Алексей Пехов.

Вьюга теней

(страница 6 из 50)

скачать книгу бесплатно

Над поляной повисла тишина.

– М-дя, – задумчиво протянул Кли-кли и почесал крючковатый нос. – Ты ничего, случаем, не перепутал, Гаррет?

Я бросил на гоблина раздраженный взгляд. За дурака он меня, что ли, принимает?

– Ладно, ладно! Верю! Значит, это не Серый. Не мог Серый такое сказать, ведь он на нашей стороне.

Услышав от Кли-кли такие слова, Делер не выдержал и заржал.

– Ты чего? – изумился гоблин.

– С чего это Серому быть на нашей стороне, глупый гоблин? Он на стороне равновесия, и если то, что говорит Гаррет, – правда… ну тогда нам очень повезло, что его прибил Х’сан’кор, иначе этот паренек попытался бы остановить нас любыми средствами. А я не настолько безумен, чтобы не понимать, что супротив Серого, и к тому же вампира, нам не выстоять. Нам очень повезло, Кли-кли.

– Дурак ты, Делер, – обиделся Кли-кли. – Он должен был быть на нашей стороне. Когда Неназываемый придет из-за Игл Стужи и, не дай боги, пройдет Одинокого Великана, равновесие пошатнется, а мы ведь пытаемся этого не допустить…

– Нет, Кли-кли, это настоящий Серый, – ответил шуту эльф.

– Но тогда… – протянул гоблин, покосившись на мертвеца.

– Тогда почтенный карлик прав, и нам крупно повезло – вампир погиб, захватив с собой еще и Х’сан’кора.

– Как он нас нашел? Как Орден Серых узнал о том, что мы пытаемся достать Рог Радуги?

– Ты это у меня спрашиваешь, Делер? – усмехнулся темный эльф. – Я знаю не больше твоего. У Серых свои способы узнавать тайны.

– Нам повезло, что он был один, – буркнул Алистан Маркауз.

– А если он был не один?

– Один, Гаррет, один, – успокоил меня Фонарщик. – Флини сказал…

Халлас громко фыркнул, показывая, как он относится к словам Аарроо.

– Серые ведь должны были знать, что мы достаем Рог из могильников, чтобы остановить Неназываемого, – гнул свое Кли-кли. – Почему они думают, что если Гаррет достанет его, то равновесие окажется нарушено?

– Может, они знают то, чего не знаем мы, Кли-кли? – Я вспомнил свой сон-явь, когда из-за Рога Радуги в Авендуме появилась Запретная территория. – Ведь недаром же маги Ордена спрятали Рог в Костяных дворцах?

– Но если Серые так боятся появления Рога в мире… если он так опасен… может, не стоит его доставать? – неуверенно сказал Фонарщик.

– Мы слишком далеко зашли, чтобы теперь останавливаться, Мумр, – ответил ему милорд Алистан. – Да и Орден Серых может ошибаться. До Храд Спайна полдня пути, неужели мы остановимся на границе, возле самых ворот?

– Милорд, не подумайте, я не трус, просто если пошел такой расклад и за нами прислали самого настоящего Серого…

– Никто не считает тебя трусом, Фонарщик, – перебил его Алистан Маркауз. – Тебе не меньше моего известно, как нам нужен этот Рог. Эграсса, ночь была тяжелой, и все устали. Пора останавливаться на ночлег.

– Я уже думал об этом. – Эльф убрал кристалл мертвеца к себе в сумку и поднял с травы его копье. – Давайте пройдем еще ярдов пятьсот, не стоит ночевать рядом с мертвецами.

– Мы не будем его хоронить? – Угорь вопросительно посмотрел на Алистана Маркауза.

– Нет, – хмуро ответил тот. – Иначе мы провозимся всю оставшуюся ночь, идемте.

– Лес позаботится о теле, – сказал Эграсса и ушел с поляны.


Маленький костерок, разожженный эльфом, весело трещал и плевался искрами в звездное небо.

Я так и не смог уснуть и просто лежал, наблюдая за холодным мерцанием звезд. Лучник, Рачий Хвост, Свинопас, Псы Сагры… Десятки созвездий смотрели на меня сквозь ветки деревьев. Корона Севера, растянувшись на половину неба, сияла Камнем, мерцая на небосклоне не хуже чем угли в костре.

Когда умирает эльф, на небе загорается новая звезда. Может, Эграсса и прав, поверье глупое, но сейчас я до рези в глазах вглядывался в ночное небо, стараясь рассмотреть звезду, которая должна была появиться после смерти Миралиссы. Бесполезно. Если эта звезда и появилась, то ее просто не видно из-за окружающих нас деревьев.

Падающая звездочка беззвучно рассекла ночное небо. Она пронеслась над моей головой и, в последний раз мигнув, скрылась за деревьями. Обычно когда видят падающую звезду, загадывают желание. Чего бы я хотел?

Тех, кто умер в дороге, уже никогда не вернешь. Кот навсегда остался в Харьгановой пустоши возле старого оврага. Горлопан, пускай он и оказался предателем, в подвале близ Ранненга. Арнх, Дядька благодаря волшебству Лафресы – на дне Иселины. Сурок в земле Пограничного королевства, пепел Элла стал частью реки, Миралисса упокоилась под тенью елей. Все они остались где-то там… позади. Они приложили все силы, чтобы довести меня до Заграбы, не щадя своих жизней лезли в самый жар… Так пусть же этот проклятый Рог Радуги попадет ко мне в руки и Орден остановит Неназываемого. И еще… пусть больше никто из тех, кто сейчас спит возле костра, не умрет во время нашего путешествия.

Вновь холодная вспышка неба – и огненная полоса прочертила меж звезд новую огненную дорожку. Орки называют сентябрь Пор За’ралло, или месяцем Падающих Звезд.

Еще одна звезда.

Если долго-долго смотреть на небо, то за ночь можно увидеть десятки падающих звезд, которые могут стать нашими желаниями, пускай даже эти желания скорее всего никогда и не сбудутся.

Кто-то кашлянул. Я повернул голову и увидел Делера. Карлик тоже не спал. Он, нахохлившись, сидел у костерка и неотрывно смотрел на пламя. Рядом тихонько посапывал Халлас, подложив под голову мешок товарища.

Я встал, осторожно перешагнул через Фонарщика и подошел к Делеру.

– Не спится?

Он оторвался от созерцания пляшущего пламени и посмотрел на меня.

– Шел бы спать, пока у тебя есть такая возможность, это мне еще час на страже стоять, пока Халлас не встанет.

– Не могу уснуть, – сказал я, присаживаясь рядом с карликом.

– Вполне тебя понимаю. После такого-то… – Он немного помолчал, а затем сказал: – Эльфийку жалко. Как-то глупо все это… нелепая смерть… от своего же волшебства…

Я ничего не сказал, да и не было в словах никакой необходимости. О Миралиссе скорбели все, хоть и старались этого не показывать. Просто… просто у Диких так заведено: когда умер друг, не давай волю слезам, а найди врага и отомсти.

Делер, кряхтя, повернулся, поднял с земли поленце и бросил его в костер. Огонь отшатнулся, потом осторожно лизнул угощение, пробуя его на вкус, а затем с голодной жадностью набросился на предложенную еду.

– Знаешь, однажды к нам в Горы карликов пришел Серый, – неожиданно начал Делер. – Это было очень давно, в последний год Пурпурных лет, когда мы уже почти победили гномов. Оставалось совсем немного до полной победы, мы уже вытеснили родственничков к Воротам Гранхеля, когда явился этот Серый. Карлики – не дураки, гостя приняли честь по чести, отвели на Совет… Серый тогда сказал, что в наших же интересах помириться с гномами, и как можно скорее, иначе через сотни лет равновесие сместится. Он предупредил, что если гномы покинут горы и уйдут, то рано или поздно вернутся. Какая-то буйная головушка сразу же сказала, что, мол, пусть возвращаются, секир на всех хватит. Ты знаешь, что сказал Серый? Что мы заговорим по-иному, когда гномы принесут в горы порох, пистоли и пушки, которые изобретут из-за того, что мы их прогоним. А еще он сказал, что когда-нибудь творения бородатых захватят люди и рано или поздно рыдать будут и карлики и гномы. Сказал и ушел. Он даже не стал дожидаться нашего ответа, хотя и доралиссцу было бы понятно, каким будет ответ.

– Просто ушел? – не поверил я.

– Представь себе, Гаррет. Просто ушел. Не стал уговаривать, не стал рубить нас в капусту… Развернулся и ушел. Совет задумался, почему Серый так поступил, а потом они решили, даже если все, что он говорил, правда, то до смещения равновесия сотни лет. Серые решили ждать… Мы победили в той войне, бородатые ушли из гор в Стальные шахты Исилии, и все как-то утихомирилось на время. Поколения сменялись поколениями, эту историю в большинстве своем стали забывать… До того момента, пока гномы не изобрели этот тьмой отодранный порох. А затем пушки. Тогда-то наши умные головы вспомнили ту старую историю, а вспомнив – призадумались. Выходило, что не врал тогда Серый. Все так и было – порох, пушки… только о тех странных пистолях никто не слышал. А вот теперь я эту самую пистоль увидел в руках Халласа. Выходит, что недалек тот день, когда гномы решатся вернуться на родину… А потом и вы захапаете их оружие, и тогда нам всем придется худо… Вот…

– Зачем ты мне все это рассказал, Делер?

Карлик задумчиво посмотрел на меня:

– А тьма его знает, Гаррет. Просто рассказанная мною история доказывает, что Серые редко ошибаются, а раз тот вампир сказал тебе, что, когда мы выудим из Храд Спайна Рог, равновесие нарушится, то так оно, скорее всего, и будет.

– Он сказал: «может».

– Знаешь гномью присказку? Ты сидишь на бочке с порохом, и фитиль горит. И вся твоя надежда на то, что, может быть, пойдет дождик и потушит огонь. Ты понимаешь, о чем я толкую?

– Прекрасно, – хмыкнул я, зная, куда клонит карлик.

– Ведь этот Рог создали огры, чтобы защитить себя же от собственной магии, так?

– Так говорит Орден.

– Ну тогда не мне тебе объяснять, как опасны вещи, сотворенные в Темную эпоху.

– Так ты тоже, как и Мумр, считаешь, что Рог должен остаться там, где сейчас лежит? На могиле Грока?

– Не знаю, Гаррет… Рог Радуги нейтрализует магию Неназываемого. Одно присутствие артефакта в Авендуме заставит колдуна отступить на веки вечные. Без магии он ничто… Так что Рог нам нужен. С другой стороны, это «может быть»… Не принесем ли мы в мир нечто более страшное? Его ведь не зря так хорошо спрятали, правда?

– Более страшное, чем Неназываемый?

– Да.

– Остается лишь довериться богам, Делер.

Карлик тихонько хмыкнул и поворошил палкой уголья, вспугнув стаю искр.

– Не надо было мне начинать этого разговора. Теперь будешь сомневаться, Гаррет. Достань этот треклятый Рог, а уж затем разберемся, что к чему… Иди спать.

– Сейчас, – сказал я и остался сидеть на месте.

– Ты видел, какое у Серого было копье? – понимая, что я не хочу спать, спросил карлик.

– То, что забрал Эграсса?

– У нашего эльфа губа не дура, – усмехнулся карлик. – Да, именно это копье.

– Копье как копье. – Я едва заметно пожал плечами. – Просто немного странное…

– Эх, люди… Вы вечно кичитесь своим превосходством над нами, но во многих вопросах словно дети малые. Странное… – ворчливо протянул Делер. – Под странным ты понимаешь форму или что-то другое?

– Форму, – ответил я, хотя знал, что мой ответ неверен.

– Так я и думал, – вздохнул карлик. – Это не совсем копье, это краста. Им и рубят и колют. Оно довольно редко встречается, особенно в Северных землях. Это придумка Мамбары, страны, что далеко за Султанатом. Но сейчас не о том речь. Никто из вас, людей, не обратил внимания на древко и металл клинка. А Эграсса и я сразу заметили. Да и Халлас небось тоже, хоть и молчит.

– А что с древком и металлом?

– На древке древние руны. Их едва видно, но это первый язык гномов. Язык времен Великих Грахеля и Чигзана – первого карлика и первого гнома. Не спрашивай, что там написано, я воин, а не Мастер, и смог узнать всего лишь несколько рун. Таким копьецом можно пробиться через любой магический щит.

– Ого!

– Вот тебе и «ого». А что до металла, который пошел на клинок… Когда-то, еще в Эпоху Свершений, его называли Дымчатой сталью. Слышал о такой?

– Нет.

– Что и неудивительно. За время Пурпурных лет мы многое забыли. Секрет сплава утерян, и боюсь, что навсегда. А раньше… Раньше гномы и карлики работали сообща. Одни искали руду и создавали сталь, другие придавали ей нужную форму и призывали магию. Рубиновая кровь никогда не сравнится с Дымчатой сталью. Последняя резала все. Не важно, на что падал клинок – на шелковый платок, камень или на самый лучший доспех.

– Сколько же она стоила? – вырвалось у меня.

– Много, – усмехнулся Делер. – Так много, что такой клинок мог позволить себе только король, ну и Серые… Представь, что перед тобой латник первой линии. Тяжелый доспех, башенный щит. Он ничем не хуже черепахи, такого пока мечом прибьешь, семь потов сойдет… А тут ты просто замахиваешься, шарахаешь латника по шлему, и клинок из Дымчатой стали разрезает человека, словно нож масло, на две одинаковые, но мертвые половинки. Вместе со шлемом, доспехами и щитом. Вот такие пироги…

– Значит, то, что взял себе эльф, сейчас очень дорого стоит.

Я заработал презрительный взгляд карлика.

– Дорого? Оно бесценно! Подари его королю и можешь просить герцогство, а также сотню кораблей, летний дворец и еще всего до кучи…

– Жалеешь, что не ты первый его взял? – хмыкнул я.

– Есть немножко, – неохотно признался Делер. – Но только немножко. Ни я, ни Халлас ростом не вышли, чтобы работать крастой. Да и секира мне намного привычнее, чем эта оглобля. Просто вдруг возникла безумная мысль: а вдруг наши мастера, изучив клинок, смогли бы изготовить точно такой же? Ладно, это бесполезный разговор, все равно без гномов у нас ничего не получится.

– Так помиритесь.

– Ты сам-то понял, что сейчас предложил? – фыркнул Делер. – Разбитую на тысячу осколков вазу из низинского фарфора уже невозможно собрать, как и дружбу гномов и карликов.

– Но ты ведь с Халласом дружишь?

– Мы – это особый случай. – Карлик покосился на спящего гнома. – Вылазки в Безлюдные земли… Как я могу доверять напарнику, если он не друг?

М-да, Делер и Халлас – действительно случай особый. Сейчас очень редко можно видеть картину, когда гном и карлик мирно сосуществуют друг с другом. После Пурпурных лет от былой дружбы между родичами не осталось и следа. Исход гномов из Гор карликов в Стальные шахты Исилии, битва на поле Сорна… Ничто теперь не разобьет ненависть, вспыхнувшую между двумя некогда дружественными расами.

Делер подбросил в костер новую порцию дровишек:

– Давай, Гаррет, спать, завтра трудный день, будешь как вареная рыба. Или ты берешь пример с эльфа?

– Эграсса тоже не спит?

– Угу, не спит. Он там, недалече.

– Пойду-ка я пройдусь перед сном, – сказал я, вставая с бревна.

Делер лишь махнул рукой, мол, походи.

Ночь близилась к концу, звезды потускнели, полная луна стала бледнеть. Эграссу я нашел ярдах в двадцати от лагеря. Эльф – темный силуэт на фоне светлого ствола златолиста. Эграсса сидел на земле, положив руки на колени. Его глаза были закрыты.

Под моими ногами зашелестела трава, Эграсса сделал едва уловимое движение, и вот уже на меня смотрит стрела, готовая сорваться с тетивы лука. Я замер, предоставляя эльфу возможность меня рассмотреть.

– Что ты здесь делаешь? – неприветливо спросил меня Эграсса, но лук убрал.

– Делер сказал, что ты здесь.

– И что?

Я заколебался. Действительно, «и что»? Какой тьмы я сюда приперся? Желтые глаза внимательно следили за мной.

– Мне тоже жаль, что так случилось с Миралиссой.

Молчание.

– У нее ведь есть дочь?

– Откуда ты знаешь?

– Она мне сама говорила, Эграсса.

– Говорила… Она очень сильно надеялась на вас, людей… уважала и считала, что вы не так уж плохи, просто сами не знаете об этом… Большинство эльфов так не считают. Ей не следовало покидать дом. Нам никому не следовало этого делать.

– Я…

– Просто достань этот Рог, Гаррет. Просто достань. Докажи и мне, и моим родичам, что Миралисса не ошибалась. Ступай, ты мне мешаешь.

Вот и весь сказ. Кто поймет, что на душе у этих эльфов?

– Гаррет! – окликнул он меня.

– Да?

– Так ты добудешь Рог?

– Добуду.

– Без сомнений и колебаний?

– Без сомнений и колебаний, – помедлив, ответил я ему.

Эграссу мои слова вроде убедили, во всяком случае, он больше не сказал ни слова.

Когда я вернулся к костру, Делер уже спал. Стражу нес Халлас. Услышав меня, гном вскинулся, схватился за мотыгу, но, узнав, неодобрительно плюнул в костер.

– Так и до разрыва сердца можно довести, Гаррет, – пробурчал он.

Я виновато развел руками, завернулся в одеяло и провалился в сон без всяких сновидений.


– Теперь можно не опасаться Первых. – Эльф оперся на свое новое оружие.

– Зато следует опасаться людей Балистана Паргайда, их больше двадцати человек. – Милорд Алистан проверил, хорошо ли выходит меч из ножен.

– И Лафреса, – напомнил Кли-кли. – Она стоит двадцати воинов.

Шут прав: Лафреса опасна, особенно теперь, когда рядом с нами нет Миралиссы.

– Идемте, только тихо, до ворот осталось совсем немного, – предупредил нас Эграсса и двинулся в путь.

Мы шли по роще, где росли одни златолисты. Эти деревья были не чета тем, что мы видели раньше. Огромные древние стволы больше пятнадцати ярдов в обхвате, кроны деревьев уносились на недосягаемую высоту и, казалось, подпирали само небо. Из земли кое-где торчали оранжевые корни, каждый толще бедра взрослого мужчины раза в четыре. Сквозь золотистые кроны на землю падали копья солнечных лучей, пронизывающие не разошедшуюся с утра туманную дымку. Вот именно такой я представлял Заграбу в своем воображении – величественной и прекрасной.

Тр-рррррр… Тр-рррррр…

– Эк дятел старается, – уважительно крякнул Делер.

– Тихо! – просипел Эграсса, вслушиваясь в лесной шум.

Ветер тихонько шелестел в кронах недовольно ропщущих златолистов, дятел без устали добывал себе пропитание, оглашая лес звонким «тр-рррр». Щебетали пташки, в траве гудели насекомые, лес жил своей жизнью, словно сейчас не начало осени, а середина лета.

– Люди… близко.

Эльф прислонил красту к дереву, натянул на лук новую тетиву и достал из колчана стрелу.

– Я пойду проверю… Если услышите шум, будьте готовы…

– Угорь, иди с Эграссой, – приказал Алистан Маркауз.

– Да, милорд. Гаррет, одолжишь арбалет?

– Уже заряжен. – Я протянул гарракцу оружие и два дополнительных болта.

– Если все в порядке, я свистну, – сказал Эграсса. – Угорь, за мной.

Эльф и человек скрылись в густых зарослях можжевельника. Довольно долго не было слышно ничего, кроме звуков леса, и все напряженно вслушивались в птичьи трели и шелест ветвей. Наконец до нас долетел приглушенный расстоянием свист.

– Вперед! – скомандовал Алистан Маркауз. – Кли-кли, не путайся под ногами.

– Когда я путался-то? – проворчал Кли-кли, обнажая метательные ножи. – Это Гаррет путается.

Я усмехнулся, но ничего не сказал и взял в руки копье эльфа.

Эграсса и Угорь ждали нас на маленькой тенистой поляне, окруженной кольцом златолистов. У меня даже возникла мысль: а по воле ли природы растут эти деревья? Слишком ровный, слишком идеальный круг они образовывали. Казалось, что от всего остального мира поляну защищает мощная темно-оранжевая стена древесных стволов. В самом центре поляны находился холм. Высотой он был в пять человеческих ростов. Эдакий прыщ на теле земли.

Возле холма стояли Эграсса и Угорь, а у их ног лежали трое. Люди. Двое из троих покойники – стрелы эльфа без труда пробили кольчуги людей Балистана Паргайда. Одному стрела попала прямехонько в сердце, другому, до сих пор сжимающему в руке малый топор, в глаз. Третий человек был жив – он корчился с арбалетным болтом в ноге.

– Кто тут у вас?

– Это мы и пытаемся узнать, милорд, – хмыкнул Угорь и передал мне арбалет. – Первого Эграсса сразу пристрелил, второй схватился за топор и получил в глаз. А третий… третий решил сбежать, пришлось продырявить ему ногу.

– Кто вы и что здесь делаете?! – резко спросил у пленного Алистан Маркауз.

Тот только скулил и держался за пробитую ногу.

– Да что вы, милорд, как будто и так не знаете?! – удивился Кли-кли. – Это псы Балистана Паргайда, по рожам же видно!

– Сейчас он все расскажет. – Эльф наступил человеку на раненую ногу, тот взвыл от боли и потерял сознание.

Халлас достал флягу с водой и плеснул человеку в лицо. Никакого эффекта. Пришлось отвесить пару пощечин. Человек вздрогнул и открыл глаза.

– А теперь мы поговорим. – Эльф приставил к груди человека кривой кинжал. – Сколько вас?

– Что? – Человек облизал пересохшие губы.

– Сколько вас? – повторил свой вопрос Эграсса и кольнул человека кинжалом.

Это подействовало.

– Трое, нас было только трое! Не убивайте, милорды! Я все скажу! – зачастил человек, расширенными глазами смотря на темного эльфа.

– Где остальные?

– Они все… ушли.

– Врешь. – Эграсса вдавил кинжал.

Человек взвизгнул и заорал:

– Я говорю правду, они все ушли, а нас оставили охранять! Я ничего не делал, правда! Не убивайте!

– Может, этот хмырь и вправду ничего не знает? – прогудел Делер.

– Как же! Эграсса, оставь его на меня, я живо выбью из него эту дурь! – предложил Халлас, свирепо вращая глазами.

– Куда они ушли? – не обращая внимания на предложение гнома, спросил Эграсса.

– В могильники, они все ушли в эти тьмой проклятые могильники, милорд эльф!

– Когда?

– Два дня назад.

– Сколько человек туда спустилось?

– Десять.

– Врет, – сказал Кли-кли, сделав в уме нехитрые подсчеты.

– Это уже не важно… Граф тоже ушел со всеми?

– Да, милорд.

– А женщина? – вырвалось у меня.

– Ведьма? И она с ними. Это все она придумала! Это она решила спуститься туда!

– Зачем они туда пошли? – Эграсса безжалостно продолжил допрос.

– Нам не говорили. Мне и ребятам просто надо было находиться здесь и ждать, когда вернутся остальные, вот и все. Я больше ничего не знаю!

– Очень жаль, – сказал эльф и погрузил кинжал человеку в грудь по самую рукоять.

Пленный вздрогнул и затих. Эграсса без всяких эмоций выдернул кинжал из тела и вытер его об одежду мертвеца.

– Зачем его надо было убивать? – недовольно спросил Фонарщик. – Он же сдался.

– Что нам делать с пленным? – Эльф зло сверкнул глазами. – Он прибавил бы нам лишних забот. К тому же в одну прекрасную ночь человек мог попытаться прирезать нас.

– Делер, Халлас! – Алистан Маркауз подозвал карлика и гнома. – Похороните этих троих. Нам здесь долго торчать незачем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Поделиться ссылкой на выделенное