Алексей Пехов.

Джанга с тенями

(страница 2 из 36)

скачать книгу бесплатно

Так что, приняв Заказ, я нахожусь в Ранненге, на полдороге к лесам Заграбы и Храд Спайну, а не потрошу сундуки богатеев и дома ценителей редкостей Авендума.

– Гаррет! – Фонарщик оторвал меня от раздумий. – Что это ты загрустил?

– Это его обычное состояние духа, – бесцеремонно влез в разговор королевский шут. – Наш Танцующий в тенях в последнее время слишком мрачен и угрюм.

– Зато кто-то у нас весел и счастлив, – буркнул я. – Как бы ты не накаркал чего не надо.

– Каркает у нас Горлопан, – не согласился со мной Кли-кли. – Я же говорю только то, что есть на самом деле.

– А еще цитируешь предсказания объевшихся мухоморами шаманов гоблинов, – ответил я шуту. – Все их пророчества про Танцующего в тенях не стоят тухлого яйца воробья!

– Поздно отбрыкиваться! Ты сам принял имя «Танцующий в тенях», прямо как в пророчестве! Книга Брук-грук ни разу не врала! – запальчиво начал Кли-кли, но, поняв, что я всего лишь дразню его, обиженно умолк.

У Кли-кли одно слабое место – обожаемая им Книга Пророчеств гоблинов, которую он знает от корки до корки. И какая тьма меня дернула согласиться, чтобы гоблин называл меня Танцующим в тенях? Теперь, видите ли, я не вор Гаррет, а ходячее пророчество, которому суждено спасти королевство и весь мир. Ага. Как же! Будь моя воля, я бы его не спасал, а грабил.

– Ты лучше скажи, Кли-кли, – встрял в разговор Арнх, – есть в твоей книжонке, написанной шаманом Трю-трю…

– Тре-тре, а не Трю-трю, неуч! – возмущенно перебил лысого воина гоблин.

– Написанной шаманом Тре-тре, – как ни в чем не бывало продолжил Арнх, но гоблин его снова перебил:

– Великим шаманом Тре-тре!

– Хорошо. Написанной великим шаманом Тре-тре. Так есть там хоть что-нибудь, кроме твоих обожаемых пророчеств?

– Например? – Кажется, уроженцу Пограничного королевства удалось сбить гоблина с толку.

– Ну, например, как лечить больные зубы у гномов?

Халлас, вновь поравнявшийся с нашей группкой, услышал разговор Арнха и Кли-кли и навострил уши, хотя постарался сделать вид, что ему это совсем не интересно.

Кли-кли заметил прислушивающегося к разговору Халласа и улыбнулся улыбочкой «сейчас что-то будет». Эта улыбка возникала на физиономии гоблина, когда он совал кому-то в сапог колючку или устраивал другую не менее неприятную пакость.

Шут выдержал такую театральную паузу, что Халлас от нетерпения стал ерзать в седле, а затем, когда гном уже был готов вскипеть от злости, Кли-кли изрек:

– Есть.

– И что же это такое? – спросил я, отчаянно дергая уздечку и пытаясь направить Пчелку так, чтобы она больше не шла между Кли-кли и Халласом.

Гоблин как пить дать затевал какую-то гадость, и я не собирался находиться на пути полета тяжелых предметов, когда бородатый гном решит пустить кровь королевскому шуту.

– О! – загадочным голосом изрек Кли-кли, довольно ухмыляясь. – Это очень действенная штука. Ее в принципе можно было использовать в самом начале болезни Халласа, и зуб сразу бы прошел! Клянусь шляпой великого шамана Тре-тре, если это не так, Гаррет!

– Так чего же ты молчишь, душегуб! – Гном взревел так, что переполошил половину улицы.

Дядька обернулся и грозно показал нам кулак, затем ткнул пальцем в сторону Алистана и провел ребром ладони себе по горлу.

– Заканчивай балаган, Кли-кли, – беззлобно сказал Сурок гоблину. – Люди смотрят.

– Все, больше ни словечка, – клятвенно пообещал гоблин, жестами показывая, будто закрывает рот на замок.

– Как ни словечка? – возмутился гном. – Делер, скажи, этому зеленому, что, если он не даст мне лекарство, я за себя не ручаюсь!

– Он правду говорит, Кли-кли, – хмыкнул карлик. – Гномы – это такое шелудивое племя, они маму родную из-за больного зуба прибьют, не то что какого-то королевского шута.

– Я не какой-то! Я единственный королевский шут! – с нескрываемой гордостью произнес гоблин, как будто эта должность могла спасти его от рук скорого на расправу гнома.

– Это гномы шелудивое племя? – Халлас враз забыл о гоблине и обратил все свое внимание на Делера. – Да вы, карлики, только и делаете, что жируете в горах, которые принадлежат нам по праву!

– Заканчивай балаган, Делер, – опять повторил Сурок.

– А я что? – Делер пожал плечами. – Я ничего.

Я вообще молчу! Это Халлас чего-то взъелся!

– Вот и молчи! Я сейчас не с тобой разговариваю, морда в шляпе! – отрезал гном. – Ну, Кли-кли, какое средство?

Кли-кли перевел голубые глазищи на гнома и с крайне сомневающимся видом произнес:

– Не уверен, что гоблинский способ лечения зубов тебе понравится, Халлас.

– Ты можешь просто сказать, Кли-кли?! Без всякого там «не уверен»?

– Ты все равно им не воспользуешься, – продолжал ломаться Кли-кли. – А мне зря придется раскрыть страшную гоблинскую тайну лечения зубов.

– Я обещаю, что воспользуюсь твоим способом прямо сейчас! – Гном из последних сил сдерживался, чтобы не открутить Кли-кли голову.

По зеленой физиономии Кли-кли от уха до уха растянулась улыбка, и гоблин сразу же стал походить на жутко довольную лягушку.

Я еще отчаяннее заработал уздечкой, придерживая Пчелку, пока не очутился рядом с Фонарщиком, оставив Кли-кли и Халласа впереди себя мой гениальный маневр не остался незамеченным, и Сурок, Делер и Арнх в точности его повторили. Халлас и Кли-кли остались наедине, потому как желающих очутиться между молотом и наковальней среди нас не было.

– Учти, ты обещал воспользоваться способом гоблинов! – напомнил гному Кли-кли. – Так вот, чтобы вылечить больной зуб, надо взять стакан ослиной мочи и часок подержать ее во рту, а затем выплюнуть через левое плечо, желательно в правый глаз лучшему другу. Зубную боль как рукой снимет!

Ожидаемого взрыва не последовало. Халлас лишь зло посмотрел на гоблина, смачно харкнул под копыта его коня и послал лошадь вперед. По-моему, Кли-кли немного расстроился. Он, как и все, ожидал от гнома громов и молний, которые обычно в большом количестве появляются во время споров Халласа и Делера.

– Скажи мне, друг Кли-кли, – спросил я у приунывшего гоблина, – а сам-то ты этот способ пробовал?

Шут посмотрел на меня как на умалишенного:

– Я похож на идиота, Гаррет?

Я так и знал, что услышу от него что-то в этом роде.

* * *

– Трепещи, Гаррет, – сказал Медок.

– Трепещу, – ответил я, не спуская глаз с фонтана Королей.

А на фонтан стоило посмотреть! Раньше я много слышал о нем, но увидеть это чудо довелось впервые.

Огромный водяной столб пятидесяти ярдов в высоту считался одной из достопримечательностей Ранненга. Фонтан занимал целую площадь, и его ревущие струи устремлялись высоко в небо, а затем падали вниз, разбиваясь водяной дымкой, тонкой пеленой висящей над всей площадью. Водяная пыль и солнечные лучи сливались в жарких объятиях и создавали радугу, гибким мостом рассекающую небо над площадью на две половинки, а затем ныряющую в фонтан.

Как говорили знающие люди, при создании мастерами-карликами этого чуда не обошлось без помощи Ордена. Только магия способна создать водяной столб такой изумительной красоты и радугу, каждый день и в любую погоду, появляющуюся из водяных брызг. Казалось, протяни руку, дотронься до семицветного чуда, – и ощутишь всю хрупкость и воздушность небесного моста.

– Благодать, – довольно вздохнул Арнх, ловя свежесть, несущуюся к нам от фонтана.

– Угу, – ответил я.

Конец июня и половина июля выдались очень жаркими, настолько жаркими, что даже Арнх пару раз за время нашего путешествия снимал с себя любимую кольчугу. А для жителя Пограничного королевства, привыкшего носить броню чуть ли не с рождения, снять кольчугу – слишком большая жертва, так что можно себе представить, насколько ему было жарко.

К счастью, в последние несколько дней небывалая удушающая жара сгинула без следа, но все равно было достаточно оснований, чтобы опасаться за вскипание мозгов в черепушке. Поэтому возле фонтана, где властвовала прохлада, а воздух был свеж и чист, отряд блаженствовал.

Как подумаю, что после Ранненга нас вновь ждет путешествие под летним солнцем, так мне сразу становится очень нехорошо. Х'сан'кор знает что творится с погодой в этом году.

– Не задерживаемся! – Алистан даже не посмотрел на фонтан.

Нашего графа беспокоили намного более насущные дела, чем струя воды, бьющая из-под земли. Например, забота об отряде, командиром которого он являлся. На мой взгляд, король поступил совершенно правильно, доверив капитану своей гвардии вести нас к Заграбе, пускай Маркауз и остался недоволен таким решением его величества. Милорд Крыса до ужаса не хотел бросать короля в то время, когда Неназываемый вот-вот ринется походом на Валиостр из-за Игл Стужи. Оставить гвардию без капитана, который лучше всех сможет организовать охрану владыки королевства от различных неожиданностей, например таких, как нападение на дворец Сталкона сторонников Неназываемого той памятной ночью, о которой сегодня упомянул стражник возле ворот, было по меньшей мере глупо. Но король не очень-то хотел прислушиваться к мнению графа. На взгляд Сталкона, с охраной его королевской персоны способен справиться любой лейтенант, а вот довести людей до лесов Заграбы и могильников Храд Спайна может только граф Алистан Маркауз – один из трех, кому король мог всецело доверять. (Двумя другими приближенными, заслужившими доверие короля, были вездесущий королевский шут – гоблин Кли-кли, ставший маленьким проклятием нашего отряда, и глава магического Ордена – магистр Арцивус, старый волшебник, который являлся инициатором идеи «всучить Гаррету Заказ и отправить в Костяные дворцы», за что, как вы можете понять, я был архимагу «благодарен» до глубины своей воровской души.)

Совету Ордена, видите ли, втемяшилось в голову, что мага-отступника по имени Неназываемый, засевшего далеко в Безлюдных землях, можно остановить единственным способом – Рогом Радуги. Вот эту проклятую дудку я и должен добыть для Ордена и короля. Сталкон даже не пожелал слушать, что я всего лишь вор, а не грабитель могил.

Этот тьмой проклятый Рог все последние века прекрасно нейтрализовал магию Неназываемого, и тот не рисковал сунуть нос к нам в королевство, но волшебство Рога стало ослабевать, и Неназываемый зашевелился в снегах. Наш достославный Орден, по словам Кли-кли, не блеснул умом в тот момент, когда решил запрятать Рог Радуги в могиле родного брата Неназываемого – великого полководца прошлого Грока.

Могила Грока конечно же находилась за сотню лиг от Авендума, в Храд Спайне, который в те далекие времена еще был не настолько страшен. В общем, надежно запрятав Рог, Орден сам себе выкопал яму, правда, провалился он в нее только спустя двести с лишним лет.

Орден можно понять. В те далекие времена маги, раздувшиеся от собственной гордости и величия, попытались обратить силу Рога, нейтрализующего шаманство Неназываемого, против колдуна и в итоге сотворили с одним из районов Авендума Сагот знает что. Из Рога высвободилась такая гадость, что оставшиеся в живых маги смогли остановить ее только с помощью волшебной стены, оперативно построенной вокруг уничтоженного участка города. Теперь и поныне на Закрытую территорию никто не суется, а Рог, которым решили больше не рисковать, покоится там, где его просто невозможно достать, – в сердце Храд Спайна. Светлые головы Ордена как-то не подумали, что через какое-то время, пускай оно и измеряется веками, сила Рога ослабнет и колдун, которого больше ничто не удержит в Безлюдных землях, устроит в нашем королевстве кровавую вьюгу.

Теперь пришло время расплачиваться за глупости прошлого, и я буду тянуть каштаны из огня за все королевство. Гаррет должен расшибить лоб в безнадежной попытке спуститься туда, куда вход смертным давным-давно заказан. Как говорит шут: «Нас ждет чудесное приключение». Склонен не согласиться с этим оптимистическим лозунгом. Меня ждет смертельное приключение, и я был бы рад переложить его на плечи моего маленького зеленого друга, но это попросту невозможно. Заказ получил я, а не шут, – мне теперь и отдуваться.

– Да что с тобой сегодня такое? – раздался у меня над ухом возмущенный голос Кли-кли. – Я тут, понимаешь, распинаюсь перед тобой, как жаворонок перед петухом, а ты и ухом не ведешь!

– А ты что-то интересное балаболил? – спросил я.

– Балаболил, – фыркнул шут. – Я не балаболил, а описывал красоты этого славного города.

– Красот поблизости не замечаю, – буркнул я, осмотрев улицу, по которой мы сейчас ехали.

Улица как улица. Старенькие двухэтажные дома с обшарпанными стенами, правда, надо отдать должное жителям, не все дома казались такими уж старыми. Но красоты я все равно упорно не замечал. Не знай я, что нахожусь в Ранненге, предположил бы, что это Внешний город Авендума.

– Ты все красоты пропустил, пока думал, – возразил Кли-кли. – Но погоди, сейчас в парк приедем, там такие деревья, прямо как в Заграбском лесу!

– Ты тут бывал, Кли-кли? – спросил Фонарщик, подъехав к нам на своей чалой лошаденке по прозвищу Упрямица.

Лошадь Горлопана трусила за Упрямицей и недовольно пряла ушами, протестуя, что ее так бесцеремонно тащат за собой.

– Да, был я тут разок, – сказал Кли-кли, мечтательно причмокивая губами. – Выполнял задание короля.

Халлас от неожиданности поперхнулся и, позабыв о зубной боли, уставился на Кли-кли:

– Только не рассказывай мне сказок, гоблин! Я в жизни не поверю, что король мог тебе доверить важное дело!

– Бе! – Кли-кли показал гному язык.

– И все же, Кли-кли, расскажи свою байку, скучно ведь! Когда мы еще до трактира доедем, – попросил Сурок.

– Да тут ехать всего ничего! Сейчас через парк попадаем в Верхний город, это где Университет, магическая школа и прочая и прочая. В общем, райончик еще тот. Ехать совсем чуть-чуть осталось.

Гоблин попросту ломался и ждал, чтобы его еще немного попросили.

– Давай уж, не томи, – сказал Фонарщик.

– Угу, сейчас только придумаю, с чего начать, – милостиво согласился Кли-кли и нахохлился, делая вид, что мучительно вспоминает, с чего начинать свою историю.

– Гаррет, подержи Непобедимого, я куртку сниму, – попросил меня Сурок.

– Давай, – согласился я, и Сурок перекинул линга мне на плечо.

Ручная лохматая крыса Сурка по кличке Непобедимый принюхалась, хрюкнула и, посопев, затихла на моем плече. Удивительно, но кроме Сурка линг из всего отряда не кусал только меня и даже позволял себя гладить, когда находился в благодушном состоянии духа.

Не знаю, отчего у лохматого грызуна Безлюдных земель вспыхнула ко мне такая любовь. По крайнем мере видя, как крыса воет и пытается укусить Кли-кли за палец, когда он протягивает к ней руки, я весело ухмыляюсь, чем очень раздражаю гоблина. Вот и сейчас он не смог смолчать:

– Ты поаккуратней с этим зверем, Гаррет. Он враз тебе ухо оттяпает!

– Ты историю обещал, Кли-кли, – напомнил я гоблину.

– А, ну да! В общем, год назад Обуры и Кабаны решили заключить союз и устроить Соловьям кровавую ночку. В Ранненге должна была начаться буча, а Сталкону это невыгодно. Начнут с Соловьев, а закончат королем. Поэтому меня сюда и прислали.

– И наш воистину бесстрашный друг всех победил! – хохотнул Делер.

– У вас, карликов, фантазии на медный грош! – фыркнул Кли-кли. – Меня сюда прислали сделать так, чтобы Кабаны рассорились с Обурами, а Обуры – с Кабанами. И чтобы эти дворянские шайки больше никогда и не подумывали о союзе… Что я и сделал! – Последние слова гоблин произнес не без гордости.

– И как же ты это провернул? – хмыкнул я, возвращая линга Сурку.

– А точно так же, как ты в истории с Конем Теней. По плану – «Натрави всех на всех»!

Да, в той истории, о которой упомянул шут, я выкрутился блестяще. В то время, если выражаться образно, я летел над мостовой, практически касаясь ее щекой. Дюймом ниже – и все…

Все началось с того, что, использовав одно не очень хорошее заклятие, позаимствованное из закрытого хранилища Королевской библиотеки, я каким-то непостижимым образом изгнал из Авендума демонов, промышлявших ночной охотой на мирных горожан. То есть я сделал то, что в течение целого месяца не смогли сделать все маги Ордена. Демоны исчезли. Ну, или почти исчезли. Осталось две самых стойких твари, на которых заклятие отчего-то не подействовало. И они взяли меня в оборот, прижав к стене в буквальном смысле этого слова.

Двум братцам-демонам потребовался артефакт под названием Конь Теней. Артефакт обладал такой властью, что демон, заполучивший его, стал бы настолько сильным, что смог бы управлять всеми демонами тьмы. Естественно, каждый братец хотел заполучить Коня себе, а Гаррет попал между двух огней. К этому времени Коня успели спереть у одного из магов Ордена ребята Маркуна, являвшегося в то время главой воровской гильдии Авендума. Воры, недолго думая, попросту пришили волшебника и отдали Коня Маркуну. Слизняк-Маркун, завладевший артефактом, подставил своего главного врага, то есть меня, первым владельцам Коня – доралиссцам, которые жаждали вернуть реликвию назад, в степи Унгавы. Совершенно понятно, что после этого Гаррету не давали проходу на улицах и порывались разбить голову в самые неожиданные моменты. А тут еще и Орден очнулся.

В итоге события завязались в такой тугой клубок, что я его еле-еле распутал. Но распутал! Всего-то надо было собрать в одном месте и в одно время Маркуна с его ребятами, стадо доралиссцев, братцев демонов и тяжелую кавалерию Ордена.

Итогом ужасной бучи, вспыхнувшей на месте встречи заинтересованных сторон, стало то, что Маркун с большинством своих ребят отправился во тьму, доралиссцам обломали рога, демоны разнесли весь трактир на дрова и чуть было не добрались до меня, а прибывшие в разгар сражения маги Ордена завладели ситуаций, Конем и братцами-демонами, заковав их в некое подобие магической тюрьмы размером не больше яблока.

Таким образом, применив старый как мир прием – натрави всех на всех и живи спокойно, – я вышел сухим из воды, да к тому же еще и вернул Ордену Коня Теней, хотя получил за это от магистра Арцивуса всего лишь скупое спасибо.

– Натрави всех на всех? Это он о чем, Гаррет? – не понял Фонарщик.

– Не бери в голову, Мумр, – отмахнулся я, не желая сейчас распространяться насчет того дела. – И насколько твоя задумка понравилась Обурам и Кабанам, Кли-кли?

– Ты знаешь, в чем странность, Гаррет? Моя задумка им абсолютно не понравилась! – весело хихикнул шут. – Особенно Обурам. Господа дворяне расстроились, узнав, что один из графов-Кабанов отдает свою дочурку за Соловья, и Обуры недолго думая устроили Кабанам горячую помолвку! Те в долгу не остались и прирезали парочку Обуров. Такой кавардак в городе начался, что ни о каком союзе и речи больше быть не могло! Дворяне юга снова потихоньку грызутся, вспоминая давние обиды, а мой король не беспокоится за целостность трона. Бунт и гражданская война откладываются на неопределенный срок, а все королевство идет благодарить шута за мир и спокойствие в Валиостре!

– А наш шут парень хоть куда! – хмыкнул, звеня кольчугой, Арнх.

Нашему королю дворяне юга были словно рыбья кость в горле. Проглотить больно, а выплюнуть нельзя – может стать еще хуже. Потому как если милордов дворян оставить без присмотра, то они того и гляди снюхаются с западными провинциями, и тогда пропал трон. Как только спорам и интригам придет конец, дворянам, а тем более дворянам, объединившимся в союз, делать станет абсолютно нечего, и они начнут искать, куда бы направить лишнюю силушку.

Во времена отца нынешнего короля уже был неприятный случай, когда западные дворяне решили свергнуть династию. Не нравилось им, видите ли, что король не хочет отдать Спорные земли Мирануэху. К счастью, тогда у мятежников ничего не получилось. Королевские гвардейцы устроили бунтовщикам сюрприз, появившись в самый неожиданный для них момент. Дворяне юга не поддержали мятеж западных соседей. Кабаны, Соловьи и Обуры были слишком заняты друг другом, чтобы обращать внимание на призывы поучаствовать в заговоре. У ранненгских ребят своих заговоров не перечесть, так зачем же связываться с королем?

Пока дворяне грызутся между собой и не вспоминают, что на юге Валиостра есть несколько родов, которые могут поспорить своей древностью с родом короля, Сталкону опасаться нечего.

Мы миновали парк, заросший исполинами-дубами. Мне даже не верилось, что такие деревья могут расти в городской черте, а не в лесу. В Авендуме даже на территории королевского дворца больших деревьев не было, не говоря уж о других районах города. С теми холодами, что приходят к нам вместе с ветрами из-за Холодного моря и Безлюдных земель, все деревья зимой в один миг отправятся на дрова. Народец из Портового города и Пригорода[4]4
  Портовый город, Пригород – части Авендума.


[Закрыть]
быстро бы оставил от деревьев одни пеньки.

Дорога стала взбираться на холм, и, выехав из парка, мы очутились в районе Ранненга, который напрямую примыкал к Университету и школе Ордена. Тут дома были поновее и покрасивее, чем те, мимо которых мы проезжали раньше. Но народу на улице было все равно тьма тьмущая. Больше, чем блох на немытой собаке, это уж точно.

Прежде чем мы достигли трактира, облюбованного Миралиссой еще во время ее прошлых путешествий по Валиостру, гном пару раз успел поругаться с пешеходами, крутившимися возле лошадей, и один раз привлечь к отряду ненужное внимание очередного отряда стражи, за что Дядька получил нагоняй от Маркауза. Отдуваться за всех десятник Диких Сердец не захотел и устроил разнос гному. Халлас надулся, встопорщил бороду и замолчал, лишь его черные глазки злобно сверкали из-под насупленных бровей. Но разнос пошел гному впрок, весь остальной путь мы проделали без происшествий и, проехав еще два квартала, оказались возле цели такой долгой поездки по городу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное