Алексей Пенза.

Неудачник: превратности судьбы

(страница 3 из 14)

скачать книгу бесплатно

Зато, благодаря этому заработку, он живёт в достатке, а так бы работал где-нибудь на заводе или грузчиком в магазине. Я считаю, что он сделал в какой-то степени правильный выбор. Пусть и не из хороших, ну и что. Каждому своё. Зато он теперь в институте учится и оплачивает дорогой факультет. Хочу ли я этого? Ха. Конечно. Даже очень…" – прервал мысли Алёша, когда вернулся Ваня, дожёвывая яблоко.

Подойдя к окну, Ваня открыл наполовину створку. В тот же миг в веранду ворвался холодный поток воздуха.

– Что ты решил? – спросил он, повернувшись к Алексею.

– Не знаю. Очень трудно решить вот так сразу и дать ответ.

– Я тебя не тороплю. У тебя ещё есть время до завтрашнего утра, а теперь вставай и пошли на кухню, там нас уже заждались.

Спустя два дня, поздним вечером, Алексей стоял в заранее запланированном месте на лестничной площадке между шестым и седьмым этажом в полутёмном подъезде девятиэтажного дома в ожидании своих жертв. Сегодня он попробует себя в роли убийцы, и как потом определят специалисты "мокрое дело" совершил дилетант. В левой руке он держал двуствольный обрез, спрятанный за полами потёртого старенького плаща.

Скоро должны были появиться субъекты.

– Их будет двое, – сказал, морщась, Ваня, как только осушил стаканчик с дорогой водкой. – Тот, кого заказали, и его телохранитель. Первое твоё дело будет убрать "телоха", а потом сразу же произвести второй выстрел в главную цель. Если вдруг телохранителя не удастся с первого раза уложить, то стреляй повторно. Тут уж я подключусь и всё доделаю.

– Ванёк, я не могу понять одного. Зачем поднимать такой шум, когда можно всё сделать тихо. Это же не профессионально.

– Вот именно, – подхватил он. – Этого-то от нас клиент и хочет. За это и платит он хорошо. Дурень ты, Лёха, вот и не понимаешь, где собака зарыта. После нашей работы некоторые люди начнут суетиться, выяснять, кто же убрал их дружка, но, узнав, что в этом замешены грабители с улицы, так как мы ещё их и обчистим. Заказчик перед ними будет чист, но нас будут искать. Ну, а мы в это время будем, кто где, пока всё не уляжется. Теперь-то до тебя дошло?

Лёша лишь улыбнулся.

Алексей стоял и смотрел в окно, ожидая появления у подъезда белой машины. Даже уличный фонарь сопутствовал в их деле, ярко освещая и рассеивая свои лучи рядом с неброским подъездом, в котором хищно затаились новоиспечённый киллер Алёша и земляк Ваня, спрятавшийся на седьмом этаже за лифтовой шахтой у мусоропровода. В этом деле задачей Вани было всего лишь подстраховать Лёшу-новичка в случае провала.

Вдруг послышалось отпирание замка, Алексей встрепенулся. После чего открылась дверь одной из квартир на седьмом этаже. В полутёмном коридорчике протиснулся светло-жёлтый свет. Показалась женщина бальзаковского возраста, держа в руке ведро с мусором. Увидев Алёшу, она тихо возмутилась:

– Вот бомжей-то развелось. И когда у нас в подъезде установят домофон? А-то мусор вынести спокойно нельзя.

Она исчезла за лифтовой шахтой, и через секунду Алексей услышал легкий вскрик от испуга.

"Я тоже бы "обосрался"", – подумал Алёша.

Молчание.

Шум падающего мусора. Опустошив ведро, женщина, ворча, быстренько вернулась в свою квартиру.

Алексей увидел в окно, как к подъезду подъехал белый автомобиль, и из него вышли трое. У одного из них в руке был кейс. Он засуетился, в план не входило трое человек. Задача усложнилась, а для новичка тем более, да и Ваня, наверное, не ожидал такого поворота событий. Алексей насторожился, ведь сейчас и от него будет зависеть дальнейший ход дела. Или оно провалится, или всё обойдётся. Лёша напряг слух. Раздался гулкий хлопок тяжёлой двери подъезда, затем скрип открывающихся дверей лифта. В него вошли, и он закрылся. Лёша притих, ему казалось, будто сердце разорвётся от волнения, но ради дела чувство страха нужно побороть. Лифт поднимался. Алексей бросил взгляд через окно на улицу, волна неприятного предчувствия захватила его вновь, но отступать было некуда. Машина осталась стоять с не выключенными фарами, значит "заказанный" приехал ненадолго. Открылись двери лифта, Лёша распахнул плащ, поднял обрез. Вот появились трое человек. Он произвёл по очереди два шумных выстрела. В то время как со стороны лифта послышались глухие хлопки, этими выстрелами Ваня добивал жертв. А Алексей стоял в состоянии шока и тупо смотрел на Ваню, который рыскал по карманам убитых.

– Что встал, как дуб, уходим.

Ваня стрельнул по наручникам и освободил кейс от руки убитого, затем, взяв за ворот Лёшу, толкнул его вниз по лестнице со словами:

– Бежим отсюда, пока нас не замели, – он перезарядил пистолет.

– Вань! А ты знаешь, что там, на улице, машина всё ещё стоит? Ну, та, на которой они приехали? – спросил Лёша.

– Я в курсе, – сухо бросил Ваня, останавливаясь и стреляя в четвёртого, который показался на лестничной площадке. Ваня его убил, но пуля соперника всё же царапнула его в левое плечо.

– Ах! Сволочь! Задел! – сгорая от злости, влепил ещё одну пулю в голову четвёртому и на ходу предупредил Алексея. – Как только выбежим, сразу в их машину и валим отсюда.

Быстро спускаясь вниз по лестнице, они услышали приближающийся громкий вой милицейской сирены, и оба подумали об одном и том же: "Не по нашу ли душу воет?" И, выйдя из подъезда, они увидели, как из "девятки" с включенной мигалкой выходят два милиционера. Тут же нерастерявшийся Ваня, направляясь к белому "Опелю", что стоял к ним "задом", открыл по ним стрельбу, крича: "Ложись!!"

А милиционеры, увидев направленное в их сторону смертью дышащее дуло пистолета, упали на землю, спасая свои жизни. Им повезло: пули просвистели над головами, только продырявив в двух местах лобовое стекло машины.

Алексей и Ваня, быстро запрыгнув в машину оставленную убитыми, с визгом на ней сорвались с места, умчавшись с бешеной скоростью к близлежащим гаражам. В это же время милиционеры, поднявшись с земли, быстро сели в "девятку", рванув вслед за ними в погоню.

– Этого ещё нам не хватало, теперь от ментов сматываться нужно. Как я чувствовал, что это дело будет совсем непростым. Матерью родной клянусь, ей-богу чувствовал. Ну, ничего, я не из таких переделок выкручивался, – улыбнулся Ваня, хотя в душе у него был неприятной осадок.

Наверное, Ваня ругал себя за то, что согласился на дурацкое предложение инсценировать непрофессионалов и успокаивал себя одной простой мыслью, что тот, кто платит, и музыку заказывает. Тем не менее, заказ-то он выполнил.

"Опель" мчался между гаражами, а за ним, отставая метров на пятьдесят, гналась "девятка".

– Слушай, Лысый! А ну-ка открой дипломатик, и мы вместе посмотрим, что там внутри. – Лёша принялся за дело, но кейс было открыть нелегко. Открыв его, они заглянули вовнутрь, а там оказалось стопки десятидолларовых купюр и пистолет марки "Макаров".

– Отлично! – радостно вырвалось у Вани. – Теперь, Лёха, мы с тобой заживём на такие бабки по-царски.

И, резко крутанув руль, даже машину развернуло, Ваня вдавил педаль акселератора в пол салона, заставив "Опель" рыча ехать в сторону преграждающей им путь "девятки", откуда не со стороны водителя в них неудачно пальнули, ибо пуля пролетела между Ваней и Алексеем, найдя себе место в заднем кожаном сиденье автомобиля.

"Опель", черканув правое крыло "девятки" в момент выстрела, вновь помчался вперёд. И, не доехав до перекрёстка узеньких улиц, Ваня и Алексей услышали надрывающийся поблизости ещё один вой сирены. И как только машина, резко свернув направо, даже задок занесло, миновала перекрёсток, сидящие в ней, успели посмотреть на приближающуюся милицейскую машину, которая вцепилась как клещ и почти не отставала от них.

Теперь за "Опелем" гнались две машины.

– Слушай, земляк! – обратился Ваня к Лёше. – Значит так, сейчас на ходу выпрыгиваешь из тачки с дипломатиком и убегаешь, куда глаза глядят, а потом исчезнешь из города. А мою половину бабок передашь матери в Ташкенте. Надеюсь, ты сохранил адрес?

– Адрес у меня в записной книжке, но к чему эти разговоры? Может, выпрыгнем вместе? – предложил Алексей.

– Эх! Сколько лет живёшь, а жизнь понять не можешь. Пойми, в данный момент мы с тобой в полном дерьме, и об этом свидетельствует вырисовывающаяся на заднем плане картина, а они просто так от нас не отвяжутся. Сейчас или немного погодя, они всё же нас схватят, и тогда нам не миновать жрать тюремные помои на обед. Сам посуди, одному легче выкрутиться, чем двум, а так, тот, кто на свободе, сможет помочь тому, кто в беде. Как ты считаешь, я правильно рассуждаю?

Лёша промолчал.

– Ты молодой, тебе ещё жить и жить, – сказал Ваня, крутя руль влево, так как далеко впереди, он увидел ещё одну машину с включенной мигалкой.

– Но ведь и ты не старый! – возразил Алексей.

– Хватит базарить, выпрыгивай!

– Ещё увидимся, – бросил Лёша, выпрыгивая из "Опеля" на повороте.

Милиционеры в машинах не заметили, как он откатился в сторону забора, где росла ежевика. Так что для них он уже не существовал.

Отряхнувшись, Алексей побежал, сам не ведая куда, лишь бы поскорее смыться от места вынужденной высадки. Мимо проносились похожие друг на друга полутёмные улочки, проулки, первое время раздавался отдалённый вой сирен, но вскоре и он начал затихать.

Добежав до района, где располагались многочисленные, чаще всего обветшалые и невзрачные дома частного сектора, Алексей остановился у колонки, смочить пересохшее горло и восстановить сбивчивое дыхание.

"Закурить бы сейчас", – подумал Лёша, но сигарет, как назло, не было.

– И это при полном дипломате баксов, ирония судьбы.

Раздался громкий, ужасный взрыв, который даже было видно. В воздухе повис гул, словно извергнулся вулкан: "Ого! Блин, а вдруг с Ваней что-то… Надеюсь, нет. Как же узнать? Как, как? Пойти туда и всё увидеть. Но можно таким образом… Надеюсь, пронесёт…Зато буду спокоен. Знаю, что глупо, но… Я везучий". Он пошёл туда, где недавно отчётливо взвивались языки пламени. Вообще, Лёша плохо знал этот район, в котором сейчас находился, и был здесь один раз в жизни, да и то давно.

Он завернул за угол и увидел в конце недлинной улицы, что спускалась к железнодорожной линии, несколько милицейских машин рядом с полыхающим бензовозом, из которого торчала задняя горящая часть какого-то автомобиля. С пронзительным воем пронеслись мимо него две пожарные машины. Лёша понял, какая была марка легкового автомобиля, что, словно заноза, впилась в бензовоз.

"Надо уходить, – подумал он и отделился от сиреневых кустов. Перебежал на другую сторону. – Нужно найти тихое местечко, где была бы возможность всё тщательно обдумать и взвесить. Но только подальше от этого района. Например, в парк. Он должен быть где-то рядом. Жаль, что сейчас не ночь. Ну, ничего, выберемся".

Алексей дошёл до развилки. Задумался. Наверняка, одна из трёх троп вела в парк культуры и отдыха. Но какая именно, он не знал, поэтому выбрал наугад. Избранный им путь лежал правее остальных и уходил, поднимаясь вьюнком, по откосу холма.

Нервы были на пределе, а проклятые домишки стояли повсюду, и ни одна тропа не выводила к цели. Спросить бы кого-нибудь, да где же, время всё-таки позднее. Часов Алексей не имел, но он прикинул, что уже где-то около трёх часов ночи.

Удача всё же ему улыбнулась, хотя и запоздала. Оказалось, что, когда ему выпало выбирать, он пошёл не той дорогой, которая приблизила бы его к парку. Лёша понял это тогда, когда наткнулся на яркие витрины фирменного магазина местного модельера Надежды Башкировой. Её мастерская находилась на центральной городской улице почти возле парка, в двух кварталах от него.

"Если пойти к Диману через Балашовку, тогда я точно заблужусь. Ведь этот район я вообще не знаю. Троллейбусы спят, а такси поймать – это не миновать идти к парку. Как ни крути, туда я попаду или хотя бы мимо него пройду. Но сначала нужно избавиться от кейса. От пистолета желательно тоже, но так хочется его оставить себе. Может быть, когда-нибудь пригодится. Вот искушение! Придумал. Я его пока закопаю, а потом за ним приду. А вот с деньгами что делать? Ха. Глупый вопрос. Конечно, только с собой. Но их-то во все карманы не напихаешь. Надо срочно найти замену дипломату".

Алексей нашёл ближайшие мусорные контейнеры, и в одном из них он с брезгливостью поднял целлофановый, жёлтый, наполовину заполненный чем-то пакет. Выпотрошил. Ему повезло: в пакете была картофельная кожура. Он шустро перекладывал пачки денег, при этом не забывал их считать. Всего получилось пятьдесят.

"Вау, да я стал богаче на пятьдесят тысяч баксов. Ни хрена себе".

Бросил дипломат в контейнер.

"Если б Ваня был жив, конечно, половина от этой зелени его. А так как нет, то зачем огромная сумма нужна его матушке, которая уже стоит одной ногой в могиле. А я молодой, у меня всё ещё впереди. Понимаю, что жадина. Но не до такой же степени, чтобы не исполнить хоть какую-то часть своего слова".

Палкой подобранной по пути Лёша выкопал между гаражей, небольшую ямку. Пистолет завернул большим носовым платком и поместил во временное хранилище. Закидал землёй, ногами притоптал.

В парке Алёша выбрал скамейку и погрузился в размышления: "До общежития всё равно не доберёшься, да и зачем? До первых троллейбусов осталось всего-то… Уж посижу здесь, отдохну. Холодно, однако. Плохо, когда тебе некуда податься, да ещё в такое время ".

Алексей посмотрел внутрь пакета. Падающий блик фонарного света осветил стопки десятидолларовых банкнот: " А может, они фальшивые? С другой стороны, вряд ли. Не из-за них же клиент сделал заказ. Я согласился бы, если в кейсе лежала сумма, превышающая эту в пять-десять раз. В этом случае был бы резон. А так?! Да ладно, заказы не обсуждаются, либо соглашаешься, либо нет. А вот Антон, чёрт его дери, всегда соглашался. Таков его характер. Любил рисковать. И что из этого? Теперь он мёртвый. Как говорится, судьба у него такая. Жаль, конечно, Ваню. Да и смерть у него была какая-то страшная. От него теперь и мокрого места не осталось. Земля тебе пухом, друг. Хорошо, что менты не видели, как я выпрыгнул из машины и откатился. Они, наверное, думают, что сгорели мы оба. Хотя стоп, погоди, парень, всё не так просто. Какие-то человеческие останки должны сохраниться. Зубы, к примеру, или ещё бог знает что. И найдут только куски Иваненко, а мои будут искать, а пусто, и тогда… В конце концов, у нас же не Америка, у ментов ума не хватит довести дело до конца, но опять же где гарантии, а их то, как раз и нет. Проще всего вернуться обратно в колледж и сделать вид, что ничего не произошло. Но… Да, надо прислушаться к совету Вани. Хрен с этой учёбой. Лишь бы спасти свою шкуру. Да на такие деньги, какие есть у меня, я себе куплю и высшее образование, какое захочу. Главное – из общежития забрать самое ценное для меня. И можно катиться на все четыре стороны. Но вот куда? От родных толку никакого, тёткам я не нужен, с ними только проблемы будут. На родине мне тоже делать нечего, туда путь заказан. Сегодня всё решится. Может быть, Диман какую-нибудь идею подкинет".

От такого потока мыслей Алексей стал заметно уставать, его клонило ко сну. На скамейке спать неудобно, да и менты на утро могли обнаружить. Он заметил густые заросли, в которых можно укрыться. Лёша улёгся прямо на траве. Ему уже приходилось несколько раз ночевать в парке, после танцев, в нетрезвом виде. Так что не привыкать. Несмотря на дикую усталость и холод, уснуть не удавалось. Как только глаза закрывал, тут же вставал образ полыхающей машины. Когда ему удалось задремать, уже начинался рассвет.

Алёша проснулся под пение каких-то птиц и одним полураскрытым глазом взглянул на высоко висящее солнце. Оно слепило глаз, как летом. Он и сам не знал, как долго проспал. Первое, о чём Лёша подумал при пробуждении, – на месте ли деньги. Пакет был под ним.

Он покинул своё ночное убежище. В парке людей гуляло немного, в основном молодёжь, учащаяся в рядом находившихся университетах. Наших "деревянных" у Лёши на проезд не было. "Зайцем" добираться до лучшего друга ему не хотелось, а пешком часа два надо идти на другой конец города. И он решил ехать на такси. Один откажется от червонца зелёных, зато другой согласится, рискнув заработать на мне в три раза больше, чем если бы я заплатил рублями.

Через десять минут Алексей уже стоял у двери друга. Сделав короткую очередь звонков, он услышал за дверью шаги, и затем она отворилась. На пороге появился паренёк небольшого роста. Русоголовый. Обычная стрижка, но не короткая. Диман любил зачесывать волосы назад или набок. Лицо моложавое, приветливое. Глаза тускло-серые, проницательные. На лбу, над правой бровью, в два сантиметра еле заметный старый шрам – напоминание об одной поездке. Судя по его измученному виду, он переживал похмельный синдром.

Друзья обменялись приветствиями и рукопожатием, после чего Алексей вошёл в квартиру. Ребята сразу же последовали на кухню, гордость его матери, где Дмитрий принялся разогревать щи, чтобы накормить гостя.

– Слава богу, Диман, ты дома, а я-то уж думал, вдруг на учёбе, ждать придётся.

– Если честно, я вообще не ходил в техникум, башка раскалывается на две части.

– Дим, я ведь к тебе по очень важному делу.

– Что за дело? – поинтересовался он, налив полную тарелку щей.

– Сначала послушай. Ну, о Ване ты наслышан. – Он уверенно кивнул. – Я уже тебе говорил, что он с криминалом как-то связан. Так вот, получилось, я к нему заехал уладить одну незначительную свою проблему. Он мне, конечно, помог в три секунды. Мне повезло, у него там на хате девки были, и он меня оставил. Выпили, по комнатам разбрелись. Понимаешь. – Дима снова кивнул. – К одиннадцати вечера "давалок" выпроводили. И Антон для компании взял меня куда-то с собой. Ты же знаешь, я плохо знаю город. Где-то в районе парка.

– Зачем?

– Погоди и слушай. Дошли, значит, мы до одной девятиэтажки и остановились у телефонной будки. Дальше он пошёл один, отмазавшись, что так надо, но, перед тем как уйти, сказал: "То, что я тебе передам в руки, потом уноси ноги, беги, куда глаза глядят. У меня встречаемся". Я понял, что он меня втягивает в какую-то историю, но отказаться не мог. Так как Антон меня много раз тоже выручал. Я жду. Проходит минут пятнадцать. И на бешеной скорости в мою сторону мчится автомобиль. Оказалось, что иномарка, она чуть тормознула, и из неё вылетел пакет.

– Это тот, что ты с собой принёс? За рулём был Ваня? – Лёша согласился. – Дальше.

– Когда уже иномарка отъехала метров на тридцать-сорок от меня, я увидел ментовскую "девятку", которая пустилась в погоню. Видеть всё это наяву, а не в американских боевиках, круто.

– А менты-то откуда появились?

– Понятия не имею. Я, значит, пакет в руки и давай бежать оттуда, что есть силы. Квартал, наверное, даже не отбежал, как услышал взрыв, словно в кинотеатре сидишь. Мыслишка-то, конечно, пробежала, а не Ваня ли это? Не знаю, как это называется по-русски, но меня потянуло туда. И точно: Алёша ребром кисти стукнул по другой ладони. – В бензовоз влетел.

– Ты что, к месту взрыва подходил?

– Я, наверное, ещё не похож на сумасшедшего.

– Хоть лично я не был знаком с Антоном, но всё же жаль парня.

– И я про то.

– А где ж ты ночь провёл?

– В парке. Забрёл в густые кусты и упал наземь. Вот так.

– Мог бы ко мне прийти.

– Ага. Ночью?

– Ну и что.

– Я б к тебе завалился, если б не твой отец.

– А что в пакете-то было? Надеюсь, ты догадался посмотреть?

– Спрашиваешь. Не поверишь. Доллары. Много долларов.

– Баксы!!! – изумился Диман. – Пока своими глазами не увижу, не поверю. – Он заглянул в пакет. – Ух, ты!!! Невероятно. Сколько здесь? – он вытащил одну пачку, стал рассматривать, щупать её, нюхать. – Деньги!

– Полтинник, – сказал Алексей, наливая себе чая.

– Чувак, да ты богатенький Буратино. – Дима радостно посмотрел на него. – Да на эти "бабосы" ты можешь купить то, что всегда хотел. Ну, Ваня. Откуда он про них пронюхал? Решил, наверное, куш сорвать, а получилось как. Что будешь делать с ними?

– Пока не знаю.

– Он не знает, что с зеленью делать, – Диман сделал удивлённый вид. – Да я бы их… Впрочем, неважно, не мои.

– Друг, помнишь, ты мне всё про свою тётку нахваливал?

– Ну, да.

– Сделай одолжение. Всё равно, она у тебя квартиранток держит. Свяжись с ней, поговори насчёт меня. Мне надо из города линять.

– Зачем?

– Большие деньги, тем более чёрные, всегда приносят какие-то проблемы. А я не хочу оказаться в водовороте одной из них. Я, забегая наперёд, хочу обезопасить себя. А оставаться здесь, кто его знает, может, пронесёт, а может, и нет.

– Я понимаю: тебе терять нечего, как же учёба? Всё-таки два года проучился.

– Конечно, обидно будет, но у меня нет выбора. Ради себя, я должен на неё забить. А как ты говоришь: с такими деньгами… я потом куплю себе какую-нибудь корочку. Если в этом будет необходимость.

– Понятно. Окей. Тогда поступим так. Поскольку в общежитие тебе возвращаться нельзя, а больше перекантоваться негде, могу предложить пожить у меня на даче. Можно было, конечно, и здесь, ну, понимаешь, отец. Что тебе объяснять? Значит, там… с прошлого раза ничего не изменилось: ни отопления, ни телевизора, ни и т. п., благо электричество хоть присутствует. Хорошо, что сейчас на улице ещё тепло, я думаю, до конца октября такая погода ещё продержится. Очень-то не замёрзнешь, а на ночь накутаешься. Поживёшь там до тех пор, пока не уедешь. А я сегодня же пойду, позвоню тётке и узнаю её ответ.

– А вдруг она не захочет принять меня?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное