Александр Тургаев.

Политология: ответы на экзаменационные билеты

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

   Такая партия, как правило, возглавляется харизматическим лидером. В отличие от тоталитаризма, популистский режим опирается не на идеологию, а на национализм. Он в большей степени опирается на этнические, чем на социальные группы. Для этого типа режима характерна мобилизация масс, направленная на поддержание общенационального лидера. Средствами легитимации власти, используемыми популистским режимом, являются: манипулирование плебисцитом; приобщение народа к политике через массовые манифестации, демонстрации, митинги поддержки; возвеличивание «маленьких людей»; сплочение общества перед лицом «международного империализма» и космополитического капитализма. Власть склонна искать поддержку в средних слоях, не испытывающих симпатии к олигархии. Специфическая черта популистского режима – усиление этатистских начал в экономической, социальной и духовной жизни – отражает патерналистские ожидания самых широких народных масс. Яркими примерами могут служить режимы Варгаса в Бразилии, Насера в Египте, Каддафи в Ливии.
   Многие политологи в последнее время стали выделять в качестве отдельной разновидности авторитаризм развития, главными чертами которого являются, в отличие от «традиционного», не консервация существующих социальных отношений, а содействие и стимулирование социальной и экономической модернизации. Степень авторитарности определяется потребностью в сохранении единства и целостности общества при росте конфликтов, обусловленных модернизацией. Государство становится инициатором перемен в экономической и социальной жизни, происходящих под его контролем. Примером такого рода режима может быть современный Китай, Южная Корея 1970-1980-х гг., Таиланд и др.


   Демократические режимы (от греч. demos – народ и cratos – власть) возникли несколько позже диктатур, хотя и существовали уже в Древней Греции. Античная демократия достигла своего наивысшего расцвета в V в. до н. э. в Афинах в период правления Перикла. Эта демократия существовала в рамках полиса – города-государства, общины. Она сводилась к участию свободных граждан в общих собраниях, на которых решались наиболее важные вопросы, и выборах. Зачастую власть большинства оборачивалась против выдающихся и знатных людей. Античная демократия не знала прав и свобод личности, поэтому нередко ее называли деспотизмом большинства.
   В период средневековья «ростками» демократии можно считать возникшие в западноевропейских странах сословно-представительные органы власти, такие как Кортесы в Испании, Генеральные Штаты во Франции, Парламент в Великобритании. Несмотря на то что эти органы выражали интересы преимущественно высших сословий, а их решения носили рекомендательный характер, именно они стали прообразом будущих представительных органов власти.
   Развитие демократии непосредственно связано с развитием прав человека и избирательного права.
Эволюция этих институтов способствовала становлению современных демократических режимов.
   Современная демократия значительно отличается от античной. Ее главными признаками являются:
   ♦ гарантии прав и свобод человека;
   ♦ признание политических прав и свобод граждан в таком объеме, который позволяет легально действовать не только партиям и организациям, поддерживающим политику правительства, но и партиям и организациям оппозиционным;
   ♦ наличие представительных органов власти, формируемых на основе всеобщих, свободных и справедливых выборов;
   ♦ построение государственной власти по принципу «разделения властей», причем единственным законодательным органом считается парламент;
   ♦ политический плюрализм;
   ♦ публичность власти.
   В истории политической мысли прослеживаются два основных подхода к определению понятия «демократия». Согласно первому из них, основывающемуся на античной традиции и окончательно сформулированному в теории Ж.-Ж. Руссо, демократия – это власть народа, осуществляемая в интересах «всеобщей воли». В соответствии с данным подходом демократия – это режим, при котором воплощается и реализуется общая воля народа. Нетрудно заметить, что приверженцы этой точки зрения приносят в жертву общим интересам частные потребности и предпочтения граждан и социальных групп.
   Представители второй парадигмы исходят из признания неотъемлемых прав и свобод человека, автономии отдельной личности, ее права на свободу самовыражения и выражения собственных интересов. Таким образом, второе направление основывается на признании многообразия интересов и необходимости их выражения, согласования и реализации. Именно для выражения схожих интересов формируются партии и группы интересов. Согласование же и реализация интересов требует создания представительного органа власти на основе всеобщих выборов. С таких позиций демократия предстает как институциональное устройство, гарантирующее человеку соблюдение неотъемлемых прав и свобод и позволяющее индивидам реализовать свои интересы в политике.


   Теория элитистской демократии исходит из положения, согласно которому в любом обществе власть осуществляется правящей элитой. Демократия отличается от других политических режимов способами формирования политической элиты. Основным способом ее рекрутации становятся выборы. Демократия, отмечал один из основоположников этой теории Й. Шумпетер, «это такое институциональное устройство для принятия политических решений, в котором индивиды приобретают власть принимать решения путем конкурентной борьбы за голоса избирателей».
   Таким образом, главным признаком демократии становятся честные и справедливые выборы, в ходе которых народ формирует политическую элиту и передает ей властные полномочия. Значение данной теории заключается в том, что она порывает с вульгарными представлениями о демократии как «власти народа» и рассматривает демократический режим как институционализированную власть определенных социальных групп, сформированную на основе конкурентного отбора, решающую роль в котором играет народ. А это означает, что власть, оказываясь объектом конкуренции различных политических сил и индивидов, ставится под контроль общества. Именно политическая конкуренция, согласно концепции Шумпетера, делает политиков восприимчивыми к потребностям избирателей.
   Сторонник конкурентной элитистской демократии С. Хантингтон считает демократическими те режимы, где правительства как минимум дважды терпели поражение на выборах. «Демократия может быть рассмотрена как консолидированная, если партия или группа берут власть на первоначальных выборах в период перехода (к демократии. – А. Х.), проигрывают последующие выборы и передают власть победителям выборов и эти победители выборов мирно передают власть победителям на следующих выборах».
   Критики элитистской модели демократии обращают внимание на то, что конкуренция за голоса избирателей достаточно часто трансформируется в конкуренцию за финансовые ресурсы и источники финансирования выборов.


   В противовес элитистской теории демократии теория плюралистической демократии делает акцент не на способах формирования политической элиты, а на борьбе заинтересованных групп. Сторонники этой теории утверждают, что демократический процесс – это «результирующая» борьбы наиболее влиятельных групп интересов. Степень демократичности режима определяется той мерой, в какой учитываются интересы всех заинтересованных групп. Нетрудно заметить, что эта теория опирается на политологическую традицию, заложенную в трудах А. Бентли, Д. Ласки, Г. Трумэна и др.
   Значение данной теории демократии заключается в том, что она сосредоточивает свое внимание на механизмах, институтах, процедурах, позволяющих гражданам участвовать в управлении и влиять на принятие решений не только в период выборов. Однако ее критики указывают, что достаточно часто решения принимаются в интересах наиболее влиятельных и могущественных групп. Именно это обстоятельство способствует сохранению оппозиции в демократических странах.


   Основной чертой демократии Р. Даль считает постоянную реакцию правительства на потребности своих граждан. Эта реакция находится в прямой зависимости от трех прав (возможностей) граждан:
   1) формулировать свои потребности;
   2) информировать о своих интересах других граждан или правительство при помощи индивидуальных или коллективных действий;
   3) иметь предпочтения (потребности), которые определяли бы деятельность правительства и не подвергались бы дискриминации из-за своего содержания или источника.
   Демократия отличается от других режимов как степенью реализации гарантий или значительными размерами допустимой оппозиции (т. е. политической конкуренции), так и пропорцией населения, которое обладает правом контроля за деятельностью правительства и состязания с ним – правом участия в политической конкуренции.
   Поскольку демократия имеет более двух указанных измерений, а также потому, что в мире нет полностью демократизированных систем, Р. Даль заменяет понятие «демократия» на более точный, по его мнению, термин – «полиархия».
   Полиархия описывается Р. Далем как политический режим, характеризующийся следующими семью институтами:
   1) выборные власти, облеченные правом контроля над правительственными решениями;
   2) свободные и справедливые выборы, в которых редко встречаются злоупотребления;
   3) избирательное право, распространяющееся практически на все взрослое население;
   4) право всех взрослых граждан претендовать на избрание;
   5) свобода выражения мнения;
   6) альтернативные источники информации и право граждан на поиск альтернативной информации;
   7) организационная самодеятельность, т. е. право граждан формировать самостоятельные ассоциации и организации, включая партии и группы интересов.


   Американский политолог А. Лейпхарт одним из первых обратил внимание на то обстоятельство, что мир демократии чрезвычайно многообразен.
   Исходя из особенностей институциональной структуры, Лейпхарт различает модели демократии. В исследовании «Модели демократии: формы правления и предпочтения в 36 странах» (1999) Лейпхарт обращается к исследованию моделей демократии на основе организации демократических институтов и степени их представительности. Существует множество способов организации и работы демократии; в реальной жизни демократия связана с различными формальными политическими институтами, такими как законодательные, исполнительные, судебные органы власти, политические партии и группы интересов. Демократия может быть рассмотрена с точки зрения организации этих институтов. На этой основе выделяются мажоритарнаяи консенсусная модели демократии. Противопоставление «мажоритарный – консенсусный» происходит от более общего и буквального определения демократии – правления народа или, в представительной демократии, правления представителей народа. В соответствии с определением президента А. Линкольна демократия – правление не только народа, но также для народа, т. е. правление в соответствии с предпочтениями народа.
   Определение демократии как «правления народа и для народа» связано с фундаментальным вопросом: кто должен править и на чьи интересы правительство должно отзываться, когда в обществе различные интересы и расхождение предпочтений? Один из ответов на эту дилемму: большинство народа. В нем и состоит смысл мажоритарной модели демократии. Мажоритарный ответ оказывается наиболее простым и весьма привлекательным потому, что правление большинства и в соответствии с очевидными желаниями большинства более соответствует демократическому идеалу, чем управление меньшинством и для меньшинства.
   Мажоритарная модель концентрирует политическую власть в руках минимального большинства, тогда как консенсусная модель пытается разделять, рассеивать и ограничивать власть различными способами. Отличия мажоритарной модели демократии от консенсусной заключаются в большей конкурентности первой, тогда как консенсусная модель характеризуется включением, торгом и компромиссом. Последний признак консенсусной демократии позволяет ее назвать «договорной демократией».
   Различия между консенсусной и мажоритарной моделями демократии можно свести к двум группам характеристик.
   Первая группа, состоящая из пяти черт, относится к устройству исполнительной власти, партийных и электоральных систем и групп интересов. Ее можно обозначить как исполнительно-партийное измерение демократии. Вторая группа связана с противопоставлением между федерализмом и унитарностью правления и обозначается как федеративно-унитарное измерение.
   Основные десять различий между мажоритарной и консенсусной моделями сводятся к следующему.
   Исполнительно-партийное измерение:
   1) концентрация исполнительной власти однопартийным мажоритарным кабинетом в противоположность исполнительной власти, осуществляемой широкой многопартийной коалицией;
   2) во взаимоотношениях исполнительной и законодательной власти: доминирование исполнительной власти в мажоритарной модели, в противоположность балансу исполнительной и законодательной власти в консенсусной;
   3) двухпартийная система в мажоритарной модели против многопартийной системы в консенсусной;
   4) мажоритарная и диспропорциональная электоральная система, характерная для мажоритарной модели, против пропорционального представительства консенсусной модели;
   5) плюралистическая система групп интересов со свободной конкуренцией для всех групп, присущая мажоритарной модели, против координированных и «корпоративных» систем групп интересов, нацеленных на компромиссы и концентрацию власти в консенсусной модели.
   Федеративно-унитарное измерение:
   6) унитарное и централизованное управление, присущее мажоритарной модели, в противоположность федеральному и децентрализованному управлению, характерному для консенсусной модели;
   7) концентрация законодательной власти в однопалатном парламенте, имманентная мажоритарной модели, тогда как для консенсусной присуще разделение власти между двумя равносильными, но различно устроенными палатами;
   8) гибкая конституция, которая может быть изменена простым большинством, характерная для мажоритарной модели, против жесткой конституции, которая может быть изменена только решающим большинством, в консенсусной модели;
   9) система, в которой законодательная власть имеет окончательное слово относительно ее собственного устройства, относящаяся в большей степени к мажоритарной модели, в противоположность системе, в которой законы ее устройства – субъект судебного пересмотра высшим или конституционным судом, характерной для консенсусной модели;
   10) зависимость центрального банка от исполнительной власти в мажоритарной модели, в противоположность независимости центрального банка в консенсусной модели. Демократии различаются не только институционально, но и по структуре и составу общества, по характеру правящей элиты. Для сравнения современных демократий Лейпхарт предлагает использовать две переменные – структуру общества и поведение элит. Инвариантами структуры общества может быть как гомогенный, так и гетерогенный состав. В гомогенных обществах население этнически, религиозно и лингвистически едино. Гетерогенные же характеризуются религиозными, этническими и языковыми расколами и конфликтами. Поведение же элит может характеризоваться как сотрудничеством, так и соперничеством. Демократию, в которой структура общества гомогенна, а поведение элит отличается сотрудничеством, Лейпхарт называет деполитизированной. Если же структура общества гомогенна, а поведение элит характеризуется соперничеством, то такая демократия обозначается американским политологом как центростремительная. Серьезные проблемы с выживанием демократии возникают там, где общество гетерогенно. В том случае, если поведение элит отличается сотрудничеством, возникает так называемая сообщественная демократия. Однако если общество гетерогенно, а поведение элит отличается соперничеством и острыми конфликтами, возникает центробежная демократия.
   Деполитизированный тип демократии описывается Лейпхартом как «либерализм заинтересованных групп», который характеризуется участием всех заинтересованных групп в принятии решений (примером такой демократии может служить Норвегия).
   Центростремительная демократия (англо-американская политическая система, Финляндия, Исландия) основывается на принципе «правительство против оппозиции». Но острой конкурентной борьбы между оппозицией и правительством нет. Элиты прилагают максимум усилий для достижения консенсуса.
   Центробежный тип демократии (Веймарская республика в Германии, послевоенная Италия, Третья и Четвертая республики во Франции) отличается крайней нестабильностью.
   Сообщественная демократия (Австрия, Нидерланды, Швейцария) возникает в условиях этнического, религиозного, языкового многообразия и характеризуется наличием потенциальных конфликтов. Однако эти конфликты эффективно урегулируются через особую систему представительства и согласования интересов, в которой меньшинства наделяются правом вето.
   Лейпхарт скептически относится к возможности выживания центробежной демократии. Исторические факты дают богатую пищу для размышлений о том, какова будет судьба демократического режима, если и общество и элиты расколоты по базовым ценностям, языковым, религиозным и этническим признакам, а соответствующие расколы приводят к острейшим конфликтам. Поэтому его интерес сосредоточивается на условиях выживания демократии в многосоставном обществе. В отличие от С. Хантингтона, который гарантом стабильности любого общества считает высокий уровень институционализации, организацию и контроль властных институтов, их способность реагировать на новые проблемы и решать возникающие проблемы, А. Лейпхарт делает акцент на сотрудничестве элит. Именно оно позволяет выжить и сохраниться демократии в многосоставном обществе.


   Термин «элита» происходит от латинского eligere или французского elite – лучшее, отборное, избранное. Начиная с ХVII в. его начали употреблять применительно к «избранным людям», прежде всего высшей знати. В научный оборот он был введен в конце XIX – начале XX в.
   Как научная школа элитистское направление окончательно сформировалось благодаря трудам В. Парето, Г. Моска, Р. Михельса.
   В. Парето (1848–1923), итальянский социолог, исходил из тезиса, что люди изначально неравны. Совокупность индивидов, которые действуют с высокими показателями в любой области, Парето называет элитой. «Главная идея термина элита – превосходство… В широком смысле я понимаю под элитой таких людей, которые свойствами ума, характера, ловкостью, самыми разнообразными способностями обладают в высшей степени». Сама элита делится на правящую, прямо или косвенно осуществляющую власть, и неправящую (контрэлиту), не имеющую доступа к управлению и руководству.
   Парето приходит к выводу, что элита существует в любых обществах и при любом политическом строе. Парето разделял элиты по методам правления на «львов» и «лис». Первые опираются на материальную или религиозную силу, для них характерно преимущественное использование насилия при осуществлении господства.
   Между элитой и массой постоянно происходит обмен: часть элиты перемещается в низшие слои, а наиболее способные представители последних поднимаются по «социальной лестнице» и попадают в состав элиты. Данный процесс получил название циркуляции элит. Он способствует сохранению социальной и политической стабильности в обществе. В случае замедления циркуляции в высшей страте накапливаются деградирующие элементы, в то время как в низших стратах накапливаются элементы с высшими качествами. Подобное замедление чаще всего наблюдается в периоды правления элиты «львов». В конечном итоге прекращение циркуляции элит приводит к революциям, которые восстанавливают процесс циркуляции.
   Другой итальянский социолог, Г. Моска (1853–1941), основываясь на историческом методе, пришел к выводу, который он сформулировал следующим образом: «Во всех обществах – от наименее развитых и цивилизованных и до самых развитых и могущественных – обнаруживаются два класса людей – класс, который правит, и класс, которым правят. Первый, всегда менее многочисленный, берет на себя все политические функции, монополизирует власть и пользуется преимуществами, которые из нее вытекают, тогда как второй, более многочисленный, руководим и управляем первым, иногда более или менее законно, а иногда более или менее волюнтаристски и насильственно».
   Отличительными качествами, открывающими доступ в элиту, Моска считал военную доблесть, богатство, происхождение, личные качества (ум, талант, образование), способности к управлению. Политический класс занимает господствующее положение в обществе и осуществляет властные функции благодаря организованности (в отличие от неорганизованного большинства), искусству управления и способности идеологически обосновать свою верховенствующую роль. Осуществление власти в обществе во многом зависит от способа воспроизводства правящего класса. Итальянский ученый выделял три таких способа: наследование, выборы и кооптацию.
   Значительный вклад в теорию элит внес немецкий политолог Р. Михельс (1876–1936). Исследуя социальные отношения, он пришел к выводу о невозможности прямой демократии, прямого господства масс. Для выражения интересов, принятия и реализации решений требуются особые организации (партии, профсоюзы и т. п.). Функционирование же организации протекает по собственным законам. Развитие любого института связано с формированием иерархичности и особого управленческого слоя. Со временем этот слой монополизирует власть, отрывается от масс, превращаясь в олигархию, заботящуюся лишь о сохранении своего положения. Эту тенденцию Михельс назвал «железным законом олигархии», подчеркивая тем самым неизбежность формирования управленческого слоя со своими специфическими интересами в любой организации, в любом обществе.
   В современной политической науке используется несколько подходов к исследованию элит. В целом их можно свести к двум основным: меритократическому(от лат. meritus – лучший и греч. cratos – власть) и властному. Первый подход берет свое начало в элитистской теории В. Парето. Его кредо удачно сформулировал К. Маннгейм: элита – это «иерархия, основанная на собственных достижениях». В рамках меритократического подхода существуют технократическое и организационно-управленческое направления.
   Основоположниками технократических теорий считаются А. Богданов и Т. Веблен. Согласно Веблену, в связи с развитием науки, техники и технологий возрастает роль инженеров-организаторов. Используя особые знания, технократы постепенно вытесняют традиционных собственников с ведущих социальных позиций, превращаясь в самостоятельную общественную силу. Основы организационно-управленческих теорий заложил Дж. Бернхейм. Выдвинутый им тезис о переходе власти из рук собственников в руки профессионалов-менеджеров получил известность под названием «революция менеджеров». В 1970-е гг. меритократический подход получил широкое распространение в связи с трудами Д. Белла, А. Гоулднера и др.
   Наибольшее распространение в современной политической науке получил властный подход к определению и выделению элиты. Его представители (Г. Моска, Р. Михельс, Р. Миллс, Р. Дарендорф) определяют элиту как группу, осуществляющую властные функции и влияющую на общество. В свою очередь, властный подход подразделяется на структурный и функциональный. Сторонники структурного подхода относят к элите всех лиц, занимающих формальное положение в органах (структурах) власти (например: президент, министры, руководство армии). Приверженцы же функционалистских трактовок относят к элите те группы и тех индивидов, которые оказывают реальное влияние на общественную жизнь и на принятие социально значимых решений.
   Исходя из многочисленных теоретических подходов, можно дать следующее обобщающее определение элиты: правящая элита – это социальные группы, занимающие наиболее высокие позиции в обществе, обладающие в максимальной степени властью и возможностями влияния на общество.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное