Алексей Матвеев.

Криминальный футбол: от Колоскова до Мутко

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

   Да что там деклараций! Велика ли цена им, когда слова и поступки одних и тех же чиновников имеют прямо противоположную направленность. В этом контексте вспоминается конференция РФС 1992 года, на которой проходили выборы в руководящие органы союза. Как только очередь дошла до кандидатуры Альберта Поморцева, с места поднялся президент футбольного клуба “Ростсельмаш”. Он заявил буквально следующее: “Поморцев не имеет права входить в руководство организации, так как способствовал распространению «договорной» практики”. Руководитель рос тов ской команды поведал собравшимся о том, как однажды упомянутый чиновник звонил и достаточно прозрачно “выводил” на “нужный” результат в предстоящем “Ростсельмашу” поединке. В любом цивилизованном обществе подобное заявление привело бы как минимум к тщательному служебному расследованию. Скорее всего, перед кандидатом опустили бы шлагбаум на его пути к заветному креслу, хотя бы временно, до выяснения всех обстоятельств дела. Но степень цивилизованности РФС такова, что Поморцева практически без обсуждения посадили туда, куда он и стремился. Больше того, ему доверили возглавить… комитет по честной игре! Словом, надеяться на конструктивную роль РФС в решении проблемы “договорных” матчей – пустая затея…»
   Разумеется, ту в высшей степени темную историю, впрочем, как и великое множество других, вокруг скандально нашумевшего матча ЦСКА – «Спартак» (Владикавказ) никто из руководителей отечественного футбола, в том числе и господин Колосков, даже не попытался расследовать. Такими вещами могли бы заняться действительно честные, восприимчивые, неравнодушные люди. Подобными качествами «блистательный» Вячеслав Иванович, по моим многолетним наблюдениям, достаточно глубокому анализу, и близко не обладал. А значит, популярная в народе игра с таким руководителем была обречена на стагнацию.
   Удивительно, до какой же степени надо любить в футболе только себя! Еще в союзные времена разоткровенничался знаменитый форвард киевского «Динамо» и сборной СССР Олег Блохин, нынче тренирующий клуб высшей российской лиги «Москва». Тогда Олег Владимирович поведал «Комсомолке», что за свою карьеру сыграл «договорных» матчей видимо-невидимо. Реакции начальников – никакой. Та же газета под характерным заголовком «Надоело играть в поддавки» опубликовала письмо трех мастеров ростовского СКА – Бондарева, Посылаева и Татаркина. Оказавшись в паутине лжи и лицемерия, футболисты на страницах популярного издания рассказали, как их тренер Павел Гусев заставлял «сплавлять» очки ворошиловград ской «Заре», запорожскому «Металлургу», ланчхутской «Гурии», никопольскому «Колосу» и, само собой разумеется, «старшему брату» – ЦСКА. На строптивцев неслыханное давление оказали тогда военные, погоны которых светились большими звездами. Скандал, как водится, удалось замять, сами игроки в дальнейшем отказались от всякого общения с прессой. Да что там рядовые футболисты! В опалу попадали выдающиеся тренеры. Вот Михаил Иосифович Якушин по окончании карьеры наставника инспектировал матчи союзного первенства.
И в рапорте после игры команд «Гурия» – «Торпедо» (Кутаиси) сообщал руководству союзной федерации футбола об очевидном, на его взгляд, сговоре земляков, к честной игре вовсе не имеющим отношения. Какова реакция? Уважаемого специалиста обвинили «в предательстве интересов советского футбола…»
   В «искренности» намерений господина Колоскова – бороться с «договорными» матчами – легко убедиться на следующих примерах. Любопытна трансформация главного футбольного начальника. Из его выступлений по этому поводу в периодической печати: «Что омрачило завершение сезона 1985 года? Разговор идет о проявлениях пассивной игры в ряде матчей с участием московского “Торпедо”, киевского “Динамо” и днепропетровского “Днепра”. Все эти явления стали предметом обсуждения на специальном заседании президиума федерации футбола. Принято решение, чтобы команды, повинные в нарушениях принципов честной борьбы, строго в дальнейшем наказывать, например, лишать права участвовать в международных соревнованиях (см. статью „Будем строго наказывать“, „Советская Россия“, декабрь 1985 года).
   «…“Договорные” игры по всеобщему мнению, в нашем футболе есть, но одновременно их вроде бы и нет, поскольку экспертная комиссия и федерация футбола не располагают конкретными аргументами, позволяющими прямо утверждать, что тот или иной матч был “договорным”. Считаю и сам, что отдельные игры в прошлом году прошли без должной спортивной борьбы и уважительного отношения футболистов к зрителям. На президиуме федерации футбола к числу таких игр были отнесены матчи “Шахтер” – “Динамо” (Киев), “Арарат” – “Динамо” (Киев). В этом деле мы не собираемся прибегать к помощи правоохранительных органов, считаем, что у федерации и управления футбола достаточно собственных сил и прав, чтобы покончить с подобного рода “играми” (статья „У федерации и Управления достаточно сил и прав“, „Советский спорт“, февраль 1987 года).
   «Я согласен с теми, кто считает, что инициаторами негативных действий в футболе нередко выступают тренеры, начальники команд. В связи с этим хочу сказать, что в ФИФА создан специальный комитет по безопасности и честной игре. Я сам являюсь членом этого комитета и, конечно же, приложу силы для наведения порядка в отечественном футболе. С помощью печати и телевидения мы будем вести решительную борьбу с нарушителями морали. Дисциплинарному комитету и комитету по статусу будет дана установка разработать совместно с Министерством внутренних дел конкретные меры по пресечению нездоровых явлений» (статья «Я приложу силы…», «Советский спорт», январь 1990 года).
   Дальше – больше. Господин Колосков осознает, что «без сотрудничества с правоохранительными органами не обойтись». И в том же, 1990, году, только в феврале, утверждает на страницах «Московского комсомольца» следующее:
   «“Договорные” игры случаются. Тренер договаривается с тренером, игроки с игроками. Вот только факты, к сожалению, привести не могу. Поскольку, как говорится, за руку никого не поймали. Все лишь умозрительно. Но есть, подозреваю, и другая, гораздо более мрачная сторона у этой “медали”. Похоже, мафиозные группировки все глубже вторгаются в футбол. На мой взгляд, существует некий подпольный тотализатор, который проводит интенсивную работу с судьями, игроками. И кто-то на этом срывает большой куш. Сейчас мы предоставим просмотровым комиссиям гораздо большие полномочия – они будут оценивать не только судейство, но и спортивность борьбы. Однако и это полдела. Считаю, без сотрудничества с правоохранительными органами нам не обойтись, не искоренить “договорных” матчей. Что ж, мы готовы пойти на это. Неужели у нас не найдется своего комиссара Каттани?…»
   Однако вскоре даже словесный запал, не говоря уже о конкретных делах, которых так никто и не дождался, у Вячеслава Ивановича иссякает. Он практически расписывается в своем бессилии, в рецидивах которого я, собственно, и не сомневался. Вот что он заявляет на страницах еженедельника «Футбол» в ноябре 1992 года: «Я отношусь к этим делам всегда одинаково. Если это доказано, людей нужно отдавать под суд, если нет – не стоит об этом говорить. Вот моя точка зрения и, если хотите, моя позиция. В течение последних тринадцати лет я неоднократно говорил: нужно доказать или факт сговора, или преступления. Каким образом нам принимать конкретные меры о наказании команд или игроков? Я бессилен сегодня что-либо сделать».
   Читателям наверняка небезынтересно знать, какие кадры подбирал в свой «дружный» коллектив руководитель столь «высокого полета». Проанализировав это хотя бы поверхностно, поклонники футбола ужаснутся: с подобными «специалистами» не то чтобы авгиевы конюшни чистить. Само замечательное слово «футбол» к ним ну никак неприменимо, не сочетается с их обликом. Из заголовка «Черное воронье убивает футбол» сразу становится ясно, о чем пойдет речь. Опубликовал я это в феврале далекого 1993 года.
   «Еще свежи в памяти надежды, возлагаемые на молодую Профессиональную футбольную лигу (ПФЛ). Год назад ее возглавил энергичный, приятный в общении мастер популярной игры Николай Толстых. Казалось, Толстых привлечет в помощники столь же интересных коллег, относительно недавно завершивших выступления в большом футболе. И закипит жизнь. Тем паче, что ПФЛ мыслилась независимой от РФС, который возглавляет одиозный Вячеслав Колосков… Не тут-то было. Все ключевые посты в профлиге заняли… давние соратники Колоскова. Так, лигу “осчастливил” в должности генерального директора Юрий Кабан. Человек уникальный. Отовсюду гонимый (сначала из бывшего союзного управления футбола, позднее – из столичного “Торпедо”), он затем неизменно объявляется на горизонте. Говорят, не чужой Колоскову человек. По линии жен. До недавнего времени занимал пост вице-президента РФС. Заслуженный тренер России. Если кто-то из читателей напомнит, какие клубы тренировал в свое время Юрий Алексеевич, буду премного благодарен. Особую славу он снискал на ниве автомобильного промысла. Через футбольные клубы (конечно, за определенные услуги) доставал “легковушки”. Сколько душа пожелает. Какие-то оставлял себе, другие “толкал” покупателям. При коммунистах с этим было строго. Они-то и выгнали Юрия Алексеевича из управления футбола. А потом и торпедовцы выказали недоверие “маститому” специалисту. Примерно за такие же делишки. Теперь можно порадоваться за Кабана – он снова на коне. Жаль в данной ситуации Николая Толстых. Ему, видимо, останутся представительские функции. Как у английской королевы.
   …Инспекторский комитет возглавил другой, и тоже заслуженный тренер России, Виталий Артемьев. Ему впору писать мемуары о том, как чудом не оказался в местах, не столь отдаленных. Видимо, помогла дружба семей Артемьевых и Старостиных. Один из великих спартаковских братьев вкупе с тогдашними партийными бонзами посодействовал “прикрытию” уголовного дела, по которому и проходил Артемьев. В этом году (в 1993-м. – А. М.) Виталий Сергеевич справляет юбилей. Десять лет минуло с тех пор, как по нему плакала тюрьма. Что особенно радует, так это заметное “омоложение” кадрового состава. Получил назначение на должность председателя судейского комитета 68-летний Александр Табаков. Даже затрудняюсь характеризовать столь “потрясающего” человека. Это отдельная песня. Словом, у руля в меру “темные”, одиозные личности. Отчасти я понимаю господина Колоскова. Фор мировать кабинет из людей, близких к уголовному миру, – в этом есть изюминка, своего рода психологический феномен. Таких всегда можно поставить на место – за ними водятся грешки, и немалые. Они вряд ли станут подсиживать – слишком обязаны хозяину, к тому же не отличаются интеллектом. Удобно во всех отношениях. Смех смехом, а над футболом снова свинцовые тучи. Они, собственно, и не расходились. Мель кнул луч надежды. И столь же быстро угас», – так безрадостно заканчивалась та статья. А чему было радоваться? Сплошной, непроходимый мрак.
   …Если замечательные мастера игры – Анзор Кавазашвили, Виктор Понедельник, Валентин Иванов, их друзья все-таки проиграли закулисную борьбу Вячеславу Колоскову, то сильные мира сего иногда пытались указать футбольному боссу на дверь. Не на шутку взъелись в свое время на господина Колоскова глава НОК Виталий Смирнов и бывший советник Президента страны Бориса Ельцина Шамиль Тарпищев, в 1994 году занимавший пост руководителя Комитета по физической культуре и туризму РФ. Между прочим, заместителем у Шамиля Анвяровича был как раз Анзор Амбер кович Кавазашвили. И вот они вроде бы объединили усилия в борьбе против президента РФС.
   Впрочем, подоплека предполагаемого снятия с долж ности Колоскова была скорее сугубо финансовой, нежели идейной. Такого человека, например, как Виталий Смирнов, сложилось стойкое впечатление, интересовали всегда деньги, точнее их количество. Дурно ли пахнут они, Виталия Георгиевича не интересовало. Он то поддерживал Колоскова, то безудержно критиковал. Поговаривали, именно в тех случаях, когда Вячеслав Иванович «не совсем корректно» вел себя по отношению к начальнику (Смирнов будучи президентом НОК, естественно, курировал деятельность федераций по видам спорта, в том числе футбол).
   В этой истории сыграл свою заметную роль и некогда почти всесильный Отари Квантришвили. Совсем не случайно он так часто и настойчиво вторгался в дела футбольные, регулярно как навещая лично Вячеслава Колоскова, так и захаживая на пресс-конференции. Хотя, казалось бы, какое отношение мог иметь бывший борец-вольник к самой популярной в мире игре? Значит, имел. И весьма заметное. На этот счет точных сведений нет, но Отари Витальевич, поговаривали, вкладывал отнюдь не маленькие деньги своего Фонда социальной защиты спортсменов именно в РФС. Рассчитывал, разумеется, на ответную щедрость со стороны Колоскова и его ведомства. Ведь отправиться на предстоящий чемпионат мира по футболу в Америку тот же Квантришвили мог запросто и туристом, но его такой «статус» явно не устраивал. Он претендовал, с его же слов, на включение в состав официальной российской делегации, собиравшейся на мировое первенство 1994 года.
   Планов было громадье: реклама себя, дорогого, во время мундиаля, переговоры с самим президентом ФИФА Авеланжем (уж прямо и не знаю, о чем могли бы говорить столь разные люди). На волне футбола Квантришвили намеревался внедриться и в высокие политические сферы России, для этого создавал партию спортсменов, планируя участвовать как минимум в парламентских выборах. Эти поистине наполеоновские планы оборвали, как известно, несколько пуль киллера, выпущенные в Отари Витальевича на выходе из столичных Краснопресненских бань…
   Дружба Колоскова и Квантришвили явно раздражала того же Смирнова. От средств Отари, вкладываемых в РФС, Смирнову, как утверждали злые языки, ничего не перепадало. Тут сквозила досада как на Отари, так и на Вячеслава. В общем, у Виталия Георгиевича были все основания, особенно после провального для сборной России чемпионата мира в Америке, сместить подчиненного Колоскова со своего поста. Тут еще включился в «перспективный процесс» возможной отставки футбольного босса Шамиль Тарпищев. Как сооб щил мне тогда весьма надежный источник, Шамиль Анвярович даже вел переговоры с Жоао Авеланжем. Цель? Добиться согласия высокого международного чиновника о снятии Колоскова с поста вице-президента ФИФА (да, Вячеслав Иванович сидел тогда «очень высоко»), чтобы подготовить почву для аналогичных санкций уже дома. Однако, по неофициальной информации, за Колоскова горой встали некоторые представители так называемых коммерческих структур. Они прозрачно намекнули Тарпищеву, что его авто может невзначай взлететь на воздух, если он не оставит попыток устранить Вячеслава Ивановича. После чего у Шамиля Анвяровича энтузиазма явно поубавилось… И Колосков, разумеется, продолжил руководить отечественным футболом.
   А Виталий Смирнов очень нервно реагировал на визит в его кабинет на Лужнецкой набережной следователя из Регионального управления по борьбе с организованной преступностью. После внезапной для многих кончины Отари Квантришвили оперативный сотрудник хотел побеседовать и с Виталием Георгиевичем. О чем? Остается лишь догадываться, ведь отношения Смирнова (по его же словам) с Квантришвили были весьма непростыми… Вам покажется несколько удивительным, но Смирнов, по свидетельству очевидцев, достаточно бесцеремонно выпроводил опера восвояси. Да еще присовокупил: дескать, чтоб больше я вас здесь не видел. Ведь многие наши «шишки», в том числе из мира большого спорта, стоят как бы над законом. Что им какой-то простой опер, обязательная процедура допроса? Это не для них. Так было тогда, так, наверное, обстоит и сейчас.
   Между тем дражайший Вячеслав Колосков продолжал «блестяще» руководить футболом. Помните, как он ловко оформил себя еще в конце 80-х прошлого столетия «тренером сборной СССР по хоккею» или «начальником национальной команды по фут болу»? А его лучший друг, ближайший помощник Александр Тукманов фигурировал в платежных ведомостях администратором. Чиновники по тем временам разжились весьма неплохими деньгами в инвалюте, видимо, за одно лишь свое «бесценное» присутствие на крупнейших соревнованиях планетарного уровня. Нечто подобное (впрочем, какое там «нечто», с куда большим размахом!) они стали позволять себе в новейшее российское время, в лихие 90-е.
   В начале января 1997 года я узнал по своим источникам о тотальной проверке финансовой деятельности РФС. Проводили ее сотрудники Управления федеральной службы налоговой полиции по городу Москве. И начальник отдела общественных связей этой организации Александр Борисов рассказал и, что тоже ценно, показал мне много любопытного. Так вот, финансовая дисциплина РФС проверялась за период с января 1993 года по 1996 год включительно. Результаты превзошли ожидания даже видавших виды налоговиков. Одних только невыплаченных налогов набежало (вдумайтесь только!) на 1 672 330 347 рублей. Эту цифру, по словам специалистов, надо умножить на коэффициент 3,3 – получим искомую сумму призовых сборной России за четыре года выступлений в крупных международных турнирах, которую, надо думать, не без удовольствия для себя «освоили» функционеры и футболисты национальной сборной.
   – За указанный период налоги с премиальных в РФС вообще не удерживались, – констатировал Александр Борисов.
   Спрашивается, почему еще раньше этого как бы «не заметили» работники Государственной налоговой инспекции № 4 Центрального административного округа столицы, на территории которого располагался РФС? Согласитесь, весьма странно «курировали» сотрудники упомянутой инспекции ретивых футбольных чиновников. А если бы не их старшие коллеги из городской налоговой службы – так бы все и сходило РФС с рук? Как пояснил А. Борисов (материал я делал для газеты «Труд»), в футбольном союзе, видите ли, руководствовались указом Президента страны от 22 ноября 1993 года. Текст указа звучал так: «О протекционистской политике Российской Федерации в области физкультуры и спорта». Согласно этому документу налогом не облагались премии, получаемые спортсменами, в том числе, разумеется, футболистами. Пункт указа ловко использовали «под себя» и функционеры РФС. Они тоже проходили в платежных ведомостях как «спортсмены». В конце 1994 года данное положение указа утратило силу, и налоги с премиальных должны были платить не только руководители футбола, но и сами мастера, чего они длительное время не делали.
   Штрафные же санкции, взимаемые тогда с РФС, достигли вовсе астрономической отметки в 3,145 миллиарда рублей. Девяносто процентов штрафов должно было пойти в городской бюджет, остальные – в федеральный. Если РФС добровольно не погасил бы долги, причем в кратчайшие сроки, то полицейские вправе были списать деньги со счета РФС. Проверяющие не сочли нужным возбуждать уголовное дело в отношении футбольного ведомства. Умышленного сокрытия налогов специалисты не обнаружили. Однако буквально спустя год (в середине 1998-го) налоговики уже готовы были инициировать уголовное преследование: открылись новые, очень любопытные обстоятельства, связанные фактически с незаконной финансовой деятельностью чиновников РФС. Но об этом чуть позже.
   В столичной налоговой полиции показали и платежные ведомости, согласно которым тот же Колосков и его правая рука – Тукманов щедро премировали самих себя. Видимо, они здорово выступили в роли центрфорвардов в полуподпольной игре, о которой мы с вами, уважаемые читатели, не ведаем. А успехов сборной-то на крупнейших соревнованиях мы даже отдаленно не замечали на горизонте. За что тогда неслыханные премии? Понятно – за провалы.
   И вот в январе 1993 года «герои» полей (не ясно только, каких) Колосков и Тукманов получают каждый по 30 500 немецких марок. Вероятно, за доблестно проваленное выступление сборной тогда еще СНГ на европейском первенстве в Швеции. В ноябре 1994 года, видимо, за очередное громкое фиаско на мировом первенстве в США, Тукманов удостаивает себя премией в 12 500 долларов США. Из скудеющей на глазах кассы РФС Александру Вячеславовичу оплачен и круиз, всего-то 1385 «зеленых». Вы соскучились по любимой фамилии – Колосков? Вот она всплывает в ведомости, как обычно, в конце 1996 года. Тогда наша сборная досрочно отправилась домой, не преодолев барьер группового турнира европейского чемпионата в Англии. Ну, что-то «обидел» себя Вячеслав Иванович, лишь 4500 баксов отслюнявил. Мало, зато со вкусом. Собственно, а за что себя еще поощрять, как не за провалы любимой сборной? Ведь успехов как не было, так и нет. А карман, тем паче свой, пустовать не должен ни при каких обстоятельствах. Таковы негласные законы чиновничьей конъюнктуры.
   Тема сборной – больная вообще, даже сейчас, не говоря уже о временах, когда «рулил» господин Колосков. В те годы царила полная безнадега. Вот что я публиковал в «Трибуне» в июле 1998 года почти сразу по окончании мирового первенства во Франции, куда наша команда так и не попала, не пройдя сито отборочного турнира. Из заголовка вы сразу поймете, о чем речь: «Кабинет футбольных министров» должен уйти в отставку».
   «После того как сборная России не попала в число 32 (!) участниц мирового первенства во Франции, непробиваемый и невозмутимый президент РФС Вячеслав Колосков благополучно отсидел весь срок чемпионата во французских владениях, хотя дома забот – выше крыши. Попросился в отставку с поста главного тренера национальной команды Борис Игнатьев, и сборная осталась без наставника в преддверии отборочных матчей чемпионата Европы-2000. Появился Гершкович с приставкой “и.о.”, после шумного и скандального “боя под ковром” во главе коллектива возник Анатолий Бышовец. Что теперь?..
   …Игнатьев и Гершкович ушли, зато остался непотопляемый Колосков. Игнатьев покинул сборную не сразу. Ему, видимо, показалось мало оглушительного фиаско на пути во Францию, он продолжал руководить “процессом”. Понадобились сокрушительное поражение в товарищеском матче от скромной даже по европейским меркам команды Польши – 1:3 и бездарная ничья с грузинами – 1:1, чтобы Петрович (так по-свойски величают Игнатьева функционеры и футболисты) ушел в отставку. Тем не менее это поступок, еще раз доказавший, что тренеры порядочнее чиновников. Они в отличие от Игнатьева и не помышляли об отставке, не брали на себя ответственности за провал национальной команды, словно их это совершенно не касается. …Между тем не столько тренер Игнатьев, сколько чиновник Колосков, имеющий весьма абстрактные понятия об игре, определял тактику, стратегию и даже состав на конкретные матчи. Например, после безликой ничьей на Кипре (1:1) ведущий полузащитник сборной Андрей Канчельскис рассказал мне, что к следующему поединку в составе будут серьезные изменения. Действительно, мы не увидели в составе Карпина и Мостового. К чему привели “творческие” поиски из-за кулис, хорошо известно: мы не попали во Францию. Вот еще штришок. Беседую как-то с Игнатьевым в его комнате в подмосковном Новогорске (там команда готовится к ответственным международным встречам). Звонит главному тренеру сам Колосков. Борис Петрович едва ли не по струнке вытянулся перед шефом во время разговора. Слишком очевидная зависимость тренера от воли и настроения руководителя (оба штатные сотрудники РФС) бросалась, конечно, в глаза и игрокам. Они видели, кто реально принимает решения по ключевым вопросам. Это усугубляло шатания и разброд в команде. Конечно, во всем мире наставники подотчетны своим работодателям, но по итогам оговоренного в контракте срока. В команде же он – бог и царь, выше него инстанции нет. У нас же футбольное хозяйство все больше управляется исподтишка, из тени… В конце концов даже спокойный, интеллигентный Андрей Канчельскис, как и ряд его партнеров, отказался выступать за сборную, что символизировало собой полный развал на вершинах российского футбола».
   Вот лаконичная хроника «разборок» в главной команде страны. Еще союзное время, 1990 год. В финальной стадии мирового первенства в Италии советские футболисты «застряли» в предварительной группе, потерпев поражения от аргентинцев и румын. Победа над камерунцами уже ничего не давала – мы досрочно отправились домой. Однако отправились далеко не сразу. В сборной разразился нешуточный скандал: игроки отказывались возвращаться на родину, пока функционеры не выплатят им причитающиеся премиальные. Страсти с превеликим трудом удалось погасить, «невозвращенцев» среди советских игроков замечено не было.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное