Алексей Пехов.

Джанга с тенями

(страница 4 из 36)

скачать книгу бесплатно

С этим мешком гном был попросту неразлучен. Куда бы ни направлялся Халлас, он всегда таскал мешок с собой. Что там лежит, не смог узнать даже проныра Кли-кли. Делер просто умирал от любопытства и терялся в догадках. Уж не знаю, какие в мешке хранились сокровища, но гном, раздобывший его у родичей, несущих вахту в форте Авендума, крутился вокруг собственности, как курица вокруг первого в своей жизни яйца.

– Ты мне скажи, ты зуб драть решился или мне придется заклеймить тебя трусом? – не сдавался Делер.

– Будь у меня мотыга, ты бы так не разговаривал, – буркнул гном. – Решился я драть, решился! Чтоб у тебя глазки повылазили!

– Когда? – Делер ухватил быка за рога и не обратил внимания на оскорбление.

– Как только найду первого попавшегося цирюльника!

– Заметано!

– А вот и я, – весело хрустя морковкой, к нам подошел Кли-кли. – Ну что, зуб будем драть или станем ждать, когда он сам отвалится?

– И этот туда же! – буркнул гном. – Дался вам мой зуб! Что хочу, то с ним и делаю!

Халлас развернулся и решительным шагом протопал к дому, где висела вывеска цирюльника. Нам ничего не оставалось делать, как последовать за ним, в душе надеясь, что гном наконец-то решится и вырвет проклятый зуб.

Естественно, судьба бросила кости, и нам выпали Глаза смерти[7]7
  Глаза смерти – когда после броска кости показывают одни единицы.


[Закрыть]
. Лавка, как и следовало того ожидать, оказалась закрыта.

– Клянусь Д'сан'дором! – прогудел Делер. – Я сейчас разнесу эту улицу в щепки! Или сам вырву тебе зуб, Халлас! Мне эта тягомотина уже надоела!

– Идем! Тут недалеко Большой рынок! Там точно должен быть цирюльник! – поспешно предложил Кли-кли, опасаясь, что карлик и в самом деле попытается вырвать гному зуб и на драку сбежится вся городская стража.

Кто-то тихонько застонал. Очень надеюсь, что это был не я.

* * *

Большой рынок действительно был большим. Нет, не так! Он был просто огромным! Как по размеру, так и по количеству товаров. А народу, шастающего между торговых рядов, было вовсе не сосчитать.

– Купите лошадь! Настоящая доралисская порода! Посмотрите, какая у нее грация!

– Яблоки, яблоки!

– Лучшая сталь севера! Лучшие клинки юга!

– Заходите!

– Купите обезьянку, господин!

– Это я дура? Да ты на свой товар посмотри, стерва! Разве это репа? Это одно название!

– Вор! Держите вора!

– Лови его!

– Султанатские ковры высочайшего качества! Не боятся моли!

– Эй! Поаккуратнее! Это фарфор низинских мастеров, а не глиняный горшок твоей бабушки!

– Да хватит мне на ноги наступать! Щас как врежу!

– Испугал! Сейчас сам врежу!

– Семечки!

– Милорд, у нас в заведении лучшие девочки в этой части Валиостра! Пройдемте! За серебряный сразу три штуки! А за два они вам такое сделают!

– Ма-а-а-ам! Хочу крендель! Ну ку-п-и-и-и-и! А-а-а-а-а!

– Не толкайся!

– Вожжи, уздечки, седла! Вожжи, уздечки, седла!

– Щенки имперской собаки! Уже кусаются!

– Имперской? Да ладно врать! Это же крысята, а не собаки!

– Пира-ажки!

Гвалт тут был почище, чем у ворот во время нашего въезда в Ранненг.

Угорь что-то пытался мне сказать, но вопль толстой бабки, сунувшей мне под нос одуряюще воняющую рыбу никак не меньше чем месячной свежести, не дал мне расслышать слова воина. Я отмахнулся от торговки и бросился догонять Угря.

Халлас, видать от боли лишившись последних мозгов, привел нас в толпу народа, наблюдающую представление балагана прямо посреди рынка. Халлас, никогда не отличающийся вежливостью по отношению к ближнему своему, распихивал народ локтями, наступал на ноги и сквернословил, как заправский житель Портового города. Буквально через несколько секунд популярность гномьего племени в Ранненге упала ниже цен на навоз.

Мы все же сумели пробраться через эту давку, а Кли-кли, не удержавшись, вылез на сцену, сделал колесо, стойку на руках, вырвал у жонглера изо рта факел, сел на него задницей, вскочил, залез по столбу на канат, перебрался на другой столб, плюнул на лысину силача, поднимающего гирю и, сорвав гром аплодисментов, смылся.

– Все развлекаешься? Бом-тирлим и труль-ля-ля? – спросил я гоблина, когда он догнал меня.

– А ты все бурчишь и думаешь о худшем? – не остался в долгу Кли-кли. – Дурацкая у тебя жизненная позиция, Гаррет!

– Не согласен! У меня прекрасная жизненная позиция!

– Думать о худшем – это прекрасная жизненная позиция? – Шут наморщил лоб. – Это кто же тебя надоумил?

– Я сам. Вот смотри, я тебе сейчас все объясню…

– Послушаем, послушаем, – заинтересовался шут.

– Вот ты бегаешь, песенки поешь и говоришь, что все будет хорошо. А когда это хорошо не случается, что ты делаешь?

– Я расстраиваюсь, конечно!

– Вот! А я нет, так как всегда склонен ожидать худшего, и, когда оно случается, не расстраиваюсь, а продолжаю жить дальше, да еще и пытаюсь выпутаться из случившейся неприятности. А если неприятность не случается, а происходит совсем наоборот, я искренне радуюсь неожиданному сюрпризу!

Шут внимательно посмотрел на меня.

– Ты сам-то во все это веришь, Танцующий в тенях?

– Не очень, – честно признался я Кли-кли.

– Вот то-то и оно, что не очень! Пошли быстрей, а то мы наших в этой толпе уж точно потеряем!

Гоблин ринулся вперед, благо его маленький рост позволял без проблем пробираться через толпу. Мне же раз двадцать успели отдавить все ноги, раз десять постарались продать абсолютно ненужные мне вещи, начиная с мочалки и заканчивая драной и отчаянно вопящей кошкой на последней стадии издыхания.

Какой-то неопытный воришка попытался залезть ко мне в карман, но я, извернувшись, приставил к его животу кинжал Фонарщика, а затем прижал паренька к стене одной из лавок.

– Кто учитель?! – рявкнул я на карманника.

– А? – Холодная сталь у живота не очень способствует мыслительному процессу.

– Я спрашиваю, кто твой учитель, щенок?!

– Шлюд-филин, го-осподин!

– Он из гильдии?

– А?

– Ты плохо меня слышишь? Если да, то хорошего вора из тебя не выйдет!

– Да, мой учитель из гильдии, господин.

– Тогда передай ему, чтобы он тебе показал, кого стоит грабить, а к кому лучше не лезть, пока опыта не наберешься!

– Л-ладно, – паренек был ошеломлен. – Вы не будете звать стражу, господин?

– Нет, – буркнул я, убирая кинжал обратно в ножны. – Но если еще раз ко мне сунешься… Понял, что я хочу сказать?

– Да, – паренек все еще не мог поверить, что легко отделался.

– Тогда пошел вон!

Говорить карманнику-неудачнику дважды не пришлось. Он юркнул от меня, как испуганная мышка, и вмиг затерялся в толпе. Я проводил его долгим взглядом. В далекой молодости я сам лазил по карманам лопухов до тех пор, пока меня не подобрал мой учитель Фор, научивший всем тайнам высшего искусства воровства. Но в годы промысла по карманам я, в отличие от этого неумехи, старался не лезть к тем, кто может поймать явия за руку! (Хотя, чего скрывать, один раз меня чуть было не поймали.)

– Гаррет, ты долго намереваешься тут стоять? – Ко мне подскочил Кли-кли. – Мы только тебя и ждем! И кто был тот паренек, с которым ты вел такую непринужденную беседу?

– Просто прохожий, идем!

Делер, Угорь и Халлас нетерпеливо дожидались нас на пятачке, свободном от торговых рядов, а следовательно, и толпы.

– Вот, цирюльник! – Делер ткнул толстым пальцем в сторону лавки. – Вперед, Халлас!

– Вперед! Я тебе лошадь, что ли? – Гному очень не хотелось идти.

– Давай, давай, – поддержал я карлика. – Вот увидишь, Халлас, тебе сразу станет ле…

Мой взгляд вперился в толпу, и я не закончил фразу. Возле рядов, торговавших лошадьми, мелькнула до боли знакомая фигура. Я, ни секунды не раздумывая, ринулся вдогонку за увиденным мною человеком, не обращая внимания на удивленные вопли товарищей, зазвучавшие за моей спиной. Мне, если честно, было не до этого. У меня перед глазами застыло лицо, которое я видел не больше одной секунды. Следовало во что бы то ни стало догнать замеченного человека и по возможности отправить его во тьму.

По дороге я едва не сшиб какого-то торговца, перевернул корзину яблок и, не слушая поднявшуюся вокруг меня брань, выхватил кинжал из ножен. Лезвие оружия легло вдоль предплечья, чтобы клинок в моих руках был менее заметным для окружающих. Я подбежал туда, где несколько секунд назад увидел старого знакомого.

Никого. Я побежал дальше, отчаянно вертя головой в бесплодной попытке отыскать скрывшегося человека.

– Что случилось, Гаррет? – рядом со мной тенью вырос Угорь. – Ты будто призрака увидел!

– Угу. – Я так и не оторвал взгляд от толпы. – Призрака. Только, к сожалению, живого.

– Кто это был?

– Старый враг, – сказал я и убрал оружие в ножны. – Очень старый и очень опасный.

– Может, тебе показалось? Тут столько людей… мог и обознаться.

– Да, – помолчав, ответил я воину и еще раз обвел рынок взглядом. – Наверное, мне показалось. Наверное…

Я сам себе не верил. Не могло мне привидеться! Уж очень этот человек был похож на Ролио.

– Пошли, нужно наконец отвести гнома к цирюльнику и убраться в трактир.

Пока мы возвращались назад, я всю дорогу ежесекундно оглядывался, но знакомой фигуры не было видно.

Халлтас и Делер куда-то пропали, и Кли-кли в одиночестве переминался с ноги на ногу.

– Гаррет, что такое с тобой сегодня творится? Ты здоров? – Кли-кли заботливо посмотрел мне в глаза. – Кого ты там увидал, если понесся по рынку похлеще стада ополоумевших доралиссцев?

– Думал, старый знакомый, но, кажется, обознался. Куда делись Делер с Халласом?

– Карлик потащил гнома к цирюльнику, – ответил мне Кли-кли, а затем вновь задал вопрос: – И что это за старый знакомый такой, если он заслужил от тебя сталь под ребра?

– Бледный, – односложно ответил я.

– О! – понимающе сказал шут и замолк. Он слышал от меня о Бледном много ласковых и добрых слов.

Бледный – это наемный убийца и слуга Хозяина. Этот парень хитер, как выводок султанатских змеюк, а кожа у него бледная, как у вампира, сто лет не вылезавшего на солнце.

Моя дорожка пересеклась с Бледным в ту ночь, когда я получил от короля Заказ добыть для него Рог Радуги.

Бледный в тот неприятный для меня момент находился на задании (он получил Заказ – доставить мою голову неизвестному доброжелателю), чтоб черви выгрызли ему глаза! Парень пару-тройку раз пытался отправить меня в свет, сначала стрелой, затем с помощью громил, но, по счастью, ему это не удалось. Тот, кто дал Заказ Бледному, был какой-то влиятельной шишкой в Авендуме и работал на Хозяина, пугавшего меня до инея в кишках. Хозяин, как и Неназываемый, не очень жаждал того, чтобы я принес из Храд Спайна Рог Радуги. Кто такой этот Хозяин, я расскажу как-нибудь в другой раз. Эта история слишком длинна и темна, чтобы сейчас я стал излагать ее полностью.

Ну так о чем это я? А! В противостоянии с Бледным судьба была на моей стороне, и после каждого неудачного покушения на меня убийца отправлялся к лекарям то с арбалетным болтом, засевшим в руке, то с обожженным и подранным лицом. И все же Бледному, пускай и раненому, каждый раз удавалось избежать встречи со смертью. В последний раз он избежал могилы только чудом. В тот прекрасный вечер Бледный был официально приглашен в трактир на вечеринку, собранную по поводу продажи Коня Теней. Он, как и Маркун, работал на Влиятельного – слугу Хозяина, и поэтому, когда в помещение ворвались доралиссцы, затем демоны, а потом маги Ордена вместе с городской стражей, я уже было решил, что Бледному не выбраться. Но гаду под шумок удалось скрыться, и я махнул на него рукой, потому как через день должен был покинуть Авендум на слишком долгий срок, чтобы обо мне вспоминали. Поэтому мне было крайне неприятно увидеть на Большом рынке некоего субъекта, как две капли воды похожего на наемного убийцу. Контракт Бледного на то, чтобы пришить меня, все еще был в силе, и теперь мне придется беречь спину и почаще оглядываться по сторонам. Слуги Хозяина так просто свою добычу не отпускают, а уж Ролио тем более. Он сделает все, чтобы я отправился в могилу.

– Он тебя видел? – озабоченно спросил Кли-кли.

– Ты знаешь, дружище, меня самого волнует тот же вопрос. Надеюсь, что он меня не видел, иначе неприятности ждут не только меня. Тот тип, на которого работает Ролио, очень будет рад прихлопнуть нас всех.

– Хозяин? – догадался гоблин.

– Угу.

– Вы о чем? – Угорь ничего не слышал ни о каком Хозяине, что и немудрено. Мы не удосужились рассказать ему об этом.

– Не забивай себе голову! – сказал я воину. – Просто считай, что можешь в любой момент получить чем-нибудь острым под лопатку. Как только Халлас вылечит зуб, мы отправимся назад, и пускай Алистан с Миралиссой ломают голову, что делать дальше. Я же говорил, что нам не следует заезжать в Ранненг!

– Если бы не зуб гнома, мы были бы уже на полпути к Иселине.

– Ты сегодня разговорчив, Угорь-бугорь! Есть причина? – спросил Кли-кли.

– Скаль зубы с кем-нибудь другим, Кли-кли, – беззлобно обронил гарракец. – Идем к цирюльнику, Делеру может понадобиться помощь.

– Предупреждаю сразу, – поспешно сказал я, – гнома держать не нанимался!

Досадно, что и гоблин, и Дикий пропустили мое предупреждение мимо ушей. Интересно, почему в некоторых ситуациях некоторые личности страдают избирательной потерей слуха? Я огорченно вздохнул и поплелся за товарищами к лавке цирюльника.

Халлас с бордовым лицом выскочил из двери лавки нам навстречу и чуть не сшиб с ног Кли-кли. Гоблин едва успел отскочить в сторону. Вслед за Халласом вылетел Делер. Цветом лицо гнома могло посоперничать со свеклой.

– Что случилось? – спросил я.

– Этот! – на весь рынок заорал гном и ткнул пальцем в сторону двери в лавку. – Этот!

– Заткнись, Халлас! – зашипел Делер и надвинул шляпу себе на глаза.

– Но Делер! Этот!

– Я говорю, заткнись! Потопали отсюда!

– Да что случилось-то? – переспросил я.

– Этот переспавший с ослом кретин хочет денег! – не выдержал гном.

– Э-э-э… – Угорь тоже ничего не понимал. – Но ведь цирюльнику обычно платят деньги?

– Но не три же золотые монеты! Ты где-нибудь слышал, чтобы за гнилой зуб брали три золотые монеты?

– Не слышал.

Я тоже не слышал. Три золотых – это большие деньги. За них можно выдрать все зубы у половины армии Валиостра.

– Пошли, Халлас! – не отставал Делер.

– Эй ты! Барыга проклятый! Иди сюда! Я тебе за медяк все зубы выбью! А шею вообще бесплатно сверну!

– Халлас, закрой рот и пошли отсюда! – не выдержав, заорал карлик.

– Угорь, заткни их обоих, пока стража не подошла! – шепнул я гарракцу, видя, как вокруг нас начинают собираться зеваки.

На свою беду из лавки выглянул цирюльник.

– Но позвольте, – пролепетал он. – Я удаляю зуб с помощью заклинаний, купленных в магической лавке! Это совершенно безболезненная процедура, поэтому у меня такая цена! Но вам, почтенный гном, я удалю зуб за две золотые монеты.

– Держите меня, – попросил нас Халлас и с кулаками ринулся на цирюльника.

Цирюльник взвизгнул и скрылся в лавке. Делер повис на плечах у гнома, а Угорь преградил Халласу дорогу. Я сделал вид, что вообще пришел не с ними, а просто стою и дышу свежим воздухом.

Кто-то сознательный уже вызвал стражу, и десяток воинов пробирались через толпу в нашу сторону. Быстро обернулись! Стража Ранненга работала намного добросовестнее стражи Авендума. Видно, частые стычки Кабанов, Соловьев и Обуров держали служителей гибкого и продажного закона в постоянной боевой готовности.

Смыться мы не успели.

– Проблемы? – спросил у меня десятник стражников.

– Проблемы? Ну что вы! Никаких проблем! – поспешно ответил я, мечтая лишь о том, чтобы Делер любым возможным способом заткнул гному рот.

– Не надо сказок! – сурово сказал страж. – Чего тогда этот бородатый так разорался?

– У него зуб разболелся.

– Угу. И поэтому он мечтает пристукнуть уважаемого цирюльника, – хмыкнул другой стражник. – Злонамеренное нарушение порядка и подстрекательство к драке. Сами с нами пойдете или… как?

Не важно, из какого города стража, достаточно побывать в одном и узнать об этой породе людей всю подноготную. И доралиссцу понятно, чего от нас хотят эти ребята.

– Мы никуда не пойдем, любезные, – пришел мне на помощь Угорь, оставив Халласа на попечение Делера и Кли-кли.

Было в глазах гарракца что-то такое, что заставило стражников отступить на шаг назад. Волк против стаи дворняг, вот что подумалось мне, когда Угорь встал напротив стражников. За ними было количественное преимущество и что самое главное – алебарды супротив наших кинжалов. Надо сказать – это очень веский аргумент в драке.

– Еще как пойдете, господин хороший, – процедил сквозь зубы десятник и поудобнее перехватил алебарду. – Мы не в вашем Гарраке, у нас закон соблюдается!

Губы Угря дрогнули в едва заметной улыбке.

– Если бы в моей стране закон соблюдался так же, как у вас, то преступников в Гарраке было бы больше, чем стражников-взяточников в вашей караулке.

– Это ты на что намекаешь? – нехорошо сощурил глаза десятник.

Угорь еще раз едва заметно улыбнулся и стал раскачиваться с носков на пятки и с пяток на носки. Обе его руки скользнули на рукояти парных гарракских даг. Этот жест послужил для стражников неким сигналом, и они как по команде сделали еще один шаг назад. Халлас наконец-то успокоился и с удивлением глазел на окружавших нас зрителей и стражу, не веря, что это благодаря его скандальной натуре собралось столько народу.

– Господа, господа! – Неожиданно из толпы вышел человек и подошел к стражникам. – Это мои друзья, они не здешние и к законам славного Ранненга еще не успели привыкнуть!

Незнакомец был приблизительно моего возраста, острый нос, голубые глаза с искринкой, тонкие губы. Одет прилично, как зажиточный горожанин, наверное, это и заставило стражу ответить ему, а не прогнать взашей.

– Они нарушают порядок и оскорбляют стражу. – Десятник неприязненно посмотрел на незнакомца.

– Конечно, конечно, – участливо зашептал человек и, осторожно взяв стражника под локоток, отвел его в сторону. – Но вы понимаете, они из деревни, места там дикие, и мои друзья совсем не обучены хорошим манерам. В городе они впервые. А вон тот, худой, племянник моей тетушки и, соответственно, мой родственничек! – Человек ткнул в мою сторону пальцем.

– Что делает этот хмырь? – потрясенно спросил Халлас.

– Вытаскивает нас из задницы, в которую мы попали по твоей вине, – объяснил гному Делер.

Халласу хватило ума не начинать очередной спор.

– Я должен был смотреть, чтобы у них не было неприятностей, – между тем продолжал объяснять стражнику человек. – Войдите в мое положение, господин десятник! Ежели что, тетушка мне голову оторвет и домой непременно не пустит!

Из руки человека в руку стражника перекочевала серебряная монета.

– Ну… – протянул десятник. – Мы все же должны выполнить свой прямой долг и обязанности.

Еще одна монета перетекла из рук в руки.

– Хотя, – стражник стал немного оттаивать. – Хотя после небольшого внушения я вполне смогу отпустить ваших… м-м-м… почтенных родственников.

Третий серебряный поменял хозяина.

– Да! – Десятник решительно кивнул. – Думаю, у стражи Ранненга найдутся более важные дела, чем наказание безвинных прохожих, которые еще просто не обвыклись в городе. Всего хорошего, почтенный!

– Всего хорошего, – попрощался с десятником человек.

– Пошли, ребята, – сказал десятник своим подчиненным, и стража, потеряв к нам всякий интерес, исчезла в толпе.

Зеваки, поняв, что балаган окончен, занялись другими делами. Рынок вновь забурлил своей жизнью, и на нас перестали обращать внимание.

Человек подошел к нам, улыбнулся и, посмотрев мне в глаза, сказал:

– Привет, Гаррет!

Мне не оставалось ничего другого как ответить:

– Привет, Басс.

* * *

– Привет, Гаррет.

– Привет, Басс, – лениво ответил я, приоткрыв один глаз.

– Ты все дрыхнешь? – спросил мой друг.

– Угу.

– Есть охота. – Басс скривился и похлопал себя по животу.

– А я при чем?

– Ну ты же мой друг!

– Ясный пень, что друг. Но в свои одиннадцать лет пора бы и научиться добывать себе пропитание не только игрой в кости и карты с мелочью пузатой!

– Эх! – разочарованно вздохнул Басс и присел на краешек моего соломенного матраса. – Если ты старше меня на год, это не значит, что ты умнее и должен учить меня как жить!

– Если я не могу тебя учить, чего же ты тогда ко мне пристаешь с нытьем про еду? – хмыкнул я.

– Дело есть, – уже совершенно другим голосом сказал Басс.

– Ну? – Я сел.

– Тут в кости у Сопливого Кра играл один человек…

– Ты-то как в трактир Кра попал? – удивленно спросил я.

В игровое заведение Сопливого Кра нас не пускали.

Кра от детишек-карманников никакой выгоды не было. Такие, как мы, только под ногами крутятся да приличных клиентов чистят.

– А вот попал! – хитро сощурил голубые глаза Басс.

Басса недаром называют Бассом-пронырой. Он мог пролезть куда угодно – другое дело, что за эти вылазки моему приятелю довольно часто перепадало на орехи.

– Так что насчет этого человека?

– А! В общем он играл с Кра в кости и выиграл три золотые монеты!

Я присвистнул. Три золотые монеты! Лишь однажды я смог выудить из кармана прохожего золотой, так мы на него с Бассом целых два месяца жили припеваючи! А тут сразу три!

– Ты думаешь, что сможешь их у него позаимствовать? – осторожно спросил я у Басса.

– Я вряд ли, а вот ты сможешь, – болезненно поморщившись, признался Басс.

– Угу, – хмуро сказал я. – А если что, за руки поймают меня, а не тебя.

– Да не волнуйся ты! – беспечно отмахнулся Басс. – Этот тип похож на простофилю. Если что, я подсоблю. Мы же команда!

Команда… За два года нашего знакомства и жизни в трущобах Пригорода мы многое пережили вместе. И за этот срок у нас были как плохие, так и хорошие дни (плохих все же больше).

По сравнению со мной Басс не очень хорошо копался в карманах прохожих. У него вообще не было таланта чистить кошельки, и этот груз полностью лег на мои плечи. Зато Басс владел другими талантами: он мог заговорить зубы самому Неназываемому, облапошить и надуть ближнего своего, смухлевать в кости или карты или навести меня на человечка с оттянутым от монет карманом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное