Алексей Евтушенко.

Солдаты Вечности

(страница 2 из 24)

скачать книгу бесплатно

   – И в чем же? – как можно дипломатичнее поинтересовался я.
   – По-моему, я просто помолодел, – сказал мой друг. – Физически.
   – Конечно, помолодел, – согласился я. – Сначала несколько дней тяжелых физических упражнений на свежем воздухе, а затем полноценный сон на чистой постели и отменная еда. Плюс масса интересной информации, непосредственно и положительно влияющей на нашу эмоциональную сферу… Помолодеешь тут. Я и сам чувствую себя лет на пять моложе.
   – Ты и выглядишь моложе, – заверил Влад. – Давно в зеркало смотрел?
   – Час назад. Когда брился. Все, как обычно, не придумывай.
   – Плохо смотрел. Пойди и глянь еще разок. Внимательно.
   Я поднялся и демонстративно отправился в ванную. Жилье Оскар обустроил каждому по его вкусу, и у меня зеркало имелось только там.
   Влад оказался прав. Мне хватило нескольких минут, чтобы заметить изменения.
   Теперь их и замечать не надо – к ним надо привыкать. Впрочем, к хорошему привыкаешь быстро. Помнится, мы немедленно обратились за разъяснениями к Оскару.
   – Здесь нечему удивляться, – заверил он нас. – Было бы странно, не умей Пирамида возвращать молодость и поддерживать организм в здоровом состоянии.
   – Почему странно?
   – Потому что Хозяева предусмотрели, что когда-нибудь Пирамидой будут владеть похожие на них краткоживущие разумные белковые существа. Так оно и вышло. Ваш, людской век недолог. Значит, необходимо его удлинить. Или вы против? В принципе отключить омолаживающую функцию можно, но…
   – Не надо, – быстро перебил Влад и тут же задал отвлекающий вопрос: – А сколько жили Хозяева?
   – Столько, сколько хотели. Или сколько было надо.
   – Кому надо?
   – Каждому по отдельности и обществу в целом. Здесь все зависело от баланса приоритетов. Ну и от старого неизменного правила: ты сам распоряжаешься своей жизнью до тех пор, пока желаешь ею распоряжаться.
   – Ага, – сообразил Влад. – А нам, значит, нужен костыль в виде Пирамиды.
   – М-м… Смотря что называть костылем. Дубина в руках неандертальца и ваш современный компьютер – это тоже костыли, если рассматривать их с этой точки зрения.
   – Пусть так. Но не значит ли это, что вне Пирамиды мы начнем стремительно стареть и обрастать болячками?
   – Нет. Вне Пирамиды вы будете стареть естественным путем. Сейчас вам сколько лет?
   – Я даже уже и не знаю, – хмыкнул Влад. – Было пятьдесят пять.
   – Очень хорошо. Через неделю можете считать, что вам около тридцати. Если вы покинете Пирамиду на пару десятков лет, то на эту пару десятков и состаритесь.
   – А когда вернемся? Снова помолодеем? – спросил я.
   – Нет.
Процесс омоложения можно запустить только один раз. Но ресурсы и возможности человеческого организма очень велики. Нужно просто уметь ими пользоваться. Научитесь, тогда и без всякого омоложения проживете… достаточно.
   – Достаточно – это сколько? – не отставал въедливый Борисов. – Сто лет? Двести? Триста?
   – Я уже объяснял, – вздохнул Оскар. – Пока не надоест. У вас будет тот же выбор, что был у Хозяев. В том случае, конечно, если вы захотите учиться, а не предоставите Пирамиде оздоравливать вас и лечить самостоятельно. Как Никиту – там, в прототипе, и того раненого киркхуркха, которого вы за малым не убили, а он здесь через два часа уже был на ногах.
   – И верно, – вспомнил я. – Все трое покинули нас на своих двоих. Правда, раненого поддерживали товарищи…
   – Дома, надеюсь, долечится, – сказал Оскар. – Здесь не Красный Крест.
   – О господи, – почесал в затылке Влад. – Опять учиться.
   – А кому легко? – неожиданно подмигнул Оскар. – К тому же учиться – это привилегия молодых. А вы теперь молоды. То есть будете молоды уже очень скоро. Замечу, кстати, что и без специальных усилий с вашей стороны Пирамида обеспечит очень долгий век. Иное дело, что с усилиями он будет еще дольше.
   – Коварный подарочек, однако, – заметил Влад. – Это ж теперь какой нравственный выбор перед нами встанет во весь рост – подумать боязно. Сколько на Земле немощных стариков и тяжело, а то и смертельно больных?
   – Страшно подумать, – сказал я. – Но разве ты не понял, что мы свой нравственный выбор сделали тогда, когда согласились стать хозяевами Пирамиды? Все, брат, теперь поздняк метаться. Будем вырабатывать стратегию на ходу.
   А вот наших друзей и коллег – Машу, Никиту, Женьку и Марту – оздоровительно-молодильные свойства Пирамиды не слишком впечатлили. Оно и понятно – молодежь никогда не верит, что состарится. Тем более, как выяснилось, им действительно надо еще пожить лет эдак двадцать – двадцать пять, прежде чем Пирамида отследит возрастные изменения в их организмах и примется за дело. Молодые вплотную занялись другими чудесами Пирамиды, которых здесь, как уже и было замечено, хватало с избытком. Ну и мы с Владом не отставали. Надо же, в конце концов, знать, чем владеешь. Хоть в общих чертах. Потому что для того, чтобы всего лишь обойти один раз все 97 ее уровней, нужна не одна неделя. А уж на подробное изучение…
   Впрочем, как мы узнали со временем, подробно изучать все уровни не было нужды. Большинство из них (нижние и верхние в основном) оказались связаны с мирами, где разумная жизнь или уже закончилась, или еще не началась. Таких миров оказалось ровно пятьдесят два.
   – Что-то маловато разума во Вселенной, – помнится, высказался Аничкин по этому поводу. – Всего сорок пять обитаемых миров. Даже как-то неловко. Такая большая, а ума не хватает.
   – Все относительно, – заметил на это Влад. – Да не так уж и мало, если подумать. У каждого из них есть еще и нечто вроде аналога нашей Альтерры, не забывай. Полной копии по всем физическим параметрам и, так сказать, статусу и значению. Вот тебе уже девяносто. Плюс несколько просто альтернативок. В общем, на наш век хватит.
   – Все равно, – не сдавался Женька. – Вселенная-то бесконечна. Значит, по идее, и обитаемых миров должно быть бесконечное множество. Разве не так?
   – А кто тебе сказал, что Вселенная бесконечна? – удивился Никита.
   – В школе так учили, – пояснил Аничкин.
   – Забудь, – посоветовал Никита. – Наша Вселенная, к которой принадлежит Солнечная система и галактика Млечный Путь, все-таки конечна. Это давно доказано, просто ты не следишь за развитием научной мысли. Правда, за ее пределами вполне может находиться другая Вселенная, затем еще одна, и так до бесконечности, но это уже чистая теория.
   – Знаток! – фыркнул Женька. – Убивать надо таких знатоков, как говаривал Остап Бендер. Сам-то понял, что сказал? Вселенная конечна, но количество Вселенных может быть бесконечным. Что в лоб, что по лбу.
   – Не скажи. Есть разница, и большая. Но ты, как и любой гуманитарий, не способен ее ощутить.
   – А ты, значит…
   – Не спорьте, мальчики, – примирительно сказала Маша. – По мне так и этого слишком много. Подумайте. С одними нашими земными альтернативками еще не разобрались, а тут…
   – Дай бог штук пять для начала изучить, – поддержала подругу Марта. – Самых для нас… актуальных. А там поглядим. К тому же кто тебе, Женя, сказал, что Пирамида связана со всеми обитаемыми мирами Вселенной?
   Это был хороший вопрос. Настолько хороший, что даже Оскар не смог нам дать на него вразумительного ответа. По его словам выходило, что теоретически Пирамида может быть связана со всеми обитаемыми или когда-то обитаемыми планетами. Потому что, опять же теоретически, только обитаемые планеты обладают Камнями Внезеркалья и, соответственно, каналами связи со своими альтернативками и Пирамидой. Но с другой стороны, никто пока еще не доказал, что разумная жизнь на планете, не обладающей такими каналами, невозможна. То, что подобные планеты строителями и хозяевами Пирамиды не были найдены, еще не значит, что таковых во Вселенной не имеется.
   Н-да…
   Мои руки, завершив все необходимые операции по разборке-чистке-смазке, принялись за обратное превращение нескольких десятков разнообразных деталей в единое целое под названием «Beretta 9 000S».
   Шептало… втулка боевой пружины… сама боевая пружина… тяга боевой пружины… Пальцы шевелились в привычном темпе, и мысли старались от них не отставать.
   Хорошо все-таки, что с нами Оскар и Локоток. Без этих двух гидов-помощников черта с два мы бы так быстро начали ориентироваться в почти семи с половиной кубических километрах Пирамиды. Это не считая помещений, расположенных в мощном фундаменте-основании, куда мы толком пока и не заглядывали. Оскар говорит, что там расположено нечто вроде складов для машин и оборудования, которые давным-давно устарели, но находятся в рабочем состоянии.
   В частности, транспортные средства и оружие.
   Надо будет найти время и пошуровать там как следует. Люблю старые игрушки для взрослых в рабочем состоянии. К тому же совсем неплохо совершить пару-тройку путешествий по самой планете. Возможно, даже слетать в ближний космос. Телеметрия телеметрией, а поглядеть своими глазами на приютивший тебя шарик не мешает. И не надо мне говорить, что с практической точки зрения это совершенно бессмысленно. Все равно не соглашусь. Потому что закон «не увидишь – не узнаешь» работает всегда. Я в этом убедился за годы и годы работы в Приказе. Можно показать стажеру-Стражнику сотню замечательно подробных видео о той или иной альтернативке. Но пока он сам туда пару-тройку раз не сходит и не обживется, не будет никакой уверенности в том, что он чувствует ее, как родную реальность. Ну, или почти родную.
   Но это все потом. А сейчас…
   Так. Ствол, кожух-затвор… теперь снарядить магазин всей дюжиной патронов… Есть. Отлично. Пожалуй, все-таки возьму ее с собой. Мне так привычнее и спокойнее. А внутреннее спокойствие в нашем деле гораздо важнее гипотетических неприятностей, связанных с незаконным ношением оружия. Марта же пусть считает, как хочет. Кстати, надо обговорить с ней детали нашей вылазки и уточнить сроки. Завтра или послезавтра. Дольше тянуть нельзя – это здесь, в Пирамиде, кажется, что времени навалом, а там, на Земле, в родной стране и реальности, оно самый дефицитный товар.


   – Присядем на дорожку, – сказал Влад.
   Они расположились в обширной гостиной или, как называл ее Борисов, кают-компании, интерьер которой в основном придумывали Маша с Мартой, а мужчины лишь давали советы и высказывали пожелания. Впрочем, следует отдать должное вкусу девушек: то, что получилось – причудливая смесь хайтека и псевдоготики, – более или менее устраивало всех.
   Цели и сроки были давно определены и слова напутствия сказаны. Развалившись в кресле и закинув ногу за ногу, Мартин спокойно курил сигарету, стряхивая пепел на пол.
   – Опять, – укоризненно заметила Маша. – И чего вы, мужики, такие неряхи и лентяи?
   – Трудно пользоваться пепельницей, когда в этом нет необходимости, – сказал Мартин. – Ничего, там, у нас, таких самоочищающихся полов нет, быстро отвыкну.
   – Вы, главное, быстро возвращайтесь, – сказал Влад.
   – Как только, так сразу, – сказал Мартин. – Не волнуйся. Больше необходимого не задержимся. Да и чего переживать-то? Полнолуния теперь ждать не надо – из любого места и в любое время. – Он поддернул рукав пиджака вместе с манжетой рубашки и полюбовался на браслет-переходник, замаскированный под модные наручные часы. – Красота.
   – Да, – поддержал Женька. – С нашими доморощенными Камнями не сравнить. Все равно что сверхтехнологии против древней заплесневелой магии.
   – Превосходство на каждом шагу, – согласился Никита. – Один синтезатор чего стоит. Альберт Великий вместе со всеми алхимиками нервно курят в коридоре.
   – Во времена Альберта Великого в Европе не было табака, – машинально возразил Женька. – Но они все равно курят, ты прав. Аж дым валит.
   – Я не очень хорошо помню, кто такой Альберт Великий, – сказала Маша. – Но и наш ручной Камень на всякий случай взяла бы. В конце концов, это именно с его помощью мы сюда попали.
   – Он у меня, – сообщила Марта и похлопала по сумочке.
   – Вот и хорошо, – кивнула Маша.
   – Все, – сказал Мартин, вставая с кресла и гася окурок в массивной бронзовой пепельнице, стоящей на столе. – Пора.
   «Живая дорожка» доставила всех к залу перехода за пять минут. Мартин и Марта встали в центр серебрящегося посреди зала круга и взялись за руки. Видимо, машинально.
   – Готовы? – осведомился Никита, усаживаясь в рабочее кресло напротив пульта. – Настройки прежние. Москва, Лефортовский парк. Сейчас там двадцать три часа тридцать минут. Поздний вечер.
   – Жми, – сказал Мартин и поощрительно махнул рукой.
   – Поехали! – Никита ткнул пальцем в нужную клавишу.
   Воздух вокруг Мартина и Марты покрылся искристой рябью, басовито загудела и лопнула невидимая струна, и вот уже в зале остались четверо, а двое непостижимым образом перешли в другой – безумно далекий и в то же время совсем близкий и, главное, родной мир.
   – Вот никак я все-таки не пойму, – задумчиво произнес Женька. – Если, к примеру, стартовать отсюда, с этой планеты, на каком-нибудь звездолете, то сколько времени придется лететь до Земли?
   – Наверное, от типа звездолета зависит, – хмыкнул Никита. – Прости, но я не специалист по звездолетам.
   – До Земли отсюда далеко, – сказал Влад. – Жень, ты разве забыл? Оскар рассказывал, что относительно Солнечной системы мы находимся на диаметрально противоположном краю галактики Млечный Путь. Тебе напомнить диаметр нашей галактики?
   – Не надо. Ладно, скажем спасибо, что это хоть наша галактика, а то ведь вообще могло забросить на край Вселенной.
   – А какая разница? Достаточно знать, что для тоннелей Внезеркалья расстояний не существует. Что километр, что миллион световых лет, что иная реальность – все едино.
   – То-то и удивительно, – сказал Женька. – До сих пор не могу привыкнуть и понять, как это работает.
   – И никто не может, – заверил Никита. – По-моему, даже Оскар. То есть понять он не может, а привык наверняка. За миллион-то лет!
   – Не ломай голову, – посоветовал Влад. – Это как с электричеством. Все им пользуются, но никто не знает, откуда оно берется и что оно вообще такое.
   – Как? – удивилась Маша. – Все знают, что электричество – это… э-э… упорядоченное движение электронов. Нет?
   – Стада диких электронов бродили по бескрайним просторам земли, – продекламировал Никита. – Пока не пришел Фарадей и не упорядочил их и не заставил работать. Все не так просто, Машенька. Природа электричества действительно не до конца ясна современной науке. И не только электричества.
   – Ну вы, ребята, даете, – сказала Маша. – Я прямо разочарована.
   – Извини, так уж вышло, – вздохнул Никита. – Хоть я, как ты понимаешь, не физик-теоретик с ученой степенью, а всего лишь скромный инженер. Кстати, мы тут говорили об Оскаре. Кто и когда видел его последний раз?
   – А зачем тебе Оскар? – спросил Женька.
   – С ним мне как-то спокойнее, – пояснил Никита. – Не знаю, как ты, а я еще не освоился с ролью хозяина Пирамиды. Слишком много здесь пока для меня чужих тайн.
   – Да, – хмыкнул Влад, – ты совершенно прав. Тайны должны быть своими. Родными, так сказать. Домашними. Только в этом случае и возникнет чувство хозяина.
   – Ну, я тоже не могу сказать, что чувствую себя здесь как дома, – сообщил Женька. – А Оскар… Лично я видел его третьего дня. Да вон же Локоток, давайте у него спросим!
   Словно облитый жидким металлом, безмолвный человечек-гид, устроившийся на краю пульта и в своей неподвижности напоминающий статуэтку, повернул к Женьке голову.
   – Локоток, где Оскар? – спросил Аничкин.
   Локоток лег на спину и замер.
   – Оскар набирается сил, – прокомментировала Маша. – Могли бы и сами догадаться. Не первый раз и не последний.
   – Тем более он нас предупреждал, что будет отключаться все чаще, – заметил Влад.
   – Вплоть до того момента, пока не отключится окончательно, – вздохнул Никита. – Это-то меня и беспокоит.
   – Без поддержки всегда тяжело, – сказал Влад, – я тебя понимаю. Но рано или поздно это все равно произойдет. Значит, надо привыкать к самостоятельности.
   – Мы стараемся, – сказала Маша.
   – Недостаточно, – отрезал Влад. – Чуть что – бежим с вопросами к Оскару. А как его нет, сразу чувствуем себя неуютно.
   – Что ты предлагаешь? – хмуро поинтересовался Никита. – Полностью отказаться от услуг Оскара? По-моему, это глупо.
   – Конечно, глупо, – согласился Влад. – И я бы первый счел глупцом того, кто предложил бы нечто подобное. Нет, от помощи Оскара нам ни в коем случае отказываться нельзя. Наоборот, следует использовать его знания и возможности по полной и до самого конца. Но и проявить разумную инициативу не помешает.
   – Например? – вопросительно приподнял брови Женька.
   – Например, мы толком пока не осмотрели самые нижние уровни – там, в кубическом основании Пирамиды.
   – Это где хранится разная старая техника прежних Хозяев? – спросила Маша.
   – Вроде бы, – сказал Никита.
   – Отличная идея! – обрадовался Женька. – Давайте прямо сейчас и отправимся.
   – Только сначала пообедаем, – сказала Маша.
   – Правильно, – кивнул Влад. – Война войной, а обед по расписанию.
   Обедали, как всегда, в кают-компании…
   Завтракать и ужинать они могли когда угодно, где угодно и в каком угодно составе, но обедали все вместе и в одно и то же время. Неукоснительно следовать данному правилу предложил Мартин. В приказном порядке. Кажется, это случилось на третий или четвертый день пребывания в Пирамиде.
   – Мы, разумеется, не воинское подразделение, – объяснил он. – И даже уже не аналитический или оперативный отдел в родном Приказе или Конторе. Но без какого-то общего дисциплинирующего и организующего начала нам придется трудно. Начнутся разброд и шатание. Вот пусть таким началом и будет совместный обед. Или вы предпочитаете ежеутреннюю планерку? Прошу высказываться.
   Все, как один, высказались в том смысле, что совместный обед гораздо предпочтительнее.
   – Не сомневался в вашем выборе, – кивнул Мартин. – Значит, так и запишем. Обед в четырнадцать ноль-ноль. Явка желательна в обязательном порядке.
   – Хорошая формулировка, – оценил Влад.
   – Был уверен, что тебе понравится, – ухмыльнулся Мартин и уже серьезно добавил: – Господа, мне только сейчас пришел в голову самый главный вопрос, который надо было, наверное, задать с самого начала. Но и сейчас еще не поздно. Все ли готовы остаться здесь, в Пирамиде, и работать единой командой в новом качестве? Потому что, если кто-то сомневается и желает вернуться на Землю к прежней жизни, то – скатертью дорога. Решайте сейчас, чтобы потом у нас не возникало ненужных разногласий по данному поводу.
   – Не представляю, как можно добровольно отказаться от такого приключения, – сказал Женька. – Я остаюсь. Однозначно.
   – Я тоже, – сообщила Марта. – Это ясно. Но на всякий случай хочу уточнить. Что будет, если разногласия все-таки возникнут? Жизнь, она длинная.
   – А что может быть? – удивился Мартин. – Кому надоест или кто разочаруется, отправится домой. Без права возвращения, разумеется.
   – Изгнание из рая, – прокомментировал Влад. – Нет уж, спасибо. Остаюсь.
   – И я, – сказал Никита. – Раз уж в Стражники согласился податься, то теперь и подавно не отступлю.
   – А если я замуж захочу и ребенка родить? – осведомилась Маша. – И потом опять вернуться на любимую работу?
   – Машенька, да я хоть сию секунду! – воскликнул Женька. – Ты только намекни…
   – Сиди уж, балаболка, – махнула рукой Маша. – Размечтался.
   – Вот когда соберешься, тогда и решим, – предложил Мартин. – Ладно? И вообще… Я полагаю, что Правила, Инструкции и Уставы нам еще предстоит выработать. Но пока важно принципиальное общее согласие работать в команде. Оно есть?
   – Есть! – подтвердили все единогласно.
   – Поздравляю всех с новой работой, – сказал Мартин.
   – Ура! – крикнул Женька. – Может, откупорим по этому случаю шампанского бутылку?
   – Чего там бутылку! – воскликнул Влад. – Я вообще предлагаю внести этот день в анналы, так сказать. Как день Основания и Начала. С прописных букв. И каждый год его праздновать. С песнями, танцами и фейерверком.
   Предложение понравилось всем, и на том тогда и порешили.
   …Оскар появился в кают-компании аккурат к десерту.
   – Доброго всем дня, – поздоровался он, входя. – И приятного аппетита. Надеюсь, не помешал?
   Выглядел Оскар иначе, чем в тот раз, когда впервые предстал перед людьми на берегу озера. Фиолетовую рубаху навыпуск и черные, закатанные по колено штаны сменила идеальной белизны, отменно выглаженная рубашка с короткими рукавами, просторные светло-серые брюки и легкие, коричневой кожи, мокасины на ногах.
   Ко всему прочему Оскар собрал седые волосы в хвост, побрился и стал похож на старого благополучного рокера, который давно покинул сцену, живет на доходы с продажи прежних хитов, а также ренту с нехилого банковского счета и лишь изредка соглашается на интервью для того или иного популярного телеканала, в котором, смело путая чистый вымысел с не менее чистой правдой, рассказывает симпатичной и восторженной журналистке о своей легендарной молодости.
   – Здравствуйте, Оскар! – обрадовался Женька. – Легки на помине. Как ваше самочувствие?
   – Спасибо, уже терпимо. – Старик присел к столу и налил себе из кувшина клюквенного морса. – Отменный напиток, – похвалил он. – До вашего здесь появления я и не подозревал о его существовании. Хотя, казалось бы, и живу на свете миллион лет. Что лишний раз подтверждает истинность вашей поговорки: век живи – век учись.
   – Дураком помрешь? – уточнил Влад, смакуя мороженое с вишневым сиропом.
   – Дураком не дураком, но уж точно не особо умным, – вздохнул Оскар. – Впрочем, не будем о грустном. Как ваши дела? Вижу, Мартин и Марта уже отправились на Землю проводить рекогносцировку?
   – Отправились, – подтвердил Влад. – Где же еще вербовать соратников для нового дела, как не дома, среди своих.
   – Да… – нейтральным тоном произнес Оскар и, повертев в руках пустой стакан, поставил его на стол. – Ощущается пока некая неопределенность, верно?
   – Что вы имеете в виду? – вежливо осведомился Никита.
   – Я имею в виду ваше здесь пребывание. И, соответственно, умонастроение.
   – А что не так с нашим умонастроением? – спросила Маша. – По-моему, мы настроены весьма оптимистично и позитивно.
   – Вот именно, – поддержал Женька. – Я так вообще, горы готов свернуть.
   – Знать бы еще, где эти горы, – сказал Влад. – И стоит ли их на самом деле сворачивать. Так, Оскар?
   – Что-то в этом роде, – кивнул Оскар. – Мотивация. Одно дело сказать: «Владейте этим миром, он ваш!» И совсем другое – внятно объяснить, зачем это надо.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное