Александр Варго.

Приют

(страница 8 из 35)

скачать книгу бесплатно

Мысли мужчины прервал дикий крик. Кричал Серега.

«О, Господи, Дэн! О нет, пожалуйста…»

Денис едва узнал голос своего напарника – так визжит попавшая под колеса грузовика обезумевшая от боли собака. Привычным движением он потянулся к внутреннему карману, где лежал пистолет, и тут же выругался сквозь зубы – конечно же, стояло такое пекло, и он оставил пиджак в салоне. Мгновенно взмокшая от пота рука нащупала в кармане брюк маленький перочинный нож.

«ДЭН!! Нет, не надо!!!» – орал Серега. Проклиная себя за то, что послушался этого орангутанга (Посмотри, какие сиськи!..), Денис сделал еще один осторожный шаг к машине. (Похоже, сегодня наш день!)

Нет, Серега, этот день явно не твой, подумал Денис. Очевидно, первое впечатление было ошибочным – девчонка оказалось не такой паинькой и слегка поцарапала Серегу. Внутренний голос возразил ему, пояснив, что «слегка поцарапанные» люди так не орут, и, вздохнув поглубже, Денис раздвинул ветки. Крики его напарника к тому времени превратились в хрипы, и от них у Дениса по коже мороз пошел. Он очутился возле задней дверцы автомобиля, хотя уже видел, что в салоне всего один человек.

Это был Серега, Вика куда-то исчезла. Его напарник полулежал на заднем сиденье, словно решил прикорнуть, устав от долгой дороги. Брюки спущены наполовину, обнажая мускулистые ноги, поросшие черными волосами, и почему-то эти черные волоски вызвали у Дениса странное, граничащее с безумием веселье. Взгляд Дениса остановился на его пропотевшей рубашке с закатанными рукавами, и все мысли о предстоящей расправе над Серегой мгновенно испарились, уступая место полной растерянности, а затем змеящемуся страху. Плечи, воротник и весь верх шелковой рубашки, в которых Серега так любил щеголять, были красными от крови.

– Дэн, ты… помоги, прошу… – прошептал Серега. Он попытался приподняться и застонал.

– Что ты с ней сделал? – У Дениса внезапно пересохло горло.

– Сде…а-а… – Серега вяло сплюнул. Сплюнул неудачно, и большая часть выплюнутого осталась на его массивном подбородке, стекая вниз. – Я даже не успел… за… засадить ей… – Серега предпринял попытку ухмыльнуться и зашелся кашлем. – Вы… а… тащи ее… – Он с мольбой смотрел на Дениса.

Глядя на Серегу, Денис, в свою очередь очень хотел верить: то, что он увидел, ему всего лишь показалось, но одного взгляда на бывшего боксера было достаточно, чтобы понять – он не жилец. Перед глазами маячил какой-то ужасный штырь, длинный и тонкий, пожалуй, даже слишком тонкий, и он торчал из толстых складок необъятной шеи Сереги. Он беззвучно открывал и закрывал рот, словно ему недоставало кислорода, по горлу ходуном бугрились желваки, и при каждом движении из раны толчками выплескивалась кровь.

– Если я вытащу эту штуку, ты умрешь, – сказал Денис.

– Что?! – булькнул Серега. Из его рта вырос розовый пузырь, который тут же лопнул.

Времени искать эту сучку нет, нужно срочно отсюда сматываться. Стараясь не смотреть на своего напарника, Денис нагнулся, закинул торчащие ноги Сереги в машину и попытался захлопнуть дверь.

– Я… я не хочу у… умирать, Дэн.

Денис выругался – дверца никак не хотела закрываться, бесполезно цепляя ноги Сереги, обутые в тысячедолларовые туфли.

Он раздраженно хлопнул дверью еще раз, и наконец она закрылась. Он открыл переднюю дверь, намереваясь сесть за руль, и тут его осенило.

«И самое главное, третье правило. Ты понял меня? – цедил сквозь зубы Шмель. – Мне не жалко тебя, если ты попадешься этой психопатке, но в таком случае ты ставишь под угрозу все дело…» Психопатка, а иначе говоря, Ласка, как ее окрестили дальнобойщики, орудовала на трассах Сибирского округа уже второй год. Под видом проститутки или заблудившейся девушки (в зависимости от клиента) она подсаживалась к кому-либо в машину, будь то новый русский или полуграмотный работяга, который возвращался после смены домой. А дальше… Она убивала их, после чего обчищала карманы несчастных. Некоторым удавалось выжить, и все давали разное описание неизвестной убийцы, что ставило доблестную милицию в тупик. На дорогах всегда полно девиц, путешествующих автостопом, и вычислить из них нужную было не так-то просто.

Тогда, услышав эту историю, Денис усмехнулся и тут же забыл о ней. Подумаешь, какая-то чокнутая девчонка! Наверняка больше половины из того, что ему нагородил Шмель, чушь собачья. Кроме того, его оскорбляло само предположение того, что некая рехнувшаяся феминистка, очевидно, борец за права женщин и ярый противник абортов, может попытаться встать у него на пути!


Все это промелькнуло в считаные секунды в мозгу Дениса, пока он усаживался в машину. В нем еще боролись два противоречивых чувства – с одной стороны, все естество мужчины требовало от него схватить «ствол», найти и застрелить мерзавку, посмевшую поднять руку на людей Главного, пускай это даже такой дебил, как Серега, но большая его часть, в равной степени трусливая и рассудительная, умоляла его как можно быстрее убираться из этого места.

«Господи, а как я объясню это Главному?» – внезапно подумал Денис. Всего лишь на одно мгновение Денис застыл у открытой дверцы «БМВ», и это было его ошибкой.

Острая боль пронзила его правую ногу, облив ее будто кипящим свинцом и заставив вскрикнуть, сначала скорее от удивления. Следующий крик, нарушивший лесную тишину, был уже наполнен болью и страхом. Нога моментально онемела, обжигающая, нестерпимая боль поползла выше, по колену, к бедру. Денис посмотрел вниз, и его взгляд успел запечатлеть какое-то движение под днищем автомобиля. Поджав раненую ногу, словно неказистый аист посреди болота, он попытался проскочить в машину. Конечно же, ну что он за идиот! Лучшего места, для того чтобы спрятаться, не придумаешь. Элементарно, Ватсон, вот только нога уже ничего не чувствует. Не будучи медиком, Денис понял и другое – эта чертовка перерезала ему ахиллесово сухожилие. Ботинок быстро наполнялся кровью.

Ему все-таки удалось усесться на сиденье, и он поспешил закрыть за собой дверь. Мужчина окинул лихорадочным взглядом приборную доску – ключ на месте. Его бил озноб, в голове вертелась только одна мысль: «Лишь бы успеть, черт возьми, лишь бы успеть!»

Он поднес дрожащую руку к ключу и повернул его. Едва остывший мотор монотонно заурчал, словно соглашаясь с Денисом, что свинтить отсюда – единственная умная идея, которая пришла тому в голову за всю его никчемную жизнь. Из легких мужчины вырвался вздох облегчения, как неожиданно из-за капота вынырнула женская фигура и с невероятной скоростью очутилась возле Дениса. Девица улыбалась.

– Бульк… – завозился сзади Серега. Он почти полностью сполз вниз, как гора сырого мяса.

Охваченный ужасом, Денис вдавил педаль сцепления, включил первую передачу, после чего попытался нажать на акселератор. Раненая нога не сдвинулась и на сантиметр. Денис поднял мокрое от пота лицо и отпрянул – Вика распласталась на капоте и, казалось, заполонила все пространство, ее черные глаза прожигали насквозь, а от жуткой улыбки хотелось выть.

– Дэ… Дэн, – Серегу было уже почти не слышно, да Денис и не собирался его слушать. Ошалев от страха, он снова и снова делал бесполезные попытки пошевелить раненой ногой, но все было тщетно, она словно вросла в резиновый коврик.

Вика открыла дверь, движения ее были мягкими и изящными, как у ухоженной кошки. И эта кошка сейчас собиралась его убить.

Находясь в полуобморочном состоянии, Денис попробовал нажать на акселератор левой ногой, которая охотно ему подчинилась, но, как только он убрал стопу с педали сцепления, «БМВ» резко дернулся и заглох. Сзади вскрикнул Серега. Вика просунулась в салон, неся с собой запах смерти. Улыбка девушки стала шире, и обезумевшему от ужаса Денису стало казаться, что ее зубы все больше напоминают острые кинжалы, сочащиеся смертельным ядом.

Их разделяло совсем ничего – пару дюймов, и все. Вика, а может, Ласка, в упор разглядывала трясущегося от страха и боли Дениса, и он, тридцатилетний здоровенный мужчина, один из приближенных Хохи, на счету которого не один труп и которого побаивались все наркоторговцы северного региона страны, закричал тонким голосом, срываясь на фальцет.

Он смутно помнил, как она вцепилась ему в волосы, и, выдирая клочья вместе с кожей, наполовину вытащила его наружу. Затем удар…

– Я же говорила тебе, что ты мне нравишься больше… – Ее голос был преисполнен неподдельной нежности.

Снова удар, и голова будто взрывается от боли. Сквозь темно-красную пелену Денис видит счастливое лицо Вики-Ласки и в отчаянной попытке защитить бедную голову поднимает вверх руку.

Третий удар дверцей «БМВ» ломает ее как тростинку. Еще один удар. А потом еще и еще…


…Сколько прошло времени? Денису удалось поднести к глазам руку, и он выругался – часов как не бывало. Если она забрала часы, то уж наверняка и до бумажника добралась. Черт возьми… Деньги!

Денис перевернулся на спину и глубоко вздохнул.

Деньги. Если эта б…ь залезла в багажник и свистнула бабки Главного – ему каюк. При таком раскладе лучше сразу пустить себе пулю в лоб. Все же лучше, чем оказаться в клетке с доберманами… Здоровой рукой он ощупал голову. Волосы были свалявшиеся от крови и грязи, пальцы наткнулись на крупную шишку. Так, голова цела, по крайней мере, соображать он еще может. Левая рука мучительно ныла и на каждое неосторожное движение тела реагировала острыми вспышками боли. Денис вспомнил про ногу, но, как ни странно, сейчас она его не беспокоила.

«Она где-то рядом, – прошептал внутренний голос. – Ждет, когда ты придешь в себя, ведь убивать человека, когда он без сознания, не так приятно, согласен?»

Денис попытался встать на четвереньки и закричал от боли – все его тело пронизала судорога, сравнимая с мощным электрическим разрядом. Вдалеке послышался странный гул. Это было… это было очень похоже на шум автомобиля. Кто-то ехал по той же дороге, по которой полчаса назад ехали они с Серегой.

Оружие. Пистолет, он в машине. Посторонние свидетели ему не нужны.

Страх снова охватил мужчину, и это придало ему дополнительные силы. С неимоверным трудом ему удалось встать на колени, и он пополз к задней двери «БМВ». В голове попеременно взрывались хлопушки, перед глазами плясали красные точки, но Денис упорно полз. Краем уха он уловил – странно, что от таких ударов у него не пропал слух! – что гул работающего двигателя находится на одной ноте – вероятно, машина остановилась. Он добрался до автомобиля и доверчиво посмотрел на сверкающую хромом рукоятку, словно мысленно уговаривая ее не валять дурака и открыть дверь. Она была выше Эвереста, и, дотягиваясь до нее трясущейся рукой, Денис почувствовал тошноту. Только сейчас он осознал, что на заднем сиденье лежит Серега.

«Мы быстро, правда? Иди, прогуляйся, Дэн. Ты ведь не боишься меня, детка?..» – вспомнил он.

Интересно, жив ли Серега? Рука обхватила рукоятку дверцы и прохладный металл приятно остудил горячую ладонь. Щелк!

Дверь открылась. Серега наполовину съехал вниз, рубашка задралась на некогда сильном теле, рука бессильно скомкала край пиджака Дениса, во внутреннем кармане которого лежал пистолет. За ним и полз Денис.

«Серж!» – сиплым голосом позвал он напарника. Ты что, идиот, сказал он себе. Он умер. Давно умер.

Денис безуспешно подергал застрявший в пальцах Сереги пиджак, но, даже если бы он был полон сил, едва ли это принесло бы какую-нибудь пользу. Пальцы его напарника намертво, как тиски, сжали дорогую материю пиджака, и разомкнуть стальную хватку можно было лишь домкратом. Оставалось одно – самому влезть в салон и достать пистолет.

Звук работающего двигателя стал громче, и Денис был готов заплакать от злобы и отчаяния. Взгляд мужчины бессмысленно скользил по мертвому телу Сереги, пока не остановился на ногах. Ноги. При чем тут ноги? Денис мучительно вспоминал, начиная паниковать, оттого, что шум мотора становился все ближе и ближе, пока не вспомнил: Серега имел обыкновение носить пистолет в кобуре, закрепленной на голени. Судорожным движением он задрал штанину – есть! Быстро, насколько позволяли силы, Денис вытащил пистолет и засеменил в кусты. Кто бы то ни ехал, ему не хотелось с ними встречаться. Интуиция говорила Денису, что вряд ли в приближающемся автомобиле находится друг. Он отполз за огромное дерево и притаился. Через мгновение мимо «БМВ» проехала какая-то синяя машина, похожая на «Жигули», но модель Денис не успел разобрать.

Лишь бы она не остановилась.

Он закрыл глаза, прислушиваясь. Лицо его исказилось от бессильной ярости: машина остановилась.

13

– Ну, и что ты собирался поведать мне? Как тебе впервые удалось залезть к какой-нибудь малолетней дуре в трусы? – Валя улыбнулась уголком рта. – Чего молчишь, Лошарик?

Она уверенно сжимала пистолет, зажигалка во второй руке не гасла, и это больше всего не нравилось Ярику. Одно движение – и современный заменитель спичек полетит к ним салон, превратив «пятерку» в пылающий факел.

Ярик сглотнул застрявший комок в горле. Жаль, что она стоит слишком далеко.

– Валя, у нас есть деньги. – Он вымученно улыбнулся. – Пожалуйста, не делай этого.

Девушка усмехнулась:

– Деньги? И во сколько ты оцениваешь свою жизнь, Лошарик? Кстати, если уж нам пришлось столько пережить, позволь мне называть тебя Лошариком. Ты очень смахиваешь на него, чтоб я сдохла.

Ярик снова попытался выдавить из себя улыбку:

– Пусть будет так, – а про себя взмолился: «Ну сделай вперед хоть еще один шажочек, Валюша, чокнутая ты корова», – называй как хочешь, хоть козлом, только убери эту штуковину.

Валя задумчиво глядела на дрожащий огонек зажигалки, в ее зрачках отражались крохотные блики.

– Козлом? Это ты хорошо придумал, Лошарик.

– Валя? – тихо спросил Митрич.

Она перевела дуло пистолета на Дмитрия:

– Ты тоже хочешь исповедаться перед смертью, гинеколог хренов?

Митрич четко и раздельно проговорил, его слова тяжело падали в жуткую, вязкую тишину:

– Я имел твою мать, Валя. И это мне понравилось.

Ярика охватило несравнимое ни с чем блаженное чувство, которое можно сравнить разве что с оргазмом, когда он увидел почерневшее от ненависти лицо сумасшедшей. Она непроизвольно придвинулась вперед. Уже почти рядом, но недостаточно.

– Сдохните, – прошипела она, сделав еще один шаг вперед, и тут Ярик, согнув в колене левую ногу и немного вывернув ее, как можно сильнее толкнул дверь.

Ярость на лице Вали сменилась изумлением, но она слишком поздно поняла, что случилось. Дверца с силой ударила ее в живот, выбив из рук пистолет и заставив девушку согнуться. Какое-то мгновение она стояла в этой причудливой позе, вытаращив глаза и хватая ртом воздух, словно бегун, который не выдержал длинной дистанции и решил немного передохнуть. Зажигалка из рук выпала.

Ярик выскочил из машины.

– А… – открыла рот Валя, но Ярик нанес ей удар в челюсть, и девушка, лязгнув зубами, упала навзничь, распластав руки и ноги. Удар не прошел бесследно для юноши – простреленная рука немедленно отозвалась жгучей болью.

Но сейчас Ярик не обратил на это внимание – упав на колени, он дважды ударил девушку затылком о выступавший из земли корень. При ударе волосы Вали как-то странно задрались назад. Некоторое время Ярик с недоумением разглядывал необычайный феномен, пока его измученные мозги не подсказали ему, что перед ним парик. Настоящие волосы Вали были темными и короткими. Внутри все клокотало от злости (чертова тварь, как она испугала его!), но к этому примешивалось огромное облегчение.

Тяжело дыша, он подобрал пистолет и зажигалку. Убрав «ствол» за пояс, он без сил облокотился на капот. Рута тоже вышла из машины и подошла к неподвижному телу Вали.

– Митрич! – позвал брата Ярик. Перед глазами снова начало все плыть. – Черт тебя дери, вылезай! – рявкнул он, видя, что тот не шелохнулся. Он заглянул в салон, поморщившись от ужасного букета запахов: виски, крови и чего-то еще очень нехорошего. Запах приближающейся смерти. Митрич сидел без движения, глаза прикрыты, лицо пожелтело. Ярика охватил страх.

– Эй! – Он ударил брата по щеке. – Митрич, очнись! – Ярик начал паниковать. Что, если он умер? Немудрено, учитывая, сколько ему пришлось сегодня пережить. Но сейчас Ярик боялся даже думать о том, что он будет делать, если останется один.

– Не бойся, он жив, – донесся до него голос Руты. – Просто потерял сознание. Такие, как он, быстро не умирают. Лучше взгляни на это.

Но Ярик не слышал ее. Он был похож на испуганного школьника, который потерялся на шумной улице и не знает, кого попросить о помощи. В каком-то исступлении он хлестал своего брата по щекам, но его усилия были напрасными – его сгорбившийся брат оставался неподвижным, напоминая восковую фигуру.

«Умер, черт возьми, он умер!» – кричало перепуганное сознание Ярика. Странно, сейчас он не испытывал к нему никакой ненависти, он хотел одного – чтобы этот напичканный наркотиками, истекающий кровью человек открыл глаза и сказал: «Ха, попался, Ярик! Наложил в штаны, а?»

От очередного удара на губах Митрича выступила кровь, но тот продолжал неподвижно сидеть как чурбан. Ярик перевел дыхание. Он вспомнил один способ, как можно привести в чувство человека, находящегося в обмороке. Нужно сильно ущипнуть либо, в крайнем случае, укусить его за мочку уха. Ярик не испытывал особого желания пробовать на вкус ухо Митрича, поэтому он просто ухватил серебряную серьгу брата и рванул ее что было силы. Из разорванной мочки закапала кровь, и, застонав, Митрич открыл глаза. Ярик шумно выдохнул:

– Ты напугал меня. Вылезай наружу, с ней все кончено.

Митрич тер ухо и бессмысленно таращился на брата, не понимая, о чем идет речь. Ярик поднатужился и вытащил его наружу, прислонив к багажнику, как старое огородное пугало.

– Смотри! – Рута повернулась к Ярику. Она открыла рюкзак Вали и высыпала его содержимое на траву: часы, два золотых мужских браслета и деньги. Много денег. Глядя на рассыпавшиеся веером тысячные купюры, Ярик прикинул, что все содержимое рюкзака потянет примерно на пятьдесят-шестьдесят штук. – И вот кое-что еще, – она указала на рыжий парик, видневшийся среди вещей.

– Она разбила все бутылки? Я бы не прочь выпить, – сказал Ярик.

– Хватит. Нужно двигать отсюда, – твердо ответила Рута. – Ее нужно связать.

– Ее нельзя оставлять в живых, – вымолвил Ярик.

– Не будь идиотом. Кто покажет нам дорогу? – Рута спокойно смотрела Ярику прямо в глаза. – Доберемся до Разумова, а там… там посмотрим.

Она прошла мимо покачивающегося с обалделым видом Митрича к машине. Через полминуты она возвратилась к Вале и принялась связывать ей руки обнаруженной в багажнике проволокой. После этого она, удовлетворенно хмыкнув, быстро, по-деловому обыскала девушку. Ярик тем временем направился к «БМВ».

– Сомневаюсь, что это ее тачка, – пробормотал он себе под нос.

Подойдя вплотную к автомобилю, он замер. В глаза сразу бросилась окрашенная чем-то красным трава. В машине, в проеме между передним и задним сиденьями, застряло тело мужчины. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что перед ним труп. С трудом преодолевая отвращение, он осмотрел мертвое тело.

– Ярик! – донесся голос Руты.

На шее убитого были раны – три черные точки, из которых все еще вытекала кровь. Такие дырки мог оставить лишь один предмет. Ярик невесело усмехнулся и обошел «БМВ». К машине подошла Рута.

– Я нашла это в ее кармане, – сказала девушка. На красивой девичьей ладошке лежал скальпель в кожаном чехле, рукоятка перемотана изоляционной лентой.

– Она убила их. Прошила насквозь, а потом обчистила. Спорю на что угодно, что часы, браслеты и деньги она забрала у этих бедняг, – сказал Ярик.

– Ты думаешь, был еще один человек? – наконец промолвила она.

– Иди сюда. – Ярик обошел автомобиль с другой стороны. Внутренняя поверхность передней дверцы была измазана чем-то темно-бурым, на резиновом коврике под ногами – лужа, рядом с машиной – то же самое. В траве были видны следы от волочения тела.

– Не думаю, что это пролитый кетчуп. Их было двое.

– А если он жив? – неуверенно проговорила Рута. – Отполз и зализывает раны.

– В любом случае, им не повезло, – сказал Ярик. – Но вряд ли мы в состоянии сейчас кому-то помочь, у нас своих проблем хоть отбавляй. – Он взглянул на Руту и попытался улыбнуться: – Да, неплохая у нас компашка подобралась, однако. Бонни и Клайд[1]1
  Бонни Паркер и Клайд Бэрроу – легендарная преступная пара, прославившаяся дерзкими ограблениями в Америке в 30-е годы. На их счету несколько убийств, в том числе полицейских. Убиты фэбээровцами в 1934 году во время засады.


[Закрыть]
отдыхают.

– Поехали отсюда… – Рута зашагала к «пятерке». Митрич все так же стоял, прислонившись к капоту, отупело разглядывая свои грязные руки.

– Да, только я закончу одно дельце. – Ярик закрыл дверь «БМВ» и направился вслед за Рутой. Он подошел к Митричу и грубо встряхнул его. Митрич непонимающе пялился на брата, глазные яблоки в красных прожилках бестолково вращались в разные стороны, словно их хозяин тщетно пытался проследить за сотней невидимых москитов.

– Слушай меня, братец ненаглядный. Я повторять больше не намерен, – сказал Ярик. Митрич выставил вперед руки и неловко замотал головой, будто стряхивая с себя остатки дурного сна и рассчитывая, что от этих манипуляций Ярик исчезнет.

Ярик схватил его за шиворот и с силой впечатал в запыленный капот «пятерки». Митрич издал гундосый стон.

– Прекрати скулить. – Ярик с трудом себя сдерживал, чтобы не врезать своему брату еще раз. – Ты слышишь меня? Или тебе оборвать второе ухо, для симметрии? Мы в полном дерьме, Митрич, и все благодаря тебе, – продолжал Ярик. – Прежде чем мы поедем отсюда, я задам тебе всего один вопрос. Ты хочешь жить?

В лице Митрича появилось нечто отдаленно смахивающее на понимание происходящего.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное