Алексей Пехов.

Жнецы ветра

(страница 5 из 31)

скачать книгу бесплатно

– Люди отличаются от блазгов. Мы скорбим о тех, кто ушел.

– Вот так, собака!

– Юми говорить, что все скорбят. Но все существа в мире – дети Квагуна.

– Думаю, на этот счет вам стоит побеседовать не со мной, а со жрецами Мелота. Вам будет что рассказать друг другу.

– Вот так, собака. – Вейя заглянул мне в глаза.

– Лань тьмы[5]5
  Лань тьмы – прозвище Тиа у блазгов.


[Закрыть]
, кваторая пришла с тобой вчера, выглядит не квак самква. Юми это удивлять. Он бояться, не перепутать ли ты.

– Это Проклятая. Можете не сомневаться. И я, и Шен раньше с ней встречались.

– Мы заметить, – важно кивнул блазг.

Надо было видеть Целителя, когда я вернулся вместе с Тиф. К чести мальчишки можно сказать, что он не бросился на гостью с магией или кулаками, чего я от него вполне ожидал. Но выражение лица Шена говорило само за себя. Он прекрасно помнил, как попал к Тиа в плен, как та катала его над Альсгарой по небесам и как его унижали, втоптав в грязь в буквальном и переносном смысле этого слова.

Весь следующий день он со мной не разговаривал, был мрачен и в конце концов ушел возиться с Роной.

Судя по всему, девчонка прислушалась к моим словам и оставила попытки устроить свару. В себя она приходила не больше чем на нар. Остальное время либо спала, либо проводила в рыданиях и несла полную чушь. На мой взгляд, лучше ей нисколько не становилось, как Шен ни убеждал меня в обратном.

Лагерь я застал точно таким же, каким оставил. Тихим и унылым. Фургон стоял боком к тракту, Пегая и Рыжая паслись вместе с новой лошадью по кличке Сонная. Целитель возился у костра, а Тиф, набросив на плечи теплый свитер, сидела, прислонившись к колесу, и из-под полуприкрытых век наблюдала за мальчишкой. Заметив меня, она наклонила голову. Я оставил ее приветствие без внимания.

– Можно с тобой поговорить? – сухо попросил Шен.

Я, уже зная, о чем пойдет речь, неохотно буркнул:

– Валяй.

– Давай отойдем.

Я пожал плечами:

– Если хочешь. Хотя не вижу в этом смысла.

Когда мы оказались за сто ярдов от фургона, Шен отрывисто спросил:

– Почему ты ее не убил?

– А ты? – усмехнулся я. – У тебя больше причин желать ее смерти. В Альсгаре она хорошо тебя потрепала.

Он дернулся и неохотно ответил:

– Я счел, что, если ты ее сразу не прихлопнул, значит, она нужна. Решил вначале узнать у тебя, что происходит.

Я с пристальным интересом посмотрел на него и улыбнулся.

– Что? – нахмурился он.

– Удивлен, слыша от тебя такие слова. Обычно ты слишком нетерпелив.

– Значит, я не столь безнадежен, как ты! О чем ты только думал, когда притащил ее сюда?!

– Она поможет мне.

– Не мели чушь, гийян! Это даже не змея, пригретая на груди! Она в любой момент откусит тебе голову! И не только тебе!

– Возможно, – не стал спорить я.

– Проклятая ведет тебя, как рыбак глупую рыбу! Я ей не верю!

– Я тоже.

Но если с ее помощью я дотянусь до убийцы Лаэн…

– А тебе не приходило в голову, что именно эта тварь убила Ласку?!

– Приходило, – не стал спорить я.

– И что же?!

– У меня нет никаких доказательств.

– Когда это тебя останавливало? – удивился он.

– Тиа не меньше моего хочет смерти неизвестного.

– Да ну?! Она соврет недорого возьмет!

– Если это так, то мы ей совершенно не нужны. И она уже давно должна была нас прибить. Ей есть за что нас с тобой ненавидеть. Ты должен это помнить.

– Она убьет нас. Можешь поверить!

– Но пока этого не произошло. И я воспользуюсь ее помощью. Пускай она хоть сто раз Проклятая.

– И ты вот так просто позволишь ей ехать вместе с нами и свободно гулять, где вздумается?

– А у меня есть выбор? Или ты предлагаешь ее связать?

– Было бы здорово, – пробормотал он. – Только вряд ли поможет.

– И я о том же. Держать ее на поводке не получится. Если Проклятая захочет, то убьет и тебя, и меня. Но я уверен, что пока ей выгодно оставаться с нами. А потом… потом посмотрим. Ты, разумеется, можешь приглядывать за ней – дежурить по ночам и прочее. Надолго тебя не хватит.

– Все равно мы играем с огнем.

– Меня это не остановит, малыш. Меня теперь ничто не остановит. Даже пламя.

Он требовательно протянул руку:

– Верни «Гаситель Дара», который ты так ловко у меня спер.

– Нет.

– Что значит «нет»? – Его скулы тут же вспыхнули от гнева.

– Именно то, что ты подумал. Тебе он сейчас ни к чему. Если я смог завладеть им, то и Тиф сможет.

– Ты не очень-то мне доверяешь.

– Дело не в доверии, а в разумной осторожности. Если клинок попадет в руки Проклятой, твоя жизнь, как и жизнь Роны, окажется в гораздо более серьезной опасности, чем сейчас.

– Куда уж больше! – фыркнул он, но немного остыл. – Ты вернешь его мне, когда мы прибудем в Радужную долину. Мать приказала передать артефакты…

– Как тебе угодно, – солгал я. – Но ты, кажется, не понял, о чем тебе говорила Лаэн. Если сунешься к Ходящим, это будет твой последний дурацкий поступок. Они не выпустят носителя темной «искры». А твоя сейчас именно такая.

– Не говори ерунды. Они даже не заметят. Я Целитель. Моя «искра» не читаема до тех пор, пока я не пользуюсь Даром.

– Интересно, сколько ты продержишься без магии.

– Достаточно долго, чтобы меня выслушали и поняли.

– Как говорится в книге Созидания – блажен, кто верует.

– Не знал, что ты читаешь такие вещи, – усмехнулся он.

– Я полон сюрпризов. Мне нужны наконечники.

Он сразу понял, о чем я говорю, и отрицательно покачал головой:

– Нет.

– Вроде ты только что пекся о нашей безопасности? Изменил свое мнение?

– Нет, но…

– Но если Тиф начнет строить из себя темную повелительницу, то, возможно, я не смогу подобраться к ней на расстояние удара ножом и потребуется стрела. Вот тогда из-за твоей жадности мы с тобой и попрыгаем, малыш. Так что давай сюда наконечники. Хватит валять дурака и тратить мое время! Уже почти стемнело!

Он заколебался, собрался было продолжить спор, но неожиданно сдался:

– Бездна с тобой, Серый!

Залез в поясную сумку, вытащил тряпицу, развернул ее и положил мне на ладонь наконечник матово-белого цвета.

– Тебе хватит и одного.

– А если нет?

– Хватит, – уверенно ответил Целитель. – Я видел, на что ты способен.

Возвращались мы уже в полной темноте, ориентируясь на свет костра. Блазг дремал под фургоном, Юми жарил мясо на палочках, Тиф сидела рядом, пытаясь беседовать с Роной. Та сжалась в комок и молчала. Она даже не сделала попытки напасть.

– Эй! Оставь ее! – заорал Шен, мгновенно ринувшись в бой, но я предусмотрительно положил руку ему на плечо:

– Остынь.

– Я не собиралась причинять ей вред, – возмутилась Тиа. – Она сама ко мне пришла.

– Лжешь!

– Успокойся, мальчик, – нахмурилась она, начиная сердиться. – Если не веришь мне, то спроси у своих друзей.

– Рона сама прийти, – подтвердил блазг из темноты.

– Я могу помочь, – доброжелательно сказала Тиф.

– Даже не думай, – процедил Целитель и увел начавшую всхлипывать девушку от костра.

– Вот так, собака. – Вейя приветливо протянул Проклятой мясо.

– Спасибо, – серьезно поблагодарила та.

– Как тебе в этом теле? – полюбопытствовал я.

Убийца Сориты с удивлением распахнула глаза и тут же недоверчиво прищурилась:

– Не думала, что тебя интересуют подобные пустяки.

Она впилась зубами в еще горячее мясо, тщательно прожевала один из кусочков и, видя, что я все еще смотрю на нее, неохотно ответила:

– Ну, раз тебе настолько любопытно – в этой оболочке не слишком удобно. В моем настоящем теле было гораздо комфортнее. Спасибо тебе большое за то, что ты меня сюда засунул.

– Не сваливай с больной головы на здоровую. Ты напала на нас. Мы защищались.

– Бесполезный разговор! – недовольно скривилась она. – Мне меня это не вернет.

Я развел руками. Да. Красотка заперла себя в теле придурка. Вполне достойная кара за все ее грязные делишки.

– Шен как-то рассказывал, что ты на него надеялась.

– Не буду врать, – кивнула Проклятая. – Он мог бы мне помочь вернуться в более подходящую оболочку. Если бы Тальки разгадала плетение, разумеется.

– Безусловно, – холодно улыбнулся я. – А твоим новым вместилищем была бы…

– Твоя женщина, – не дрогнула она. – Поэтому можешь себе представить, насколько я зла на того, кто убил ее и Проказу.

Мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы остаться спокойным:

– Ты знаешь, кто за этим стоит?

Она с сожалением покачала головой:

– Нет. Может быть кто угодно. Тальки говорила, что она ожидает гостей.

Я сразу подумал о трупах Ходящих, обнаруженных в особняке.

– Это мог сделать Рован. Если потерял последние мозги. Или Аленари, хотя на нее не похоже. Или Лей, если он решился оставить войска. Или Митифа, если она внезапно поумнела, в чем я лично глубоко сомневаюсь. Или мы все проворонили мятеж в Кругах Избранных, и им надоела наша власть. Тот, кто был там, обогнал меня совсем не намного. И ловко ушел.

– Мы не нашли никаких следов.

– Вы не знали, что искать, – улыбнулась Тиа. – Видел выжженный круг на земле?

– Да.

– Убийца отправился дорогой, недоступной обычным людям. И теперь он может быть где угодно. Нам придется очень постараться, чтобы до него дотянуться.

Я не обратил на это «нам» никакого внимания. Все может измениться в одно мгновение, и Проклятая перестанет быть доброй милашкой. Точнее, как говорит Шен, оттяпает мне голову. Кажется, Тиф поняла, о чем я подумал, так как со значением посмотрела на висящий у меня на поясе «Гаситель Дара».

– Ты все время шла за нами?

– Да. От поместья.

– Я нашел в особняке тела Ходящих. Они не могли стоять за всем этим?

И вновь на лице Порка появилась неприятная гримаса:

– Ты слишком большого мнения о Башне, лучник. В тот день, когда они будут способны уничтожить кого-то вроде Тальки, я навечно уйду в жрицы Мелота. Магия, бушевавшая там, не имеет ничего общего с жалкими потугами последователей Сориты. Это темная «искра». Думаю, что Ходящих Проказа придерживала для себя. Время от времени она любила пить чужую силу.

– Там было много мертвых некромантов. С алыми и зелеными кушаками. Зеленые были у слуг Проказы. Чьи лакеи носят алые?

Она отложила прут, на котором оставалось еще два куска мяса, помедлила и все-таки произнесла:

– Мои.

Гбабак шевельнулся в темноте, подвинулся ближе на тот случай, если понадобится помощь. Я отметил это для себя, сдержался и стал ждать продолжения истории.

– Обычно Избранные ничем не выделяются, если не считать посохов. Лишь тот, кто стоит ближе всего к нам, имеет право владеть тем, что ты только что описал. Зеленые – Тальки, желтые – Митифа, синие – Аленари, черные – Рован, белые – Лей. Алые – мои. Тех, кто был со мной, я не видела с тех пор, как мы взяли Врата Шести Башен. Своих Избранных я отправила вместе с Аленари к Альсу. Затем она взяла их к Гаш-шаку.

– Все так просто? – ядовито поинтересовался вернувшийся Шен и взял у повара-Юми свою порцию ужина. – То есть мы должны поверить, что ты здесь ни при чем?

– Нэсс, надень на своего друга намордник, – попросила Тиф.

– Возможно, она и не лжет. Но я считаю, что Проклятая хочет сбить нас со следа, – не обращая на нее внимания, продолжил Целитель, обращаясь только ко мне. – Или же просто желает с нашей помощью расправиться с Оспой.

Тиа расхохоталась:

– Мальчик, мальчик. Успокойся! Твое самомнение больше, чем у Рована! А уж он, можешь мне поверить, еще та заносчивая скотина! Я, конечно, верю, что вы ребята не промах, но справиться с Аленари вам не под силу. Даже вот с этой штукой, – она указала на «Гаситель». – Так что надеяться, будто вы уничтожите Звезднорожденную, я бы все-таки не стала. И, если честно, я буду рада, если за всем этим не стоит она. Аленари слишком опасный и неприятный противник, чтобы с ней связываться.

– Где Оспа сейчас? – спросил я, перебив открывшего рот Шена.

– Точно не знаю. Где-то у Лестницы. Вместе с Леем.

Целитель поперхнулся словами и воззрился на нее с недоверием:

– Быть такого не может! Аленари находилась возле Гаш-шаку!

– А Тальки на востоке, – холодно отрезала Тиа. – Следовательно, то, что мы с вами видели совсем недавно, не более чем обман зрения. Вернись в реальный мир, мальчик…

– Меня зовут Шен, Проклятая!

– А меня Тиа! И тебе это прекрасно известно. – Ее глаза были холодны. – Если хочешь нормального отношения, то тебе придется сделать для этого ответные шаги. Аленари слишком далеко от нас, и мы идем не в ту сторону.

– Мы идем туда, куда следует, – сказал я. – Нападавшие прибыли к поместью от Радужной долины. И я не собираюсь совершать путешествие через всю страну лишь для того, чтобы спросить у твоей подруги, не она ли это сделала. Предполагаю, что ответа я не дождусь. Глупо терять след.

– Ты его уже и так потерял. На дороге ничего нет.

– У тебя есть другие интересные предположения?

Она промолчала, и я закончил:

– Так я и думал. Значит, продолжаем путь.

– Вот так, собака! – протяжно зевнул Юми и направился на боковую.

– Пора спать, – я встал вслед за вейей.

– Я подежурю, – вызвался Шен.

Тиа встретила его предложение понимающим смешком:

– Если появится опасность, разбуди меня, мальчик.

Я проследил, как она направляется к фургону, и расположился под навесом, вместе с Гбабаком, вейей и лошадьми. Я был абсолютно уверен, что чуткий Юми не даст Проклятой возможности подкрасться, пока мы спим, и лишить меня ножа. Впрочем, убить меня она может и на расстоянии. Ей незачем для этого напрягаться.

Удивительно, но меня это совершенно не беспокоило.

– Добрых снов, – пожелал мне блазг.

– Вот так, собака, – подтвердил вейя, ловко и быстро сплетая из травы нечто похожее на гнездо.

– И вам того же, – не остался я в долгу.

Улегся, накрылся сверху плащом. Было зябко, но разводить огонь по второму разу не хотелось.

– Лани тьмы не стоит сейчас бояться, – неожиданно сказал блазг.

Я приподнялся на локте, посмотрел в его странные золотистые глаза:

– Неужели? Вы чудные ребята. В отличие от Шена восприняли ее компанию совершенно спокойно.

– Вот так, собака, – высказался друг квагера.

– Он сквазать, что нельзя страшиться тьмы, даже квагда она стоять рядом с твой. Все время ждать зла – это значить проиграть до битвы.

– Чего же мне от нее ждать? Добра? – с иронией поинтересовался я.

– Действий.

– Боюсь, что, когда она начнет действовать, будет слишком поздно.

– Нет. Ты опять не прав. Она исквать не твой. У нее есть причина, почему она с нами. Лань тьмы умна. Она думать. Не квак ты. Понять, что ей надо на самом деле, и твой поймешь, что от нее ждать.

– И вы поняли?

Блазг с вейей переглянулись.

– Да. Лань тьмы исквать не тольква месть. Ей нужно ценнее. Ощутимее. И поква она это не взять, бояться ее – терять время.

– Теперь вам осталось убедить в этом Шена.

– Вот так, собака, – клятвенно пообещал мне Юми, и я, сочтя, что сегодняшняя беседа завершена, завалился спать.


День не задался с утра. То есть с самого моего пробуждения. Над ухом грохнуло так, что я подлетел вместе с плащом и пребольно ударился о землю.

Вокруг бушевал хаос.

Лошади сходили с ума, вейя встревоженно верещал и кричал про собаку, Шен вопил благим матом и вместе с Роной висел в четырех ярдах над землей. Оба были опутаны белыми, ярко сияющими жгутами света.

– Может, вы успокоитесь? – хмуро спросила у них Тиф.

Вид у нее был растрепанный и злой. Нижняя губа кровоточила.

Как оказалось, с утра Рона пришла в себя настолько, что смогла опознать Проклятую, но не настолько, чтобы не бросаться на нее с кулаками. У девчонки и вправду были серьезные проблемы с головой, раз она на такое решилась. На Шена тоже нашло затмение, так как он кинулся ей на подмогу.

По счастью, Тиа сохранила трезвость рассудка и не размазала дураков по всем равнинам Руде. Она просто спеленала их, и у «магов» пострадало только самолюбие. Целителю оставалось лишь ругаться, а Рона, попав под плетение Проклятой, тут же растеряла весь боевой задор и расплакалась.

Разумеется, успокаивать всех пришлось мне. Тиф я попросил отвалить на несколько минок, ученику Цейры Асани посоветовал заткнуться, а на то, чтобы хоть как-то утешить Ходящую, ушло больше нара. Все это время она держала меня за руку, тихо всхлипывала и с ужасом косилась на рассерженную Тиа.

Когда мы отправились в дорогу, я посадил девушку рядом с собой, на козлы, укрыл ей плечи теплым шерстяным одеялом и попытался разговорить. Но беседы, даже такой, какая у нас случилась в фургоне несколько дней назад, не вышло. И я, осознав всю тщетность своих попыток, отстал.

Наконец она ушла в фургон, уступив место Целителю. Шен смотрел на меня волком, словно в том, что произошло, была моя вина. Тиф ехала позади и не лезла, за что ей все были очень благодарны.

Курганы исчезли, вновь уступив место голым полям. Трава стала гораздо ниже и реже, а ветер усилился. Пахло прелой горечью, влагой и наступающими на пятки холодами. Гбабак шел рядом с фургоном. Юми, пока не было дождя, дремал на крыше.

Нара через два мы спугнули стадо сайгураков, но никто и не подумал об охоте – мяса хватало. Серо-желтые животные высокими прыжками унеслись на юг. Я, встав на козлах, проследил за ними, с тоской посмотрел на низкое дождливое небо.

– Как насчет управления погодой, Проклятая? – спросил я, когда Тиф приблизилась.

– Мы не во времена Войн Силы, и я не могу осушить моря и разрушить горы по твоему желанию. – Моя наивность ее развеселила.

Начал накрапывать дождь. Я привычно запахнулся в плащ, а Юми проворно спрыгнул с крыши и прошмыгнул в фургон. Воздух вокруг Тиа замерцал, и над ее головой раскинулся бледный купол, останавливающий дождевые капли. Они стекали к краям и падали на землю. Над нами она подобную штуку раскрывать не спешила, а мы не стали просить.

– Я был не прав, – неожиданно сказал Шен, отвлекая меня от тягостных мыслей о смерти Лаэн. – Ты спрашивал о мертвецах после гибели Проказы. Про Проклятую все ясно – ее искру затушил «Гаситель Дара», но некроманты… Они были сильны. Из последних Кругов. А таких в Сдисе не решаются убивать. После их смерти происходит выплеск дыхания Бездны. Часть Дара обязательно растворяется в мире, и из земли выбираются покойники. А в этот раз – ничего.

– Куда ты клонишь? – спросил я, заметив, что Тиф довольно улыбается.

– Она всему виной, – Целитель указал на Проклятую пальцем. – Готов дать голову на отсечение, что это из-за нее куксы не стали бегать по окрестностям. Ведь это ты выпила расплескавшуюся силу, не так ли?

– Верно, – довольно улыбнулась та и участливо осведомилась: – У тебя на этот счет есть какие-нибудь претензии?

– Нет.

– Так я и подумала. Ты пока еще не умеешь собирать то, что выплеснуто Даром.

– Твое «пока» должно меня обнадежить?

– А как же?! – удивилась она. – Думаю, если ты не дурак, то рано или поздно научишься такому фокусу. Не уметь собирать чужую силу – это все равно что не поднимать с земли разбросанные деньги.

– Сила Лаэн тоже у тебя? – сухо спросил я из-под капюшона.

Она вздохнула и подняла на меня невинные глаза:

– Нет. К сожалению. Я не знаю, куда делся ее Дар, но среди того, что висело над поместьем, его не было. Убийца меня опередил.

– Сокрушаешься, что не успела?

– Конечно, – не стала отнекиваться Проклятая. – Твою женщину не вернешь, и то, что осталось от ее силы, ей больше никогда не понадобится. В отличие от меня. Так что между уходом Дара в никуда и присоединением к своей «искре» я всегда выбираю последнее.

Дождь усилился, и стало не до разговоров. Шен вызвался управлять лошадьми, но я отправил его в фургон, оставшись на козлах в одиночестве. Тиф придержала Сонную и теперь плелась позади, найдя компанию у дружелюбного Гбабака. Я то и дело слышал его зычный бас, перемежающийся гулким кваканьем.

Было холодно, руки стыли, и я бы, наверное, здорово замерз, если бы вовремя не надел под плащ лосиную безрукавку. Наша и без того невысокая скорость замедлилась еще больше. Трижды мне казалось, что мы вот-вот увязнем. Приходилось спрыгивать в грязь и брать лошадей под уздцы, пока блазг пихал фургон плечом сзади. Затем грунт стал более твердым, рыжая степная грязь больше не липла к колесам, и я не заметил, как прошел нар.

– Эй, лучник! Ты в порядке? – окликнула меня Проклятая.

Я с удивлением посмотрел на нее:

– Разумеется, нет! Разве что ты все-таки соберешься и исправишь погоду.

– Через месяц дожди закончатся. На западе это обычное дело. На востоке уже заморозки, а здесь льет, как из ведра. Я ненавидела Радужную долину именно за эту погоду. Ты разговариваешь сам с собой. Что? – Она заметила удивление на моем лице. – Не знал об этом?

– Ты чего хочешь-то? – неприветливо спросил я.

– Крышу над головой. Не люблю тратить «искру» впустую, – любезно пояснила она, ничуть не обидевшись на мой недружелюбный тон. – Я считаю, что та нам вполне подойдет. Смотри.

Я глянул в указанном направлении.

За пеленой дождя, в степи, виднелись черно-желтые, травяные крыши каких-то хибар.

– Хутор… Остановимся?

– Пожалуй. Но надо проверить. Я слышал, что в таких местах путники порой натыкаются на куксов.

Она задумчиво прищурилась, услышав, как я называю оживших покойников, затем расслабилась и негромко сказала:

– Пока я рядом, об этом беспокоиться не стоит.

– Превосходно. Но я бы все же проверил. Кроме мертвецов полно других опасностей. Мне бы не хотелось нарваться на отряд набаторцев или озлобленных мародерами крестьян.

– И с теми, и с другими, и с третьими мы тоже без труда справимся.

– Твое самомнение слишком велико. Всегда найдется тот, кто сильнее…

– Вполне возможно…

– Или тот, кто спустит тебя на землю, – безжалостно закончил я. – Такое уже бывало.

Ее глаза сверкнули. Я понял, что попал в цель. Но бури не последовало. Гбабак оказался прав. Мы для чего-то были настолько нужны Проклятой, что она пока готова сносить мои неосторожные фразы. Уверен, что в былые времена за такие словечки мне бы давно оторвали голову.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное