жена, – я за вами с утра следила. Мою измену он тоже приурочил к подобной дате. Ну и скажите теперь, разве он не маньяк?! – Державин присвистнул и потряс кулаком. Испуганная старушка, выгуливающая свою ободранную псинку, при слове «маньяк» и виде кулака отскочила в сирень. Оттуда раздался жалобный визг и кряхтение.

– Что вы говорите! – изумлялась Вика. – А я даже не подозревала о вашем существовании.

– Вы что же, не проверили его паспорт? – в свою очередь, удивилась Ольга. Вика отрицательно качнула головой.

– Проверь мой! – Державин протянул ей документ. – Он чист перед тобой, как и я!

– Какой приятный молодой человек, – кокетливо произнесла Ольга, улыбаясь Гаврику. – Такими мужчинами нельзя разбрасываться. Это не подлец Виноградов. – Она сунула ему в паспорт визитную карточку. – Это мои координаты, возможно, я вам еще понадоблюсь. Хотя, – она просверлила Гаврика красноречивым взглядом, – с таким мужчиной вам должно быть на все наплевать. – Державин расправил плечи и покраснел от удовольствия. – Везет же некоторым, – Ольга бросила трагический взгляд на субъекта, встала и пошла. Через несколько шагов она обернулась и послала ему воздушный поцелуй.

– Шикарная женщина, – пробормотал обескураженный ее комплиментами Державин.

– Молчи, – строго сказала ему Вика, – ты – моя синица! Отныне тебе придется мне помогать.

– Отлично, – обрадовался тот, – и что же мы будем делать?

– Мстить Виноградову, – задумавшись, произнесла Вика. – Только как?

Да, было над чем задуматься. Если верить этой даме, а не верить ей просто глупо, зачем ей обманывать Вику, то получалась довольно скверная картина. Выходило, что жертва вовсе не Виноградов, а Виктория, для уличения в измене которой он изобрел коварный план. Впрочем, если верить Ольге, то план он изобрел несколькими женами раньше. Она действительно не смотрела в его паспорт, но знала, что раньше он был женат. Они расстались потому, что не подходили друг другу, жена оказалась вульгарной стервой, требующей от него только денег. Вика же ничего от Виноградова не требовала, а только старалась все делать так, чтобы не быть похожей на его бывшую стерву-жену. А их, как оказалось теперь, было две. И совсем даже не стервы. Во всяком случае, Ольга Виноградова была приятной молодой дамой близкого ей возраста. Все получалось довольно правдоподобно, за исключением одного: от своих первой и второй жен Виноградов, прежде чем с ними разорвать отношения, что-то поимел в денежном выражении. От нее, продавщицы скромного магазинчика, взять было нечего. Да, он жил в ее квартире, пока строил свой дом в Подмосковье, но не был там прописан. На ее жилплощадь он не имел никаких прав, в любое время Вика могла пригласить участкового и вместе с ним выставить вещи Виноградова за дверь, как совсем недавно он поступил с ней. Денег у нее не было, загородного дома тоже. В принципе она жила на одну зарплату, и эту жизнь честнее было назвать существованием. Тем не менее Виноградов остался верен себе и разорвал с ней отношения точно так же, как и с другими женами, в юбилейный день. Вот теперь она вспомнила. Виноградов пригласил ее в ресторан отмечать день их свадьбы! Как же она могла об этом забыть?! Но что же было дальше? Он снял номер в гостинице при ресторане и подложил ей в постель своего друга. Но как правдоподобно сыграли эти двое мужчин! Вот что значит противоположный пол, она бы так хладнокровно сыграть не смогла. А эта вымышленная Алена? Как искренне ее ночной кавалер искал Алену под кроватью и переживал, узнав, что она закопана под окном. Подлецы и негодяи, ее окружали одни подлецы и негодяи.

Виктория целеустремленно посмотрела на Державина, и тот понял, что у него появился шанс. Он вскочил, подхватил ее холодную руку и повел домой. Обратно по дороге они говорили не об автопроме, Державин предлагал ей варианты расправы над Виноградовым: кастрацию, удушение, повешение. Виктория не собиралась предпринимать ничего кардинального, но по поводу кастрации задумалась.

Глава 2
Вынос тела состоится при полном параде

Следующий день открыл череду рабочих. И это было настоящим спасением для Виктории, которая наслушалась от мамы страшных сказок на ночь. Обычно родители рассказывают своим малолетним детям добрые сказки, но великовозрастным и не совсем удачливым в личной жизни приходится слушать страшилки. «Ты останешься одна куковать у разбитого корыта. Твои сверстники предпочитают жениться на молоденьких, так что твою кандидатуру они вряд ли станут рассматривать. С тобой перестанут общаться подруги, от тебя отвернутся друзья. Ты, сама того не замечая, превратишься в занудливую, вечно недовольную особу. Пока однажды не выскочишь замуж за престарелого идиота с кучей внуков, которые отравят тебя, как только он напишет завещание в твою пользу», – вот вкратце изложение того, что пришлось выслушать Виктории от Елены Павловны на сон грядущий. Кстати, несмотря на то что Вика проспала почти весь день, ночью ее не мучила бессонница. Она спала как убитая, но не горем, а досадой, что попалась в расставленные Виноградовым сети, и не видела никаких снов. Ни одного маломальского сна, похожего на вещий, она не увидела, так что утром пришлось действовать по наитию. Оно позволило ей плыть по течению – идти на работу в магазин и торговать обувью. Признаваться в том, что у нее произошло на годовщину свадьбы, Виктории не хотелось. Приятельницы могут посочувствовать, а могут и посмеяться за ее спиной. Слишком хорош был Виноградов, слишком ровными были их отношения. Жаль, что все осталось в прошлом, но жизнь продолжалась и преподносила новые сюрпризы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное