Алексей Исаев.

Солнца нет

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Что-то не так? – удивилась путана.

– Я тебя взял не за этим.

– Ты хочешь начать с меня? – не поняла Татьяна.

– Нет. Я вообще не хочу начинать, – отозвался категорично клиент.

– Почему? – вовсе озадачилась ночная бабочка.

– Потому что моя задача покруче, написать о твоей профессии в моём журнале. Хочу задать тебе несколько вопросов, – сказал репортёр бесцеремонно.

– Ну, попробуй, – приготовившись, согласилась рыжая.

Меньшиков положил цифровой диктофон на панель.

– Давно ты этим занимаешься?

– Как прижало, так и пошла, раздвигать ноги.

– И какие блага тебе твоя работа принесла?

– На квартиру себе наскребла.

– Менты, наверное, часто достают?

– Ничего, жить можно, – нервно проговорила Татьяна. – Расплатишься натурой и свободна.

– Был ли у тебя момент, когда ты хотела завязать?

– Было, но о глупостях я стараюсь не думать.

– Случался ли у тебя необычный клиент, или особенный вызов?

– Да, тогда я даже толком не поняла, куда нас возили.

– Подробнее… – заинтересованно попросил Меньшиков.

– Приехал кто-то, заказал меня и ещё трёх девушек, завязали нам глаза, усадили в тачку да повезли куда-то.

Рыжая улыбнулась.

– Знаешь, такие мысли в голову тогда лезли, сейчас думаю, закопают нас живьём, и никто даже не хватится. Хорошо хоть мамка нас заверила, что ничего хренового не будет, просто клиент серьёзный, хочет всё в тайне сохранить.

– А что дальше? – поинтересовался Евгений.

– Приехали в тюрягу какую-то, в комнате сидят хохлы, сало с водкой трескают. Всю ночь они пили, и мы пили, а потом по коморкам разошлись. Мне какой-то таракан усатый достался, Миколой представился. На утро нас с завязанными глазами увезли.

– Интересно… – покачал головой репортёр. – Что же за тюрьма?

– Не подумай, не государственная, в ментовскую мы с закрытыми глазами не ездим, по-моему, это частная, – сказала Таня.

И кто же там сидит? – недоумённо проговорил Евгений, выбросив бычок в серебряный дождь, следом закурив новую.

– Виновные, – ответила девушка, пожав плечами.

Глава 5

Прохладное утро. На синевато-голубом небе, будто бы сквозь тюль, проглядывало летнее солнце, скупо дарящее своё нежное тепло. Город давно проснулся. Рабочий день начинался.

Троллейбус «шестёрка» с бросающей в глаза рекламой бразильского кофе по бокам повернул направо и, описав полукруг, замер на конечной остановке. Двери открылись, выпустив нескольких пассажиров, которые пошли в сторону стоящей на первом пути электрички, минуя маленький вокзал.

До отправления оставалось десять минут. Я остановился напротив второго вагона, подумал: «Какая разница, в каком вагоне ехать? Они все одинаковые – неприятно зелёного цвета. Поеду в этом». Встал у открытых дверей, задымил, приятно затягиваясь.

Менты прошли хозяйской походкой, метнув на меня подозрительный взгляд. «Козлы! – подумал про себя, глядя им вслед. – На свои морды посмотрите, салаги».

Покурив, поднялся по закиданным «бычками» ступеням тамбура, с трудом раздвинул дверь и, пройдя до середины вагона, сел у окна лицом к «хвосту» электрички.

Кроме меня в вагоне ещё были двое: лежащие на сиденьях бомжи. Они так крепко спали, что даже не заметили моего появления. Наверное, эта пара пользовалась минутами, где, может, почти в спокойствии, в тепле на деревяшках отдаться сну.

Я посмотрел в окно – пожилая женщина с коляской спешила на посадку. Не открывая двери, она решила, что лучше будет поискать подходящее место в следующем вагоне. Сегодня понедельник, поэтому почти пусто. Так бывает часто, особенно в утренние рейсы.

Электричка тронулась, проехала выкрашенное любимым цветом коммунистов старое здание Пензы-3 и с каждым метром приближалась к точке «Б» – Ртищево. Так как до моей станции было приблизительно больше двух часов пути, я всегда предпочитал уделять время чтению, которое помимо удовольствия приносило мне ещё и пользу. Так было и в этот раз. Я очень люблю читать. Протерев толстые в роговой оправе прозрачные линзы носовым платком, я натянул очки на уши.

Не успел даже пробежаться глазами по первому абзацу, как меня привлёк шум раздвигаемых дверей. В вагон стремглав влетел темноволосый молодой человек. Его глаза были испуганы – он искал кого-то. Мне он показался очень знакомым. Подбегая ко мне, парень огляделся в страхе, что его увидит тот, кто должен появиться из третьего вагона. Я догадался – его преследуют. Наши взгляды встретились. Вынутая им из кармана бежевой ветровки маленькая видеокассета была брошена мне. И только успел сказать: «Пожалуйста, отнесите в 11 канал. Они знают…» – дверь «съела» последние слова.

Пойманный чёрный «прямоугольничек», не знаю почему, я сразу же спрятал в своей красной сумке. Секундой позже, действительно, вошёл преследователь: высокий мужчина в кожаном пиджаке с широким лбом, с плавно опускающими вниз чёрными волосами чуть ниже мочек ушей с кольцами в ушах. Его длинный острый нос и страшноватое лицо с выпученными тёмными глазами напоминало одного из плохих киногероев нашумевшего ужастика. Я проводил его взглядом, он был сильно занят погоней, поэтому меня даже не заметил.

Мои руки невольно схватили сумку, я переложил её на колени, прижав к животу. Мысли понеслись лавиной в голове: «Ё-моё, да я попал в какую-то историю! Нет, если я избавлюсь от видеокассеты, то ни в какую переделку, получается, не буду втянут. Точно! Надо её оставить тут, а самому бежать отсюда в другой вагон. Как будто бы меня здесь вообще не было». Я живо достал из сумки кассету, и сунул её в падину между сиденьем и стенкой вагона. «Подожди! А если вдруг тот, кто мне передал кассету под пыткой, расколется и скажет, у кого она. А этому бугаю не трудно будет догадаться, ведь в этом вагоне только я один, бомжи не в счёт. Как ни крути, а будет с меня спрос. И он не будет смотреть, есть у меня кассета, или нет…»

– А-а-а, – раздался из первого вагона жуткий крик. Потом выстрел.

Я вздрогнул. «Чего сидишь? Ноги в руки и рви когти…»

Я вскочил, чуть-чуть отбежал, но, вспомнив, что забыл видеокассету, бегом вернулся за ней. Что-то необъяснимое мне подсказывало: кассету нельзя здесь оставлять. Забери её с собой. За окном пролетел вертолёт. «Что я делаю? – удивлялся я своему выбору. – Это же проблемы. Что там произошло?»

Я проходил спешным шагом вагон за вагоном, пока не дошёл до предпоследнего и не остановился, запыхавшись в тамбуре, который был ближе к «хвосту».

«Надо бросать курить. А-то прибавил темп ходьбы и потом минут пять таскаешь язык на плече. Может, на этой станции сойти?»

Электропоезд, плавно сбавив скорость, резко дёрнул, отчего меня кинуло в сторону. «А вообще, зачем убегать? Что я сделал такого? Да отдам я ему эту чёртову видеокассету, пусть забирает, мне она не нужна. Да и что он мне сделает, если я сам её ему верну? Я же не знаю, что на ней записано? Это тот знал и за это… Да, кулаками с пистолетом не справишься. Если бы просто подраться, я ему дал бы отпор. Что я не смог бы с ним справиться? Вроде бы не мало мужиков от моего левого хука падали в нокаут. Хоть я и ростом маловат и худощав, но силой меня в детстве не обделили. А так…».

Двери передо мной с шипением отъехали, словно обиделись друг на друга. Я отошёл, чтобы пропустить поднимающихся людей. Проследил взглядом за двумя женскими ножками, что росли «от ушей», поднял глаза и наткнулся на приближающееся «пугало», которое смотрело на меня.

Моя рука полезла в боковой карман ветровки, нащупала кассету и медленно стала вытаскивать её оттуда, как вдруг быстро сунула обратно, потому что тот достал из-под пиджака вороной пистолет. Я тут же, растолкав поднявшихся, спрыгнул на перрон в тот момент, когда было произведено предупредительное закрытие дверей. Отпружинившись от места падения, я заметил как «пасть» вагона не успела сомкнуться. Этому помешал мой преследователь. Он, со злостью напрягаясь, отчего его лицо сделалось ещё безобразней, с упорством раздвигал двери.

Отбегая от электрички, я то и дело оглядывался. «Пугало» добился своего (не обошлось без помощи машиниста) и, вылетев из тамбура, погнался за мной.

Я понёсся как ветер, лишь бы оторваться от погони. Выбежав на дорогу, перерезал путь сизой легковой машине, которая чуть не сшибла меня. Водитель с матом «вылетел» из неё.

– Мужик, даю тыщу, увези меня отсюда, как можно быстрее, – попросил я его, открыв заднюю дверцу.

– Сначала покажи.

– В машине… Без п…ды, – уверил я, уже садясь в автомобиль.

Усатый хозяин «Волги» увидел в метрах тридцати резко остановившегося высокого мужчину в кожаном пиджаке, который чуть присев и держа пистолет двумя руками, сделал пару выстрелов.

Водитель шустро сел на своё место с испуганным видом и также быстро сорвался с места. Над нами пролетел вертолёт. Я смотрел, как «пугало» неторопливо подошёл к месту, где ещё несколько секунд назад стояла «Волга», и словно почувствовал его провожающий, испепеляющий взгляд. Он, отдалялся и уменьшался с той быстротой, с какой скоростью увозила меня машина. Превратился сначала в жирную точку, затем в малюсенькую, потом и вовсе исчез.

Вроде бы пронесло. Но надолго ли?

– Ух, ты блин, в меня же стреляли! Во что ты меня втянул?! – испуганно спросил водитель, смотря в зеркало заднего вида. – Надеюсь, не попали в мою красавицу, ведь она только из ремонта, – проскулил он.

Я промолчал.

Ха, он спрашивает, во что я его втянул? Я это не делал, извини, все жалобы к сучке-судьбе. А кто мне ответит, почему именно было суждено отдать эту грёбаную кассету мне, а ни кому-нибудь другому. Или я «лысый»? Я взглянул на себя в зеркало. Да нет вроде бы. Короткие тёмные волосы, модная стрижка. Нос чуть торчком. Губы узкие, бородка «подковка», которую уже ношу два с половиной года. Оскалился. Зубы ровные, правда, немного желтоватые, но зато все свои. Подёргал за мочку левого уха, касаясь серебряного шарика: приятно. Ну да, я понял почему? «Четырёхглазые» наверное, чем-то похожи на «лысых». Улыбнулся самому себе и тёмно-карие глазки за линзами очков в оправе голубого цвета засияли. Люблю себя.

– Не подумай, что я любопытный парень, но всё же я стал частью этой истории и, получается, выручил тебя. В чём же дело?

«Ну, куда ты лезешь? Ты знаешь, что случилось с любопытной Варварой?»

Я не спешил отвечать, размышляя как ему сказать: честно или приврать.

«А как обычно говорят некоторые?»

– Хочешь жить, лучше не интересуйся.

Фраза заставила водителя замолчать, вернуться в свои мысли. Я был уверен, в эти минуты он гадал, кто же я такой и что сделал. Он вёл машину и не говорил куда едет, не спрашивал, куда мне надо или где меня высадить. Его выражение лица говорило за себя: он напуган. И нисколько в этом не сомневаюсь. Наверное, для него я казался опасным бандитом, потому что не в каждого станут палить из пушки среди белого дня. Хотя для кого-то я самая большая и серьезная заноза.

Я не стал дожидаться, когда водитель опомнится и попросит меня где-то выйти.

– Шеф, останови.

– А-а. Да-да-да, – и он остановил «Волгу» рядом с кинотеатром «Октябрь».

Я его похлопал по плечу, перед тем как выходить.

Ха. Вздрогнул.

– Спасибо. Здорово мне помог.

Приоткрыл дверцу и полез в карман. Усатый, который уже разочаровался в оплате за проезд, вдруг вновь заулыбался. Протянутую мной потрёпанную бумажку в пятьдесят рублей он принял с большой радостью.

– Вообще-то я не хотел с вас брать, но если вы уж настаиваете, они не помешают.

– Это за бензин. Ещё увидимся.

Ага, водила об этом только и мечтает.

Ступив на бордюр, я захлопнул дверцу, и поискал глазами отметину от пули на отъезжающей «Волге», но таковой не нашлось. Ведь стреляли?… Очень странно… Она, втеревшись в поток автомобилей, потихоньку стала удаляться, стараясь спрятаться за троллейбусом.

Несмотря на опасность и неопределённость ситуации, мне понравилось находиться в роли бандюги и «стряпать» из себя крутого. Тем более, что у меня это здорово получилось.

Конечно, если бы у водителя не ушла душа в пятки и он не чувствовал себя зайцем передо мной, а наоборот вёл себя обычным образом, то по крайне мере вместо обещанной «тыщонки» смог бы меня легко покрыть семиэтажным матом и не только…

Ещё бы.

В электричке я был одним, но, шагая по-Кировке, стал другим. Теперь в каждом для меня подозрительном человеке: будь это женщина или мужчина, неважно, – казался один из тех, кто не хочет, чтобы переданная мне кассета попала в руки журналистов. Я стал озираться по сторонам, пугаться тех пустяков, на которые до этого не обращал никогда внимания.

Теперь я понимал внутреннее состояние киногероев, попавших в подобную моей ситуацию. И как тут не поменять взгляд? Ведь раньше я смотрел на окружающий мир, порой, не замечая некоторые детали, а сейчас всё бросается в глаза, даже кое-что я узнаю заново, – удивительно. Настораживаешься, чувствуешь себя на йоту шпионом, но больше всего мышкой.

Дошёл до ближайшей лавочки, поудобней уселся, бросил взгляд на афишу новейшего триллера, посмотрел напротив. Мне слегка улыбнулась в супермодных очках, в песочной кепке желанная девушка, я тоже. Мне часто дарят улыбки. Наверное, потому что чем-то похож на тёзку из популярной группы «Руки вверх». О-о-о! Сколько раз благодаря этому у меня появлялись новые девушки и новые знакомые. Закурил.

За плечами уже двадцать семь, три специальности, которые пока не играют в моей жизни особой роли. Плюс одна попытка создать семью. Не подумайте, что я плохой. Хотя, кому какая разница. Любил однажды я, по-настоящему. Да, видно, не судьба была с ней заключить законный брак – и к лучшему. А-то верил этой дуре, а она, не успел отвернуться, убежала с другим. На баксы повелась. После этого случая, я в своё сердечко уже никого не пускаю, боюсь снова быть «кинутым». Может быть, когда-нибудь повезёт. Сто пудов! А сейчас только довольствуюсь недолговременными встречами: им хорошо, а мне ещё лучше.

К девушке напротив подошёл человек кавказской национальности и увёл её на сеанс. А я-то хотел к ней подсесть. «Облом тебе Семёнов с таким… мышиной мордочкой. Что же мне делать? Выкинуть кассету в первый попавшийся мусорный бак? Поймают, вот за этот поступок хуже будет, может быть. Отнести куда просил этот урод, который мне подкинул проблем? Я человек начитанный, насмотрелся подобных фильмов. Теперь перед зданием телекомпании „Наш дом“ будут круглосуточно дежурить в ожидании моего появления, если не внутри. Туда сунуться сейчас будет глупость номер один в мире. Только остаётся передать её лично кому-то из работников 11 канала. Вопрос: кому? И можно ли доверять кому-то из них в данный момент? А может просто отдать и чёрт с ней, что из этого выйдет? Это конечно выход, но для начала я посмотрю, что в ней записано. Не хочется, в случае чего, умирать запросто так. Тогда путь держим в первую очередь на работу, предупредить Толяна, а оттуда к Чуме.

Глава 6

Тридцатилетний толстый мужчина с залысиной после затяжного беспамятства, наконец, пришёл в себя. И это вовсе его не обрадовало, поскольку Эдуард Семёнович обнаружил, что не лежит он в тёплой, мягкой постели дома, а валяется на грязном, вонючем пожелтевшем от времени, полосатом матраце, постеленным на голом бетоном полу в тюремной камере. С ужасом расчётливый торговец наркотиками понял, что произошедший с ним странный случай, оказывается не кошмарный сон, а жуткая пугающая реальность.

«Боже, где я?» – заколотилась мысль в его воспалённом мозгу. Он медленно поднялся на ноги. Всё тело, включая лицо, сильно болело. Ноги подкосились. В серых глазах арестанта потемнело от ноющей боли, Эдуард Семёнович кое-как придя в себя, с трудом осмотрелся. Посередине маленькой, огороженной решётками комнатушки, стояла мебель – тонконогая, облезлая коричневая табуретка, толстяк еле-еле дополз до неё и со стонами сел. Единственная слеза набухла и скатилась к губам.

«Куда же я попал? Кто те люди, забросившие меня сюда? Кто же на меня наехал? – соображал торговец кайфом, в ознобе. – Может, менты? – блеснула догадка. – Нет, не может. Какие на хрен менты? Когда они у меня с рук жрут. Когда они все куплены! Братва? Тоже вряд ли. У меня с бандюгами свои соглашения, да и плачу я им тоже исправно… Тогда кто? Кому же я так насолил? Если только влиятельным родителям наркоши какого-нибудь?»

Тут размышления Семёныча перечеркнул густой голос Миколы:

– Геть сюды, сволочуга! Узавтракать пора.

Усатый бугай швырнул по полу железную миску с похлёбкой, которая наполовину разлилась. Арестант встал, кое-как нагнулся за едой, но аппетит сразу пропал, только он увидел содержимое чашки, оно было ещё хуже, чем тюремная баланда. Просто мутная солёная вода с кусками варёной неочищенной картошки. Семёныч, привыкший к обильной, вкусной пище, пустил слезу в очередной раз.

Меньшиков, вольготно развалившись на домашнем синем диване, непринуждённо пускал дымные кольца, успешно чередуя их с выпивкой. Комнату освещала лишь настольная лампа.

«Да-а, забавная штука жизнь, чего в ней только не бывает. Даже невидимая тюрьма, где неизвестно, что творится… Чем больше живу, тем больше удивляюсь, – подумал Евгений, опрокинув седьмую рюмку водки. – Интересная, наверно, игрушка у какого-то серьёзного мальчика с тугим кошельком. Вот было бы здорово забраться в эту детскую комнатку, разузнать по каким правилам ведётся эта занимательная игра. Но не так-то всё просто, малыш больно осторожный попался, хорошо в прятки играет, новеньких в компанию не берёт, а если что, и за рогатку возьмётся… – Меньшиков прервал ход размышлений, хлопнув ещё водки, закурив очередную сигарету. – Оно, конечно, так, я человек не пугливый, неплохо бы подход к этому содержателю таинственному найти, пусть даже он капризен как дитя. Тут главное не шуметь, малыши этого не любят, нарою-ка я его характеристику, а там видно будет. Глядишь, и общий язык с ребёнком отыщу».

– Вот чёрт, водяра закончилась.

Он подошёл, взял из стального холодильника новую бутылку.

Глава 7

Евгений сел на исцарапанную словами и символами одинокую лавочку в летнем парке, достал из пакета водку, одноразовый стаканчик и в баночке солёные огурчики. Небо хмурилось, тихо моросил дождь. Какой-то белобрысый мальчишка в резиновых красных сапожках прохлюпал по разросшейся луже, невдалеке от расположившегося мужчины.

– Эй, – окликнул его Меньшиков. – Иди сюда, – парнишка приблизился, репортёр вытащил из пакета большой апельсин и отдал его. – Держи, пацан.

– Спасибо, – улыбнулся ребёнок и, довольный, пошёл дальше.

Сегодня был особенный, знаменательный день, в этот день Евгений никого не желал видеть, никого кроме дождя, который нежно пел ему свой мокрый блюз. Его ноты были единственным, что хотел слышать одинокий человек. Именно поэтому он специально отпросился с работы, избегая друзей, знакомых, коллег. Они не задавали лишних вопросов, потому что знали, товарищ всегда так себя ведёт в такой день. Иначе Меньшиков не мог, как ещё вести себя? Если это самый чёрный, самый тяжёлый день в твоей жизни, день твоего рождения на этот свет. Сегодня имениннику никто не позвонит, никто не пожелает здоровья и счастья, ведь он отключил все телефоны, запер покрепче дом, просто ушёл в никуда. Сегодня только дождь имеет право составить ему компанию.

Евгений уже засиделся в парке, закончилась выпивка, темнело. Репортёр встал, решив немного прогуляться по мокрому, полному луж асфальту.

Рядом притормозила зелёная «десятка», Евгений почему-то неожиданно для себя посмотрел на номер, номер оказался знакомым. Владелец машины вышел из салона, женщина, очевидно являвшаяся его женой, ожидала мужа внутри. Меньшиков быстро подбежал к мужику и одним крепким ударом сшиб его с ног. Тот упал в грязь, резко поднялся, но налётчик снова урвал ему между глаз, а потом повалил на землю, принявшись безжалостно месить противника кулаками, почём придётся. Именинник уже ничего не соображал от безумной ярости, он превратился в машину. Женщина выскочила из автомобиля в ужасе крича на разбойника, попыталась оттащить его, защищая супруга, но Меньшиков просто оттолкнул её, словно назойливую муху, ещё пуще остервенел, мутузя окровавленного человека. Прохожий со стороны, увидевший драку, решил помешать этому.

– Эй ты, отвали от него! – пробасил мужчина, кинувшись к месту потасовки.

Евгений ударил подбежавшего по лицу, отчего тот подлетев, спиной свалился прямо в лужу.

Меньшиков не спеша поплёлся своей дорогой.

– Ты что наделал, тварь?! Ты козёл, вернись, сволочь! Что мы тебе сделали, подонок? – слышались вслед проклятия заплаканной бабы.

Хулиган даже не оглянулся… Тем временем поднявшийся разозлённый заступник, не за что получивший в морду, захотел расквитаться с обидчиком.

– Стой, сука. Теперь это наш с тобой базар! – воскликнул он, догоняя дебошира.

Меньшиков, слыша приближающиеся шаги за спиной, круто развернулся, с силой ударил подбежавшего. Тот свалился на бордюр и снова в лужу, а Меньшиков нещадно начал бить его ногами.

– Куда ты полез? Тебе спокойно не жилось, мать твою, заступничек? На хрена вмешался придурок, суперменом решил себя почувствовать? И так у меня день паршивый, ещё ты тут дерьма подмешал! На, получай тварюга, – приговаривал он, едва не крича.

Именинник остановился, когда понял, что бедняга еле дышит, репортёр плюнул на мужика и пошёл прочь.

Тяжело дыша, не помня сам себя, Евгений брёл, спускаясь по улице. Встречных людей, шум проезжающих машин, он ничего не видел вокруг, он был очень далеко, в своём прошлом…

Светит ласковое солнце, стоит погожий, яркий денёк. Меньшиков улыбается своей собаке, своему верному другу, тому, кто любит его самой большой, самой тёплой, преданной любовью, просто за то, что он есть. Люди на это не способны, их любовь почти всегда преследует корыстную выгоду, недорого она стоит. Но если тебя любит пёс, то это на век, а ещё Друга (кличка собаки) очень любил свободу, неистово радуясь, когда хозяин, улучив минутку, снимал его с цепи и уводил на прогулку. Очень любил пёс свободу, любил настолько, что поплатился за неё жизнью. Перекинувшись через высокий забор (он всегда так проделывал), он рассчитывал скинуть ошейник, таким образом, и вдоволь погулять, но ошейник не сползал, а только крепче сдавливал горло. Немного побарахтавшись, Друга принял мучительную смерть, а его ошарашенный хозяин, узнав о несчастье, много в тот день пил, сокрушаясь о псе, словно о человеке. Даже серьёзнее, ведь животных Меньшиков любил гораздо больше, чем людей. А совсем недавно случилось то, что ещё потрясло Евгения. Как-то в ясный день, он увидел большую кудрявую собаку, смахивающую на пуделя. Она тоже, как погибший Друга, радовалась возможности беззаботно бегать по зелёной траве. Псина резвилась, металась кругами, звонко лаяла, у человека возникло ощущение, что она в первый раз на воле. Она даже опасности не замечала, и тут какой-то говнюк на зелёной «десятке» без сожаления сбил её, хотя прекрасно видел зазевавшееся животное. На глазах Евгения её морда просто впечаталась в бампер машины. Очумевшая от боли собака, в крови, теряя равновесие, уковыляла куда-то за угол. Проклятый водила даже не обратил на происшествие внимания. Шокированный очевидец только запомнил номер уехавшего авто, но это ничем не могло помочь. В милицию не заявишь, в суд не подашь. Многие люди даже если человека сбивают, часто сбегают с места преступления, но если всё же попадаются правосудию, волей-неволей ответственность несут. А собака это не человек, нет такого закона, чтоб за неё отвечали. Её можно сбить, можно избить, можно убить, да что угодно сотворить безнаказанно. И в этом виноваты люди, которым на всё вокруг наплевать, где уж им о несчастной псине позаботиться. Ведь некоторые из двуногих искренне считают, что если ты всего лишь животное, то ты и боли не чувствуешь, и холод тебе не почём, и голодать ты не умеешь!!!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное