Алексей Пехов.

Джанга с тенями

(страница 3 из 36)

скачать книгу бесплатно

Отгороженный от улицы забором трехэтажный трактир был очень большим и солидным заведением.

– Чтоб я лопнул! – присвистнул Делер, оглядывая наше временное место жительства. – Раз тут такой домище, то и кухня должна быть огромной! А огромная кухня, – это верный признак хорошей еды! Как думаешь, Халлас?

Гном бросил тоскливый взгляд на напарника – зубная боль причиняла бедняге кучу мучений, отнявших у Халласа силы спорить и ругаться.

– Твоя правда, Делер, – прогудел гигант Медок. – Хватит нам есть Дядькину и Халласову снедь. Эх, сейчас бы молочного поросеночка с хреном! Э-эх!

Медок мечтательно провел рукой по желтым волосам, из-за которых он и получил свое прозвище.

– Будет, господин хороший! Всенепременно будет вам молочный поросеночек! И даже два! Думаю, такой богатырь, как вы, одним не насытится! – ответил воину невесть откуда взявшийся пузатый краснолицый человек. – Доброго дня, леди Миралисса! Счастлив вас снова лицезреть в моем наискромнейшем заведении!

– И я рада видеть тебя живым и здоровым, мастер Пито, – вежливо улыбнулась эльфийка. – Как идут дела в трактире?

Халлас весьма громко застонал, намекая, что любезности и вопросы нужно отложить до того срока, как он разберется с больным зубом. Мастер Пито недоуменно покосился на хмурого гнома, но намека, увы, не понял:

– Да живем потихоньку, кое-как сводим концы с концами.

– Ну не прибедняйся! – улыбнулся Элл и спрыгнул с лошади. – Ты за полгода, пока мы отсутствовали, даже потолстел!

– Куда там, – протестующе отмахнулся от слов эльфа-телохранителя Миралиссы трактирщик. – Это все от бед! О! Треш Миралисса привела в мое заведение новых спутников? А где же те, что были у меня в прошлом году? Я вижу только господ Эграссу и Элла.

– Их больше нет, – неохотно произнесла Миралисса.

Я не знаю этой части истории, но из тех отрывочных фраз, что роняла темная эльфийка в разговоре со мной, понял, что все ее спутники, кроме Эграссы и Элла, выехавшие с ней из лесов Заграбы, остались в снегах Игл Стужи. Живыми из Безлюдных земель выбрались только трое эльфов да десяток Дядьки, с которыми Миралисса и прибыла в Авендум. Дикие Сердца, сопровождавшие эльфов от самого Одинокого Великана, отправились с нами.

– Беда-то какая! – заломил руки трактирщик. – Как же это?!

– Лучше покажите нам наши комнаты, мастер Пито, – сказал Эграсса.

– О! – Трактирщик понял, что затронул больную тему. – Покорнейше прошу простить мое любопытство! Следуйте за мной, господа хорошие! Одного вашего спутника я уже поселил. И пива налил!

– Кого это вы поселили, любезный мастер? – подозрительно сощурился Маркауз, и его рука упала на меч.

– Я что-то не так сделал? – испуганно зачастил трактирщик, остановившись как вкопанный. – Он пришел, сказал, что с вами и…

– Кто пришел-то, мастер Пито? – перебил трактирщика граф Алистан.

– Да я пришел, милорд Маркауз, я! – Горлопан вышел с кружкой пива из двери трактира.

– Ого! – Арнх втянул в себя воздух. – Ну ты прямо как молния! Я тебя к вечеру ожидал, а ты так быстро обернулся!

– Как подружка? – Фонарщик прошел мимо Горлопана и, не услышав его ответа, скрылся в трактире.

– Да не к подружке я ездил! – вяло попытался отбиться Горлопан.

– Угу! Ты ездил по грибы! – Сурок последовал за Мумром.

– Проходите, господа, проходите! – Пито вновь обрел почву под ногами. – Все комнаты уже приготовлены!

Кли-кли обвел отряд взором голубых глаз и изрек:

– Никто не возражает, что я размещусь в комнате Гаррета и Фонарщика?

Возражающих конечно же не нашлось.

Уже все в отряде знают народную мудрость: чем дальше спишь от гоблина, тем крепче твой сон. Когда по соседству со спящими нет Кли-кли, то им не надо ожидать ведра холодной воды в самый неподходящий момент.

– Если Кли-кли извращенец, то это его дело! – пробурчал Халлас, проходя мимо нас.

– Я-то страдаю по жребию, а ты чего решился? Одного раза не хватило? – спросил я у гоблина.

– А может, я получаю эстетическое наслаждение от храпа? – задал мне встречный вопрос Кли-кли.

– Ну-ну, – недоверчиво хмыкнул я.

В самом начале нашего путешествия из Авендума Дикие тянули жребий, кому уготовано судьбою спать с Фонарщиком в одной комнате до самого конца путешествия. Жребий, по закону всемирного свинства, выпал мне, и о той подлости, что меня поджидала, я узнал только ночью. Вся беда заключалась в том, что Фонарщик ХРАПЕЛ. Именно так. Храпят многие люди в нашем мире, но ХРАПЕТЬ умеют лишь единицы. Фонарщик относился именно к последним личностям и отличался странной особенностью храпеть лишь в помещении. На природе, в полях или лесах, из Мумра нельзя было вытрясти ни звука храпа, но как только он оказывался под крышей…

Первую ночь уснуть было попросту невозможно, но в следующий раз мне удалось раздобыть затычки для ушей, и сон мой стал спокойным и нерушимым. Чего не скажешь о Кли-кли, который присоединился к нашей пестрой компании немного позже, чем все остальные, и попросту не знал, как и я поначалу, о скрытых талантах Мумра. Естественно, гоблин тоже намучился. Все остальное путешествие мы провели под открытым небом, и Фонарщик нас не беспокоил. Но Кли-кли до сих пор вспоминал могучий и нерушимый храп Мумра, поэтому было немного странно, что он решил улечься по соседству с Фонарщиком, а не поискать местечко где-нибудь в другом месте. Склонен полагать, что пытливый гоблинский ум придумал очередную каверзу и в эту ночь не будет спать уже Мумр, а не Кли-кли.

– Ты идешь? – Кли-кли остановился у входа в трактир и взглянул на меня.

– Угу, – бросил я и переступил порог заведения.

Размерами зал трактира не уступал маленькой площади. Люстры со свечами под потолком, ажурные, но крепкие стулья, длинные скамьи и кряжистые столы. На одной из стен висела огромная фигура совы, вырезанная из цельного ствола дерева. Лестница, ведущая на второй этаж, стойка, крепкая дубовая дверь на кухню.

– Много у вас постояльцев, мастер Пито? – спросил граф Маркауз, снимая кожаные перчатки и бросая их на ближайший столик.

– Никого, кроме вас, – не моргнув глазом сказал трактирщик.

– Вот как? – изумленно вскинул бровь капитан королевской гвардии. – Дела действительно идут так плохо?

– Не волнуйтесь, милорд! – Трактирщик хитро улыбнулся. – Треш Миралисса оплатила содержание трактира на два года вперед.

– Мы решили сделать из «Ученой совы» то, что вы, люди, называете штаб-квартирой, – поясняя слова Пито, сказал Эграсса. – Кузина заплатила мастеру Пито, чтобы он пока никого здесь не селил, а без других постояльцев мы можем чувствовать себя более комфортно.

– Мастер Пито, – Мумр оперся на свой огромный биргризен, – нам бы пивка.

– Всенепременно! – засуетился трактирщик. – Только железяку, которую вы, господин хороший, в пол воткнули, вытащите, а то вы мне все заведение попортите.

– А к пиву баньку, – поддакнул Дядька.

– И поросенка, – вставил Медок.

– Все будет буквально через пять минут! – Трактирщик бросился раздавать поручения прислуге.

Я прошел к дальнему столику, блаженно откинулся на спинку стула и, поколебавшись, достал из дорожной сумки планы Храд Спайна. Я до сих пор не смог нормально изучить карты глубоких подземных лабиринтов могильников. Сейчас у меня выпала минутка наконец-то заняться изучением бумаг, которые с таким трудом попали в мои руки.

После того как Рог Радуги дал сбой во время безумной попытки Ордена уничтожить Кронк-а-Мор, самое страшное шаманство отров, которым по какой-то ошибке богов завладел Неназываемый, волшебники спрятали Рог в Храд Спайне. А все планы, карты и подходы к тайнику маги оставили в старой башне Ордена, находящейся за волшебной стеной, в Закрытой территории Авендума. Я даже не хочу вспоминать, чего мне стоила небольшая ночная прогулка по местам, где царит зло и проклятие древнего шаманства огров. Выжил я в Запретной территории лишь по милости богов. Я прошел по узенькому карнизу между светом и тьмой и чуть не остался вместе с добытыми бумагами в старой разрушенной башне Ордена на веки вечные. Ради старых карт пришлось совершить то, что никому еще не удавалось раньше: Гаррет-тень прошел Закрытую территорию насквозь. Мало того что появился повод гордиться собой, так я еще и намного увеличил свои шансы на успех в выполнении Заказа. Без этих карт лезть в Храд Спайн, не зная четкого расположения коридоров, залов и галерей, – это все равно что сунуть голову в пасть Х'сан'кору.

– Гаррет, хватит изучать бумажки! Успеешь еще! Ты с нами идешь?

– Куда? – Я поднял взгляд на Кли-кли.

– Халласа к цирюльнику провожать.

– Мы же его не в последний путь отправляем. Я-то на кой вам понадобился?

Кли-кли приблизился ко мне и, заговорщицки оглянувшись по сторонам, прошептал:

– Делер говорит, что Халлас до ужаса боится! Если что, его нужно будет подержать.

– Так возьмите Медка, – отмахнулся я от шута. – Он здоровый, пятерых гномов за раз удержит. А мне мои зубы слишком дороги, чтобы я давал Халласу стучать по ним кулаками.

– Медок теперь зад не поднимет со скамьи, – разочарованно произнес гоблин. – Арнх, Фонарщик и Сурок сваливают погулять по городу, эльфов и Алистана не допросишься – они тоже куда-то уходят. Горлопан, Дядька и Медок теперь пиво будут дуть, пока не лопнут. Кого мне звать как не тебя?

– Угря. – Я кивнул в сторону смуглого гарракца.

– Он и так идет с нами.

– А его, значит, тебе не хватит?

После долгой дороги я не горел желанием куда-то идти.

– Ну, Гаррет, хватит ломаться! Делер очень просил!

Я зарычал на гоблина, но собрал со стола бумаги, завернул их в дрокр[5]5
  Дрокр – эльфийская ткань, которая не пропускает воду, запахи и не горит в огне.


[Закрыть]
и убрал в сумку.

– Пошли же! – зашипел Халлас, когда я и Кли-кли подошли к нему.

– Куда же вы, господа хорошие? – удивился трактирщик, заметив, что мы собираемся уходить. – Пиво сейчас будет!

– Нам не до пива, – с сожалением вздохнул Делер, нахлобучивая шляпу-котелок на голову. – У Халласа зуб болит, к цирюльнику надо идти.

– Ай, ай, ай. – Трактирщик покачал головой, поцокал языком и с сожалением покосился на едва живого от зубной боли гнома. – А зачем же к цирюльнику? Давайте к зубу крепкую ниточку привяжем, ниточку к двери прикрутим. Я дверь открою, и зуба как не бывало!

– Спасибо, не надо, – поспешно сказал Делер и как бы невзначай перегородил Халласу путь к трактирщику.

Гном бросил свирепый взгляд на сердобольного мастера Пито. Трактирщик понял, что был на волосок от взбучки и испуганно скрылся на кухне.

– Гаррет, – промурлыкала Миралисса. – Не забудь оставить арбалет в трактире.

Вот Х'сан'кор! А я и вправду забыл о своем малыше!

Пришлось доставать миниатюрную поделку карликов, свободно умещавшуюся в одной руке и стреляющую сразу двумя болтами. Расставаться с дорогой, а главное нужной вещью не хотелось. Без арбалета за спиной я чувствовал себя голым и беззащитным.

– И клинок оставь, – произнес Элл, наблюдая, как я отдаю оружие Дядьке.

– Да, Гаррет, нож тебе тоже придется оставить, – поддержал Элла Дядька.

– Мы тебе чего-нибудь менее заметное выдадим! Вилку, например! – хихикнул Кли-кли.

– Это почему я должен клинок оставить? – Я посмотрел на желтоглазого к'лиссанга Миралиссы, пропустив укол Кли-кли мимо ушей.

– Стража в него вцепится не хуже чем имперская собака в кусок мяса.

Ладно, признаю! Эльф прав. Мой обоюдоостый нож был длиной в целый локоть, с серебряной окантовкой по лезвию. Клинок вполне мог сойти за короткий меч, а следовательно, я нарывался на неприятности при разговоре со стражей Ранненга.

Скрепя сердце, пришлось оставить оружие на попечение Дядьки.

– Медок, – обратился Сурок к помощнику Дядьки. – Кинь-ка мне мой мешок, негоже Гаррету без железа по городу шастать.

Сурок поймал брошенный ему мешок, порылся в нем, выудил сухарь, сунул его в лапки запищавшего от восторга Непобедимого, вновь обратился к мешку и извлек оттуда кинжал в простеньких потертых ножнах.

– Держи.

Я взял оружие и наполовину вытащил клинок из ножен.

– Рубиновая кровь?

– Угу, канийская ковка. Хорошая сталь.

– Ух ты! Прямо как меч у Алистана! – восхищенно присвистнул шут, посмотрев на клинок, отливающий красноватым цветом.

– Спасибо, Сурок! – Я с сожалением вернул оружие воину. – Сталь действительно великолепная, но излишне шумная. Попроще ничего нет?

– Да у нас железа сколько угодно! Возьми мой. – Фонарщик протянул мне кинжал.

– Сойдет, – благодарно кивнул я, пристегивая оружие к поясу.

Если что, в потайном кармане у меня есть бритва плюс в сумке целый арсенал магических фокусов, купленных мной в волшебной лавке накануне отъезда из Авендума. Прорвемся…

– Кли-кли! – Алистан подошел к шуту. – У тебя ничего лишнего с собой нет?

Шут надулся, будто его обвинили в королевской измене, и откинул в стороны полы своего темного плаща, показывая широкий пояс, на котором висело четыре тяжелых метательных ножа. Два справа и два слева. Не припомню, чтобы за время поездки он хоть раз вынимал оружие из ножен.

– Это точно? Ты ничего такого не припрятал? Я не собираюсь вытаскивать тебя из лап закона, если ты носишь под плащом что-нибудь запрещенное.

– Я пуст, как бутылка вина в руках пьяницы, милорд, – искренне ответил Кли-кли.

– Ладно. – Кажется, Алистан поверил словам гоблина. – Учти, если будешь слишком остер на язык со стражей, тебя могут ждать неприятности!

– Учту, – сказал шут, всем своим видом показывая, что и без наставлений Алистана знает об отсутствии чувства юмора у стражников.

Гоблин принялся копаться в своих многочисленных карманах и выудил спутанный клубок веревочек и узелочков. Помнится, он поспорил с нами, что сотворит с помощью этой штуки страшную гоблинскую магию. Пока у него ничего, кроме безумной паутины из веревок и узелков, не получалось. Кли-кли перехватил мой взгляд и весело подмигнул:

– Если что, то о-го-го!

– Предупреди, когда будешь испытывать свое о-го-го, – попросил я его. – Я уеду в соседнее королевство.

Шут бросил на меня взгляд, ясно говоривший, что он во мне разочаровался на веки вечные, и убрал клубок веревок обратно в карман.

– Ты еще очень удивишься, Гаррет, когда я грохну свое шаманство.

– Делер, ты ничего не хочешь мне оставить? – очень грозно спросил Дядька.

Делер состроил невиннейшую физиономию и честным взглядом из-под насупленных рыжих бровей воззарился на десятника.

– Что я, маленький, что ли? Мне пары кинжалов хватит. А если что, я их всех стулом!

– Делер!

– Да что Делер! – возмутился карлик. – Я всю жизнь почитай Делер!

– Тогда где твоя секира?

– У меня она, у меня, – хмыкнул Горлопан и радостно осклабился. – Делер ее нечаянно «забыл» возле двери, так я подобрал и сюда принес.

Несмотря на зубную боль Халлас весело хохотнул, радуясь, что его дружку попортили все планы.

Делер посмотрел на Горлопана как на врага всего народа карликов, разочарованно плюнул на пол и, печатая шаг, направился к выходу.

– Жду вас на улице! – буркнул он, проходя мимо нас.

– Прямо как маленький! – вздохнул Дядька.

Если бы Горлопан не подсуетился и Делер захватил с собой страшную двулезвийную секиру, мы не прошли бы и десятка ярдов, без того чтобы не привлечь внимание стражи.

– Сурок! – Немногословный Угорь протянул воину ножны с «братом» и «сестрой»[6]6
  «Брат» и «сестра» – название двух клинков особой школы фехтования, распространенной в Гарраке, обычно только среди знати. Во время боя оружие находится на разных вертикальных уровнях друг от друга. «Братом», узким обоюдоострым клинком, находящимся в правой руке на уровне живота, рубят и колют противника. «Сестрой», более коротким клинком, не имеющим режущей кромки, наносят только колющие удары. «Сестра» располагается в левой руке. Рука поднята вверх и согнута в локте. «Брата» и «сестру» носят либо за спиной, либо в одних сдвоенных ножнах.


[Закрыть]
. – Побереги их.

– Конечно, дружище, конечно, – произнес Сурок, принимая клинки из рук гарракца.

– Пошли Гаррет, иначе от зубной боли я помру прямо на полу! – буркнул гном, выходя из трактира.

Глава 2
Старые знакомые

– А куда мы идем? – Шут вприпрыжку бежал рядом со мной.

Коротенькие ножки гоблина были не приспособлены для темпа, который задал нашей компании Халлас.

– К цирюльнику. Сам будто не знаешь!

– Я понимаю, что не к сапожнику, Гаррет! Я спрашиваю, куда? Цирюльников за этот час мы повидали много!

– Тогда ты с этим вопросом обратился не по адресу, это тебе к Халласу надо.

– Спасибо, но я хочу дожить до старости! Он сегодня не в духе, и вопросы я ему задавать не намерен.

– Раз не хочешь у него спрашивать, помолчи, ладно?

– У! – обиженно протянул гоблин и бросился теребить вопросами Делера, но тот ответил ему почти то же самое, что и я.

– Знаешь, Гаррет, – Угорь впервые заговорил с тех пор, как мы вышли из трактира, – мне начинает надоедать эта прогулка.

– И не только тебе одному, – вздохнул я.

Мы уже битый час бродили по Ранненгу в поисках нужного цирюльника. Как гном хотел из всех цирюльников выбрать именно нужного, оставалось для нас загадкой. Те цирюльники, у которых мы уже успели побывать, под ярлык нужных никак не подходили. Жесткие требования Халласа к человеку, который соберется драть ему зуб, оставляли разочарованных цирюльников с пустыми карманами, а гнома с больным зубом. Причин в отказе вырывать зуб у того или иного зубодральщика у Халласа набралось с целую гору. У одного лавка была слишком грязной, у другого цены слишком высокими, у третьего глаза голубые, четвертый оказался слишком старым, пятый слишком молодым. Шестой был сонным, седьмой странным, восьмой заикался, у девятого рожа по кулаку плакала. Капризам гнома было просто невозможно угодить!

И еще одна странность, замеченная мной у гнома, – как только Халлас подходил к лавке очередного цирюльника, его шаги самым волшебным образом замедлялись, он начинал плестись, как пьяная улитка, и мелко дрожать. Даже слепому доралиссцу было понятно, что Халлас попросту ужасно боится встретиться с щипцами цирюльника.

– На нас уже смотрят, – буркнул гарракец.

– На нас смотрят с того момента, как мы вышли из трактира, – буркнул я в ответ. – Тут уже ничего не поделаешь!

Компанией мы были любопытной, и поэтому на нас глазели без зазрения совести. Перво-наперво, конечно же, все смотрели на гоблина, представителей его расы не так часто можно встретить в городах королевства. Но, конечно, как только люди замечали гнома и карлика, про Кли-кли забывали напрочь. Если гоблинов еще иногда можно увидеть на белом свете, то гномов и карликов, мирно идущих рядом друг с другом, – никогда.

Гномы и карлики – близкие родственники, все равно что эльфы и орки. Но, несмотря на родственные узы, жажда ненависти крепко сжала эти четыре расы (то бишь орков и эльфов, а также карликов и гномов) в своих объятиях. И если эльфы с орками возненавидели друг друга с момента своего появления в мире Сиалы и сразу же устроили кровавую войну, то гномы и карлики тысячелетиями жили вместе в Горах карликов. И жили вполне дружно, надо сказать. Так и не известно, из-за чего между ними произошел раскол. Ни гномы, ни карлики, не склонны распространяться о причинах ссоры, окончившейся Пурпурными годами. После череды Пурпурных лет гномы покинули свою родину в Горах карликов и перебрались в Стальные шахты Исилии. Апофеозом ненависти, возникшей между расами, явилась битва на поле Сорна. Сколько воинов полегло с обеих сторон во время этого побоища, неизвестно до сих пор. Родственнички здорово помутузили друг друга, пушки гномов и секиры карликов собрали для Сагры кровавую дань, но победы в той бойне не было. Слишком много оказалось жертв с обеих сторон, чтобы можно было решить, кто выиграл битву. Правда, гномам во время битвы пришлось хуже – они потеряли всех своих магов, и теперь эта раса осталась без волшебников. Конечно, теоретически, если немного помечтать, когда-нибудь гномы смогут вернуть себе магию, если только проберутся в Зам-да-Морт и отберут у карликов спрятанные там книги. Право на обладание магическими книгами – это еще одна капля ненависти, упавшая в чашу бывших родичей.

«Покажи карлику гнома, а гному карлика – и они тут же вцепятся друг другу в горло» – это довольно верная и справедливая поговорка. Поэтому знающим ее людям вдвойне было удивительно видеть Халласа и Делера вместе.

Еще одной причиной, привлекающей к нам внимание прохожих, являлся Делер. Карлики встречались в городах не в пример чаще гоблинов, но с тех пор, как Сталкон заключил договор с гномами на покупку пушек для Одинокого Великана и форта, охраняющего гавань Авендума, карлики разругались с Валиостром и покинули королевство. Осталось всего лишь несколько представителей этой расы, да и то только в столице. Это были либо самые жадные, те, кто хотел сделать состояние на продаже своих товаров людям, или те, кого просто не принимали в родных горах.

– Гаррет, ты глянь! – Кли-кли дернул меня за рукав.

– Куда? – Ничего интересного я не видел.

– Да вот прямо сюда! – Кли-кли ткнул пальцем в сторону лавки, торгующей овощами. – Погоди, я мигом!

Не успел я и рта открыть, как гоблин уже унесся за покупками.

– Чего это он? – недоумевающе спросил меня Делер.

– У каждого свои слабости, – ответил я. – Кто-то не хочет драть зубы, а кто-кто обожает морковку.

Халлас пропустил намек про зубы мимо ушей и картинно застонал.

– Не стони! – безжалостно прикрикнул на гнома Делер. – Кто тебя заставлял уходить от цирюльников?! Теперь мучайся!

– Они все плохие цирюльники!

– А ты-то откуда знаешь?

– А вот и знаю!

– Знаток, ядрить твою кочерыжку! Ты уж честно скажи, что до ужаса боишься! – презрительно сплюнул карлик.

– Это кто боится? – тут же вскинулся Халлас. – Гномы ничего не боятся! Это ваше безбородое племя боится! Заперлись в наших горах и дрожите как осиновый лист на осеннем ветру!

– Тогда чего ты зуб не дерешь?!

– Говорю же, глупая твоя черепушка! Это плохие цирюльники!

– Угу, так я тебе и поверил!

Гном лишь фыркнул, показывая карлику, что разговор с ним закончен.

– И чего ты опять со своим мешком таскаешься? – не отставал от Халласа Делер. – Ты можешь его хотя бы на минуту оставить?! У тебя там что, гномья книга заклинаний?!

– Ну что ты расстрекотался?! – взорвался Халлас. – Мой мешок! Что хочу, то и ношу!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное