Александр Варго.

Приют

(страница 7 из 35)

скачать книгу бесплатно

Митрич озадаченно молчал, осторожно щупая свободной рукой распухший нос:

– Ярик?..

– Ты… О, Господи… Надо же так… Как смешно… – захлебывался Ярик. Он снова скосил вправо глаза, глазные яблоки почти вываливались от напряжения. Ему словно доставляло какое-то жуткое удовольствие наблюдать за еле заметным подрагиванием (девушка все-таки нервничала, и это немудрено) спицы. Он прекратил смеяться:

– Послушай, как там тебя… Валя?

Девушка промолчала, но Ярик почувствовал, что жало спицы продвинулось еще на миллиметр.

– Я тебя не держу, – мягко сказал он, стараясь сидеть неподвижно, однако это ему стоило огромных усилий. – Ты можешь уйти прямо сейчас.

Валя хихикнула:

– Тупицы, вы считаете, что я сейчас спокойно выйду из машины, помашу вам платочком на прощание, пущу при этом слезу и прошепчу: «Боже, какие классные парни, неужели нам никогда не суждено больше увидеться?!», а потом поплетусь на трассу через эти колдобины? Мальчик, ты еще глупей, чем твой брат торчок.

Митрич заскрипел зубами, и Ярик еле удержался, чтобы снова не захохотать. Бедный Митрич! За этот день ему нахамили в десять раз больше, чем за всю жизнь.

– Что тебе нужно? Какого черта?! Ты села к моему брату, он был за то, чтобы взять тебя с собой. Разбирайся с ним! – Ярик устало прикрыл глаза.

– Заткнись. Разворачивайся. И пусть твой брательник уберет «ствол».

Рута хранила молчание, безмолвно наблюдая за происходящим в зеркало заднего вида.

– Митрич, будь так добр, убери «пушку», – сказал Ярик. Он с удивлением для себя обнаружил, что ему совершенно не страшно, несмотря на то что он чувствовал, как холодное острие спицы зловеще щекочет ухо. Одно неверное движение – и она проткнет нежную перепонку, с хлопающим звуком войдя в его смертельно уставший мозг.

Митрич не обратил на него никакого внимания:

– Не будь дурой, сядь на место. – Рука его ходила ходуном, словно мушка на конце ствола была неким насекомым, и Митрич раздраженно пытался его сбросить. – Ярик, не слушай ее. Поехали отсюда, она не посмеет ничего тебе сделать, иначе я просто убью ее.

Рута саркастически улыбнулась:

– Вот именно, «иначе». Иначе ему будет фиолетово, убьешь ты ее или нет. Может, поменяешься с ним местами?

– Даже если ты выстрелишь, я успею его продырявить, – сказала Валя.

– Господи, я бы с превеликим удовольствием выпустил тебя отсюда, – сказал Ярик. Волны боли то отступали, то снова накатывались, словно прибой. – Я с самого начала был против этой дурацкой идеи – подбирать тебя на дороге…

– Хватит трепа. Разворачивай тарантас и поезжай обратно к шоссе, – не дала ему договорить Валя.

– Разворачивать? Ты в своем уме? – изумился Ярик. – Да здесь развернуться негде, как ты себе это представляешь? Машина застрянет!

И хотя Ярик был лишен возможности видеть девушку, от которой в настоящий момент зависела его жизнь, он почувствовал, как ее лицо исказилось в злобной гримасе.

– Да уж… Вы, ребята, напоминаете мне тех дурачков из фильма «Тупой и еще тупее», смотрели? Поезжай задом!

Ярик отрицательно замотал головой:

– У этой тачки не работает задняя передача. – Ложь выскочила из него просто и быстро, как пробка из бутылки. – Прости, Валюша, но если ты скучаешь в нашем обществе, то тебе придется возвращаться пешком.

– Ты врешь!

– Не-а.

Если не веришь, садись на мое место и попробуй. – Ярик потянулся к дверце, явно намереваясь выйти наружу, но Валя его остановила:

– Сиди спокойно. Мальчики, вы заставили меня понервничать, из-за чего у меня очень трясутся руки. Если не хочешь, чтобы эта штука выскочила у тебя из другого уха, не дергайся.

Девушка размышляла недолго.

– Положи руки на руль и так, чтобы я их хорошо видела, – проговорила она. Ярик усмехнулся. Эту фразу он сегодня тоже где-то слышал, а именно – из уст ныне покойного милиционера, которого убил Митрич.

– Ты тоже вытяни руки вперед, – приказала она Руте. Та подчинилась.

– Валя, послушай… – открыл рот Ярик.

– Заткнись! – в бешенстве выкрикнула девушка и, не оборачиваясь, приказала: – Теперь ты, врач недоделанный. Аккуратненько и медленно протяни свою «пушку» девке.

Ярик приготовился к очередной тираде угроз и бессмысленных ругательств, но, к его несказанному удивлению, Митрич беспрекословно подчинился. Он молча протянул пистолет, почти нежно вложив его в маленькую ладошку Руты.

– «Ты клялся мне в своей любви, ты предлагал мне вечность!..» – мурлыкал в это время мягкий женский тенор из радио.

– Давай его сюда. Так же медленно и аккуратненько, – потребовала Валя.

Когда пистолет оказался в ее руке, Ярик закрыл глаза.

«Ну наконец-то. Сейчас она всех нас перестреляет, как глупых куриц. Однако она далеко не глупа», – подумал он. Если бы она сама попыталась забрать пистолет из рук Митрича, то ей пришлось бы на какое-то мгновение обернуться, и это дало бы шанс Ярику отбить девичью руку со спицей. Валя поступила иначе. Странно, но Ярик начал испытывать к этой безбашенной девчонке что-то вроде уважения.

– Подними вверх руки и сцепи их замком на затылке. – Голос Вали звучал привычно и ровно, словно подобные приказания ей приходилось отдавать каждый день

– Я не могу, – мрачно отозвался Митрич. Валя вперила в него уничтожающий взгляд. – У меня снова откроется рана, – нехотя пояснил он.

– А бутылку к глотке ты подносить можешь? Ручки вверх, штанишки вниз, давай. – С этими оскорбительными словами Валя небрежно вынула из уха Ярика спицу. Когда Митрич убрал руки за голову, Валя, издав облегченный вздох, откинулась на сиденье, держа при этом на прицеле Митрича. Лицо Митрича исказилось в жгучей ненависти так, что даже Ярика передернуло. Его рука потянулась к замку двери.

– Полагаю, денег у вас нет. Так? – Валя ткнула дулом пистолета в бок Митрича. Тот ничего не ответил, только скрипнул зубами.

– Ладно, не буду отнимать у вас драгоценное время, – девушка открыла дверь и уже собралась выбраться наружу, как вдруг ей в голову пришла какая-то идея. Губы Вали раздвинулись в злой усмешке. – Эй, как там тебя… Вылезай из машины, – она жестом приказала Руте выйти наружу. Та, секунду помедлив, подчинилась.

– Возьми у этого недоумка бутылку с виски, – деловито продолжала она, не спуская прицела с Руты. Ярик услышал, как сзади что-то пробормотал Митрич. Зачем ей понадобилось виски? Собирается пить его на брудершафт с Рутой? Между тем последняя на негнущихся ногах подошла к Митричу и вытащила у того из-под ног пару нераспечатанных бутылок.

– Открывай! – хлестко прозвучал голос Вали.

Тут до Ярика наконец дошло, и лоб моментально покрылся холодным потом.

– Теперь лей внутрь. На сиденья тоже… Возьми еще бутылку… – скрипучим голосом палача произнесла Валя.

«Эта стерва сожжет нас» – эта мысль возникла словно из тумана.

Ярику удалось открыть дверь со своей стороны. Сердце выпрыгивало из груди, пот лился градом, но Валя вроде ничего не заметила. Митрич, казалось, вообще выпал из реального мира. Его грудь неравномерно вздымалась, и, если бы не это, он отлично сошел бы за мертвеца. Лишь когда Рута несколько раз окатила его душем из виски, он вздрогнул. Виски было везде – на полу, на сиденьях, на приборной доске, весь салон автомобиля моментально пропитался насквозь тяжелым дурманящим запахом.

– Садись внутрь…

Рута села обратно в «пятерку». Вместо лица – белое пятно.

«Эта машина станет нашим общим гробом». – Ярик набрал в легкие воздуха. Он высунулся в окно.

– Валя! Прошу тебя, подойди ко мне, мне нужно сказать тебе кое-что!..

Валя достала из заднего кармана джинсов зажигалку и щелкнула. Некоторое время она задумчиво разглядывала крохотное пляшущее пламя, затем перевела взор на Ярика.

– Не думаю, что мне будет интересно слушать то, что ты хочешь сообщить, – с ленцой обронила она, однако все-таки подошла к машине с горящей зажигалкой. В другой руке она сжимала пистолет, и теперь «ствол» уставился прямо в лицо Ярика.

12

Денис пришел в себя не скоро.

«Три правила» – где-то в глубине подсознания прозвучал тихий голос Главного, но скрытая угроза пропитывала его насквозь.

Он медленно, секунда за секундой выплывал на поверхность реальности, как глубоководная рыба стремится вверх, соблазненная ярким светом снаружи. Многочисленные удары по голове надолго его отключили. Тот, кто это сделал, не особенно заботился о здоровье мужчины и вряд ли испытывал бы впоследствии угрызения совести, узнай о том, что Денис сыграл в ящик. Он?

Нет, это была Она… Обрывки воспоминаний событий последних минут, а может, и часов всколыхнули разрывающийся от боли мозг, и мужчина заскрипел зубами от ярости. Эта проклятая шлюха чуть не убила его! Он приподнял голову и наконец-то все вспомнил. Верхней частью тела он лежал на влажной земле (лужа от дождя?.. или это его кровь?..), неудобно подвернув левую руку, отчего она дьявольски затекла, ноги его оставались в машине. Денис попытался приподняться на локте и застонал: это телодвижение вызвало ужасную боль. Рука наверняка сломана, он это понял сразу.

Ему уже ломали руку. Получилась чертовски глупая история. Он и Серега выколачивали долг с какого-то коротышки, хозяина одной из торговых точек. Дело не стоило выеденного яйца, и Денис в уме уже подсчитывал, как он погуляет на получившиеся от суммы долга проценты, как в самый ответственный момент в дело вмешался какой-то безумный азиат-полукровка. Последний неплохо владел приемами рукопашного боя и за считаные секунды вырубил его и Серегу, сломав при этом руку Денису. Ситуация была критической, возвращаться без денег к Главному было равносильно игре в русскую рулетку, используя вместо револьвера «Макаров». Пока Денис корчился от боли на заплеванном асфальте, Серега – как же так, ущемлено его боксерское самолюбие! – выпустил в полукровку всю обойму. Денис, поборов боль, сумел вытащить левой рукой пистолет и одним выстрелом свалил коротышку, который уже пятился в палатку, наверняка за припрятанным ножом. Это было единственное дело, когда они с Серегой сработали грубо…

Да, но теперь ситуация немного другая. Чего уж лукавить – она была просто дерьмовая. Хотя, в конце концов, он еще жив… Денис осторожно высвободил поврежденную руку и вывалился из машины на землю…


Сначала все складывалось, как никогда, хорошо.

Они быстро управились с делом, даже раньше времени, что для Главного было немаловажно. Он отправил их в Истовку, чтобы обтяпать дельце с неким Эшем, непомерно толстым корейцем. Денис не особенно разбирался в корейских именах и сильно сомневался, что это корейское имя. Сереге, к слову сказать, было абсолютно плевать, кто их партнер – кореец или папуас, «хоть папа римский», всех братьев Восходящего солнца он называл не иначе как «узкоглазые обезьяны».

Все прошло нормально, и позже они пересчитали деньги. Все точно, и теперь в багажнике покрытого пылью «БМВ» уютно устроились шестьсот тридцать тысяч зеленых. На мгновение Сереге пришла в голову шальная мысль сорваться с деньгами, но Денис наотрез отказался. Соблазн был велик, но глас здравого разума был намного сильнее тяги к деньгам, пускай и таким баснословным. Серега надулся, но вскоре пришел в прежнее расположение духа и весело болтал о девочках.

Огромный, с широкими плечами и массивной шеей, он был похож на орангутанга в расцвете сил. Тяжелая, как ковш экскаватора, нижняя челюсть, вечно жующая жевательную резинку, маленькие, бегающие свиные глазки, наголо бритый череп – все это производило нужный эффект на людей, с которыми ему приходилось общаться по роду своей деятельности. Главный взял Серегу в свою команду как телохранителя, затем прикрепил его к Денису для выполнения кое-каких мелких поручений. Денис вел переговоры, Серега обеспечивал безопасность товара (и отчасти безопасность Дениса). Денис очень надеялся, что эта сделка еще более повысит его авторитет в глазах Главного. За все время он ни разу его не ослушался, кроме…

«Три правила, – прошептал ехидный внутренний голос, – ты нарушил одно из правил Главного. Три правила, ты ведь помнишь о них, не так ли, Денис?»

Его неотступно преследовали эти слова, и мужчине не без труда удавалось справиться с собой. Одна только мысль о том, что они с Серегой нарушили одно из правил и об этом узнает Главный, приводила его в ужас.

А три правила были достаточно простыми. Все они носили запрещающий характер, но следовало уяснить, что действовали они только на время выполнения поручений Главного. На все личное время они не распространялись. Итак, правило № 1 – никакой выпивки, даже слабоалкогольного пива. Правило № 2 – никакой наркоты. И правило № 3 – никаких девочек. Серега, перекатывая во рту жевательную резинку, решил схохмить и уже хотел было поинтересоваться, распространяется ли третье правило на мальчиков, но вовремя прикусил язык. Вопросов никто не задавал, требования Главного, или Хохи (по этой кличке, из-за фамилии Хохлов, его называл только один человек – миниатюрная двадцатилетняя Алла, в которой Главный души не чаял и потакал всем присущим ее возрасту капризам), обсуждению не подлежали. Это аксиома, которую нужно было усвоить, поступая к нему на работу.

Вот так, всего три правила, и все дела. Либо выполняй, либо – пуля в лоб, затем в мешок и в воду. Схема проста до одурения. Шмель, старший в их группе и правая рука Главного, как-то рассказал Денису, что однажды у них работал Гриша, отличный крепкий малый, но без грамма мозгов в башке. Так вот, однажды он вместе с напарником, будучи в Москве, чуть ли не у самого вуза П. Лумумбы покупали «ПИ-ТУ-ПИ», сногсшибательная вещь, начисто отрывающая башню, и в этом вся суть. Когда сделка была провернута, напарник куда-то отлучился, пообещав Грише вернуться через десять минут. Куда он ходил – ширяться или делать пись-пись – покрыто мраком неизвестности, и история не дает на это сколь-нибудь вразумительного ответа, да и это, по большому счету, никому не интересно. Дело в том, что, пока он отсутствовал, один из черномазых воротил предложил Грише «заелдить» вместе с ними по дозняку «ПИ-ТУ-ПИ», благо он угощает, и тот недолго думая согласился. «ПИ-ТУ-ПИ» закапывали в глаза, как пипеткой, и, судя по уверениям попробовавших, это настоящий улет в астрал или нирвану, как вам будет угодно.

Гриша заелдил, то бишь залил себе глаза почти тройной дозой «ПИ-ТУ-ПИ», и почти сразу же отключился. Находилась ли его приблудная душа в этот промежуток времени в астрале, он не помнил. Но зато когда он очнулся, то, несмотря на отсутствие мозгов, моментально сообразил, что вместо обещанного астрала он улетел в задницу, а в астрал вместо него, вероятно, улетели все чернокожие братья, прихватив с собой вырученные от наркоты бабки (разумеется, в придачу с самим товаром). Напарник нашел Гришу валяющимся в луже возле мусорного контейнера в полном отрубе, эти проклятые ниггеры сняли с него часы, забрали бумажник, серебряный браслет и даже запонки, стоившие сущие гроши!

Главный быстро решил проблему. Он не стал даже давать шанс Грише и его компаньону вернуть потерянные деньги, а просто предложил им самим покончить с собой. Гриша не мог поверить в это. Пока он раздумывал, его напарник выстрелил себе в грудь и упал замертво.

Шмель протянул пистолет Грише. «Лучше бы у тебя был передоз» – читалось в его невозмутимых глазах. Гриша в ужасе смотрел на оружие, не в состоянии поверить, что вот так все и закончится. Главный посмотрел на часы и коротко бросил: «Время вышло». Гришу схватили, и он почти не сопротивлялся – настолько страх парализовал его конечности.

Денис спросил Шмеля, что было дальше.

«Дальше? – громила зевнул. – Тебе действительно интересно?» Получив утвердительный ответ, он нехотя сказал: «Его убили». Как ни пытал его Денис, Шмель упорно молчал. Лишь спустя несколько месяцев он случайно узнал, как умер Гриша, и от воспоминаний его потом долго кидало в дрожь. Гришу раздели догола и впустили в клетку к собакам Главного – огромным доберманам. Несчастного сожрали почти полностью… Но это все лирика.

Они проехали Гриднев, Серега оживленно болтал, поглядывая по сторонам. Неожиданно на дороге замаячила женская фигура.

– Посмотри, какие сиськи, Дэн! – возбужденно выдохнул Серега, резко крутанув руль к обочине. – Похоже, сегодня наш день!

Их машина уже тормозила возле стройненькой фигуры девушки, и Денис внезапно почувствовал то, что некоторые ученые и психологи называют шестым чувством. Эта мысль пришла ниоткуда, она словно сама по себе материализовалась у него в мозгу и замигала, как предупреждающий красный сигнал.

Тем не менее в силу каких-то необъяснимых причин Денис (а тупоголовый Серега и подавно!) забыл о всякой осмотрительности. В самый последний момент, до того как Серега открыл дверцу и благопристойным жестом, который никак не вязался с его мрачной внешностью, пригласил девушку в салон, Денис уже собирался сказать: «Нет, Серж, не нравится мне она. Поехали отсюда на хрен, что-то в ней такое…», но… он промолчал. Кроме того, попутчица уже уселась, аппетитно колыхнув налитыми грудками. Глядя на упругую грудь девушки, соблазнительно обтянутую простой блузочкой, Денис плотоядно облизнулся, а Серега радостно заулюлюкал и дал по газам.

Повстречавшаяся им красотка назвалась Викой. Она непринужденно болтала с Серегой, глупо хихикая над его шутками, хотя, по мнению Дениса, чувство юмора его напарника находилось в зачаточном состоянии. Ему, по всей видимости, казалось, что все женщины должны визжать от восторга и хохотать до упаду, слушая, как он увлеченно рассказывает о своей несостоявшейся карьере боксера, что-то вроде: «Ну я так для вида расслабился да-да пропустил один ударчик а руки-то у него как у семилетней девочки да-да и он так тоже успокоился в смысле он круче и я ему справа хук он в клин а я ему левой в ухо и он в нокауте…» Причем рассказывать подобные истории Серега мог часами. Денис давно к этому привык и воспринимал болтовню напарника не более как трескотню старого радиоприемника.

Они ехали, и девушка, которую они подобрали, нравилась Денису все меньше и меньше, и он никак не мог понять, по какой причине. Все причиндалы крошки на месте, это было видно даже издалека, а уж сейчас, когда она находилась рядом с ним, мужчина буквально ощущал исходящие от нее сладостные волнующие импульсы. Она была похожа на свежий весенний цветок, распустивший яркие лепестки и призывно зазывающий к себе пчел. Но одновременно она вызывала ассоциацию с сарраценией, полусонной и страшной, которая приглашает к себе в гости комаров и прочих насекомых, чтобы те нашли свою смерть в ее темном чреве.

Спустя некоторое время Серега начал нервничать. Ему явно не терпелось бросить к чертям руль и заняться девчонкой, но, как назло, лес закончился, и впереди бежала пустынная дорога. Конечно, можно сделать все сейчас, Вика вроде ничего не подозревает, но где гарантия, что она не будет сопротивляться, а на трассах частенько проезжают патрульные машины гаишников. Да и лишний риск им ни к чему.

Денис слизнул с верхней губы капельки пота. Три правила, снова прошептал голос. Ему было не по себе. Он уже жалел, что вообще ввязался в это, и собирался предложить Сереге высадить эту девку и гнать отсюда к чертовой матери. Потом он спрашивал себя, сделал бы он это, зная о том, что через мгновение за пригорком справа замелькает лес. Но Денис не знал об этом, а когда их машина приблизилась к лесу, Вика внезапно прильнула к нему всем телом и жарко прошептала:

– Я никогда не встречала таких ребят, как вы… Но ты мне нравишься больше…

После этих слов она приблизила к нему свое разгоряченное лицо и провела маленьким язычком по его губам. Денис почувствовал, как в складках зашевелился его проснувшийся друг.

– Я… – начал было он, но тут машину тряхнуло (Серега даже не удосужился сбросить скорость, съезжая с асфальтовой дороги), и он больно прикусил щеку. Машина окунулась в летнюю прохладу леса.

«БМВ» проехал еще несколько футов и, недовольно фыркнув, заглох – переключаясь на нижнюю передачу, Серега впопыхах бросил сцепление. Мыслями он наверняка уже давно был на Вике, оседлав ее каким-нибудь невообразимым образом. Денис взглянул на девушку.

Что-то здесь не так. Денис нахмурился. Он чувствовал, что упустил из виду какую-то чрезвычайно важную мысль, и теперь с каждой секундой беспокойство его возрастало.

«Давай, Дэн, прогуляйся… Мы быстро, правда? Ты ведь не боишься меня, кисуля?..» – Грубый голос Сереги доносился до него как сквозь плотную материю.

Вика размеренно отвечала, что нет, она вовсе не боится их, и перед тем, как Денис вышел из автомобиля, он перехватил ее внимательный взгляд. В нем что-то было такое… Такой взгляд опытный ювелир небрежно бросает на очередную побрякушку, про себя оценивая, стоит ли она того, чтобы с ней иметь дело.

Серега быстро перебрался к девушке, расстегивая на ходу брюки. Денис отошел на несколько шагов и закурил, с неприязнью отметив, как дрожат его руки. Глядя на дым, тонкой струйкой льющийся вверх, он подумал, что желание овладеть этой киской у него пропало напрочь.

«Но ты мне нравишься больше…»

Он сделал еще одну затяжку. Из машины уже слышались недвусмысленные звуки, и Денис торопливо отошел еще дальше. Ему вдруг пришло в голову, что, будь Серега на его месте, он не стал бы утруждать себя какими бы то ни было правилами приличия и сейчас прилип бы к стеклу «БМВ», с жадностью наблюдая за происходящим.

Он задумался, хочет ли он того, чем сейчас занимается Серега, и с удивлением понял, что на этот вопрос, скорее всего, готов ответить «нет». Обугленный фильтр обжег пальцы. Денис вздрогнул. Посмотрел на часы и раздраженно сплюнул. Что-то Серега долго там возится… да и тихо как-то, на его напарника это не похоже. Внезапно Дениса охватила необъяснимая злость. Серега, тупоголовый баран, который не смог в тот раз отделать азиата, сломавшего ему руку, из-за которого он нарушил правило Главного… Денис с яростью втоптал окурок и решительно направился к краснеющему в листве «БМВ». Сейчас он разлучит эту любвеобильную пару, девку вышвырнет в чем мать родила в кусты, а потом разберется с Серегой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное