Алексей Исаев.

Солнца нет

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– До тех пор ещё о-го-го. А ты зря завидуешь… – начал было я, но меня перебил Меньшиков.

– Не договаривай, я сам за тебя скажу. С этих минут я косвенно вовлечён в эту историю. И возможно меня ждут проблемы, которых я должен буду постараться избежать. Всё понимаю. Не боись. Прорвёмся. Но я больше ставлю на то, что к тому времени, когда они узнают, что я тоже что-то знаю, тебя они уже успеют выкинуть из игры.

Я посмотрел на него серьёзно.

– Понимаю, глупая шутка, – но он всё же неожиданно разразился громким смехом, который так же быстро прекратился.

– Пойдём лучше, покурим, – предложил я и направился к выходу.

– Я сейчас подойду.

В курилке я сел на качели для двоих. Затянулся первой сладенькой порцией сигаретного дыма, посмотрел в окно. В небе плыли облака, а навстречу им летел самолёт, оставляя за собой белый, пушистый хвост.

Музыкальный центр перестал орать. Женёк вышел в белом костюме. Повесив портфель, спросил меня:

– Так ты забыл мне сказать, куда парень просил тебя отнести кассету?

– В 11 канал.

– И это всё?

– Да.

– А почему именно туда? – спросил Евгений скорей не у меня, а больше у себя.

– Не знаю.

– Это тоже загадка. Думаю, тебе в голову не придёт туда податься? – он посмотрел мне в глаза. – И не вздумай, пока. Я бы так поступил: покопался в этом дерьме, ради интереса. Всё равно же, наверное, нос оторвут, – пошутил он.

Мы вышли к гаражу, двери автоматически открывались.

– Жека, может ты передашь кассету? На тебя никто не подумает.

– И что? Ну передам. В ней ничего нет особенного, это, во-первых. А во-вторых, ты хочешь переложить на меня проблему? Мне этого не надо. Извини, конечно, но мне не хочется искать на свою задницу приключений. Я спокойно работаю, никому не мешаю.

– Но ты же журналист! Где твоя хватка? Это же материал! У тебя лучше получится. Ты до этого такое раскрывал, ничего обходилось же. И, в конце концов, ты мой друг, помоги, не бросай в трудную минуту.

– И без тебя знаю, что я журналист. Сенсационным материалом тут не пахнет. Да, я раскрывал некоторые дела, но это в прошлом. И главное, в них не проскальзывал сильный запах опасности. Я не отрицаю, что я твой друг, но пойми, это не тот случай, когда проблему можно переложить на друга. И я считаю, здесь не стоит прикрываться дружбой.

Он сел в жёлтый «Мерседес» и завёл мотор. Я решил уйти. Меньшиков, настроив на любимую волну радиостанции, спросил:

– Тебя куда-нибудь подбросить? – предложил он, когда я вышел из гаража.

– Нет, не надо. Я своим ходом.

– Как хочешь.

– Бывай друг, я пошёл.

Евгений мне вслед крикнул:

– Дружбан. Прими мой добрый совет. Разбей эту видеокассету молотком на хрен на мелкие части. И исчезни на некоторое время. К примеру, на море съезди. А когда прибудешь, может быть, всё стихнет.

Я хотел возразить.

– Знаю, хочешь сказать, а как же работа? Попробуй договориться. А не получится – плюнь на неё.

Жизнь-то одна, а устроиться куда-нибудь всегда успеешь. Даже «рашн» пословица об этом говорит.

– Не знаю. Но я сомневаюсь в том, что прекратят поиски этой видеокассеты, а точнее уже меня, – сказал я.

– Ты пропал, а в СМИ и на ТиВи кассетка не попала. Значит, ты испугался и где-нибудь затаился, моля Бога, чтобы беду пронесло мимо дома. И тебе не нужно её куда-то доставлять. Или второй вариант. Ты вообще не в курсе, что с ней делать. Живёшь себе спокойно, поэтому не даёшь о себе знать.

– Ага, а то, что я убежал, они это в счёт не возьмут? Если бы не знал, значит, не убежал бы, подумают они.

– Леонид, даже я бы ломанулся, несмотря на то, что ничего не знаю, если увидел «пушку», так как мой мозг бы это воспринял, как: «сейчас будут убивать».

– Ладно, там посмотрим, как быть. Пока!

– Удачи тебе. Кстати, не забудь про день рождения Санька. Мы тебя будем ждать, если, конечно, куда-нибудь не уедешь.

Я безразлично кивнул.

Следом за мной женьковская машина скрылась за поворотом, и я пошёл в сторону железнодорожной дороги. Поделившись проблемой с другом, мне не стало легче. Вот тебе и дружба! Друг познался в беде. Но всё же, я его, наверное, зачислил в список «кому тоже, может быть, влетит», хотя, думаю, он прав: прежде чем выйдут на него, меня они уже успеют поймать. Почему такая уверенность? Да потому что о нём в Сердобске никто не знает, так же как и на работе. И мобильник, как назло, не вовремя сломался, а-то бы позвонил ради интереса, ладно до дома отложу.

Воспользоваться советом или нет?

Чтобы на море так себе отдохнуть, деньги нужны. А откуда они у меня? В деревню теперь не сунешься. Надо искать другое место. Думай голова: куда?

4-ый Офицерский проезд был недлинным, он вёл к лесопосадке, за которой вдоль растянулась линия железной дороги. Засигналил громко и пугающе тепловоз, предупреждая о своём появлении. На меня залаяли собаки по ту сторону дощатых заборов. Пронёсся товарный поезд вперемешку с цистернами и вагонами для перевозки угля. Две назойливые шавки, вылезшие из-под калитки, где уже когда-то успели сделать для себя подкоп, неумолкая лаяли. Одна чуть меня не укусила – я вовремя прибавил шаг. Вторая только хотела повторить неудавшуюся попытку первой, как я тут же слегка подпрыгнул и развернулся на 180 градусов, чтобы хлопнуть по земле обувью, таким образом, испугать зубастых маленьких четвероногих. Этот номер сработал – болонки отскочили. Я вдобавок потопал по гравию, отчего неугомонные собачонки бросились бежать, к своей калитке с синим почтовым ящиком на ней.

Я повернулся. О боже! Вдруг на меня наехала, откуда не возьмись, бледно-розовая «десятка». Удар! Боль в области голени! Меня слегка подкинуло, и я кубарем перевернулся по капоту. Автомобиль встал, я слетел с лобового стекла на молодую траву. «А-а-а! Бля! Вот урод…» Кто-то выскочил из машины.

– Ну бля, ты у меня сейчас огребёшь, – постанывая, я поднялся на руки.

Помогая мне подняться, приятный голос спросил:

– С вами всё в порядке?

Я оглянулся. Она была очаровательна. Блондинка двадцати лет с гаком и такими же очками, как у меня. Зелёные глаза, в которых с удовольствием бы утонул. Прямой аккуратненький носик соседствовал с чувственным, невероятно соблазнительным ртом. М-м-м, какие сочные губы! Волосы, обрамляющие белое лицо рамкой, обвисали от висков к плечам ступеньками вниз. Мы смотрели друг на друга, пока я не перевёл взгляд на её деловой костюм красного цвета и не съязвил:

– А вы как думаете?

– Я думаю, что вас надо отвезти в больницу.

Я встал на ноги.

– Зачем?

– Чтоб вас там проверили. А вдруг…

Я прислонился на крыло «десятки».

– Не надо. Вроде бы всё цело, только вот… в следующий раз смотрите, куда едете.

– Но я…

– Я-я. Вы знаете, как обычно эту фразу заканчивают? – она понимающе кивнула. – То-то. Считайте, что вы в каком-то плане везучая. Другой бы на моём месте… надеюсь, вы понятливая?

Блондинка улыбнулась и стала ещё привлекательней. Полезла в машину. Я рассматривал её попу в облегающих красных брюках, её всю, в такой популярной позе, названной в честь четвёртого по счёту зодиака. Я её захотел.

По-моему, она заметила мой похотливый взгляд, когда, выпрямляясь, посмотрела на меня. В её руках оказалась миниатюрная дамская сумочка. Она открыла её и снова взглянула в мои глаза. Она ещё не успела вынуть оттуда деньги, как я уже знал её намерения.

– И не вздумайте. Я не то имел в виду. Могу ведь и обидеться.

– Но я же виновата, и мне…

– Если вам некуда девать деньги, то купите хотя бы две игрушки и подарите малюткам из детского дома. Это будет лучший поступок.

Пока я говорил, она смотрела в мои глаза.

– Ну как хотите, моё дело предложить… Если вам ничего не надо, в таком случае я поеду туда, куда ехала.

– И я поковыляю тоже.

Она села в машину и, не обращая на меня внимания, поехала. Я, медленно пошёл вперёд, но заметил её провожающий взгляд в боковом зеркале. За поворотом её «десяточка» исчезла из поля зрения.

Н-Да. Как это понимать? Да никак. Даже не думай. Она пензячка, а ты для неё парень из деревни. Она красивая, с «тачкой». А у тебя? Да на такую нужно много «бабосов» иметь. Забудь. И без тебя у неё хватает поклонников. Я вздохнул. Точно, если бы я ей приглянулся, то сама как-нибудь дала намёк. Ведь понимает, наверное, что следующей встречи в большом городе… вряд ли. Эх, дурак. Надо было в больницу с ней сгонять. Смотришь, о чём-нибудь договорился бы, или может быть, даже телефончик дала. А может, и нет. Или хотя бы вместо денег… Нет, всё равно бы не попросил. Вечно я такой. Наедине, сам собой, из любой ситуации выйду в свою пользу, а как на самом деле, так пролетаю. Да что я «распинаюсь», может, я ей вообще не понравился. Хотя… Да ну её…

Глава 10

Владимир, поздоровавшись с водителем, подогнавшим чёрный внедорожник «Форд» к элитному дому, сел в просторный салон.

– Давай к детишкам. Давно их не видел, – сказал бизнесмен.

– Сейчас сделаем, Владимир Александрович, – отозвался водила, заводя мотор.

Вскоре он остановился у знакомого детского дома, Корсаров вышел из автомобиля, его появление не осталось незамеченным. На улицу высыпали радостные дети и со счастливыми криками: «Ура! Дядя Володя приехал!» Облепили мужчину в дорогом костюме.

– О, привет-привет. Ну как вы тут поживаете, ребятки? – игриво поинтересовался деловой человек, сразу потерявший всю свою солидность. Водителю со стороны даже показалось, что его в принципе строгий начальник сам превратился в ребёнка.

– Хорошо! – хором воскликнули воспитанники. – Дядя Володя, а ты нам подарки привёз? – спросил веснушчатый мальчишка.

– Конечно, привёз, Петенька, кто чего просил, всё привёз. Сейчас подарю, только чур не толкаться, – добавил Корсаров, дав водителю знак. Тот, отворив багажник, достал целый красный мешок с игрушками.

– Что надо сказать, дети? – спросила подоспевшая директриса.

– Спасибо, дядя Володя! – грянул хор малышей.

– Ай, пожалуйста, дорогие, – рассмеялся счастливый спонсор. – А ну быстро за подарками… – прикрикнул он, и радостная детвора кинулась к улыбавшемуся помощнику с большим мешком.

– Большое спасибо вам, Владимир Александрович. Чтобы мы без вас делали? – сказала управляющая.

Бизнесмен махнул рукой.

– Ничего, пустяки. Мне главное, чтоб дети были счастливы.

Он взглянул на гудящую толпу ребят и вернулся к ним.

– Так, чем вы тут занимаетесь? Давайте я вам помогу… – смеясь, Корсаров вынул из мешка акварельные краски и фломастеры. – Это у нас для Кристины, она у нас обязательно станет художницей! – пообещав, он вручил презент девочке, чьи русые вьющиеся волосы покрывала голубая косыночка. – О, а это для Сашеньки… – мальчик получил игрушечный пистолет. – Мячик для Алёнки, медвежонок для Оленьки, меч-кладенец для Андрейки. Не толкайтесь, не толкайтесь, всем хватит! – балагурил Владимир.

– Так, это ещё что такое? – вдруг заметил мужчина синяк под глазом у одного мальчугана.

– Мы с Серёжкой из-за машинки подрались, – смущаясь, сообщил Максим, показав пластмассовый камазик.

– А ну не сориться больше, а-то я вас обоих в угол поставлю. Нашли из-за чего драться?! Я вам завтра десяток таких же машинок привезу, а узнаю ещё о драке, всё расскажу Змею Горынычу, он прилетит, вас напугает, – пригрозил Корсаров, одним глазом покосившись на более старших воспитанников, те улыбались. – Вы лучше скажите мне ребятки, как вам тут живётся? Хорошо кушаете?

– Хорошо! – прокричали дети.

– Татьяна Сергеевна, фруктами вас кормит?

– Да! – прозвучал ответ.

– А она вам нравится?

– Нравится.

– Нам только тётя Марина не нравится, – сказала темноволосая девчушка.

– Это почему, Светочка? – спросил Владимир Александрович.

– Она – злая, она ругается всегда и всех стукает, – поведала Света.

– Дети, больше тётя Марина к вам приходить не будет! – строго произнёс мужчина.

– Ура-а-а! – прогремел дружный хор.

Закончилась раздача игрушек и довольные ребята направились к дому.

– Дядя Володя, привези мне такие же карандаши как у Кристинки, – попросил веснушчатый Петя.

– А мне лошадку, – проговорила его соседка.

– Обязательно, мои милые. Завтра же, – пообещал Владимир.

– Спасибо, дядя Володя! – обрадовались они.

– Пожалуйста, дорогие, а теперь немедленно идите обедать, – улыбнулся благотворитель. – Татьяна Сергеевна, задержитесь, – попросил он.

Дети удалялись, пока Корсаров провожал их взглядом, счастливая улыбка не сходила с его мужественного лица. Но как только ребята скрылись за дверями помещения, она вмиг улетучилась, уступив место суровой хмурости…

Перемена настроения была настолько разительна, что стоящая рядом директриса испуганно отступила назад.

– Кто такая тётя Марина? – почти по-змеиному прошипел делец.

– В-воспитательница… – запинаясь, промолвила заведующая.

– Даю вам пять минут, чтобы выкинуть её с работы! – приказал спонсор.

– За что? На каком основании? – не поняла Сергеевна.

– На том, что она не нравится моим детям! – ответил он.

– Но это не повод… Я же не могу за такую мелочь уволить человека… – промолвила женщина в замешательстве, и глаза Корсарова в прямом смысле налились кровью.

– Не повод? НЕ ПОВОД!!! Мнение детей для меня более чем достаточный повод! Да знаете ли вы, что если вдруг кто-то из них хотя бы невзначай, просто случайно обронит, что тётя Таня им не по душе, то вы здесь больше, чем на пять минут не задержитесь! Поэтому я сказал быстро, бегом идите к себе и сию же секунду выкиньте эту воспитательницу на улицу! Если, конечно, не хотите сами там оказаться. ТЫ меня ПОНЯЛА?

– П-поняла, – промямлила управляющая.

– Тогда быстро, я сказал!!! Завтра лично проверю!!! – пригрозил Корсаров в бешенстве. Побледневшая директриса ушла прочь, а он плюнул ей вслед.

А в это время Меньшиков, сидя за красочным столиком детского кафе, потягивал апельсиновый сок через белоснежную трубочку, опущенную в стакан.

Тут двери заведения с шумом распахнулись и здоровый лысый бугай, с глупейшим выражением лица, выдававшим крайнее удивление, вошёл в зал. За двухметровым плечистым качком семенил маленький, щуплый телохранитель, явно более охранявший свою жизнь, чем жизнь нанимателя. Тем временем лысый заметил Меньшикова, после чего облегчённо вздохнув сел за его столик, охранник хотел тоже присесть, но бугай отогнал его от стула:

– Молодой, постоишь! – кинул он работнику. – Ха, привет, Жека! – расхлябанно пожал руку товарища качок, рефлекторно загнув пальцы рогами на левой руке.

– Здорово, Илюх, – отозвался репортёр, осмотрев толстую, золотую цепь на бычьей шее приятеля, где краешком выглядывала татуировка. – Ну дружище, угостить тебя чайком? Или пирожного желаешь? – поинтересовался Евгений.

Выражение широкого лица бритоголового по кличке Кабан, из радостного сменилось на мученическо-озабоченное.

– Жека, ты чего? – пробасил он. – Ты совсем в натуре, ошалел, нормального пацана пирожными кормить да ещё в детский садик на стрелку пригласил? Чё место поприличнее не нашёл? Чтоб музон там, тёлки голые танцуют, пингвины с выпивкой шныряют… Ты чего, братэло? – изумился лысый.

– Расслабься Илюха, просто надо же мне было тебя сводить туда, где ты не разу не бывал, – улыбнулся Евгений. – Сначала я подумал о библиотеке, но потом остановился на этом милом месте.

– Ну и чё тебе надо? – спросил Кабан.

– Мне особо ничего, просто вопрос замучил. Ты друг, телохранителя нанял, чтоб его от братвы своей охранять? – сквозь смех произнёс репортёр.

– Для престижу! – не поняв юмора, с гордостью ответил бугай. – А ты всё на газетёнку свою пыхтишь? Может, ко мне пойдёшь? Я тут мемуары накатать задумал, а с литературой – сам понимаешь, задница у меня. Но если скорешимся, то дело у нас пойдёт. Я говорю, ты пишешь, и деньги хорошие, – предложил он.

Меньшиков внимательно посмотрел на незадачливого собеседника.

– У меня в кармане пусто не бывает, но о калыме я поразмыслю. А не рановато ли за мемуары браться?

– Самое то. Время ждёт, но мы не вечны, – выдал Илья глубокомысленно.

– Раздобудь диктофон, дружище, ты же парень состоятельный, для тебя это не проблема. Ты галди, а потом мне запись на диске передашь, а я поработаю, – посоветовал Евгений.

– Идея! – покачал головой Кабан. – Точно, братэла! Эй, давай сгоняй за диктофоном, – обратился он к подручному. – Только путёвый купи.

Охранник безмолвно вышел прочь, в этот момент у Меньшикова зазвонил телефон.

– Привет, чего звонил? – поинтересовались на том конце.

– Просто до тебя, как до Кремля, всё время ты где-то пропадаешь, – ответил репортёр.

– Работа у меня такая. Ладно, чего хотел?

– Хотел узнать, не слыхал ли ты краем уха, что в нашем светлом городе, кроме государственных тюрем, есть ещё левые?

– Кто такую глупость тебе рассказал, Женёк? Кто этим будет заниматься здесь? А зачем тебе? Что писать уже не о чем, не знаешь за что взяться? – проговорил укоряюще невидимка.

– Но ты же знаешь нашу журналистскую натуру! Любопытство у нас не отнять, мы в каждом слухе видим правду, – оправдался Меньшиков.

– Ой, Женёк, оставался бы ты художником, честное слово, – досадливо произнёс абонент.

– Художников у нас не ценят! – отрезал Евгений.

– Ладно, будь здоров.

– Прощай, – высказал журналист и прервал соединение.

На грубом и обычно бестолковом лице Ильи промелькнула задумчивость…

– Жека, вот судьба… Кто бы блин подумал, что три школьных друга пойдут разными ипостасями. О, чё сказал! – сам удивился бугай. – Один журналюга талантливый, второй пацан реальный, а третий сучара, мент поганый, – взгрустнул он. – О какой ты там тюрьме левой базарил?

– Якобы есть тут тюрьма частная, где кого-то насильно держат, – сообщил Меньшиков.

– Ха, блин! – всплеснул руками качок. – Ты серьёзно? Не слыхал, – почесал он лысую репу.

На лице Евгения отобразилось разочарование, он надеялся на иной ответ, а на Кабана снизошло озарение…

– Хотя это идея! Прикинь Жека, зачем мы в тухлой государственной тюряге париться будем, если в своей собственной отсидеть можно?!! Например, спалился ты на каком-нибудь деле, срок заработал, отстегнул чинушникам бабки и тяни себе ходку у себя на частной зоне. Себе-то без палева особнячок построил со всеми удобствами, пусть тебя менты сторожат, а ты себе сиди и отдыхай, пусть даже воли реальной не видать.

– Государство на это не пойдёт, не мечтай. Больно жирно будет. Это только очень крутые позволить смогут, а обычному зеку, где сидеть? – отрезвил товарища репортёр, заставив задуматься. – Преступник должен сидеть в тюрьме, изолированный от общества, – Кабан после этих слов поперхнулся воздухом и подметил:

– Ты базар-то фильтруй, на выходе!

– А у нас цензуры нет, – усмехнулся Меньшиков.

– Цензуры нет, но ты совесть-то имей.

– Ладно, не мурзись, что против шерсти погладил, – разрядил ситуацию журналист, добавив. – Зачем кому-то содержать личную тюрьму? С какой целью? Я этого не могу понять, пока что…

Илья почесал затылок.

– Да-а-а… Вопрос интересный. Мне только одно в голову приходит. Кто-то на этом бабки большие греет, наверное.

В следующую минуту к бугаю подбежал пятилетний ребёнок. Он был из числа детей, празднующих день рождения ушастой девочки с диадемой. Её эффектная мамочка с подругой, единственные из взрослых в этой компании отлучились, наверное, покурить.

– Дяденька, отведите меня в туалет, – попросил мальчик с невинным лицом.

От такой просьбы Кабан начал икать…

– Ты чё, спиногрыз? Ты чего в натуре меня с мамашей попутал? Топой вон в пальму облегчись! – указал здоровяк на кадку с пышной растительностью.

– Полегче, Илюш, – вступился Евгений. – Малец не виноват, что его мама слегка напоминает тебя, – пошутил он. – Туалет вон там, – указал репортёр мальчику, тот, прежде чем убежать, показал Илье язык.

– Я не понял Жека, ты щас мне комплимент что ли отвесил? – спросил опешивший Кабан.

Илюша Кабанов после дружеской встречи проследовал к своему автомобилю. Закрапало. Дверцу ему отворил тот самый охранник, спросив:

– Кабан, почему ты с ним так себя по клоунски вёл?

– Во-первых, я всегда мечтал стать актёром, во-вторых, не обманешь – не проживёшь, и, в-третьих, он сам меня таким хотел видеть, – ответил Илья.

Глава 11

– Здорово, Микола! – поприветствовал соотечественника напарник.

– Здоровеньки буллы, Серго! – ответил усач с улыбкой, привстав из кресла, пожал товарищу руку.

– Слухай братко, там в восьмой камере клиенты дюже намусорили. Прибраться трэба, так ты бы занялся, – проговорил сослуживец.

– Сейчас займусь, – лениво заявил Микола, взяв в шкафчике ведро, щётку, тряпку и швырнув с брезгливостью тряпку в ведро, пошёл к восьмой камере. Но на полпути его вдруг осенила мысль…

«А кого мне сегодня выбрать?»

Мужчина зашёл в камеру, где томился знакомый Семёныч, который несмотря на скудный рацион тюремной пищи, ничуть не похудел.

– Вставай, сволочуга, пора делом заняться! – сказал хохол, снова отвесив толстяку пинок.

– За что? – всхлипнул барыга.

– За сало! – пояснил стражник.

– Но я ведь не брал!!! – оправдался заключённый.

– Знаю, что не брал. Но осадок-то остался! – брякнул Микола, закрутив, левый ус.

Делать нечего, нехотя взяв ведро с тряпкой поплёлся Семёныч, ведомый надзирателем к месту беспорядка. Кандалы на запястьях звонко стукались об цинковое ведро, нервируя Миколу. Глухая стальная дверь камеры с мерзким пробирающим до озноба скрипом отворилась, распахнув растёкшуюся кровавую лужу на кафельном полу, и мириадами запёкшихся тёмно-бордовых пятен.

– Ч-что эт-т-то т-такое? – в ужасе промямлил арестант.

– Ясно что. Кровь, – спокойно отозвался охранник. – Чего дрожишь?

– Я б-боюсь… – просипел Семёныч.

– Ах ты, тварь, людей значит, наркотой губил, а крови боишься?!! – вспылил Микола, с силой запихнув жирдяя внутрь. – Давай скотина, до блеска, чтоб тут всё оттёр, не то зубы тебе живо пересчитаю! – пригрозил он.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное