Александр Волков.

Огненный крест. Книга 1. Священный союз

(страница 3 из 59)

скачать книгу бесплатно

Перепуганные Марраны потащили Урфину свои лучшие драгоценности. В одну из ночей, когда обитатели долины спали беспробудным сном, он полетел на орле в страну Болтунов. Там, в Розовом городе, он отыскал купца, отдал ему два десятка драгоценных камней, и тот обязался купить для Урфина красивую мебель, ковры, занавески, кухонную посуду, оконное стекло и многое другое.

В последующие ночи всё закупленное было перенесено в долину Марранов и спрятано в уединённой пещере. Все эти секреты не нравились Карфаксу.

– Почему бы не делать покупки открыто, при свете дня? – говорил благородный орёл. Урфин хитрил и изворачивался.

– Милый друг мой Карфакс, пойми, – говорил Джюс, – если я и обманываю Марранов, то лишь с благой целью. Когда они убедятся, что я владею даром волшебства, они охотнее пойдут за мной к счастливой жизни.

Дворец был достроен. Его покрыли черепицей, которую женщины сделали из глины, а обжёг сам Урфин. Но внутри дома ничего не было, и окна глядели пустыми рамами.

Вечером Урфин сказал Торму:

– Сиятельный князь, приглашаю тебя с супругой и твоих советников завтра ко мне на новоселье.

Торм удивился:

– Великий Урфин, у тебя же во дворце ничего нет.

– Пусть это тебя не смущает, – высокомерно улыбнулся Урфин. – Божеству доступно то, о чём вы, простые смертные, не имеете никакого понятия.

Целую ночь Урфин и медведь работали, не отдыхая ни минуты. И когда утром Торм и старейшины подошли к дворцу, они ахнули от изумления.

Дворец сиял свежепромытыми стёклами окон. Внутри гостей встретила невиданная роскошь: на полах пышные ковры, на окнах цветные занавески, изящная мебель наполняла комнаты, а из столовой доносился приятный запах кушаний.

– Чудо, – закричали Марраны и упали на колени.

Кушанья, приготовленные на огне, необыкновенно понравились князю, княгине и вельможам. На столе были свежий хлеб, жареные утки, печёные фрукты и разные лакомства, вкуса которых Прыгуны раньше совсем не знали.

– Вот как живут боги! – восхищённо молвил Торм, откидываясь на спинку стула и поглаживая себя по набитому животу.

– Да, так живут боги, – подтвердил Урфин. – Но с этого времени так заживёте и вы, Марраны, если будете послушно выполнять мои приказы.

– Мы готовы, великий бог! – вскричали Прыгуны.

– Прежде всего вам надо построить дома, – сказал Джюс.

– Нам дома? Нам?! – в священном ужасе вскричали Марраны. – Такие, как у тебя?

– Ну не совсем такие, – небрежно заметил Урфин, – конечно, поменьше и попроще, но всё же вы станете жить в домах. И далее – вы должны готовить пищу на огне. Вы же видите, насколько эта пища вкуснее той.

На лицах Марранов отразился их долгий страх перед огнём, этим грозным карающим божеством.

– Идите за мной! – приказал Урфин. Он провёл гостей в кухню и показал им пламя, мирно горевшее в печке.

– Вы видите, как я укротил огонь, – сказал Джюс. – Таким же смирным он придёт и в ваши очаги, будет обогревать жилища, женщины станут варить на нём суп и печь булки.

– Воистину велик и добр огненный бог Марранов! – восхваляли Урфина Торм и его советники.

С этого дня в уединённой долине Марранов началась большая стройка.

Вся тяжесть работ пала на простолюдинов. Знатные сами ничего не делали. Они только подгоняли каменщиков и плотников, обученных Урфином, и те трудились с восхода до захода солнца с короткими перерывами на еду. Работники с грустью вспоминали весёлые соревнования по боксу, бегу и прыжкам и начали подумывать, что не такая уж, пожалуй, великая радость – появление среди них огненного божества. Но религиозный страх не позволял им задерживаться на таких мыслях.

Вселение Торма, Венка, Грема и других вельмож в новые дома прошло с пышностью. Народ, толпясь у окон, затянутых слюдой, старался рассмотреть силуэты пирующих, расслышать хмельные голоса: Урфин научил Марранов готовить опьяняющий напиток из пшеничных зёрен.

Знатные Марраны были теперь за Урфина горой. Если бы они даже догадались, что Урфин – обыкновенный человек, присвоивший божеское звание, они всё равно пошли бы за ним на край света. Теперь они с ужасом вспоминали былое время, когда жили в таких же шалашах, как чернь, питались такой же тюрей и солёными утками…

У марранских аристократов с давних пор скопилось много драгоценных камней – аметистов, рубинов, изумрудов. Они и раньше вели кое-какую торговлю с Болтунами, выменивая у них предметы первой необходимости. Но теперь эта торговля приобрела широкие размеры.

Марраны выходили на склон горы, обращённый к владениям Стеллы, махали руками и кричали, привлекая внимание Болтунов. Болтуны подходили к ним и любовались блеском драгоценных камней.

Скоро в полугоре образовался настоящий базар. Болтуны приносили на продажу кур и баранов, молоко и масло, фрукты, материи и красивую мебель. И когда Торм приобрел резной столик и стулья к нему, точь-в-точь такие же, как во дворце бога, в его голову закрались верные догадки, но он никому о них не сказал.

Конечно, простолюдины не строили себе каменные дома. До того ли им было, когда вожди племени запрягли их в тяжёлую работу. Закончив постройку домов, они принялись за расширение посевов. Хлебопечение и быстро развивавшееся винокурение потребовали гораздо больше зерна, чем прежде. Для топки печей в домах аристократов нужны были дрова, и каждое утро вереница дровосеков отправлялась в лес, а к вечеру люди возвращались с тяжёлыми вязанками. Раньше простонародью жилось намного легче.

Прошло два-три месяца, и новые тяготы легли на подданных князя Торма.

Соревнуясь между собой, кто обставит свой дом роскошнее, знатные растратили накопленные их предками драгоценности, и покупать красивые ковры, дорогую мебель и наряды стало не на что. И тогда аристократы заставили бедняков добывать для них изумруды и алмазы.

А так как с поверхности драгоценные камни были уже выбраны, то пришлось рыть шахты. Чтобы стенки шахт не обваливались, следовало крепить их подпорками, а за подпорками надо было ходить в дальний лес.

Боясь, как бы шахтёры не стали утаивать найденные драгоценности, богачи приставили к ним надсмотрщиков, и, чтоб надсмотрщики честно выполняли свои обязанности, им положили хорошее вознаграждение. А от этого опять же страдала беднота.

Эти нерадостные картины наблюдал мудрый Карфакс, и они его возмущали. Самому орлу в долине Марранов жилось неплохо. В горах водились козлы, и они попадали в когти исполинской птицы. На озере было множество уток, и Карфакс не брезговал этой добычей.

Но на душе у него с каждым днём становилось всё тяжелее. По вечерам орёл разговаривал с Урфином:

– Где же счастье, что ты обещал этому бедному народу?

Урфин с фальшивым воодушевлением восклицал:

– А ты посмотри, как живёт князь Торм! Как живут Венк, Грем и другие!

– Таких немного, – возражал Карфакс. – А огромному большинству стало жить гораздо хуже.

– Не всё же сразу! – отбивался Урфин. – Дойдёт очередь и до других.

– Я всё меньше верю тебе, – грустно замечала благородная птица. – Князь и его советники утопают в роскоши потому, что на них работают тысячи людей.

Чтобы не спорить с орлом, Урфин старался реже попадаться ему на глаза. И в долине Марранов дела продолжали идти так, как наметил хитроумный честолюбец.

К власти!

Страшила – инженер

Расставшись с Элли в третий раз, Страшила вернулся в Изумрудный город в очень грустном настроении. Не радовал его титул Трижды Премудрого, которым он прежде так гордился; не веселили донесения о хорошем урожае хлебов и фруктов; не развлекали танцы, устроенные в его честь бывшим генералом деревянной армии Ланом Пиротом, ныне преподавателем танцев хореографического училища.

Страшила, прощаясь с Элли, выразил твердое убеждение, что девочка вернётся в Волшебную страну. Но он чувствовал, что разлука будет вечной, и это его угнетало. А тут ещё Железный Дровосек некстати заторопился к себе домой, в Фиолетовую страну.

– Поживи у меня хоть месяц! – умолял Страшила. – Поговорим о прошлом, вспомним, как мы сражались с Людоедом, как вытаскивали Льва и Элли из ядовитого макового поля…

– Не могу, не могу, друг мой! – отнекивался Железный Дровосек, мерно шагая взад и вперёд и озабоченно прислушиваясь, стучит ли сердце в его груди. – Ты знаешь, я заболел, жизнь в Подземной стране плохо отразилась на моём здоровье. И вообще стареем мы с тобой, любезный друг, стареем! Вот опять я должен обратиться к врачам.

Лечение Дровосека состояло в том, что искусный мастер вскрывал на железной груди правителя заплатку, в его тряпичное сердце подсыпали свежих опилок, заплатку припаивали, и сердце начинало биться с прежней силой. Затем суставы Железного Дровосека смазывали маслом и всего его полировали.

Железный Дровосек ушёл, но в Изумрудном городе ещё остались погостить Смелый Лев и ворона Кагги-Карр. Трое друзей наговорились вдоволь, вспомнили старину, осудили поведение коварного Урфина Джюса, порадовались за подземных королей, которых выдумка мудрого Страшилы превратила в трудолюбивых ремесленников.

А потом и Лев отправился восвояси, соскучившись по своей львице и львятам. Одна Кагги-Карр осталась со Страшилой, и бедняга совсем заскучал. Он хотел бы почаще видеться со Стражем Ворот Фарамантом и Длиннобородым Солдатом Дином Гиором, но и те вернулись к исполнению своих обязанностей.

Фарамант вновь поселился в будочке у городских ворот и на каждого приходящего надевал зелёные очки, чтобы посетителя не ослепило великолепие Изумрудного города.

– Я выполняю приказ Великого Гудвина, – говорил добряк, – и буду выполнять его, пока меня не зароют в землю. Но и мой преемник будет делать то же самое…

А бывший фельдмаршал Дин Гиор опять стоял на посту, на высокой башне, и, смотрясь в зеркальце, расчёсывал золотым гребешком свою знаменитую бороду. И когда он занимался этим приятным делом, посетители могли свистеть и кричать ему целый час, чтобы он опустил подъёмный мост: Длиннобородый Солдат ничего не видел и не слышал.

И вот Страшила решил затеять какое-нибудь большое дело, чтобы прогнать томительную скуку. Запершись в Тронном зале, он принялся думать. Его думы были такими напряжёнными, что голова раздулась до чудовищных размеров. Высунувшиеся из неё иголки и булавки (их подмешал к отрубям Гудвин, чтобы мозги были острее) сделали голову Страшилы похожей на огромного ежа.

И наконец в многодумной голове Страшилы зародился поразительный план: он вознамерился превратить Изумрудный город в остров! Когда он поделился своим замыслом с Дином Гиором и Фарамантом, те решили, что правитель сошёл с ума.

– Ничуть не бывало, – возразил Страшила. – Не знаю, известно ли вам, что островом называется часть суши, окружённая со всех сторон водой. Мне говорила об этом Элли, когда учила меня ге-о-гра-фи-и. Наш город не может пойти к реке, чтобы она его окружила, потому что города не ходят. Зато река к городу прийти может: она текучая. Я прикажу вырыть вокруг города канал, и речка Аффира, снабжающая нас водой, его наполнит.

После своей длинной речи Страшила остановился передохнуть. Слушатели смотрели на него с изумлением. Фарамант спросил:

– А зачем нужно, чтобы Изумрудный город превратился в остров?

– Это усилит нашу о-бо-ро-но-спо-соб-ность на случай вражеского нашествия, – разъяснил Страшила.

Дин Гиор, Фарамант и Кагги-Карр с уважением посмотрели на соломенного человека: всё-таки откуда он берёт такие длинные и учёные слова?

– А кто будет рыть канал? – спросил Дин Гиор. – Придётся вынуть огромное количество земли, и работа затянется на целые годы.

– Вот и хорошо, что на годы, – обрадовался правитель. – По крайней мере я буду занят и не стану скучать. А копать заставлю дуболомов, всё равно им нечего делать.

Страшила со своими помощниками обошёл вокруг города. Было вбито множество колышков, означавших границу будущего канала, и грандиозное строительство началось. Длина канала намечалась четыре мили, а ширина – 500 футов. Такую внушительную водную преграду нелегко будет преодолеть врагу, если он задумает напасть на Изумрудный остров.

День и ночь трудились неутомимые дуболомы, день и ночь вгрызались лопаты в землю и скрипели тачки, на которых отвозился вынутый грунт. Им удобряли каменистые участки, обращая их в плодородные поля.

Страшила забыл думать о скуке, дел у него было по горло. С утра до вечера, а иногда и ночью, если светила луна, он проводил время на стройке, осматривал, обмеривал, приказывал исправлять ошибки. Главного инженера сопровождала свита деревянных курьеров, быстроногие гонцы носились с его распоряжениями туда и сюда, наполняя окрестность весёлым гулом.

Одновременно с работами на канале у стен города разбивался большой парк. Вдоль широких аллей высаживались лучшие деревья, какие только можно было найти в обширных лесах страны. В её благодатном климате пересаженные деревья приживались в любое время года. На полянах парка возводились красивые павильоны и беседки, перекрёстки аллей украшались фонтанами. Строить парк помогали все горожане, они понимали, что это будет для них прекрасным местом отдыха.

Проходили месяцы и годы, огромный котлован расширялся и углублялся. И вот настал торжественный час, когда осталось только впустить в него воду. Подводящий канал из речки Аффиры был выкопан, лишь тонкая перемычка мешала воде устремиться в приготовленное для неё ложе.

Страшиле принадлежала честь первого удара. Он взял кирку в свои слабые руки, стукнул по стенке, а потом к ней подбежали могучие дуболомы и довершили остальное. Воды Аффиры хлынули в котлован.

Толпы народа, собравшиеся по берегам водохранилища, разразились восторженными криками. Страшилу подхватили на руки именитые граждане и пронесли вокруг города. Совершая этот круг почёта, правитель время от времени приказывал остановиться, снимал шляпу с полями, увешанными золотыми бубенчиками, и говорил речь об оборонном значении канала.

Речи Страшилы выслушивались с глубоким вниманием и сопровождались бурными аплодисментами. Жители города и раньше гордились, что их правитель – единственный в мире, набитый соломой и с мозгами из отрубей, перемешанных с иголками и булавками. Теперь же, когда он вдобавок ко всему проявил недюжинные инженерные способности, их обожание дошло до предела.

В парке состоялось всенародное гулянье, были съедены горы тортов и пирожных, выпито сто сорок больших бочек лимонада.

Нет нужды говорить, что на торжестве присутствовали специально приглашённые Железный Дровосек, инженер Лестар, Смелый Лев, правитель Голубой страны Прем Кокус, правитель рудокопов Ружеро и ворона Кагги-Карр. Им были оказаны почести, приличные их высокому сану. Всеми церемониями распоряжались Длиннобородый Солдат Дин Гиор и Страж Ворот Фарамант, который на этот случай заготовил для всех гостей зелёные очки.

Подробное описание праздника вошло в летопись Изумрудного острова – так стала именоваться столица Зелёной страны. Желающие могут прочитать это описание в городской библиотеке, шкаф 7, полка 4, № 1542.

Через несколько недель бойкая полноводная речка Аффира наполнила котлован до краёв. На водном зеркале появились нарядные лодки богатых горожан. Возник обычай устраивать гонки гребных судов и соревнования парусных яхт. По приказу Страшилы открылась спасательная станция, так как ребятишки купались в канале с утра до вечера и могли быть несчастные случаи.

Для сообщения с Большой землей против городских ворот был устроен круглосуточный паром. Его обслуживали бессонные дуболомы. По просьбе любого желающего попасть на остров или покинуть его они перетягивали паром по прочному канату, натянутому над водой.

Но если бы у переправы появились враги, перевозчики должны были тотчас же перегнать паром к острову и поднять тревогу.

Волшебный телевизор

Великое и святое дело – труд! У того, кто разумно и с пользой трудится, жизнь полна и радостна, а бездельник томится, не зная, как убить время.

Эту неоспоримую истину Страшила почувствовал на себе, когда великие работы на канале и в парке кончились. Он снова не знал, чем занять свои длинные дни и не менее длинные ночи. Правда, можно было делать умственные вычисления, но нельзя же считать 24 часа в сутки!

И в это тяжёлое для Страшилы время произошло неожиданное событие, напугавшее многих горожан. Высоко в воздухе к югу от Изумрудного острова появилась стая Летучих Обезьян.

С этими мощными зверями обитатели города были давно знакомы. С ними когда-то воевал Гудвин Великий и Ужасный и потерпел поражение. Их вызывала во дворец Элли, когда владела Золотой Шапкой, дававшей власть над Обезьянами. Девочка хотела, чтобы Обезьяны отнесли её на родину, в Канзас. Но Летучим Обезьянам нельзя было покидать пределы Волшебной страны.

Летучие Обезьяны были настроены мирно. Они опустились на площадку перед дворцом, и их предводитель, у которого в лапах был какой-то сверток, попросил приёма у правителя города. Один из придворных побежал с докладом, и Страшила приказал немедленно впустить посетителей.

Предводитель Летучих Обезьян и соломенный человек были старые знакомцы. Ведь это предводитель когда-то по приказу Бастинды распотрошил Страшилу, развеял солому по ветру, а голову и костюм забросил на верхушку высокой горы. Но к чему вспоминать прошлое? Теперь у них не было причин враждовать, тем более что предводитель явился к Страшиле с приятным поручением. Старые знакомцы любезно поклонились друг другу, и предводитель сказал:

– Ваше превосходительство, Трижды Премудрый Правитель Изумрудного острова! Я имею высокую честь преподнести вам подарок от нашей общей доброй знакомой, могучей феи Стеллы, повелительницы Розовой страны. Проведав о вашем дурном настроении, фея посылает вам вот эту вещь, которая развлечёт вас.

С этими словами предводитель бережно развернул сверток, а в нём оказался превосходной работы ящик из розового дерева с передней стенкой из толстого матового стекла.

– А как госпожа Стелла узнала о моём плохом настроении? – удивился Страшила.

– С помощью этого самого ящика, – пояснил предводитель. Он наклонился к уху Страшилы и прошептал, чтобы не слыхали придворные: – Нужно сказать волшебные слова: «Бирелья-турелья, буридакль-фуридакль, край неба алеет, трава зеленеет. Ящик, ящик, будь добренький, покажи мне то или другое…» Ящик покажет, что вам желательно видеть. Но если вы переставите слова этого заклинания или ошибётесь хоть в одной его букве, оно не подействует. А когда вы насмотритесь, следует сказать: «Ящик, миленький, кончай, благодарность принимай!»

Предводитель Обезьян заставил Страшилу повторять заклинание, пока тот не запомнил его твёрдо.

Затем Страшила прошептал волшебные слова и попросил:

– Ящик, ящик, будь добренький, покажи мне фею Элли!

Но матовое стекло осталось тёмным.

– Э, нет, – рассмеялся предводитель Обезьян. – Фею Элли я и сам бы с удовольствием посмотрел, но ящик действует только в пределах нашей страны.

Тогда Страшила пожелал увидеть Железного Дровосека. И, о чудо! Экран осветился, и на нём стал виден Дровосек. Добряк проходил очередной курс лечения. Он стоял, подняв над головой руки, и мастер припаивал ему заплатку на грудь. Мастер окончил работу, и Дровосек прошёлся по комнате. Фигурки были маленькие, но очень ясные. И более того: из ящика послышался голос Дровосека, тихий, но хорошо различимый. Дровосек говорил:

– Благодарю вас, друг Лестар, сердце бьётся в моей груди, как раньше, и его по-прежнему переполняют любовь и нежность!

Страшила пришёл в неистовый восторг.

– Вот действительно волшебное средство разгонять скуку! – воскликнул он и тут же пожелал увидеть Льва.

Его желание тотчас осуществилось. Лев, как видно после сытного завтрака, лежал в уютном жилище среди своих семейных.

– Чудо, чудо! – повторял восхищённый Страшила и щедро одарил посланцев Стеллы лучшими фруктами из своего сада. Он просил предводителя Обезьян выразить его глубочайшую благодарность госпоже Стелле.

Прощаясь, предводитель Летучих Обезьян потихоньку сказал Страшиле:

– Госпожа Стелла приказала предупредить вас, чтобы вы приглядывали за Урфином Джюсом.

Это было ещё в то время, когда Урфин проводил в изгнании тоскливые годы, но фея Стелла обладала даром предвидения и догадывалась, что от Джюса можно ожидать всяких неприятных неожиданностей.

Страшила обеспокоился, выслушав предупреждение доброй феи. Как только Обезьяны покинули Изумрудный остров, правитель произнёс заклинания и попросил:

– Ящик, ящик, будь добренький, покажи мне Урфина Джюса!

Страшила тотчас увидел далекую Западную страну, унылый дом Урфина и рядом его самого, с недовольным видом вскапывающего грядку на огороде. На крыльце сидел медведь Топотун и ссорился с деревянным клоуном. В этой сцене не было ничего подозрительного, и Страшила перевёл ящик на другое. Первое время его целыми днями нельзя было оторвать от волшебного телевизора. Вспоминая наказ Стеллы, Страшила по временам проверял, чем занят Урфин. Причин для беспокойства не находилось никаких. То Урфин полол грядки на огороде, то ел жареного кролика, то гулял.

– Не понимаю, какая опасность грозит мне от этого угрюмого изгнанника, – ворчал Страшила.

После первых месяцев увлечения Страшила разочаровался в волшебном ящике, и он всё реже включал телевизор. Его в этом сильно поддерживала ворона Кагги-Карр.

– Да что это такое, в самом деле! – говорила она. – Ну, посмотрел ты на Железного Дровосека или Льва! А дальше что? Можешь ты их обнять? Поговорить с ними? Вот то-то и есть! Давай лучше собирайся, и поедем в гости в Фиолетовый дворец!

Раза по два Страшила и Дровосек навещали друг друга и жили один у другого подолгу. Бывал у них и Смелый Лев, хотя с возрастом он стал не так лёгок на подъем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Поделиться ссылкой на выделенное