Алексей Пехов.

Джанга с тенями

(страница 7 из 36)

скачать книгу бесплатно

– Вообще-то гоблины мастера приготовить что угодно, – высказал свое мнение Кли-кли.

– Угу, только нормальные люди вашу снедь употреблять не способны, – фыркнул Фонарщик.

– Вас, Диких, нормальными людьми назвать довольно сложно, – возразил Кли-кли. – Вы, небось, сами во время рейдов в Безлюдные земли всякую дрянь лопаете!

– Бывало, – согласился Фонарщик. – Помню, однажды пришлось жрать мясо снежного тролля, еда, я тебе скажу, еще та!

– Тьфу! – Сурка передернуло от воспоминании.

– Да ладно вам, – не согласился с товарищами Делер. – Мясо как мясо, только говнецом отдает.

– Во-во! Именно им, родимым, – поддакнул Фонарщик. – Меня тогда чуть наизнанку не вывернуло!

– Что-то я не заметил, – хмыкнул карлик. – После недели голодовки в снегах ты накинулся на это мясо, как будто это был не тролль, а телячья отбивная. За ушами так и трещало! А если бы дождался, пока я его прожарю, и не ел сырым, вообще бы на ура прошло.

– Гаррет, на меня можешь не смотреть, – отрекся от откровений Делера Арнх. – Я Стальной лоб[12]12
  Стальные лбы – подразделение тяжелой пехоты Диких Сердец.


[Закрыть]
, а не Шип[13]13
  Шипы, или Шиповники – разведчики Диких Сердец. Совершают рейды в глубь Безлюдных земель.


[Закрыть]
, мне такие страсти тоже в новинку.

– Все вы, Лбы, одним прахом мазаны, – махнул на Арнха рукой Сурок. – То ли мы, разведка! По всем Безлюдным землям мотаемся, а не сидим за стенами!

– Сомнительное удовольствие мотаться по Безлюдным землям, – не согласился житель Пограничного королевства. – Того и гляди огр на топор насадит или свену на глаза попадешься.

– Да ладно, – не вытерпел Кли-кли, нюхнув для бодрости пивка из кружки. – Разве это страсти в кулинарии? Мясо тролля! Ха!

Кли-кли состроил гримасу, будто он пять раз на дню только и делает, что лопает мясо троллей.

– А ты пробовал более экстравагантные блюда? – с интересом спросил у гоблина Угорь.

– А то! – гордо произнес Кли-кли. – У нас даже есть древняя застольная песенка о такой еде!

– А ну-ка сваргань, – попросил Мумр.

– Лучше не надо! – замахал руками Делер. – Знаю я ваше зеленое племя! Вы хуже бородатых! Как начнете петь, так собаки на лигу в округе воют!

– Так петь или не петь? Вы определитесь. – В глазах у шута танцевали маленькие демоны.

– Да пой, пой, – вздохнул Сурок. – Ты ведь все равно теперь не успокоишься, пока не споешь.

– Ага! – радостно осклабился шут и тоненьким голоском придворной фрейлины запел незатейливую гоблинскую песенку о полезной еде.

 
По шаткой лестнице скорей.
Глотая копоть фонарей,
Спускаюсь я на склад.
Спешу вдоль пыльных стеллажей
Отведать квашеных мышей —
Горит мой хищный взгляд.
Мерцает пыльное стекло,
Воняет плесень тяжело,
Вскрываю жбан скорей.
Вдыхаю запаха струю
И с дрожью в пальцах достаю
За липкий хвост мышей.
Их сладкий запах душно-прян,
А вкус оценит лишь гурман,
Их тонкий, нежный вкус.
Они осклизлы и мягки,
У них с кислинкою кишки
И длинный белый ус.
У них умеренный засол
И мутный вспененный рассол,
Его приятно пить.
Их клейкий, маслянистый сок
И лапок сморщенный комок
Мне не устать хвалить.
Не каждому дано понять,
Как может киснуть и вонять
Мышиная вода!
Прекрасны мыши, спору нет,
Душист и сытен мой обед,
Любимая еда.[14]14
  Стихи Петра Овчинникова – Примеч.
автора


[Закрыть]

 

– Хватит! – вместе завопили Фонарщик и Делер. Кли-кли прервал песенку и с веселой улыбкой оглядел наши вытянутые огурцами лица.

– Меня сейчас вывернет наизнанку, – процедил сквозь стиснутые зубы Арнх.

Лицо у него заметно позеленело, тонкий белый шрам, надвое рассекавший загорелый лоб, стал более заметен.

Сурок сгреб линга в охапку и убрал его подальше от Кли-кли.

– Теперь я понимаю, почему Непобедимый тебя кусает, – произнес Сурок. – Вздумаешь сожрать линга – убью!

– Дураки! – обиделся Кли-кли. – Это всего лишь застольная песенка. Мы не едим такую гадость.

– Кто вас, зеленых, знает, – переведя дух, ответил Делер. – Вы добренькие, добренькие, а потом бац, и нету.

– Да ладно вам! Что вы как маленькие? Давайте я лучше другую песенку спою, называется «Муха в тарелке».

– Еще одна такая песенка, Кли-кли, и я тебя стукну. Больно! – очень грозным голосом предупредил гоблина Мумр.

Кли-кли глянул на Фонарщика и решил не петь, трезво рассудив, что рисковать головой ради какой-то песенки не стоит.

– Господа хорошие! – К нашему столику подошел какой-то старикан. – Помогите инвалиду, купите ему кружку пива!

– Ты не очень похож на инвалида, – буркнул Делер, не получивший от богов дара щедрости.

– Но это так, – трагически вздохнул попрошайка. – Десять лет я скитался по пустыням далекого Султаната и оставил в песках все свои силы и состояние.

– Угу, – недоверчиво хмыкнул Делер. – В Султанате! Думаю, что ты от стен Ранненга за всю жизнь дальше десяти ярдов не отходил.

– У меня есть доказательство. – Старика немного качало, видно, за сегодняшний день он просил уже не первую кружку пива. – Вот!

Старик театральным жестом достал из-под грязного латаного плаща нечто напоминающее палец, только размером раза в три больше, да еще и зеленого цвета, да еще и с шипами, да еще и в цветочном горшке.

– И что это за зверь? – спросил Делер, опасливо отодвигаясь от непонятного предмета на безопасное расстояние.

– Эх, молодежь, молодежь, – покачал головой старик. – Совсем ничему не обучены. Это же кактуз!

– Какой еще на хрен кактуз? – не понял карлик.

– Всамделишний! Это ведь редкий цветок пустыни, обладающий целебным даром и цветущий раз в столетие.

– А! – недоверчиво рассмотрев редкий пустынный цветок, вынес свой вердикт Арнх. – А мне он больше напомнил не растение, а кое-что другое, вот только зеленое и колючее.

– Да ладно вам, купите деду пива, – вклинился в разговор Фонарщик.

– И не только деду, – пробурчал Халлас, открывая глаза. – И мне тоже! Только не пива, а той фигни, что я пил до этого. Зуб опять заболел!

– Ты спи, – шикнул на гнома Делер. – На сегодня пить хватит.

– Ага! – фыркнул гном. – Как же! Старикану, значит, можно, а мне ни-ни?! Я тебя даже слушать не буду! Вот сейчас встану и сам все себе возьму!

– Да куда ты встанешь, Халлас? Тебя же ноги не держат!

– Еще как держат! – возразил гном и, отодвинув табурет, встал. – Ну?! Съел?!

Халласа довольно заметно качало из стороны в сторону, сейчас он был похож на матроса во время шторма, разразившегося в море Бурь.

– Ты неисправим, – вздохнул Делер.

Халлас победно хмыкнул и, сделав пару шагов, столкнулся с идущим ему навстречу доралиссцем. Доралиссец возвращался к своему столу с полной кружкой крудра, и ненароком подвернувшийся ему под ноги Халлас расплескал весь напиток козлу на грудь.

Гном пьяным взглядом окинул возвышавшегося над ним козлочеловека, улыбнулся и сказал то, что совсем не стоит говорить представителю расы доралиссцев:

– Привет, козел! Как жизнь?

Доралиссец, услышав смертельное для его народа оскорбление (то есть слово «козел»), без всяких заминок влепил кулаком гному по зубам. Делер видя, что какой-то козел смеет бить его друга, обиженно взревел и, схватив стул, на котором только что сидел Халлас, обрушил его на голову доралиссцу. Стул разлетелся в щепки, а вот голова оказалась не в пример прочнее – она, как того и следовало ожидать, не развалилась, но доралиссцу такого удара все равно хватило за глаза, и он как подкошенный рухнул на пол.

– Мумр, подсоби! – попросил Делер.

Фонарщик бросился к карлику, помог поднять потерявшего сознание доралиссца и отправить его в далекий полет к столу егерей. Солдаты приняли доралиссца с распростертыми объятиями и сразу же отправили домой, к столику, из-за которого уже вставали немного злые и расстроенные козлолюди. У Бездушных опыта в запускании бессознательных тел было не так много, как у Делера и Фонарщика, поэтому доралиссец не долетел до намеченной цели и рухнул на каменотесов. Те будто только и ждали такого сюрприза – ребята повскакивали с мест и с кулаками ринулись на егерей. Доралиссцы проигнорировали начавшуюся бучу между воинами и каменотесами и бросились к нам.

Кли-кли пискнул и нырнул под стол. Я, зная, какой неимоверной силищей обладает ошибка богов, имя которой доралиссец, схватил со стола легендарное растение кактуз и запустил его в рыло ближайшему нападающему. Владелец кактуза и моя цель закричали в одно и то же время. Старикан бросился спасать из-под копыт козла свое бесценное растение, а доралиссец, противно блея, выдергивал из носа колючки.

К этому времени драка приняла вселенский размах и боевой задор Веселых висельников[15]15
  Веселые висельники – солдаты, набираемые в армию из бывших каторжников, преступников и пиратов. При вступлении в ряды армии Валиостра им прощаются все бывшие прегрешения. Выполняют функции морской пехоты. Славятся своими боевыми навыками и бесшабашностью.


[Закрыть]
. Все дрались со всеми. По воздуху летали пивные кружки, выискивая зазевавшихся остолопов. Одна чуть было не угодила в голову Сурку, и если бы он не успел выставить перед собой табурет… лежать бы Сурку на полу рядом с потерявшим сознание Халласом.

Причитающий хозяин заведения попытался остановить разгром его собственности, но словил на темечко кружку, брошенную чьей-то ловкой рукой, и, удивленно икнув от такой несправедливости богов, свалился куда-то под стойку. Еще одна кружка грохнулась в кучку студентов, и они с воплем «Наших бьют!» ринулись в атаку на егерей.

Я отпрыгнул за стол, предоставляя право Диким получать все пинки и шишки, благо это их прямая обязанность – защищать меня от всевозможных неприятностей.

– Гаррет! Не крутись под ногами! – прорычал Делер, устремляясь к одному из доралиссцев.

Карлик подбежал к врагу, примерился и пнул его между ног. Доралиссец отпрянул, а Делер взвыв, схватился за ушибленную ногу. Угорь, Фонарщик и Сурок образовали клин и давали жару всем, кто рисковал подойти на расстояние удара. Угорь, служивший острием клина, выдавал скупые удары кулаками, точные и размеренные, и тот, кто после ударов гарракца еще держался на ногах, попадал под раздачу к Фонарщику или Сурку. Линг на плече у последнего впал в бешенство и пронзительно визжал, норовя укусить любого, кто подвернется под его зубы. Поняв, что остаться на плече у хозяина – это пропустить все веселье, Непобедимый прыгнул на лицо ближайшего врага и вцепился тому зубами в нос. Непобедимый так и провисел на носу горемыки, пока на помощь ему не подошел Сурок, сваливший укушенного на пол тремя точными ударами.

– Гаррет! Подвинься!

Арнх оттеснил меня в сторону и, схватив за грудки одного из егерей, ударил того головой в нос. Затем еще одного драчуна постигла та же самая участь. А затем еще одного. Воистину, лысая голова жителя Пограничного королевства оказалась страшным оружием. Но на любого дракона найдется своя баллиста. Один из каменотесов подкрался к Арнху сзади и ударил воина по затылку бутылкой. Бутылка разлетелась вдребезги, Арнх покачнулся, а каменотес, ободренный успехом, стал поднимать острые осколки для повторного удара. Выскочивший из-под стола Кли-кли со всей дури огрел врага по ноге. Тот выронил из рук оружие и, сыпля проклятиями, попытался схватить Кли-кли за шкирку, но проворный гоблин проскользнул между ног человека и отвесил каменотесу сочный пинок в задницу. Я внес свою скромную лепту тем, что для полного счастья подарил парню смачный удар в живот. Каменотес согнулся в три погибели и постарался удержать ужин в желудке. Кли-кли самым бесцеремонным образом повторно пнул врага в пятую точку, а я врезал ребром ладони по шее. Парень обиженно закатил глаза и рухнул на пол.

– Ты в порядке? – спросил я у Арнха, на всякий случай придерживая его за плечо.

– Угу, – промямлил воин. На его затылке вырастала очаровательная лиловая шишка. – Кто это так меня?

– Вот он! – Кли-кли ткнул пальцем в лежавшего на полу человека.

– Пни его за меня, пожалуйста – попросил Арнх, и Кли-кли старательно исполнил просьбу товарища.

– Становится слишком жарко! Пора сваливать! – Под глазом у Фонарщика появился, простите за каламбур, наиогромнейший фонарь.

– Фигу вам! – пропыхтел Делер, отбиваясь табуретом сразу от двух доралиссцев. – Веселье только начинается! Вы будете глазеть, или мне хоть кто-нибудь поможет с этими козлами?!

– За козлов отвэээтишь! – проблеял один из доралиссцев, обрушивая кулак на низкорослого карлика сверху.

Делер отскочил в сторону, вмазал табуретом по ребрам бившего его доралиссца и отпрыгнул назад, пропуская на свое место «тяжелую кавалерию» в виде пятерых воинственно настроенных егерей. Ребята виноградной гроздью повисли у доралиссцев на плечах и с солдатской основательностью принялись обрабатывать их морды кулаками.

Вокруг Угря образовалось свободное пространство. Никто больше не рисковал попробовать свои силы на гарракце. Наверное, мне показалось, но, по-моему, Угорь немного расстроился из-за такого поворота событии. Он только вошел во вкус, и на тебе такое горе!

– Стоять можешь? – спросил я у Арнха, осторожно опуская его на единственный уцелевший табурет. (Все другие пали жертвой Делера).

– Да что со мной сделается? Чай не фарфоровый, – морщась, зашипел Шрам[16]16
  Арнх (орк.) – буквально Шрам.


[Закрыть]
и потрогал шишку у себя на затылке.

– А студенты-то ребята бойкие! – Сурок наконец закончил чесать кулаки о рыло самого здорового каменотеса и теперь с академическим интересом наблюдал за свалкой в соседнем углу трактира.

Студенты подошли к драке со студенческой находчивостью и бесшабашностью. Перевернув несколько столов, они устроили с их помощью импровизированную баррикаду и сначала провели, как говорят гномы, артиллерийскую подготовку, используя для этого пивные кружки, и только потом с дружным ревом набросились на Бездушных егерей и им сочувствующих.

Кто-то из побитых попытался доползти до выхода и улизнуть, но не успел. Дверь попросту слетела с петель, и в заведении появились стражники.

– Никому не двигаться! Все арестованы! – заорал кто-то из стражи, но тут же получил пивной кружкой в шлем и, тряся головой, рухнул на колени.

Стража обиделась, что никто не воспринимает ее серьезно, и каменотес, собравшийся отправить в их сторону бутылку, упал с арбалетным болтом в ноге.

– Тикаем! – закричал кто-то из студентов.

Самые сообразительные стали покидать «Солнечную каплю» через разбитые окна.

Сурок недолго думая вытащил из-под стойки перепуганную служанку:

– Где черный ход?

– Там! – девушка кивнула в сторону кухни.

– Сваливаем, ребята! Я не собираюсь объясняться со стражей! – Сурок бросился в указанном служанкой направлении.

Весь наш отряд дружной гурьбой последовал его примеру. Фонарщик и Делер во время тактического отступления не преминули настучать по тыкве последнему из оставшихся на ногах доралиссцев.

– Сто подлунных королей! – хлопнул себя по лбу карлик. – Халласа, ядрить его бороду, забыли!

Стражи в таверну битком набилось. Они уже теснили дерущихся, и Халласа пришлось вытаскивать чуть ли не из-под ног служителей закона.

Гном кое-как очухался и, поддерживаемый Делером и Мумром, стал ковылять к черному ходу. Мы, перепугав повариху, проскочили кухню и выбрались на улицу. Делер по дороге пел боевой марш карликов, Кли-кли подпевал ему тоненьким голосочком, Фонарщик довольно хрюкал. Ребята искренне радовались, что размялись.

Мы, как оказалось, довольно долго просидели за пивом, на улице уже успело стемнеть. Выскочив в какой-то темный переулок, мы бросились прочь от трактира, но Халлас остановился как вкопанный и заорал:

– Мой мешок!!!

Гном оттолкнул в сторону попытавшегося задержать его карлика и нырнул назад, в дверь таверны.

– Вот идиот! – зашипел Сурок.

– Вляпается! Как пить дать вляпается! – Делер собрался ринуться на помощь другу.

– А ну стой на месте! – осадил его Угорь. – Я не собираюсь сразу двоих из кутузки вытаскивать.

Делер пробурчал сквозь зубы гномье ругательство, но остался на месте, с нетерпением глядя в сторону светлого прямоугольника распахнутой двери трактира. Минута тянулась бесконечно долго…

Наконец Халлас попросту вылетел из двери и помчался в нашу сторону. Его вожделенный мешок уже был закинут за спину.

– Эх, жаль, тот козел не проломил твою тупую голову! – произнес Делер, но в его голосе сквозило несказанное облегчение.

– Пошли, – скупо сказал Угорь, принявший командование над нашим немногочисленным отрядом.

– Сурок, ты мышку в таверне не забыл? – встревоженно спросил Кли-кли.

– Я быстрее тебя забуду, чем Непобедимого, – проворчал Сурок.

– У-у-у, злой ты, – обиделся гоблин. – И вообще, плохой сегодня выдался день!

– Это еще почему? – удивился Арнх. – У тебя же, по определению, не бывает плохих дней.

– Ну посуди сам, – сказал Кли-кли, стараясь приноровиться к шагу Арнха. – Приперлись в город, прошастали весь день, Халласу зуб так и не выдрали, а завтра нужно двигаться дальше, если, конечно, мы не намереваемся прибыть в Заграбу к ноябрю.

– Да ладно, не опоздаем. У нас до января куча времени, – не согласился Сурок.

По предположению короля и его советников армия Неназываемого явится в Валиостр в мае, когда хоть немного растают снега на С'у-даре и появится возможность добраться до гор Отчаяния и Одинокого Великана, охраняющего единственный проход из Безлюдных земель в Валиостр. Согласно Заказу, я должен был принести Рог Радуги из Храд Спайна в Авендум к началу января, чтобы у Ордена осталось время разобраться с поделкой огров до того момента, как колдун нагрянет к нам на огонек.

Если у меня все получится, в чем я лично глубоко и трепетно сомневаюсь, и Рог попадет в руки магов, Орден обязательно захапает себе всю славу, и никто и словечком не вспомнит скромного вора, таскавшего каштаны из огня для победы над врагом королевства. Нет, не подумайте, я не жалуюсь! Мне эта слава нужна, как таракану свет на кухне. С ней намного неудобнее чистить закрома раздутых от денег богатеев и бегать наперегонки с охраной герцогов, к тому же король обещал мне пятьдесят тысяч золотом.

Пятьдесят тысяч. Пятьдесят. Золотом. Ух! Иногда я смакую эту цифру.

Понимаю, делить шкуру неубитого обура рано, но если все пройдет как по маслу, то на эти деньги смогут безбедно существовать поколений двенадцать моих будущих внуков. Как я знаю, состояние графа Алистана оценивается всего лишь в двадцать две тысячи золотых, a тут пятьдесят. Тысяч.

Бр-р-р! Что-то я раньше времени слюну пустил! Деньги надо еще заработать, а для этого нам придется хотя бы забраться в Храд Спайн. Поправка! Мне придется забраться в Храд Спайн.

– Эх, – огорченно вздохнул Халлас. – Забыл!

– Чего ты еще забыл? – недовольно спросил Мумр. – Мешок же у тебя.

– Трубку забыл! Трубку! Выпала, должно быть, когда этот огром дранный козел саданул меня по роже!

– Ну и славно. – Делер не переваривал табачного дыма. – Хоть немного отдохнешь от курения.

– Трубка! Из вишни! – между тем продолжал сокрушаться Халлас. – Фамильная реликвия! Вернуться, что ли?

– Только попробуй. С Дядькой сам будешь разбираться, – предупредил гнома Угорь.

– А, ладно, – сплюнул Халлас. – У меня в седельной сумке запасная была.

– Как твой зуб? – не удержавшись, спросил я у гнома. Халлас что-то подозрительно долго не ныл.

– Нету его, слава Сагре!

– …?

– Да этот козел так саданул, что выбил его к карликовой бабушке!

– Видишь, Халлас, – захохотал Делер. – Какого ты себе знатного цирюльника нашел. Рогатый, тупой, и бороденка имеется! Ну прямо как ты! Ребята! Они нашли друг друга!

В темном переулке раздался взрыв смеха, причем Халлас смеялся наравне со всеми.

Три раза мимо пробегали поднятые по тревоге стражники, и нам приходилось таиться в тени зданий. Угорь решил не рисковать, и мы сделали большой крюк, чтобы не попасть под руки растревоженным, будто осы ранней осенью, блюстителям порядка. Наконец мы вышли на улицу, ведущую к «Ученой сове».

Во время прогулки до дома от нас шарахались те из немногих прохожих, что оставались на улицах. Вполне оправданная предосторожность. Как бы вы себя повели, если бы вдруг наткнулись на донельзя странных типов, совсем недавно побывавших то ли в драке, то ли в битве, то ли в самой тьме? У гнома разбиты губы, у Фонарщика фингал под глазом, на голове Арнха большущая шишка, да и остальные выглядели весьма потрепанными. На наше счастье, по дороге мы никого не встретили.

Возле нашего трактира зазевавшийся и все еще немного не отошедший от огненного пойла Халлас второй раз за день столкнулся с каким-то прохожим. Прохожий отпрыгнул и осоловело уставился на нашу разномастную компанию. Я узнал этого человека – цирюльник с Большого Рынка, просивший за удаление зуба три золотые монеты. Он нас тоже узнал и, еще раз оглядев наши побитые рожи, встретился взглядом с крайне хмурым Халласом. Понимая, что сейчас его могут очень-очень сильно побить, цирюльник пошел на уступки:

– Один золотой, почтенный гном! Только для вас!

Удивительно, но Халлас в драку не полез, а сложил из пальцев кукиш, поднес его под нос цирюльника, попытался улыбнуться так, чтобы была видна щель между зубами, и злорадно произнес:

– Один золотой? А фигу с маслом не желаешь?!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное