Алексей Пешков.

Затерянные

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

   Достигнув в прошлом момента своего образования, ион гелия должен был войти в нормальную временную фазу и начать осуществлять последовательное движение в будущее, но не смог этого сделать, поскольку в этот самый момент – момент отрыва от атома гелия электрона – он уже существовал.
   То есть, если верить теории француза де Бройля, максимальная амплитуда волны, соответствующая данной частице, была уже достигнута в месте первоначального нахождения иона гелия в момент его рождения. Поэтому иону гелия, закончившему фазу движения в прошлое, не оставалось ничего иного, как, начав свое существование в виде волны, снова трансформироваться в частицу в следующий момент после его исчезновения в прошлое, когда замораживающее воздействие лазера на частицу уже прекратилось.
   То есть мы предположили, что в результате эксперимента Кристофера Монро было зафиксировано проявление частного случая эффекта суперпозиции частиц, а не подтверждение парадокса «кошки Шредингера», как предполагали западные ученые.
   На интерференционной картине были зафиксированы следы движения одной и той же частицы (иона гелия) из замороженного состояния: сначала в прошлое – движение электрона вокруг ядра против часовой стрелки,– а затем, после фазы волнового временного скачка, который не был зафиксирован на интерференционной картине, появился второй след перемещения иона гелия от замороженного состояния в нормальной для нас временной фазе – движение электрона вокруг ядра по часовой стрелке.
   Разница следов, которая выражалась в различных направлениях движения электрона вокруг ядра, как раз и доказывала, что это след одной и той же частицы, только в различных временных фазах перемещения. В качестве упрощенного визуального примера можно привести движение обода колеса на кинокамере. Если пленку крутить вперед, то обод колеса на экране будет двигаться по часовой стрелке. Если же начать откручивать пленку назад, то мы увидим, что обод колеса будет двигаться против часовой стрелки.
   К сожалению, а может быть, наоборот – к счастью, нам тогда так и не удалось создать аппаратуру, способную осуществлять фиксацию или стабилизацию отправленных в прошлое опытных образцов. Исследования проекта показали, что при заброске в прошлое материальных тел для их стабилизации в отрицательных временных координатах необходимо задействовать колоссальные энергетические мощности, которых не было, да и не будет в нашем распоряжении еще лет сто, не меньше. От полного краха Проект и лабораторию спасло два обстоятельства.
   Во-первых, в ходе экспериментов мы научились использовать способности частиц к перемещению в прошлое и следующему за ним волновому преобразованию для создания устройств и систем, позволяющих осуществлять мгновенные перемещения различных объектов на довольно значительные расстояния. Принцип их действия заключался в изменении амплитуды и длины волн де Бройля, возникающих при трансформации материи после ее перемещения в прошлое.
Энергетическое воздействие на ткань времени использовалось как растяжение тетивы лука в древности.
   Доступная нам кинетическая энергия различных излучений и полей воздействовала на потенциальную энергию материи путем перемещения тела в прошлое и его последующей трансформации в волну, параметры которой настраивались так, чтобы обратное преобразование волн де Бройля в материю произошло в момент начала процесса, но с расчетным изменением начальных пространственных координат. Хотя полученные результаты и не были решением первоначально поставленной задачи, но все же произвели глубокое впечатление на наших военных заказчиков.
   Во-вторых, в начале восьмидесятых годов прошлого столетия главный оппонент СССР в гонке вооружений объявил о начале создания систем противоракетной обороны. Самое забавное заключалось в том, что первые проекты Стратегической оборонной инициативы (СОИ) оказались крайне креативными и производили не менее шокирующее впечатление, чем поначалу наши изыскания.
   В результате, с учетом последних достижений, перед проектом поставили новые задачи – используя опытные разработки лаборатории, создать системы стопроцентной защиты отечественных баллистических ракет от любых воздействий объектов и систем ПРО противника. Так, к середине восьмидесятых годов силами возглавляемой к тому времени мной лаборатории на полигонах проекта был создан первый прототип баллистической ракеты типа «Молния» и проект развертывания комплексной системы обеспечения нуль-транспортировки. Но в серию наше изделие тогда попасть так и не успело.
   Сначала реформаторы Перестройки урезали финансирование проекта до минимума, что резко притормозило работы. А затем, после развала СССР, и сам проект приказал долго жить. Я, как и большинство моих коллег, оказался на улице – в самой гуще вновь развивающихся капиталистических отношений, став на долгие двадцать лет невостребованным в качестве ученого.
   К счастью, у меня оказались кое-какие способности по ведению бизнеса, что дало мне возможность безбедно существовать в то нелегкое время. Но для официальной науки мое имя оставалось строго засекреченным. Да и возраст давал о себе знать – к тому времени мне уже сорок.
   Для работы за границей меня из страны не выпустили бы, да я и сам не хотел уезжать из России, истово надеясь на то, что мои знания и опыт рано или поздно снова будут востребованы. Мне ведь удалось сохранить весь документальный архив по работе проекта…
   В конечном итоге я не ошибся. С развалом ООН в 2009 году в мире начался новый виток гонки вооружений и политического противостояния. Правительство России начало активно изыскивать средства для достижения военного паритета с вновь образовавшимися военными блоками.
   К сожалению, длительный экономический кризис заметно подорвал обороноспособность страны. Возникли трудности в создании и запуске в серию боевых истребителей 6-го поколения и других, принципиально новых образцов военной техники, способной на равных противостоять вооруженным силам вероятного противника.
   К тому времени недавно возникшие, но уже имеющие далеко идущие политические амбиции военно-политические блоки успешно провели модернизацию своих вооруженных сил и активно готовились к переделу мира посредством третьей мировой войны. Россия в этом плане заметно отставала от соседей. Единственным козырем оставались мощный стратегический ракетно-ядерный потенциал и чудом не успевшие зачахнуть от хронического недофинансирования военно-космические силы с мощной спутниковой группировкой на орбите планеты. Но и они постепенно морально устаревали, а вновь запущенная Американо-Европейской Конфедерацией программа СОИ-2 могла окончательно поставить крест на нашей обороноспособности.
   Учитывая тяжелые экономические условия в России и разразившийся по всему миру топливный кризис, было решено сосредоточить усилия на развитии трех наименее затратных, но при этом весьма перспективных военных программ, которые могли дать заметный эффект в самые ближайшие сроки. И тут кто-то наверху вспомнил о проекте…
   …Первые результаты возобновления работы проекта ощутили на себе американские военные базы в Европе, когда Конфедерация во главе с США в одностороннем порядке попыталась ввести войска на территорию Калининградской области. Пущенные из-за Уральского хребта баллистические ракеты с кассетными тротиловыми боеголовками почти сразу после запуска исчезали и через мгновение материализовались уже над беззащитными военными целями в Европе.
   Части ПРО и ПВО конфедератов оказались совершенно неспособными к перехвату ракет типа «Молния». Поэтому Американо-Европейская Конфедерация (АЕК) сочла за лучшее сесть за стол переговоров и решать Калининградский кризис мирным путем, пока русские не применили вместо тротила ядерную начинку.
   В Америке и Японо-Китае пытались создать ракетные системы, подобные «Молнии», но особых успехов не достигли, несмотря на то, что принцип действия нуль-транспортировки к тому времени был уже хорошо известен и на Западе, и на Востоке. Однако простого знания физико-математического механизма обеспечения процесса нуль-транспортировки было недостаточно для создания эффективного ракетного оружия мгновенного действия.
   Для этого требовалось решить еще две задачи. Первая заключалась в необходимости разработки технологии обеспечения чистоты превращений «материя—волна—материя» на всем протяжении пространственно-временных и волновых траекторий движения ракет. Вторая – в достижении требуемой военными точности трансформации ракет и их последующего волнового смещения из точки запуска к месторасположению цели.
   Внимательно изучив результаты исследования российских стратегических нуль-пространственных ракет, полученных в качестве трофеев при различных обстоятельствах, а также агентурную информацию от своих спецслужб, ученые Конфедерации и Азиатского содружества быстро поняли, что установленное на «Молниях» оборудование является лишь частью очень сложной системы обеспечения процесса телепортации. В нее входила не только разветвленная сеть расположенных по всей территории России мощных источников накопления, трансформации и выброса энергии: атомные станции, генераторы, преобразователи и излучатели широкого спектра действия, которые осуществляли после запуска ракеты ее преобразование по схеме «материя—волна». Туда же входила крупная спутниковая группировка, осуществляющая прием и отражение волновой составляющей в любую точку на поверхности планеты и ее околоземного пространства, где под действием также отраженного с орбиты энергетического импульса происходило обратное преобразование волн в материю.
   Азия технически не могла обеспечить полноценное создание подобного вида вооружений, поскольку там отсутствовали необходимые энергетические мощности и технологии.
   В Штатах имелись нужные для обеспечения телепортации инфраструктура, ресурсы и промышленный потенциал. Но их перепрофилирование требовало огромных финансовых инвестиций без заметного экономического и политического эффекта в ближайшем будущем, а также сворачивания ряда перспективных военных программ, профинансированных ранее.
   В отличие от России, которая могла обеспечить одновременную нуль-транспортировку сотен боеголовок в любую точку планеты и околоземного пространства, Конфедерация ограничилась оснащением Атлантической эскадры атомных подводных лодок и небольшой спутниковой группировки «NORAD 22» локальной системой обеспечения телепортации ракет, возможности которой в географическом плане ограничивались северными широтами, а в количественном – двенадцатью-пятнадцатью запусками. Основные усилия американских и европейских ученых были направлены на создание эффективного противодействия российской ракетной системе «нуль-транспортировок».
   После возобновления работы проекта я с моими коллегами продолжил, параллельно основной работе, проводить опыты по фиксации и стабилизации во временной фазе прошлого материальных объектов, переброшенных из настоящего. Но они постоянно заканчивались неудачей, пока нам не пришло в голову начать эксперименты с биологическими объектами.
   Как и в случае с неживой материей (различные конструктивные материалы, используемые в ракетостроении), биологические объекты – обезьяны и свиньи – испытывали на себе воздействия генерируемых энергических полей, обеспечивающих обратное временное перемещение и незначительное пространственное смещение подопытных. При этом ожидаемые эффекты временной петли и другие возможные нарушения причинно-следственных связей, красочно описанные Гербертом Уэллсом и другими фантастами, во время экспериментов не фиксировались. На начальном этапе происходила лишь ничем не примечательная операция по телепортации объекта с обязательным смертельным исходом.
   Во всех случаях причиной смерти являлось мгновенное воздействие целого комплекса различных смертоносных излучений, которые обеспечивали энергетический импульс для пространственно-временного перемещения подопытного объекта в прошлое.
   Мы стали более тщательно настраивать параметры силовых полей и энергоизлучателей, воздействующих на защитную энергетическую оболочку, которая теперь генерировалась вокруг подопытных объектов для их фиксации и стабилизации в прошлом. Полноценного переноса и материализации объекта в прошлом добиться так и не удалось. В целом результаты были похожи на предыдущие, за исключением двух небольших отличий: во-первых, нам удалось исключить летальный исход в ходе эксперимента, и мы впервые провели удачную телепортацию живого объекта, а во-вторых – новая, более точная аналитическая аппаратура отметила очень странный, на первый взгляд, факт.
   Во время опытов датчики фиксировали на начальной стадии эксперимента значение энергоимпульсов, затраченных на превращение «материя—волна», а на конечной – значения энергоимпульсов, затраченных на обратное превращение «волна—материя». Странность заключалась в том, что при экспериментах с неживой материей оба этих значения полностью совпадали, вплоть до сотых долей допустимой погрешности. А при испытаниях на живых объектах стопроцентного баланса значений энергоимпульсов на входе и выходе не наблюдалось. Правда, значение несоответствия было достаточно мизерным, но все же заметно превышало допустимую погрешность.
   Сам собой напрашивался вывод, что раз на перемещение живого объекта в прошлое и его дальнейшее преобразование в волны де Бройля затрачивается больше энергии, чем на волновое перемещение и материализацию в настоящем, значит, какая-то часть подопытного организма, переместившись в прошлое, не претерпевала обратную волновую трансформацию. И каким-то образом, там, в прошлом, каждый раз ассимилировалась.
   Для проверки этого предположения во время очередного опыта было дважды проведено всестороннее скрупулезное обследование подопытного животного – перед началом опыта и после его успешного проведения. Во всех случаях никаких изменений физических, химических, биологических и медицинских параметров, даже самых незначительных, зафиксировано не было.
   Единственное, что заметили медики, так это странное изменение поведения подопытных животных. После эксперимента они становились вялыми, медлительными, безынициативными. Почти полностью теряли врожденную агрессивность и частенько неадекватно вяло реагировали на внешние раздражители.
   Первоначальным объяснением этого явления стали последствия шока, полученного в ходе эксперимента. Но дальнейшие наблюдения показали, что во всех случаях эти психологические изменения необратимы. Неизвестно, удалось бы нам найти разгадку этой странной эпидемии или нет, если бы не случай.
   Один из сотрудников моей лаборатории привез из командировки в Китай киберклона панды для своих детей и решил показать экзотичную покупку коллегам. Оставив механоида в вольере, где обычно прогуливали подопытных обезьян, он пошел позвать коллег посмотреть на невиданное азиатское чудо. Тогда еще киберклоны были в новинку и вызывали восторженный интерес, особенно у детей.
   Так получилось, что сразу после его ухода в вольер запустили обезьяну, проходящую реабилитационный курс после эксперимента. Когда мы пришли, обезьяна сидела в тени, и мы не сразу ее заметили. Андрей позвал киберклона и приказал подойти к нам. Механоид резво повернулся и двинулся в нашу сторону. И только тут мы заметили, что из тени, также подчинившись приказам и жестам Андрея, к нам приближается обезьяна.
   Движения, повадки и дальнейшее поведение киберклона и обезьяны были настолько схожи, что мне пришла в голову мысль – эта общность не случайна, а скорее закономерна.
   «Как был создан киберклон панды? – рассуждал я.– Мозг живого прототипа сканируют и копируют на искусственный носитель все его функции и процессы. Все – кроме собственно души, воли, эмоций и осознания себя как личности. А что произошло с нашей подопытной обезьяной? Да в общем-то то же самое, только с точностью до наоборот. Переместившись во времени назад, мозг и тело обезьяны преобразовались в волну и отправились догонять настоящее, а эманация души и осознание себя – остались в прошлом, поскольку, в отличие от живой материи, представляли собой субстанцию нематериальную. Получается, что в ходе эксперимента мы смогли вычленить из живого высокоразвитого организма его душу. Следовательно, теоретически можно предположить, что перенос человеческой личности в другое тело (пока неважно, механическое или живое) вполне осуществим».
   С этого момента осталось только понять скрытый механизм явления и разработать технологию его практического применения. Дальнейшие эксперименты над животными показали, что мои выводы были верны. Для следующей фазы исследований лаборатория закупила в Японии последние образцы техники для операций киберклонирования. На освоение нового оборудования ушел год. А на разработку «ловушки для души» – устройства, способного улавливать эманации души и интегрировать их в управляющие системы киберклона,– еще четыре.
   Для проведения генеральных испытаний в качестве объекта эксперимента необходимо было использовать человека. Тут возникали сложности. Результаты эксперимента были необратимы, ведь мы научились осуществлять перенос личности человека с биологического носителя на искусственный, но обратный процесс оставался для нас недоступным.
   Поэтому требовался доброволец с очень устойчивой психикой, который сможет пережить последствия лишения биологического тела и в кратчайшие сроки освоить управление механическим. Принудительное использование в качестве подопытных крепких телом и духом, но осужденных на смерть заключенных, как предлагали наши армейские кураторы, было недопустимо не только из морально-этических соображений.
   Я и раньше-то не был особым гуманистом, а в последние годы и вовсе разуверился в значимости общечеловеческих ценностей, особенно в американо-европейском и латиноамериканском толковании этого понятия. Просто требовался человек, который после трансформации будет добровольно сотрудничать и оказывать максимально возможное содействие дальнейшим исследованиям лаборатории. А как поведет себя маньяк или серийный убийца, обретя механическое тело и новые возможности, недоступные обычному человеку, можно было только догадываться.
   Недолго думая, я решил провести эксперимент на себе. Терять мне было особенно нечего. К тому времени я был уже стар. Различные болезни тела постепенно, но неотвратимо сводили меня в инвалидную коляску. Семьей и близкими людьми после смерти родителей я так и не обзавелся. Так что горевать обо мне в случае неудачи эксперимента стали бы только немногочисленные коллеги и некоторые правительственные функционеры. В шкуре киберклона с нашим усовершенствованием я стал бы идеальным объектом для дальнейших исследований и незаменимым источником информации. Как минимум, на ближайшие двадцать лет.
   Эксперимент провели почти десять лет назад. Сначала с меня сняли киберклонокопию, которую совместили с «ловушкой для души». Потом подобрали сменную многоцелевую платформу и начали активную фазу эксперимента. Меня поместили в хронокапсулу, защитив ее поверхность специально сгенерированным энергетическим полем, а по соседству установили платформу моего будущего механического тела – киберклона с активированной «ловушкой для души». Затем запустили установку обратного хроно-пространственного сдвига с таким расчетом, чтобы я переместился на три секунды назад во времени и в зону действия затягивающего излучения «ловушки для души» в пространстве.
   Очутившись в прошлом, мое тело трансформировалось в волну и, переместившись в момент исчезновения, снова превратилось в материю. А душа, под действием улавливающего излучения силовой ловушки, интегрировалась в тело киберклона, навсегда оставив еще живое, но уже бездушное и больное тело. Мозг биологический был заменен его идеальной киберклонокопией, и все нематериальные субстанции вполне удачно перестроились на работу с ним.
   Через три месяца Аркадий Августович Миронов умер и был официально погребен на Ваганьковском кладбище. Это было трогательное зрелище, и если бы я мог, то прослезился бы вместе с пришедшими проводить меня в последний путь. Но моя роль на собственных похоронах ограничилась безмолвным присутствием в теле механоида.
   Во время эксперимента мне пришлось испытать, наверное, самое захватывающее ощущение в моей жизни – одновременное присутствие сразу в двух телах. Это продолжалось только несколько мгновений – две-три секунды, которые понадобились аппаратуре для создания энергетического импульса необходимой мощности. Но все равно это было поразительно. Сразу после включения экспериментальной установки я стал одновременно рассматривать себя и глазами моего бренного тела и видеоприемниками киберклона.
   Для, вас, псиоников, это, наверное, достаточно будничные переживания. Насколько мне известно, многие из вас обучены захватывать контроль над телами и разумом других людей. Я же был просто опьянен возможностью одновременного постижения мира сразу в двух, совершенно непохожих ракурсах. Но длилось это считаные секунды. Затем чувственное восприятие мира заменил блеклый набор текстур и пикселей. Остальные чувства свелись к аналитическим таблицам физических и химических факторов окружающей среды, составленным по показателям наружных датчиков.
   Конечно, у меня появилось целое море других возможностей. Например, я и сейчас, посредством взаимодействия моих фотопортов с аналогичной аппаратурой охранной системы этого кабинета, рассматриваю нас с вами и из видеоприемников моего основного тела-платформы, и из кинокамер, установленных в этом помещении. Но это не те ощущения, что поразили меня тогда.
   После этого эксперимента наши успехи в дальнейших исследованиях превзошли самые смелые ожидания. За девять лет мы смогли создать компактную автономную установку по переносу сознания человека в его же тело на три часа назад во времени. Ее назвали «Жезл судьбы», поскольку она позволяла владельцу изменять действительность и корректировать свою судьбу, а в зависимости от обстоятельств – и судьбы многих других людей, находящихся рядом.
   При этом биологическое тело и сознание подопытного оставались вполне дееспособными после экспериментов и практически не изменялись. Единственное побочное явление в случае неоднократного применения устройства в течение суток – угроза возникновения гипертонии или частичной амнезии.
   Само устройство состоит из трех основных частей. Первой частью является набалдашник жезла, в который смонтирован мощный энергетический конденсатор для хранения, накопления и мгновенной передачи энергетического импульса. Вторая часть – это стержень, который представляет собой генератор обратного сдвига во времени и корректор защитного поля. Набалдашник со стержнем соединяются третьей частью – передаточным кольцом, в котором установлена система настройки переноса. Посредством поворота набалдашника вокруг оси стержня можно настраивать обратный скачок сознания в диапазоне от десяти минут до трех часов, с шагом в десять минут.
   Воздействие «Жезла судьбы» сторонними наблюдателями не фиксируется. Только в памяти оператора жезла и лиц, попавших в зону действия поля переноса, остается информация о путешествии во времени и событиях, которые произойдут в ближайшие три часа, если в них активно не вмешиваться.
   Первый прототип устройства испытывался год назад в Москве. Посредством многократного применения «Жезла судьбы» троим агентам полковника Хусанова удалось незаметно проникнуть на территорию посольства Конфедерации и сделать копии важных документов.
   По словам агентов, весь ход операции напоминал компьютерную игру. В моменты обнаружения они четыре раза активировали жезл и начинали по-новому проходить провальный этап с учетом точного знания хронологии дальнейших событий и действий охраны посольства. И так до полного успеха.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное