Алексей Фомичев.

Всеми правдами и неправдами

(страница 6 из 45)

скачать книгу бесплатно

Торговые ряды отошли вглубь. Пошли крытые фургоны и разборные брезентовые палатки. Оскар с Мечиславом странно оживились, завертели головами.

– Что здесь?

– О-о… здесь самое интересное. Бабы.

Нэд удивленно вскинул голову.

– Как… бабы?

Вплотную к брезентовым палаткам стояли грузовики. Дверцы кузовов открыты, проемы занавешены брезентом. К палаткам и машинам то и дело подходили покупатели – в основном боевики, – исчезали за занавесками. Слышались голоса, смех.

Нэд хотел было опять спросить Мечислава, что тот имел в виду, говоря про баб, но тут занавеска ближней палатки поднялась, оттуда вышел здоровый боевик, а за ним молодая девушка.

Простое платье без украшений почти до колен выгодно подчеркивало фигурку, приятное личико, роскошные волосы. Руки скрещены на груди, кулачки плотно сжаты. Девчонка плакала.

– Пошли, хватит ныть! – Боевик подтолкнул девушку к стоявшему неподалеку внедорожнику.

Та, не поднимая головы, пошла к машине.

– Сделка состоялась… – констатировал Оскар. – Теперь она его.

– Рабыня?

Оскар свысока оглядел найденыша, хмыкнул. Нэд отвел взгляд – и так понятно, что рабыня, чего спрашивал?.. Теперь и он видел, как из палаток то и дело выводят женщин и грузят словно мешки в машины.

– Откуда их столько набрали? Ведь не сами пошли…

– В основном с границы. Крадут из городов и поселков. Иногда из-за моря привозят.

– Откуда?

– С Магриба… – пояснил Мечислав. – Больше неоткуда.

– А чего же полиция?..

Шедший впереди Оскар повернул голову:

– Жалеешь?

Взгляд стал колючим, мрачным. Мечислав незаметно толкнул Нэда в плечо. Тот не заметил предупреждения, прямо посмотрел в глаза бандиту.

– Жалею.

– Ну-ну… Средняя цена рабыни – десять тысяч баксов. Заработай деньги и выкупи. Хошь – одну, хошь – всех.

Оскар засмеялся, глядя на растерянную физиономию найденыша.

Они прошли еще метров сто. У небольшого оврага стояла самая большая палатка. Нэд обошел ее стороной и вдруг увидел у входа двух девушек. Одна постарше, лет двадцати, высокая, стройная, с приятным лицом. На шее у подбородка была видна большая родинка. Заметив пристальный взгляд, девушка повязала на шею цветной платок, скрывая родинку.

– Пятно прячет. Чтобы цену не сбить, – пояснил Мечислав.

Нэд не ответил, во все глаза смотря на вторую девушку. Той на вид не больше шестнадцати. Изумительно сложена, с красивым лицом, длинными каштановыми волосами, стройными ногами. На ней были короткие облегающие шорты и майка. Девчонка переминалась с ноги на ногу, отчего ее широкие бедра плавно ходили из стороны в сторону.

Оскар оглядел рабыню и восхищенно присвистнул. Из палатки вышел молодой парень. Подошел к девчонке, похлопал по заду.

– Что, приятель, понравилась?

Оскар кивнул.

– Пятнадцать штук, и она твоя.

– Ты спятил? Она стоит вдвое меньше.

– Девочка, поэтому и цена такая.

Оскар недоверчиво покрутил головой.

Глаза пытливо рассматривали тонкую фигурку.

– Хочешь сказать, вы ее не трогали?

– Зачем портить товар. У меня таких краль было немерено.

Нэд не слушал перепалку, все смотрел на девчонку. У него не было женщины с момента пленения, и теперь он впервые ощутил жгучее желание. Рабыня казалась ему воплощением красоты и грации.

Девчонка подняла большие голубые глаза и посмотрела на него. Взгляды встретились. Нэд замер на месте, ощущая сухость во рту. Как хороша!

Рабыня понятливо наклонила голову. Увидела в молодом парне такого же пленника. И пожалела, как может пожалеть невольница другого невольника.

Нэд вспыхнул, щеки запылали, краска залила щеки и лоб. Он впервые захотел уйти из плена, разметать сборище негодяев, схватить эту красавицу и исчезнуть…

Сильный удар в плечо выхватил его из мира грез.

– Хватит столбом стоять! – Оскар толкнул его вперед и крикнул продавцу: – За такую цену трахай ее сам.

Что ответил торговец, Нэд не слышал, переставлял ноги, словно во сне.

«Я должен быть свободен!.. Должен…»


К полудню следующего дня огромный прямоугольник бывшего завода был почти заполнен. Боевики из разных группировок, торговцы, вольные рабочие с плантаций, гаражей, мастерских и подпольных фабрик, любители острых ощущений из Ламакеи и прочая братия заполнили три этажа, предвкушая кровавое зрелище.

Сотни машин и мотоциклов заполонили окрестные улицы и небольшую площадь перед заводом. Возле здания торговали пивом, закуской, сдобой, сигаретами, легкими наркотиками. На огромном щите при входе вывесили расписание боев, имена гладиаторов и ставки на тотализаторе.

С десяток боевиков хозяина Ягдари – Ушастика – следили за входом на арену. До начала шоу осталось не больше двадцати минут.

– …Что там за шум с нападением армейского десанта? Шороху на всю Зону…

– Да так, по мелочи.

– Из-за мелочи армия не станет посылать роту.

– Это от бессилия.

Ушастик сидел на втором этаже зрительного яруса в специально оборудованной ложе с тонированными стенами и навесом из плексигласа. По левую руку от него сидел первый помощник Виконта и главный контрразведчик банды – Глеб.

Ушастик усадил его с собой – редкая честь, которой он нечасто удостаивал даже главарей других банд. Обычно тем отводили удобные хорошие места, но вдали от хозяина города. А здесь такой почет.

Впрочем, это понятно – Ушастик с Виконтом связаны общими делами и тайным договором помогать друг другу в случае внутренней войны. Через Ягдари шли основные поставки из Ламакеи. Техника, оружие, продукты, запчасти, ГСМ и многое другое. С тех пор как трасса у Ущелья Белых Духов перестала работать, основной поток товаров пошел из Лахотска в обход Ушкура в Ягдари, а потом уже и во всю Зону.

Так что Ушастик сидел на перевалочной базе, и сидел крепко. Связи в Ламакее, союз с влиятельными главарями в Зоне, большой отряд головорезов позволяли ему спокойно править на всем юго-западе.

– …Хороший товар-то? – Ушастик скосил глаза на собеседника. – Не зря колонну щипали?

– Нормальный… – Глеб прикинул, где сейчас грузовики с «товаром». Выходило, что они уже переданы посреднику, а деньги едут в Кахов. – Системы наведения с последней модификации С-300.

Ушастик удивленно присвистнул. На Глеба взглянули водянистые глаза. Тот подавил улыбку. Свое прозвище Ушастик получил из-за абсолютно лысого черепа и огромного оттопыренного уха. Одного. Второе потерял десять лет назад во время последнего боя с прежним хозяином Ягдари – Амултом. Смотреть на Ушастика с непривычки жутко – большая лысая голова, глаза навыкате, обрубок вместо левого уха, широкий рот с золотыми зубами.

Внизу рабочие завершали последние приготовления. Вокруг ринга расставили треножники с видеокамерами – записи боев на Западе стоили бешеные деньги. У нижних рядов сновали подростки с лотками, продавали холодное пиво, закуску.

– Хорошие деньги получили?

– Нормальные.

Ушастик поскреб мощный затылок, зыркнул по сторонам. Рядом никого, помощники сидят снаружи.

– С Кабодой не связывались?

– Нет.

– Если подобный товар будет еще, дай знать. Не прогадаешь.

Глеб неопределенно пожал плечами:

– С Виконтом говори.

Ушастик кивнул.

Взревели фанфары, вспыхнули прожекторы, залив арену необычно ярким светом. Были видны даже темные закутки за крайними рядами. На противоположной от ложи стене вспыхнуло огромное табло, высветив рисунок: огромные крылья, перечеркнутые по центру двойной молнией, – эмблема банды Ушастика.

– Крутые парни вольной Зоны! Хозяин Ягдари Ушастик и его братья приветствуют вас! – ударил сотнями децибелов хорошо поставленный баритон. – Раз в полгода на этой арене выступают лучшие бойцы и сильные гладиаторы, раз в полгода лучший ринг юга собирает кровавую жертву! Раз в полгода на кону полмиллиона долларов, и в ваши кошельки падает звонкая монета. Раз в полгода вы приезжаете сюда со всех концов Зоны, чтобы насладиться зрелищем, достойным вашей отваги и храбрости! И вот этот день настал! Мы начинаем турнир. Правил нет, времени нет, выживет только сильнейший!!

Усиленный сотнями динамиков голос бил со всех сторон. Три этажа арены были заполнены до отказа, лучшие места заняли местные боевики, дальше от ринга сидели другие зрители.

Шесть или семь банд прислали своих бойцов, иные целую группу гладиаторов. Кроме них, здесь были свободные бойцы – профессионалы, зарабатывающие на хлеб убийством на глазах сотен жаждущих крови зрителей. Зачастую бойцы работали на конкретных главарей банд. Иногда их перекупали другие. Самые опытные кочевали по группировкам, становясь богачами. Другие становились трупами, но это мало кого волновало. Жизнь такая – ты или тебя.

На ринг под оглушительный свист выскочил ведущий, махнул рукой и проорал в микрофон график схваток. Сначала бои один на один, в основном новички. Потом выходили опытные гладиаторы, затем работали пары с холодным оружием, а на закуску – резня двух групп, пять на пять. На табло высветили ставки. Зашелестели деньги – те, кто еще не успел определиться с выбором, срочно делали взнос.

Заглушая крики, свист и топот зала, заиграла музыка – рок-н-ролл пополам с хардом, типичная смесь из американских боевиков про байкеров, безумных максов и прочей заокеанской крутизны. Резкий ритм заводил не хуже пива и марихуаны. Сквозь грохот ударников, визг саксофонов и свист зрителей пробивался наполненный яростью магнитофонный голос:

– Кровь – это почет! Кровь – плата за власть и наслаждение. Убей его! Убей или умри! Сделай выбор сейчас!

Подогретые пивом и травкой ряды выли, зверея на глазах. Руки били по коленям, по плечам приятелей, шарили в поисках оружия, но стволов никто не доставал. Под потолком в специальных нишах сидели три десятка стрелков с винтовками. Оптика четко различала лица и руки зрителей. Каждый, кто вытаскивал пистолет из кобуры хоть наполовину, рисковал получить пулю в лоб.

– …Кого ты привез? – Ушастик опустил мощный морской бинокль и повернул голову к Глебу.

Тот с усмешкой смотрел на бушующий зал. Демонстративно тронул мочку уха, хотя в ложу шум практически не проникал – специально рассчитанная конструкция стен и потолка, – и ответил:

– Двух новичков.

– А Оттар где? Опять живот схватило?

Глеб уловил насмешку, но ответил спокойно:

– Почти…

– Куда заявил?

– По два боя без оружия и один парный.

Ушастик кивнул. Новичков на много боев не заявляют – восемьдесят процентов погибают в первой же схватке.

– И сколько поставил?

– Да так… по мелочи. Больше на других.

Ведущий выкрикнул имена первых бойцов, поправил на себе широкий кожаный пояс, пристегнутый к тросу, и, подняв руку, взлетел над ареной.


Их завели в просторное помещение, похожее на уголок зоопарка: два десятка секций, отгороженных друг от друга решеткой. В центре сквозной проход. Двери заперты – мера предосторожности. Бывали случаи, когда гладиаторы начинали драки еще здесь.

Нэда и Мечислава посадили в первый от входа загон, и они могли видеть всех. В соседней секции сидели три здоровенных парня. Под два метра, плечи широченные, кулаки литые, почти со сковородку. Бычьи шеи, огромные головы с широкими лбами. Все трое как на подбор и выглядят устрашающе опасно. Взгляды из-под нависших бровей сулят лютую смерть любому, кто встанет перед ними.

Мечислав зябко передернул плечами. Сам не из хиляков, на фоне этих громил он выглядел подростком. Несмотря на попытку сохранить хотя бы видимое спокойствие, он начал дрожать.

– Хана!..

– А?.. – Сидевший на фанерном листе Нэд вскинул голову.

– Хана, говорю, нам.

Нэд пожал плечами, увидел, куда смотрит Мечислав, и понимающе кивнул.

– Бывает. Это нам с тобой?

– Вряд ли. Профессионалы. Они будут драться в конце. Сладкое на потом…

Он почесал подбородок, рука тронула щетину. С момента пленения не брился и не стриг волосы. Постепенно щеки и подбородок исчезли за отрастающей бородой. И он не спешил сбривать.

– Нам достанется что-нибудь попроще, – продолжил Мечислав. – Вон те… или те.

На противоположной стороне сидели пять человек в одной секции. Обычные люди, лет по тридцать—сорок. Невольники, получившие шанс покончить с мучениями быстро, хотя и болезненно.

– Да, с ними легче будет.

– А с теми? – кивнул на здоровяков Мечислав.

Нэд глянул на тех.

– Молодняк. Только и того, что шкафы.

– Да? Есть шансы выстоять?

Нэд вздохнул, потер руки.

– Можно. Главное, помни, что делали.

Мечислав смерил ширину плеч соседей, глянул на свои кулаки. За неделю тренировок уяснил одно – он не турнирный боец. Несмотря на спортивную юность.

«Да не станешь ты суперменом за неделю, – говорил ему Нэд. – Как бороться, помнишь? Отлично! В бою в первую очередь защищай пах, голову и корпус. Руками зря не маши, бей только по шее и по глазам. Ногой только по яйцам. И иди в захват. Вали его и души. Или рви глаза. Все!»

Всю неделю Нэд забивал в него нехитрый набор движений. До упора, до автоматизма. До помутнения в глазах. Пока хватало сил ухватить за ворот, сдавить кадык…

А Нэд возил его по земле, как щенка. Бил, бросал, душил, крутил шею, добивал. Хоть и не в силу, но сурово. Мечислав на миг представил того в роли противника и понял, что выдержал бы секунды три. Найденыш беспамятный!..

Вывели уже три пары, когда в помещение вошел Оскар.

– Эй, парни. Давайте за мной.

Они шли по длинному коридору мимо постов охраны, мимо тумбочек и шкафов, минуя ряды дверей и ниш. Перед поворотом притормозили – навстречу шли трое с носилками. На грубом брезенте лежало бездыханное тело. С окровавленной головы капала темная кровь. Продолговатые пятна чертили извилистую дорожку.

Рабочие опустили носилки на пол, Нэд увидел обезображенное лицо бойца, вытекший глаз, разбитые губы. Мечислав поморщился, глядя, как убитого перегружают на низкую тачку. Боевик, сопровождавший носилки, брезгливо бросил:

– Тащите к машине, там сгрузят. И побыстрее.

– Слышишь? – Нэд толкнул Мечислава.

– Чего?

– Шум…

Мечислав прислушался. Где-то вдалеке шумело. Сильно, равномерно, грозно. Шедший впереди Оскар пояснил:

– Арена…

Они миновали еще два поворота, прошли двойные двери и вышли к арене. Крики, свист, музыка ударили по ушам.

– Бей!

– Дави!

– Убей его!..

Яркий свет ударил по глазам, заставил сощуриться, отступить.

– Вот и «забой». Смотрите, привыкайте, – сказал за спиной Оскар. – Чтобы не охренеть от всего этого.

Проморгавшись, Нэд заметил невдалеке от себя еще несколько гладиаторов, что стояли под присмотром боевиков. Новичкам давали возможность привыкнуть к атмосфере ринга, к ору толпы и грохоту музыки. К той безумной обстановке, что не хуже противника давила на бойцов.

На ринге дрались двое. Били, толкали, бросали. Мат, крик, стоны, треск одежды, грохот падающих тел.

«Не спецы, – определил Нэд. – Скорее всего рабы».

Гладиаторы остервенело лупили друг друга, катались по полу, пятная его кровью. Первый работал одной рукой, у второго полуоторвано ухо.

Нэд посмотрел на ряды зрителей. Разгоряченные бандиты с налитыми кровью глазами, рядом визжащие от страсти подруги, размалеванные лица, вызывающая одежда.

Нэд обернулся к Оскару, тот спокойно взирал на ринг.

– А мы когда?

– Ты следующий. Мечислав после тебя…

В груди похолодело, по рукам прошла дрожь. Нэд глубоко вздохнул, вытер рукавом пот со лба.

«Значит, следующий… лады…»

Взгляд зацепил видную девицу, сидевшую в первом ряду. Обтягивающие кожаные шортики, открытый лиф, маленькие сапожки. Пышные темные волосы, гибкая фигура. Страсть и соблазн.

Нэд почувствовал растущее возбуждение, скосил глаза вниз. Брюки оттопырились. Прикрыв руками низ живота, Нэд перевел взгляд на ринг. В противоположном от бойцов углу стоял рефери, по виду двойник Тараса из поселка. Тоже огромен, руки врастопырку, ноги толстые, кривые. Рефери не спускал глаз с гладиаторов, ловя момент, когда один из них убьет другого.

Рядом Мечислав поминал всех богов, лицо бледное, по виску стекает большая капля пота. Язык то и дело облизывал пересохшие губы.

Через минуту бой закончился. Победитель судорожно ловил воздух, вися на сетке, а проигравший лежал в углу, раскинув руки.

Откуда-то сверху металлический голос рявкнул:

– Победа Живчика. Гладиатор Самсона, Олдянск.

По знаку рефери трое рабочих быстро выбежали на ринг, переложили тело убитого на носилки и вынесли прочь. Следом зашли уборщики, протерли влажной тряпкой пол, досуха вытерли губкой.

– А-а теперь! Еще два новичка на ринге Ягдари! – надрывались динамики. – Лис, он выставлен Тивером. И Нэд из Кахова. Ставки: один к одному!

Оскар повернулся к Нэду.

– Давай, парень. Вперед! – Ладонь хлопнула по плечу, толкая к двери ринга. – Урой его!

Нэд напряг и распустил мышцы, ощущая странную тяжесть в теле, двинул к рингу. У входа его встретил рефери. Придирчиво осмотрел, ощупал пояс, провел по ногам – искал оружие. Окинул взглядом фигуру гладиатора – Нэд вышел в старой майке без рукавов, брезентовых бриджах и легких кроссовках, – покосился на бицепсы и хмыкнул.

– В дальний угол. Жди.

Нэд добрел до угла, глядя по сторонам. Со второго этажа орали: «Гаси его, найденыш!» – там сидели боевики Виконта.

В этот момент на ринг вышел второй боец. Выше среднего роста, плечистый. Короткая стрижка, скуластое лицо, разрисованное черной краской. Кожаная безрукавка, просторные джинсы и кованые ботинки. Противник явно косил под бандитов.

Он взмахнул руками, разминая мышцы, помахал зрителям и сделал несколько выпадов. Нэд внимательно смотрел на него, пытаясь определить, насколько тот быстр и техничен. Руки работали вполне грамотно… но по воздуху. А как в драке? Увидим…

Гигант рефери созвал обоих в центр, поставил друг перед другом и громко выкрикнул:

– Отсюда выйдет только один. Можно все, хоть ешьте друг друга. Ясно?

Лис кивнул, вертел шеей, не сводя глаз с Нэда. На губах играла пренебрежительная усмешка.

– Начинаете по моему сигналу. По углам.

– Я тебя разорву! – выкрикнул Лис. Он хотел проорать это грозно и страшно, чтобы противник застыл в ужасе, но голос вдруг дал осечку, и первое слово вышло сиплым. – Ур-рою!

Нэд, глядя на искривленный в крике рот, сообразил, что тот здорово не в себе. Но страху наводит как положено.

«А как положено? – мелькнуло в голове. – Как…»

Музыка, стихшая в перерыве, заиграла вновь. Что-то импортное, резкое, с басами и ударниками. Крики, топот, визг обрушились со всех сторон.

Противник в другом углу тоже заорал, наклонил корпус. Рефери отошел в сторону. Махнул рукой и рявкнул, перекрывая гул зала:

– Бой!

«Стойка левая, руки внизу… а девка хороша, груди вообще мрак!.. слишком широко стоит, нет равновесия, бить будет с ноги… оружия в руках ни у кого нет… пусть летит, не важно… зря все это…»

Доля секунды – набор мыслей проскочил в голове и улетел. А Лис уже бежал, сжав правую руку в кулак и держа у уха. Орал что-то матерное, видны кривые зубы и обломок нижнего резца. Не добежав метра полтора, он выбросил левую ногу вперед и тут же ударил правой рукой в челюсть.

За миг до этого Нэд уже знал, что будет. Его правая нога встретила удар – треснуло, – корпус ушел чуть вниз, левая рука выстрелила навстречу правой Лиса.

Тот по инерции все-таки махнул кулаком, едва задев предплечье Нэда. Крупное тело проскочило дальше, сломанная в колене нога дала слабину, Лис грохнулся на пол. Не чуя боли, в диком запале вскочил и пошел на врага.

Нэд не поверил глазам – практически открытый перелом, разбитая кость едва не порвала кожу. Отшагнул назад. Руки противника мелькнули перед грудью. Колено лягнуло в подбородок Лиса. Тот запрокинул голову и упал под ноги. Но снова вскочил… попробовал вскочить. Боль наконец пробила мощный заслон адреналина, бросила обратно.

– А-а! – орал он, катаясь по полу.

– А-а-а!! – вторил зал. – Бе-ей!

И гнет ритма:

– Бум-бум! Гаси!..

Лис вскочил на отчаянном, на грани сознания, усилии. Лопнувшая кость прорвала кожу, хлынула кровь, заливая пол.

– Га-а-ад!

Прыгая на одной ноге, Лис сократил дистанцию, запредельным усилием бросил тело на противника, стараясь захватить руками. Краем сознания понимал, что на большее сил не хватит. Схватить бы, обрушить на пол и задушить, загрызть…

Нэд вдруг посочувствовал ему. Это конец. Лис шел вперед, на верную гибель, не желая ждать, когда победитель добьет его, как забойную тушу.

– Найденыш! Гаси! Гаси его!

– Лис, мудак! Давай вперед! На части порву!

Доброхот противника рассвирепел от вида уплывающих денег – не на того поставил.

– А-а!.. – уже обреченно орал Лис.

Кулак ударил в подбородок, останавливая противника. Лис вздрогнул, глаза закатились, тело пошло вперед. Он падал на Нэда, когда тот ударил ногой. Носок кроссовка вмял кадык внутрь. Лис захлебнулся воплем, упал, дернул раз-другой корпусом и застыл.

Сильная рука отбросила Нэда назад. Рефери подошел к Лису, стал на колено, перевернул того лицом вверх, оттянул веко, пощупал пульс.

– Да-а! Молоток! – Диж, Гент вскочили на ноги и орали на весь зал. – Нэд, дави их!

Рефери встал, скрестил руки над головой. На ринг сразу выскочили помощники. Нэд сходил вниз, когда динамики выплюнули рев.

– Победил Нэд! Все, кому повезло, могут получить деньги!!

Оскар, довольно скаля зубы, похлопал Нэда по плечу.

– Здорово ты его! – повернулся к Мечиславу. – Твоя очередь, приятель. Так же работай! Пошел!

Бледный как мел Мечислав поплелся к рингу. Нэд остановил его, взглянул в глаза. Мечислава поразил мрачный вид товарища.

– До последнего! Иначе – смерть.

Пораженный скоротечной схваткой, оглохший от рева зала и дикой музыки, содрогающийся от внутреннего напряжения, Мечислав вышел на ринг.

В ложе Ушастик глотнул пива из запотевшей бутылки, довольно крякнул и сказал Глебу:

– Твой бородач не плох. Где нашел такого?

– Случайно… прибился.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Поделиться ссылкой на выделенное