Александр Волков.

След за кормой

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

   Старшиной рабов Гурма был Фаттар, черноволосый человек высокого роста и могучего сложения. Во время последнего набега тон-кролов на страну круминов соплеменники избрали Фаттара своим военным вождем, так как он выделялся среди всех исключительной силой и отвагой.
   Превосходство оружия принесло тон-кролам победу. Фаттар, получивший несколько ран, был подобран на поле боя и вместе со многими другими круминами увезен к тон-кролам за тридцать дней пешеходного пути от своей страны. Он стал невольником Гурма.
   Гордой душе Фаттара ненавистно было рабство, и он попытался убежать вскоре после того, как попал в плен. Его поймали и для примера другим наказали так жестоко, что только необыкновенная выносливость помогла Фаттару поправиться. С тех пор он глубоко затаил мечту о свободе, но не расстался с ней.
   Рабы уважали Фаттара и беспрекословно слушались его, и потому Гурм, хоть и неохотно, поставил гордого крумина во главе рабов.
   Когда Гурм стал набирать гребцов для плавания вниз по Ористу, его выбор пал прежде всего на Фаттара: Гурм боялся оставить бывшего вождя без своего надзора и предпочитал держать его у себя на глазах.
   Когда Фаттар узнал, что он поплывет на корабле к Большой Соленой Воде, глаза его на миг блеснули радостным огнем и тотчас опустились к земле: река Лагат, вдоль которой раскинулась страна круминов, впадала в Орист между владениями тон-кролов и морем. Путешествуя по Большой реке, Фаттар будет приближаться к родине…
   – Воля твоя, хозяин, – сказал он равнодушно Гурму. – Но я бы лучше остался в Бас-Турге, здесь от меня больше пользы.
   Слова Фаттара окончательно убедили Гурма, что раб затевает что-то недоброе и что оставить его в поселке нельзя.
   – Ты поедешь со мной, – твердо сказал Гурм.
   Он назвал Фаттару имена других рабов, которых намеревался взять с собой в плавание. Это были робкие, покорные люди, и на их повиновение Гурм вполне мог рассчитывать.
   Но тут начали твориться странные дела. То один, то другой раб из числа назначенных в гребцы внезапно заболевал. Одного мучили страшные колики, у другого шла горлом кровь, третий с трудом передвигался по земле ползком…
   Напрасно призванный во двор Гурма жрец Влок произносил заклинания, звонил священными колокольчиками и даже совершал колдовской танец – больным это ничуть не помогало. Пришлось заменить намеченных людей другими, далеко не столь надежными. Все вновь набранные гребцы оказались круминами, соплеменниками Фаттара.
   Гурм утешал себя только тем, что, увозя с собой опасных людей, он обеспечит спокойствие в своем дворе. А уж с Фаттаром и его товарищами он справится.
   «Покрепче цепи, два-три лишних стража – и Фаттар во время плавания присмиреет…» – думал Гурм.
   Но он не был бы так спокоен, если бы знал, что в это время делают его рабы.
Будущие гребцы тайно собирались в лесу по два-три человека, взволнованно о чем-то шептались и расходились, стараясь, чтобы никто их не заметил.
   Еще больше встревожился бы Гурм, если бы ему стало известно, что Фаттар, работая на постройке каюток, незаметно сумел сделать в одной из них тайник и спрятал там полученные от рабов-литейщиков инструменты и оружие: три острых долота, молоток, несколько кинжалов…
   Но все это оставалось секретом для Гурма. Даже те рабы, которых он считал самыми смирными и которые действительно не решились бы открыто выступить против хозяина, участвовали в заговоре и свято хранили его тайну. Более того: те, кто первоначально должны были отправиться в путешествие, но чувствовали себя неспособными помочь Фаттару в борьбе с угнетателями, добровольно принимали снадобья, вызывавшие болезни, и втихомолку смеялись над безуспешными попытками Влока вылечить их.
   А день отъезда приближался. Принесет ли путешествие свободу смелому Фаттару и его товарищам?..
   Карта нижнего течения Ориста и его притоков.


   Настал торжественный день отплытия. Увешанный звенящими амулетами Влок громко прочитал молитвы, Гурм, широко размахнувшись, швырнул в волны прекрасный бронзовый топор – жертву богу Лону.
   Немало бедняков завистливым взором проследили за полетом топора и невольно запомнили место, где он погрузился в воду. Жители берегов Ориста были прекрасными пловцами и ныряльщиками, и не так уж хитро казалось им достать со дна утопленную драгоценность. Но недавнее «чудо» до такой степени напугало тон-кролов, что теперь ни один из них не решился бы даже пальцем дотронуться до вещи, посвященной богу.
   Гурм подал знак, один из стражей отвязал канат от вбитого в берег бревна и ловко вскочил на нос отплывавшего судна.
   Кнот стоял у руля. Рулем служило очень длинное весло, вытесанного из бревна.
   Примерно посредине весла, чуть ближе к его верхнему концу, было просверлено отверстие, а на корме судна прочно укреплен вертикальный бронзовый штырь. Руль, надетый на штырь, свободно вращался вокруг него. Отводя верхний конец весла влево или вправо и двигая его лопастью в воде, рулевой поворачивал нос судна в желательном направлении.
   Такое устройство руля не было изобретением Бирка: оно уже в течение многих столетий применялось на многовесельных лодках. Разница была лишь в том, что для управления рулем на корабле Бирка требовалась гораздо большая сила, чем на лодке.
   Кноту в плавании нужен был помощник, но Гурм решил не брать лишнего человека: вместе с кормчим у руля будет стоять по очереди кто-нибудь из стражей.
   Течение подхватило судно. Кнот направил его куда следует, гребцы взмахнули веслами…
   У Лорга, смотревшего на мать и сестер, выступили на глазах слезы. Он поторопился вытереть их и боязливо осмотрелся: не заметил ли кто его слабости. Но каждый был занят своими чувствами.
   И вот корабль, гонимый сильными ударами весел, скрылся за изгибом берега.


   Страна тон-кролов простиралась вниз по Ористу на пять-шесть дней пешеходного пути. [7 - Около 100–120 километров.] В этих краях можно было не беспокоиться о безопасности судна, и Гурм останавливал его на ночевки около селений, где жили его родственники и знакомые. Кноту приходилось здесь плавать не раз, и он уверенно вел корабль.
   Фаттар и его товарищи держали себя очень смирно, и Гурм хвалил себя за то, что увез опасных смутьянов из поселка. Но, если бы Гурму пришлось подслушать хоть одно тайное совещание крумина с его соплеменниками, он знал бы, что скромное поведение невольника – это лишь часть тонко продуманного плана.
   Фаттар прекрасно понимал, что положение прикованных к скамейкам рабов не дает им возможности вступить в открытый бой с людьми Гурма, охранявшими судно. Даже если рабам удастся вооружиться спрятанными в тайнике кинжалами, топоры, копья и стрелы противников быстро покончат с мятежными гребцами. Битва стала бы более равной, если бы удалось незаметно освободиться от цепей, но об этом нечего было и думать. Предположим, что охрана и хозяева крепко уснут, – все равно шум и звон разрубаемых бронзовых цепей подымут даже мертвого…
   Существовал единственный способ захватить судно, и его-то и выбрал Фаттар. Надо было улучить момент, когда охрана хотя бы ненадолго покинет корабль. Тогда достаточно будет выиграть расстояние в двадцать – тридцать локтей, и рабам не страшны будут мечи их стражей. Если бы стражам даже и удалось вплавь догнать судно, то положение гребцов у борта корабля будет неизмеримо выгоднее для битвы.
   И Фаттар внушал своим пылким товарищам – Круммоку, Ковину и другим, что они должны вооружиться терпением.
   – Путь далекий и трудный, – говорил мудрый крумин, – не может быть, чтобы нам не представилось благоприятного случая…
   Но вот окончились владения тон-кролов, другие племена населяли здесь берега Ориста, и хотя они не проявляли к тон-кролам открытой вражды, но все же особо доверяться им не приходилось.
   На ночь корабль причаливал к острову где-нибудь посреди широкого Ориста или к безлюдному болотистому берегу вдали от селений. Костра корабельщики не разводили, довольствуясь холодной пищей, и устанавливали сторожевые вахты. Одной вахтой командовал сам Гурм, другую он доверил Кноту. Напрасно Лорг добивался чести стать старшим одной из вахт, Гурм неизменно отказывал ему:
   – Слишком крепко спишь, малыш.
   – Ты даже не услышишь, если нас всех унесут враги, – угрюмо улыбаясь, добавлял Фаттар. – Не доверяй Лоргу вахты, хозяин!
   Крумин втайне рассчитывал, что Гурм поступит наперекор ему и оставит брата вахтенным начальником: может быть, этим как-нибудь сумеют воспользоваться рабы. Но, к сожалению, Гурм соглашался с Фаттаром.
   Лорг сердился:
   – Это я-то малыш? Я крепко сплю?! Ну, так я вам докажу!
   Но Лорг ничего не мог доказать, потому что, сколько раз ни становился на дежурство с первой вахтой, сон неизменно сваливал мальчика.
   Гурм все еще не открывал торговли. У приречных племен не было товаров, которые были нужны тон-кролам, и Гурм рассчитывал, что чем дальше он завезет свои товары, тем выгоднее их променяет.
   С каждым днем пути Орист становился все шире и величавее. Здесь он разливался по широкой равнине, и гор уже не было видно ни на севере, ни на юге. Иногда Орист разбивался на два рукава, и Кнот направлял корабль в тот или другой рукав только после долгого раздумья.
   Однажды Кнот ошибся. Протока, вначале широкая и глубокая, стала суживаться; вода в ней неслась очень быстро, и Кнот с тревогой оглядывал на убегавшие назад лесистые берега. И вдруг выбранный рукав снова разбился на две широкие, но мелкие протоки, где течение шумело по дну, усеянному галькой.
   Что делать? Возвращаться назад против сильного течения было невозможно. В сопровождении двух стражей Кнот вылез из баржи и побрел по мелководью на разведку. Он вернулся только часа через три расстроенный и мрачный: в иных местах воды было едва по колено. Посоветовавшись, хозяин и кормщик решили все же пробиваться вперед.
   На беду, протока оказалась очень длинной, и вода в ней то собиралась в узком и глубоком русле, то снова растекалась по широкому мелкому перекату.
   На перекатах корабль тащили все, начиная от Гурма и Кнота и кончая гребцами. Длинные цепи позволяли им спускаться с судна идти рядом с ним. Круммок и Ковин многозначительно переглядывались с Фаттаром: не здесь ли притаилась желанная свобода? Фаттар с трудом сдерживал сообщников, когда за краем переката показывалась глубокая темная вода. Оттолкнуть бы внезапно стражей, благо они не в полном вооружении, а только с кинжалами у пояса, и, воспользовавшись суматохой, вскочить на корабль, приналечь на весла… Опасно, но разве такое дело возможно без риска?
   Сам Фаттар чуть не поддался искушению, когда усталые стражи, закончив переволакивать судно через очередной перекат и поставив его у спуска в глубоководье, сели на дно реки, чтобы освежить разгоряченные тела.
   Они весело болтали, наслаждаясь прохладой, а Фаттара мучила все одна и та же мысль: «Теперь или никогда!»
   Выпрямившись во весь свой могучий рост, вождь круминов пытливо глядел вперед, стараясь разгадать, далеко ли тянется плес свободной воды. Он уже открыл было рот, чтобы подать условленный сигнал, как вдруг за поворотом берега, покрытого мелколесьем, блеснули солнечные зайчики – один, другой… И Фаттар понял, что это играет солнце на мелкой волне следующего переката. Готовый вырваться крик замер на его устах, и Фаттар тяжело опустился в воду.
   – Что, приятель, и тебя, видно, разморило? – рассмеялся старик Ирт.
   Фаттар не отвечал.
   Он думал: «Слава богам, спасшим нас от гибели! Если бы мы успели столкнуть корабль в воду, нас все равно захватили бы на следующей отмели. И тогда…»
   Но что было бы тогда, Фаттар старался не думать. Нет, нельзя доверяться этой коварной протоке, надо ждать более удобного случая…
   Ошибка Кнота стоила корабельщикам трех дней тяжелой работы, и после этого кормщик выбирал путь с великой осторожностью.
   Прошло две недели плавания, а Фаттар и рабы все еще не смогли завладеть судном. Иногда, где-нибудь на сухом берегу, Гурм с братом, Кнот и стражи выходили поразмяться и приготовить себе горячую пищу, но они не забывали основательно привязывать судно цепью к стволу дерева или к толстому пню.
   «Видно, его боги внушают ему такие предосторожности…» – зло думал Фаттар.
   А Орист здесь разлился еще шире и круто повернул на север. Болотистые берега его стали совершенно непригодны для жилья, и часто на расстоянии целого дня пешеходного пути не встречалось ни одного селения, только редкие лачужки рыбаков.
   Гурм хмурил свои лохматые черные брови. Врагов здесь остерегаться не приходилось, однако, если так пойдет и дальше, с кем он будет торговать?
   В этих местах не селились люди, зато здесь было великое множество водяной дичи и рыбы. Неисчислимые стаи уток, гусей, лебедей, журавлей покрывали тихие протоки и заводи; задумчивые цапли, стоя одной ногой на мелководье, косились на проплывавшее вдали невиданное сооружение; черные бакланы неожиданно выныривали из воды у самого носа корабля и с резким криком испуга взмывали вверх. По ночам берега реки оглашались громким ревом запрятавшихся в камышах выпей.
   Здесь было на чем показать свое искусство Лоргу. Его стрелы без промаха поражали дичь, а за день он набивал столько гусей и уток, что их вполне хватало на жаркое всему экипажу. В этих пустынных местах корабельщики разводили большие костры без всякого опасения.
   Когда дичь надоедала, люди закидывали в Орист невод и вытаскивали огромных осетров, севрюг, лососей, судаков…
   Очень мучили путешественников маленькие кровопийцы комары. По вечерам комары поднимались из камышей неисчислимыми миллионами, и весь воздух, застланный движущейся сероватой дымкой, звенел непрестанным ровным высоким гулом.
   Провести ночь на открытом воздухе без надежного укрытия значило оказаться с распухшим лицом, с раздутыми, сочащимися кровью руками. Вовсе невозможно было спастись от комаров невольникам, закованным в цепи. После двух-трех бессонных ночей рабы обессилели и не могли даже грести.
   К счастью, от комаров нашлось избавление. Оказалось, что если отплыть от берега на полет стрелы, то здесь уже редко-редко прожужжит какой-нибудь заблудившийся комар. На ночлег стали останавливаться в главном русле вдали от берега, спуская с кормы и носа по тяжелому камню.


   После отплытия Гурма Урт, Бирк и другие рыбаки работали над постройкой лодки неохотно, вяло. С постройкой корабля были связаны многие мечты и надежды. И все они рухнули, когда безжалостные боги заставили отдать чудесное создание их рук богачу.
   Противиться воле богов рыбаки не могли, показанное им знамение было слишком грозным: гибель рыбы в Ористе означала и их собственную гибель. Но все равно, как-то помимо их воли, руки с топорами двигались медленно, молотки ударяли слабо.
   В один из дней, когда нежелание работать дошло до крайности Бирк и Стур отпросились у отца на рыбалку. Урт отпустил их без возражений, тем более что дома нечего было есть: семья Гурма не очень выполняла его обещание кормить рыбаков.
   Бирк и Стур взяли лодку у соседа и поехали удить сазанов в тот самый залив, где недели три назад произошло «чудо».
   Если бы орланы, [8 - Орлáны – крупные хищные птицы из семейства ястребов. Живут на берегах рек и озер, гнезда вьют на деревьях, питаются главным образом рыбой.] чайки и бакланы умели говорить, они, вероятно, принесли бы большую благодарность жрецу Влоку за то обильное угощение, которое он им приготовил. Ведь люди, пораженные суеверным ужасом, не осмелились и пальцем притронуться к рыбам, убитым богами, и эти рыбы стали добычей птиц.
   Теперь залив выглядел по-прежнему, и можно было думать, что его прозрачную глубину населили новые стаи рыб. Действительно, клев начался сразу. Бирк и Стур, азартно соревнуясь, то и дело вытаскивали крупных сазанов. Вдруг крючок Бирка за что-то зацепился.
   Юноша потянул просмоленную пеньковую лесу, но она не поддавалась. Бронзовые крючки для тон-кролов представляли немалую ценность, и Бирк призадумался: что делать? А тем временем Стур, поддразнивая старшего брата, успел поймать двух хороших сазанов. Бирк поднял удилище, постучал по нему, еще раз подергал за леску…
   – Придется нырнуть! – сказал он.
   – Всю рыбу распугаешь! – огорчился Стур. – Посиди так. – Я буду глядеть, а ты ловить?!
   В этот момент конец удилища Стура резко дернулся вниз и ушел в воду. Поклевка, да еще какая! Мальчик потянул… Увы, его крючок тоже за что-то зацепился.
   Спор сразу прекратился, и теперь уже Стур начал уговаривать брата нырять.
   – Не понимаю, – говорил Бирк, раздеваясь, – откуда взялись зацепы. Дно здесь всегда было чистое.
   И он прыгнул в воду. Глубина была не очень большая, всего локтей семь. Искусный ныряльщик, Бирк быстро спустился на самое дно и обнаружил большую бурую охапку травы, в которой прочно засел крючок его лески. Чтобы крючок не зацепился вторично, Бирк решил поднять охапку в лодку. Ему удалось сделать это с трудом, так как оказалось, что к охапке привязан камень.
   Когда Бирк поднялся на поверхность, младший брат подхватил его ношу и перевалил ее через борт лодки. Освобождая крючок, Бирк узнал в прочно увязанном снопе яйцевидные с крупными вырезами листья дурмана, пушистые листья белены, мелкие листочки и разветвленные корневища цикуты с мощным стержневым утолщением… Теперь они были безвредны, потому что за три недели вода вымыла из них весь яд.
   Обитатели Бас-Турга были знакомы с ядовитыми растениями. Скот, который пасся на лугах и лесных полянах, по инстинкту избегал их. Случалось, что маленькие дети наедались плодов белены или дурмана и тяжко заболевали.
   Странная догадка блеснула в уме Бирка. Чтобы окончательно утвердиться в ее правоте, он нырнул за крючком брата и достал из воды вторую вязанку ядовитых трав.
   – Вот как получилось чудо Влока! – задыхаясь, проговорил юноша. – Вот почему подохли рыбы!
   Бирком овладела такая ярость, точно он сам наелся белены. Он безумствовал, колотил руками и ногами по лодке, выкрикивал проклятия. Ошеломленный и испуганный Стур напрасно старался успокоить бушевавшего брата, гладил его по голове и плечам, нежно прижимался к нему.
   Наконец Бирк начал успокаиваться, на лице его появилась зловещая усмешка.
   – Погодите же, Влок и Гурм! Мы вам покажем чудеса! – бормотал он.
   Много ли ядовитых трав спустили жрецы на дно залива? Он заставил Стура грести, а сам плыл возле лодки и время от времени погружался в воду. Он видел: десятки огромных пучков ядовитой травы лежат на дне залива.
   Через час на берегу залива собрались Урт и его друзья. Бирк раскрыл им проделку жрецов.
   – Нужно немедленно идти к Влоку и бросить ему в лицо вязанки ядовитых трав, – требовал Бирк.
   Мужчины были более благоразумны. С общего согласия решили ждать возвращения Гурма. Но, когда он вернется, обманщиков призовут к ответу и потребуют отдать украденный корабль.
   В душе Бирка все сильнее разгоралась злоба, и он с великим нетерпением ожидал, когда вернется с моря его корабль.


   Не подозревая, какая встреча ждет его в родном селе, Гурм спокойно плыл к Большой Соленой Воде. Пройдя к северу расстояние, равное шести дням пешеходного пути, [9 - Около 120 километров.] Орист вновь повернул на восток. С левого берега вливалась в Орист быстрая прозрачная река, воды которой долго еще не смешивались с желтоватыми водами главной реки.
   «Наш Лагат!..» – думали крумины, махая тяжелыми веслами.
   Они узнали это место: если повернуть налево, то через несколько дней покажется родная страна.
   После впадения Лагата Орист стал так широк, что от одного его берега иногда не виден был другой. Целая цепь озер тянулась вдоль берегов, соединенная с рекой протоками. Озера изобиловали дичью, но заплывать туда корабельщики не решались. В низовьях Ориста Гурму и его спутникам представился случай испытать судоходные качества построенного Бирком корабля.
   С утра небо было безоблачно, но невыносимо парило. Кнот тревожно посматривал на горизонт: он ждал грозы.
   К полудню небо стало заволакиваться дымкой, прибрежные камыши зашелестели от легкого ветерка. Птицы, видно, чуяли бурю: они неслись беспорядочными стаями, держа путь от глазного русла в непроходимую путаницу стариц и озер. Кнот становился все мрачнее. Его беспокойство передалось экипажу судна.
   Туманная дымка поднялась кверху и превратилась сначала в облака, а потом в густые тучи. Птицы исчезли. Налетел, пригибая камыши самой воде, резкий ветер. Ветру на этом речном просторе, среди низки берегов, было приволье. По желтой воде Ориста пошли волны. Они увеличивались с каждой минутой…
   Кнот отдал рабам приказ грести изо всей мочи. С двумя помощниками он еле управлялся у рулевого весла, направляя судно к видневшейся вдали бухте, сулившей некоторую защиту от бури.
   Ураган достиг огромной силы. Мутная вода Ориста кипела, как в котле. Волны налетали со всех сторон, ударяя судно с бортов, с кормы, с носа. Оно, как живое существо, стонало под их натиском и раскачивалось так, что мачта своей верхушкой чуть не касалась воды. Иногда людям казалось, что, провалившись в бездну между валами и лежа на боку, корабль больше не встанет, но в следующую минуту он взлетал на гребень волны:
   Вот когда проверялась прочность работы Бирка, крепость деревянных и бронзовых гвоздей, прикреплявших обшивку к шпангоутам, добросовестность конопатки швов, надежность щитов, закрывавших люки. Если бы строитель был здесь, он бы по праву гордился своим детищем, мужественно боровшимся с бурей.
   По приказу Кнота Гурм и Лорг укрылись в каюте, а стражи привязались веревками к мачте. Двоих гребцов волны снесли за борт, но рабские цепи спасли их: полузахлебнувшихся круминов втащили на судно.
   Было темно как ночью. Мрак освещали только частые молнии. Судно, не поддаваясь ярости урагана, упорно пробивалось к намеченной цели. Оно еще не достигло ее, когда ветер начал стихать и небо очищаться: летние грозы коротки.
   К вечеру Гурм принес жертву богу Лону: ведь это его благодетельная помощь спасла корабль. Растянувшись на обсохшей палубе, люди делились воспоминаниями об урагане. Все думали о том, что в такую бурю беспалубная лодка погибла бы обязательно.
   – Великое дело сделал Бирк, – задумчиво сказал кормчий, и все признали правоту его слов.


   На следующий день корабельщики приплыли к месту, где Орист разбивался на три огромных рукава. Какой из них выбрать? Северный казался более широким и глубоким, и кормчий Киот после долгого совещания с хозяином решил плыть по северному рукаву.
   Местность по-прежнему оставалась пустынной. Мало кто решался поселиться среди бесконечных озер и болот, в огромной низине, которая во время весеннего разлива, вероятно, вся скрывалась под водой. Редкие избушки рыбаков стояли на высоких сваях, и их обитатели с тревогой и недоверием смотрели на громадную лодку, какую они никогда не видывали.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное