Алексей Исаев.

Возвращение домой

(страница 2 из 9)

скачать книгу бесплатно

6

Андрей засыпал под стук колес. Поезд Москва-Саратов набирал скорость, отправляясь от очередной станции. За окном мелькали одинокие городские домики, окутанные сном, к некоторым из них приближались люди, только что бывшие пассажирами отъезжающего поезда. Их встречали родными объятиями, теплыми словами. Счастливчики! Вот и Андрей, глядя на умиляющие картины благополучного возвращения домой, прикинул, что в семь часов утра тоже должен уже быть в своем городе. Чем ближе поезд подъезжал к родным местам, тем сильнее Андрей понимал, как соскучился по дому.

«Эх! Скорее бы Сердобск!» – подумал он с воодушевлением.

Андрей вспомнил, как год назад уезжал в столицу, чтобы поступить в МГУ на факультет «экологии»: со школьных лет он мечтал стать разработчиком программ по очистке окружающей среды. Стремление его реализовалось: не один год покорпев над учебниками, изрядно потратившись на занятия с репетитором, он все-таки поступил в университет. Теперь уже первый курс позади, и, конечно, жизнь в столице наложила отпечаток на многое в молодом человеке.

Андрей был крепышом с осветленными волосами и с маленькими карими глазками. Занятия боксом с детства и время, проведенное с друзьями в тренажерном зале «Мистер Мускул», не прошли даром: он всегда мог постоять за себя. В одежде Андрей предпочитал спортивный стиль, что подчеркивало его мужественность и очень нравилось девушкам: футболка в сеточку без рукавов, шорты ниже колен, спортивные кроссовки «Найк» Все это ему удалось купить в Москве на деньги, заработанные в свободное от учебы время. В таком виде он и решил предстать перед родными. Пускай убедятся, что он стал самостоятельным и может в дальнейшем добиться успеха в жизни.

Проводник вошел в купе, где, помимо Андрея, ехал мужичок неказистой внешности в мятом пиджаке, распивающий горячий чай осторожными глотками.

– Через двадцать минут будем в Ртищеве. Молодой человек, кажется, это ваша остановка? – спросил проводник, когда Андрей встрепенулся.

– Да, моя, спасибо, – ответил он и начал приводить себя в порядок.

Через десять минут докуривая сигарету в тамбуре, Андрей с задумчивым видом смотрел в окно. Неприятное предчувствие неожиданно закралось в душу, но юноша преодолел его, подумав о предстоящей, такой долгожданной, встрече с бесконечно знакомым и родным.

Сойдя с поезда, он пересел в электричку, которая его доставила в Сердобск. Проснувшийся город встречал Андрея тихим, безоблачным утром.

Он шел домой, с жадностью вдыхая свежий, чистый воздух. Вовсю уже чувствовалось лето, и Андреем овладело ощущение, что он перенесся в прошлый год, когда еще только намеревался отправиться в Москву. Все тогда было таким же: эта зеленая привокзальная улица, залитая первыми лучами солнца, эти выстроившиеся в ряд синие ларьки, у которых всегда еле держатся на ногах «постоянные клиенты» в ожидании спасительной «чекушки». Вот только непривычным уже стало странное, но приятное для слуха спокойствие вокруг, которое позволяло улавливать даже шелест листьев и пение птиц.

Что ни говори, а столица напрягает своим шумом, постоянным психологическим давлением, так хочется выбраться на свежий воздух, отдохнуть от надоевшей суеты. И хорошо, что такая возможность есть.

7

Вот и родная четырехэтажка, и до царапины знакомый подъезд. Андрей, быстро поднявшись на второй этаж, остановился у нужной квартиры. Опустив сумки, надавил на кнопку звонка. Сначала за дверью было тихо, а потом послышались шаги и сонный, недовольный голос спросил:

– Кто там?

– Андрей.

Тут же знакомый ему голос радостно сообщил:

– Мама, Андрюша приехал!

Дверь открыла его младшая сестра. Глядя на Юльку, Андрей мимолетно подумал: «Как же она изменилась!» На ее повзрослевшем розовом личике виднелись еле заметные россыпи веснушек. Русые волосы были пострижены под каре, а ведь длинные на зависть подруг, роскошные волосы всегда были предметом ее гордости. Переставив сумки, приехавший заключил в объятия Юльку, которая бросилась брату на шею со словами:

– Андрей, как я по тебе соскучилась.

– Я тоже, – ответил он, еще крепче ее, обнимая и заодно целуя в щеку подошедшую маму, лицо которой пылало от счастья.

– Андрюша, родной, ой радость-то, какая. Ну проходи скорей, что же ты стоишь? – и, увлекая на кухню, быстро затараторила. – Сейчас позавтракаешь, проголодался, наверное, с дороги.

За столом мама и Юлька закидали его вопросами.

– Откуда ты так разбогател? Одежда на тебе модная, уйму денег стоит! – не унималась мать. – Ну, как учеба, как Москва, рассказывай?!

– Мам, все замечательно, учусь почти без троек, деньги после учебы можно подкалымить. Город большой, красивый, все по-другому, чем у нас. Люди постоянно спешат куда-то. В общем, мне нравится.

Тут и Юлька встряла:

– А девушки там, наверное, красивые, нашел там кого-нибудь?

– Ну, они везде прекрасные, а подруга у меня просто супер. Фотомодель и не из бедных. Вот покушаем, покажу снимки. У нее отец-владелец кондитерской фабрики.

– Что же ты ее с собой не привез? – поинтересовалась сестра, незаметно подмигнув, матери.

– А что ей здесь делать? Она привыкла совсем к другой жизни. Если у нас и дальше все с ней будет хорошо, перееду в Москву.

– Дай Бог, дай Бог, дай Бог, – с надеждой сказала его мать и добавила. – Может, пойдешь отдохнешь? Устал, наверное, с дороги.

– Да, да, иди поспи, а то мы на сегодня составим грандиозные планы, – соглашаясь, сказала сестра.

8

Еще не открыв глаза, Степан ощутил начало нового отрезка времени в своей жизни – наступление утра, и вместе с тем напряженно стал связывать это пробуждение с тем, что ему предшествовало.

По всему телу разливалось приятная тяжесть, причину которой он пока еще не мог определить: то ли это от вчерашних событий, которые почему-то помутнели в его памяти, то ли от ночных видений, истерзавших воображение. Тем не менее, Степан не торопился бодро начать очередной день, все еще уткнувшись лицом в подушку и лениво посапывая. Но от сладкого бездействия оторвала неожиданное осознание того, что он не один в постели: пытаясь сквозь сон потянуться, он натолкнулся рукой на теплое гладкое плечо. В одно мгновенье улетучилась леность и полузабытье.

Степан порывисто привстал и склонился над своей соседкой по подушке. Женщина лежала на животе, и лица ее практически нельзя было разглядеть на разлетевшийся в разные стороны длинными белыми волосами. Степан сел на постели спустил ноги на пол и попытался все восстановить в памяти.

«Неужели Света? Значит, мне это не приснилось», – понял он.

Встав с постели, Степан побрел на кухню. Утолив жажду, он вернулся, чтобы все-таки убедиться в правильности своей догадки. Медленно и осторожно, Степан откинул несколько белокурых прядей с лица своей любовницы. И увидел знакомые черты: чуть подрагивающие веки под тонким сильно разведенными в сторону и будто в удивлении приподнятыми дугами бровей, чуть приоткрытые влажные пухлые губки, которые словно и во сне требовали поцелуя. Любуясь безмятежно дремлющей Светой, он невольно подумал: «Ну совсем как ребенок. Даже не верится, что ночью такой невинный младенец превращается в разъяренную львицу».

С такими мыслями он поднялся с корточек и бережно, словно в благодарность за проведенное вместе время, поцеловал Свету в щеку.

Приблизившись к окну полумрачной комнаты, он раздвинул шторы, впустив лучики солнца, которые разбудили спящую красавицу.

– Доброе утро!… Сладкий?!

Вместо ответа Степан наклонился к Свете, слившись с ней в долгом упоительном поцелуе. Она опять ощущала его нежные ладони и пальцы и трепетала вместе с ним, поддавшись ласке сильных мужских рук. Похоже, это продолжение было даже лучше предшествующей ночи, по крайней мере, теперь все происходило осознанно, а не под влиянием минутной слабости. Временами даже казалось, что он съест ее и удушит в своих объятьях, так сильно он впивался в ее губы своими губами и зубами, так властно прижимал ее к себе, что она чувствовала те части его тела, теперь вовсе ей не чуждого. Она пыталась отдать ему всю себя без остатка. Как в тот момент, если бы поэма плоти подходила на этом к концу, и тем больше были ее удивление и неудовлетворенность, когда Степан в самом разгаре любовной игры хоть и нежно, но все же отстранил ее…

9

Света набрала номер телефона Аглаи и заговорила.

– Привет, подружка! Хочу с тобой поделиться, что он милый, страстный, сексуальный, а какой в постели!

– Я рада за тебя, – без особого восторга, будто зная наперед, что это должно было случиться, ответила Глаша.

– Эх! Встретила бы твоего брата несколько лет назад, тогда, наверное, точно бы влюбилась в него по уши и родила бы ему ребенка.

– Кто знает, может так и было бы, – все так же нехотя, растягивая слова, предположила подруга.

Закончив этот малоинтересный для нее разговор, Аглая, опершись на локоть, повернулась к Алексею. Он курил и читал криминальный роман в мягкой обложке. Грудью она слегка касалась его тела. Алексей, отложив книжку, поинтересовался:

– Кто это звонил, дорогая?

– Света.

– А что ей было нужно? – ласково спросил он.

– Да, просто захотелось ей душу выложить, – проговорила Аглая, вылезая из-под одеяла и, потянувшись к его губам, спросила. – Ты лучше мне скажи, как там у нас идут дела с товаром? Все нормально?

– Конечно, дорогая. Не беспокойся, я за всем слежу. Товар уже разлетелся по складам сбытчиков, а на днях уже должна быть готова новая партия к отправке, – и Алексей, слегка погладив ладонью ее щеку, чмокнул ее в губы.

10

Степан уже было хотел зайти в подъезд и открыл дверь, как прозвучал клаксон. Он с любопытством обернулся и увидел подъезжающую «восьмерку» стального цвета. Не обратив особого внимания на навороченную машину, он уже входил в подъезд, как услышал знакомый голос: «Степан».

Узнав в зовущем его человеке собственную сестру, он искренне удивился. Указывая взглядом на вазовскую модель, Степан поинтересовался:

– И сколько у тебя их?

– Всего две.

– А раньше, я только о такой мечтал, – задумчиво произнес он, поглаживая капот «восьмерки».

Глаша, улыбаясь, обрадовала брата:

– В таком случае, садись за руль. Пока ты здесь, она в твоем распоряжении. Поедем ко мне.

– Ты серьезно? – Степан не находил слов, чтобы передать свой восторг. – Спасибо, сестренка! Теперь хоть пешком не ходить.

Довольные, они сели в машину и помчались по знакомым улицам. На лице Степана находящегося за рулем, можно было прочесть ту детскую беззаботность и радость, которая бывает у ребенка, долго канючившего игрушку и получившего, наконец, ее, когда он про нее уже и думать забыл. Аглая откровенно любовалась братом и радовалась, оттого что смогла подарить ему такую игрушку.

Остановившись у светофора, он спросил у Аглаи:

– Может, сначала к маме съездим?

– Неплохая мысль. Маму надо навестить, я уже давно там не была.

Степан круто свернул направо, и они поехали на старое кладбище, сплоченные общей целью к оградам и крестам, хранящим мертвое безмолвие усопших.

11

«Восьмерка», въехав в гору и на возвышенности развернувшись, остановилась у невысокой кованой ограды, сплошь усеянной диким виноградом.

Внутри двора была широкая территория, часть которой занимали трехэтажный особняк из красного кирпича с восьмискатной крышей, крытой вечным и вместе с тем легким металлопластиковым листом, имитирующим черепицу необычного коричневого цвета. Летняя постройка из натурального камня, предназначенная специально для жарки шашлыков со стоящим там же длинным деревянным столом и стандартным набором стульев. Посреди двора бил тонкими струйками небольшой фонтанчик в виде трех писающих мальчиков. Перед фасадом дома свое достойное место занимали клумбы с садовыми цветами, издаваемый ими аромат дурманил разум своим запахом. Позади особняка большую часть территории занимал теннисный корт.

– А ты неплохо устроилась! Чего здесь только нет, разве что бассейна, – прокомментировал Степан.

– Почему и он имеется, только внутри, – ответила владелица особняка.

Войдя в дом, Степан начал рассматривать интерьер гостиной, пока Аглая отлучилась на кухню.

Ему в первую очередь бросились в глаза несколько висевших на стене больших фоторамок. На них были запечатлены портреты ее самой, покойного мужа и девочки около девяти лет.

Пока он разглядывал лица изображенных, в гостиную вернулась Аглая, толкая перед собой столик на колесиках. Степан, вольготно расположившись на канапе, обтянутом кожей апельсинового цвета, листал глянцевый журнал.

– Судя по фотографиям, у тебя есть дочь? – деликатно поинтересовался он.

– Да, Дарья, ей уже десятый год. Вообще-то это дочь моего покойного супруга от первого брака. Ее настоящая мать умерла от рака легких, когда Даше было два годика. Я вас позже познакомлю, на днях она должна приехать от бабушки, – пояснила Глаша, разливая по чашкам горячий кофе, и полюбопытствовала: – Как тебе моя подружка?

– Кого ты имеешь в виду? – притворившись несведущим, спросил Степан.

– Да ладно тебе, не прикидывайся, что ты не понимаешь. Я уже все знаю.

– Что, успели уже доложить? Ну вы и сороки! А что отвечать, она и сама, наверное, все рассказала. С виду такая скромная, прямо божий одуванчик, а на деле… Любопытная-то какая.

– И что же ее так интересовало?

– Да всякие мелочи… Спрашивала, почему ты обо мне никому не рассказывала.

– И что же ты ответил?

– Я проигнорировал, так как не знал ответа на этот вопрос. Мне самому интересно стало. Может, объяснишь?

– Все очень просто. Света сюда недавно переехала, и не было смысла ей рассказывать о тебе, тем более что и ситуации подходящей не наблюдалось.

Погостив у сестры еще часа два, Степан все-таки вспомнил, что у него есть еще неотложные дела. И поэтому, поблагодарив Глашу за теплую встречу, направился к машине. Уже открывая дверцу, он спохватился:

– Глаш, хотелось у тебя узнать. У нас городок маленький, все друг друга знают. Может, среди твоих знакомых есть тот человек, который раскатывает на бежевом «Форде»?

– Говоришь на бежевом. Такой у нас только у Колдуна. А что?

– Да когда я шел к тебе в бар, его машина меня чуть не сшибла.

– Степ будь поосторожней. Он из таких кому многое в этом городишке по барабану.

– Ага.

12

Вечером Андрей с Юлькой отправились на дискотеку. По дороге они решили купить пиво. У ларька к ним подошли два товарища Андрея, – Женя и Саша. С ними были четыре девушки, две из них держали под руки его друзей.

– Андре, каким тебя ветром сюда занесло? Я уж думал тебя вообще не увижу. Теперь, наверное, крутой стал? – спросил с подковыркой Женя и радостно обнял друга. – Кстати, познакомься, Света и Вика. Ну а это, Катя, – он ее поцеловал. – Моя девушка, а Лену ты, надеюсь, помнишь?

– Конечно, помню, рад встрече.

– Взаимно, – прощебетала Лена.

– А куда это вы собрались такие супермодные? – поинтересовался Саша.

Тут в разговор вмешалась Юля:

– Да мы вообще-то на дискотеку, я думала вас встретить там.

– На танцы мы еще успеем, они все равно до часу. Пойдем с нами. У Катьки сегодня день рождение, сейчас в лесу отметим и рванем в «Планету»! – пригласил Женя.

– Такое событие обязательно надо отпраздновать, – согласился Андрей.

– Тогда вперед, а то время поджимает, – подытожил Саша.

Все вместе они направились в сторону леса и через пятнадцать минут оказались на небольшой полянке, где неподалеку находился родник. Андрей помнил это место. В детстве он тут частенько бывал с друзьями: строили шалаши, играли в карты; и в первый раз в шестнадцать лет, именно в этом месте он потерял девственность с очаровательной девушкой по имени Эльза. Ох, как давно это было!…

13

Желтая «Волга» с шашечками притормозила у среднего подъезда пятиэтажной «хрущевки». Степан, расплатившись с таксистом, покинул машину и бодро зашагал к двери с зияющей в нижнем правом углу дырой; на местах, где облупилась темно-зеленая краска, какой-то весельчак написал маркером ядовитого цвета короткий матерный стих.

Пройдя три этажа, сплошь усеянных «бычками», бутылками, шприцами и прочим мусором, он остановился у нужной ему квартиры и, не обнаружил кнопки звонка, громко постучал в дверь.

Ужасное зловонье стравляло воздух, не давая вздохнуть полной грудью. Степан брезгливо поморщился, в то время как из-за двери послышался грубоватый, с хрипотцой голос:

– Кто там?

– Паштет! Открывай, свои, – дал о себе знать пришедший.

Степан услышал звук отпираемого замка и через мгновенье перед ним появился опрятный мужчина в простом спортивном костюме, мода на которые отошла лет пять назад.

– Проходи, – протягивая руку для приветствия, предложил хозяин.

Мужчины последовали на кухню, где Степан извлек из полиэтиленого пакета две бутылки «Золотого петушка», томатный сок в бумажном пакете, несколько упаковок холодной закуски и пару одноразовых стаканчиков.

Разлив настойку, старые знакомые стали вспоминать былое, и то, через что каждый из них прошел. По мере убывания спиртного, Степан и Паша узнавали достаточно подробно о сложившийся жизни каждого и постепенно перешли на более фривольные темы, главной из которых являлась близкая подруга Паштета.

– Степ! У меня к тебе предложение: давай сейчас допьем и сходим к Верусе. Я тебе скажу тетка она высший класс. Все что надо, умеет. Не зря три года по вызову работала.

– А что, сейчас ее уволили?

– Она сама завязала. Теперь в фирме работает. Мужик ее недавно бросил, а Веруся любит, когда ее имеют, так что она без этого не может.

– Мы по очереди или вместе будем? – предвкушая секс, поинтересовался Степан.

– Там видно будет. Главное – еще взять водочки, ведь с пустыми руками не пойдешь.

– Ну что ты все о выпивке?! – пытаясь блеснуть компетентностью в этой области, произнес Степа. – Женщины любят цветы или что-нибудь в этом духе.

Но Паша не позволил себя учить:

– Какие цветы?! Брось! Веруся такие мелочи не любит, к тому же она сама в состоянии купить то, что ей надо.

– Уговорил.

К Верусе они пошли пешком.

Вера оказалась молодой женщиной с длинными осветленными волосами, заколотыми на затылке. В макияже ее лицо выглядело вполне привлекательно. Степан первым делом отметил ее голубые глаза, в которых читалось: меня долго не придется уламывать. Ростом она была невысокой, так как ей пришлось встать на цыпочки, чтобы поцеловать в щеку Павла, не отличающегося долговязостью. Степу женщина одарила особенной улыбкой, которая намекала о симпатии к нему.

Вера жила в частном доме, а излюбленным местом для приема гостей считалась открытая терраса. Правда, там отдыхали лишь в теплое время года. День выдался душным, и мужчины не отказались от посиделок на свежем воздухе.

Вера, «приняв на грудь», почти забыла о Паше, полностью переключившись на Степана. Она буквально засыпала его вопросами о заграничной жизни. Поначалу Степан отвечал ей с энтузиазмом, но вскоре источник иссяк, и допрашиваемый ушел от надоедливой темы. О себе же дама рассказывать не хотела, ссылаясь на однообразное, скучное существование, в котором не хватило места настоящему рыцарю. Павла это высказывание чуть-чуть задело, но внешне он не подал виду. Чем больше Вера пьянела, тем шире раскрывалась ее душа, она уже не стеснялась откровенничать.

– Несчастная я женщина. Если бы у меня был шанс начать заново… Все было бы по-другому.

– А что тебе не хватает для счастья? – спросил Степан, оперевшись локтями на стол, задев при этом небольшое блюдечко, которое упало на пол, и рассыпалось на несколько осколков.

Хозяйка не обратила внимания на упавшую посуду, и вместо этого ответила встречным вопросом:

– А сам ты считаешь себя счастливым?

– Себя? Да. Все, о чем я мечтал в юности, у меня есть.

– Повезло тебе. Знаешь, у меня в молодости тоже была мечта. Я хотела стать знаменитой писательницей. Писала любовные произведения. Один из моих рассказов даже опубликовали в женском журнале. А потом появился один козел, я его любила, а он меня бросил, и после этого вся жизнь пошла наперекосяк.

– Я думаю, по этому поводу не стоит расстраиваться, все мы совершаем ошибки, тем более в молодости, когда еще не узнали жизни. Значит, писательство не твое призвание, – поделился своими домыслами Павел.

– Черт побери, а в чем мое призвание? Ублажать всяких подонков? – сорвалась на крик пьяная женщина, и заплакала.

Павел как мог начал ее успокаивать, прижав к себе. Когда Вера перестала плакать, первым сказал Степан, чтобы как-то разрядить обстановку.

– Верусь, а у тебя что-нибудь сохранилось? Ну, из написанного. Может, дашь почитать?

Женщина слегка прищурила глаза, пытаясь, что-то вспомнить и вдруг, воодушевляясь, тихо сказала:

– У меня сохранилась только одна рукопись, самая любимая. Если хочешь, могу принести?

Степан кивнул, и Вера встала из-за стола и вошла в дом, следом за ней отправился Паша.

Степан остался в гордом одиночестве и дабы его скрасить налил полный стаканчик, который опустошил медленными глотками. Потянувшись за закуской, он почувствовал острый признак тошноты и чтобы не вывалить содержимое желудка на пол террасы, ринулся к перилам, где и сделал свое дело. Тем не менее, его состояние улучшилось ненамного, поэтому Степан решил немного прогуляться.

Все вокруг дышало свежестью: воздух наполнился ароматом приближающейся ночи, в котором смешивался душистый запах цветов с горьковатым привкусом полыни. В этот час на улице было удивительно спокойно: лишь изредка тишину нарушал прерывистый, грубый лай собак; однако он быстро затихал, убеждая в том, что вызван, был ложной тревогой.

Внимание Степана привлекло усеянное ярким бисером небо, на котором он тщательно старался разглядеть созвездие. В юности он увлекался астрономией, и потому опытный глаз быстро распознал яркие точки, образующие ковш малой медведицы. Увлеченный своими соображениями, Степан не заметил, как приблизился к речке, которая с детства была его любимым местом отдыха. Только тогда она ярко сверкала своими водяными искорками на солнце, в ней плескалась и бурлила жизнь; теперь же ее гладь, еле освещаемая тусклыми фонарями, представлялась молодому человеку мертвенно-неподвижной.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное