Александр Тамоников.

Взвод специальной разведки

(страница 3 из 26)

скачать книгу бесплатно

– Тогда почему сами не прорываются к своим?

– Ну зачем лишние вопросы? Ты же прекрасно знаешь, что их боевые машины десанта не пройдут ни балки в степях, ни эскарпы у виноградников. Только мы на БРДМах можем сделать это. Ну, все. Хорош базарить. Ты в головной машине, я с тремя БРДМами Листошина в хвосте. Вперед!

Через пять минут колонна бронированных разведывательно-дозорных машин, растянув дистанцию между техникой, уже шла на предельной скорости в сторону моста.

А три БРДМ Листошина, используя проход в полосе сплошных минных заграждений, вышли в Уграмскую степь. Сверившись с картой и убедившись, что полувзвод вышел в квадрат 28–16, старший лейтенант приказал колонне повернуть к хребту. До достижения горной гряды пришлось преодолеть три приличных оврага. Семен подумал – да, БДМ здесь застряли бы! Да и бронетранспортеры могли завязнуть. Правильно решило командование использовать дозорные машины. Они были меньше размерами, но имели лучшую проходимость, оснащенные по паре подвешенных с каждого борта колес для преодоления траншей и крутых подъемов. Начав марш в 4.15, в 4.57 Листошин вывел свою группу к гряде. А в 5.03 остановил колонну. За поворотом, метрах в ста, сопка, на которой и были развалины брошенных кишлаков Джархель и Зелихель. Из них, по предположению и командования, и начальника блокпоста, укрепленный пункт постоянно обстреливался как минимум минометным взводом. И это предположение подтвердилось. Да, духи вели огонь с сопки, но не из развалин, а откуда-то сбоку: либо со склона, либо с позиций, расположенных ниже. Задача усложнялась. Надо входить в кишлаки, чтобы точно определить эти позиции. Но минометные расчеты наверняка прикрыты духами. И сунься спецы сейчас на сопку, то кто знает, не встретят ли их огненные молнии кумулятивных зарядов противотанковых гранатометов? Но решение следовало принимать как можно быстрее. Вражеские минометы продолжали обстрел.

И старший лейтенант Листошин принял решение. По бортовой связи он вызвал командиров машин. Приказал двум экипажам спешиться и начать выдвижение в кишлак с целью выхода на противоположный склон. При встрече с противником завязать с ним позиционный бой, благо условия для него были неплохие. Развалины могли надежно укрыть как обороняющихся, так и наступающих, обеспечив какое-то время сравнительно безобидного огневого контакта. Время, которого должно хватить Листошину для совершения главного маневра.

Убедившись, что пешая группа скрылась за поворотом, Листошин приказал механику-водителю головной машины начать выдвижение к сопке:

– Вова, потихоньку, не спеша, следом за ребятами.

И, вызвав оператора боевой машины:

– Женя! Готов?

– Так точно, товарищ старший лейтенант.

У самого поворота офицер остановил БРДМ, открыл командирский люк и перебрался на броню, внимательно слушая обстановку. До него пока доносилось лишь уханье минометов. Подумал, сколько же мин притащили сюда душары, ведь обстрел начали где-то в полчетвертого утра.

Скорее всего, накапливали несколько дней. И вдруг совсем рядом – череда автоматных очередей. Тут же доклад старшего пешей группы, оснащенной радиостанцией Р-148:

– Сайгак-1, я – Сайгак-2! У Зелихеля столкнулись с группой духов. Вступили в позиционный бой, хотя можем атаковать!

– Позицию минометчиков видишь?

– Нет! Но обстрел ведется за сопкой!

– Рассредоточься и сковывай противника огнем! БРДМ к тебе подойти могут?

– Могут! Но держась ближе к скале!

– Ясно!

Листошин вызвал водителей-механиков оставленных за поворотом боевых машин. Приказал быть готовыми по команде совершить бросок к Зелихелю, держась открытого и ровного пространства у скалы.

Переключился на механика своей БРДМ:

– Вова! Сейчас по команде рванешь в объезд сопки. Задача – выход за кишлаками! Понял?

– Понял, командир!

– Вперед!

Бронированная разведывательно-дозорная машина рванулась в указанном направлении. Оператор боевой машины Евгений Разин развернул башню с пулеметом «КПВТ» на кишлаки, готовый открыть огонь по противнику, если тот вздумает обстрелять БРДМ. Но сопка молчала. И уже через минуту машина выскочила на ровную площадку. А старший лейтенант Листошин увидел позицию минометов, стоявших в ряд за невысокой каменной грядой. Цель обнаружена. Атаковать ее разведывательными машинами невозможно, да и не нужно. Главное, определить эту позицию! И она определена!

Семен крикнул наводчику-оператору:

– Евгений! Позицию духов видишь?

– Вижу, командир!

– Огонь по ней! Механик, быстро сдавай назад за сопку, да смотри, Вова, не подставь бочину, а то бородачи тут же влепят нам гранату.

Механик, переключив скорость, повел БРДМ назад.

Оператор боевой машины, не жалея патронов, поливал позицию огнем крупнокалиберного «КПВТ» и спаренного с ним «ПКТ». Машина отошла за сопку. Механик развернул ее.

Листошин связался с пешей группой:

– Сайгак-2, ответь!

– Я – Сайгак-2!

– Как дела?

– Нормально! Слышали, как вы врезали по духам за сопкой.

– Теперь внимание. Сейчас к кишлакам у скалы выйдут БРДМ. Как только они откроют пулеметный огонь, под его прикрытием отход и возвращение на исходную позицию. Вопросы?

– А кто стрелять из пулеметов будет? В машинах-то одни механики-водители.

– Это не твоя забота. Свою задачу понял?

– Так точно!

– Вот ее и выполняй.

Командир взвода переключился на механиков боевых машин:

– Внимание, орлы. Выходите за поворот и быстро к скале. Остановиться между Джархелью и Зелихелью. Бросить руль и за пулеметы. Из них огонь по позициям духов, которые в контакте с нашими. Под этим огнем бойцы отойдут к вам. Как только подберете экипаж, быстрый отход за поворот! Вопросы?

Вопросов не последовало. И в то время, как машина Листошина обходила сопку, две оставшиеся в его распоряжении боевые машины, четко выполнив приказ, забрали пешую группу и благополучно отошли на позицию, указанную взводным. Весь маневр занял полчаса, а Листошину показалось – несколько часов. Такое бывает.

Оказавшись на безопасном рубеже, офицер вызвал командира реактивного дивизиона:

– Гром-1, я – Сайгак-1, прошу ответить!

– Гром-1 на связи!

– Работаю по минометному обстрелу духами Аядского блокпоста! Уточняю цель. Квадрат – 30–14, участок 4, как минимум полноценный минометный взвод духов у склона перевала, за кишлаком Зелихель!

– Цель принял! Сам отошел?

– Отошел!

– Добро! Атакую!

Практически тут же в воздухе раздался шелест реактивных снарядов, и земля вздрогнула. За отрогом показались огромные огненные шары. Их было много. Скорее всего, вел огонь реактивный взвод. И бил он по всему участку 4 квадрата 30–14, захватывая и склоны, и сопку с разрушенными кишлаками, и прилегающую к ним местность. Взрывы снарядов слились в единый грохот, который грозным эхом пошел по ущельям, заставляя перевалы осыпаться обильными камнепадами.

Первая часть задачи командиром второго взвода специальной разведки была выполнена. Теперь вновь, но уже на трех машинах, следовало войти на сопку и оттуда контролировать вход в Кидрабское ущелье, не дав духам возможности уйти в горы. Начало светать.

Параллельно со вторым взводом работала и остальная часть подразделения спецназа капитана Новикова. Совершив марш до начала «зеленки» с левой от дороги стороны, старший лейтенант Калинин доложил ротному о том, что уходит в виноградники. Получив «добро», приказал головной машине, преодолев глубокий и узкий кювет, войти в ряды плодового кустарника. Пять БРДМ, шедшие на марше сзади, повторили маневр головной машины.

Бронированная и маневренная техника легко преодолевала виноградник. К 4.50 вышли к руслу Кидрабки. Старший лейтенант приказал остановить колонну, развернув ее в цепь. После чего отдал команду спешиваться.

Сам же со связистом пробрался к последнему ряду виноградника, где залег. Применил прибор ночного видения. Мост был перед ним как на ладони. И старший лейтенант увидел душманов. Укрепились они грамотно, выдвинув основные силы на южную оконечность моста. Там были организованы огневые точки – несколько гнезд из мешков с мелким камнем. Пулеметы смотрели на трассу. Такие же точки были по сторонам трассы, одна метрах в тридцати слева, среди нагромождений камней, другая – у самого виноградника, на одной линии по берегу с позицией наблюдения старшего лейтенанта Калинина. Эти заградительные посты полностью контролировали дорогу и подходы к мосту. Применить по ним авиацию или артиллерию не представлялось возможным без риска разрушить мост, чего допустить советские войска не могли.

Продолжавший подниматься черный дым метрах в трехстах южнее по дороге указывал на место подрыва боевых машин десантной роты, первой вышедшей на поддержку атакованного блокпоста. Следовательно, гранатометной атаке БМД подверглись или с одного из этих постов, или со всех вместе.

Только сейчас Калинин оценил правильность решения командования – использовать для поддержки блокпоста, продолжавшего в окружении вести тяжелый бой, роту, оснащенную бронированными разведывательно-дозорными машинами. Гул боя у поста заглушил звук двигателей вышедшей во фланг моста БРДМ. Появись здесь БМП, БМД или даже колесные бронетранспортеры, они ревом дизелей и сдвоенных моторов выдали бы свое присутствие в непосредственной близости от цели, что сразу же позволило бы духам перестроить оборону моста. А в случае с БРДМ они этого не сделали, хотя один наблюдатель постоянно смотрел в сторону виноградника. Но ничего не замечал и не слышал.

Старший лейтенант вызвал к себе командиров отделений, механиков-водителей и операторов боевых машин. Механикам поставил задачу развернуть цепь БРДМ полусферой, так, чтобы в сектор обстрела пулеметов входило все пространство, включающее в себя и мост, и подходы к нему. Затем обратился к операторам:

– Первому отделению выдвинуться к оконечности виноградника и занять позиции напротив огневых точек, далее по моей команде огонь по ним и тут же бросок к позициям с задачей уничтожения сил южного прикрытия моста. Третьему отделению отойти по реке вниз и там, пока темно, перемахнуть на противоположный берег. Зайти к мосту с северной оконечности. Операторам БРДМ отделения визуально сопровождать перемещение сослуживцев, чтобы в случае необходимости прикрыть их огнем «КПВТ». С выходом к мосту доклад мне и ожидание дополнительного приказа. Я со вторым отделением подбираюсь к мосту также по винограднику. Но далее начинаю работать по группе духов, скопившихся за «быками» – бетонными опорами моста. Там, как понимаю, резерв моджахедов и командный пункт. Их и отработаем. Повторяю: перестроение машин и выдвижение к цели немедленно, по занятии рубежей ожидания доклад мне. Штурм моста по моей команде! Все, вперед, орлы!

Распустив бойцов, старший лейтенант через прибор ночного видения вновь осмотрел мост. Там было все спокойно. Духи на позициях ждали дальнейшего развития событий, а точнее, сообщения об уничтожении русской роты на блокпосту и собственном отходе.

Пропищала радиостанция. Связист ответил:

– Олень-1 на связи! Есть!

И тут же обратился к взводному:

– Вас! Командир батальона!

Калинин ответил:

– Слушаю вас, Весна!

– Что у тебя, Олень?

– Занимаю позицию для штурма.

– Как скоро можешь начать его?

– Думаю, минут через двадцать!

Комбат отрезал:

– Не пойдет! Мы не можем столько ждать! Выходил на связь командир роты с блокпоста. Подразделение несет потери, боеприпасы на исходе, а духи атакуют как бешеные плюс минометный обстрел. Уже через полчаса рота исчерпает свои возможности! Приказываю: начинай штурм моста немедленно! Ты понял, Олень? Не-мед-лен-но!

– Вас понял, Весна! Начинаю штурм.

Повернувшись к связисту, Александр крикнул:

– Связь с отделениями!

Связист доложил, что контакт установлен. Калинин отчетливо произнес в эфир:

– Первому отделению с ходу в бой! Без всякой дополнительной команды! Третьему отделению отставить отходной маневр! Всем, кроме первого отделения, по машинам.

Бросил ларингофон связисту, коротко приказав:

– За мной!

И через заросли виноградника ринулся к шеренге боевых машин.

БРДМ первого взвода развернулись в линию и пошли по виноградникам к трассе. Душманы слишком поздно определили, что за сила подбирается к ним с фланга. Крупнокалиберные пулеметы боевых машин открыли огонь на самом выходе из «зеленки», и били они по огневым точкам. 14,5-миллиметровые пули легко прошивали мешки, набитые камнями, и поражали стрелков. Заградительная линия противника была сметена в считаные минуты. И тут же БРДМ, высадив десант, отошли назад в виноградник. Взвод Калинина начал охват моста со стороны, откуда шла на помощь блокпосту колонна полка воздушно-десантных войск. Находившийся под мостом резерв духов укрепился за второй парой «быков», а также выше обрыва, имея неплохой обзор для ведения прицельного огня.

Калинина вызвал Новиков:

– Олень-1, я – Агат! Доложи, что у тебя?

Взводный ответил:

– Главные опорные пункты сбили, но остаток группы прикрытия моста отошел к противоположному берегу. Сейчас попытаюсь провести первую пешую атаку.

– Мы не можем больше ждать, Саня! Силы блокпоста на исходе! Сам мост для проезда открыт?

– Да! Но я не могу гарантировать, что закрепившиеся вдоль берега духи не имеют гранатометов, из которых легко сожгут колонну бронетехники.

– Твои БРДМы могут открыть отвлекающий огонь?

– Могут!

– Тогда так, Саня. Я начинаю прорыв. Как увидишь приближение моей колонны с тройкой боевых машин десанта, открывай огонь по берегу. Патронов не жалеть. Надо вжать духов в камни так, чтобы они головы поднять не могли. Все! Работаем.

Калинин, связавшись с боевыми машинами, приказал операторам разобрать весь противоположный сектор и быть в готовности нанести по нему массированный удар. Сержант Волочков ответил, что операторам боевых машин не виден берег. Старший лейтенант приказал вновь перегруппировать машины, выводя их фронтом к руслу реки. Маневр спецы произвели вовремя, закончив его как раз в тот момент, когда на дороге от Уграма показалась техника, ведомая капитаном Новиковым.

Калинин бросил в эфир:

– Олени! К мосту подходят наши силы прорыва. По моей команде открыть огонь по противоположному берегу. При появлении БРДМ и БМД огонь прекратить, выйдя на дорогу! Как поняли меня?

Операторы разведывательно-дозорных машин ответили, что приказ поняли.

Машины Новикова приближались. Противоположный берег молчал. Возможно, вражеские гранатометчики готовили свои трубы.

Старший лейтенант Калинин отдал приказ:

– По противоположному берегу, в установленном порядке, из всех стволов скорострельный огонь!

БРДМ ударили по берегу. Операторы стреляли прицельно, сшибая самую верхушку берега. Пешие бойцы второго отделения начали обстрел боевиков, оставшихся под мостом. Колонна из трех БРДМ и трех боевых машин десанта вылетела на мост.

Боевые машины Калинина прекратили стрельбу и рванулись к дороге. Секунды понадобились личному составу первого взвода, чтобы оседлать БРДМ, которые двинулись вслед уходящей колонне прорыва.

Калинин вызвал Новикова:

– Агат! Я – Олень-1! Следую за вами. Уходите спокойно! Я прикрою ваши тылы!

– Понял, Саня! Действуй!

Душманы, вынужденные отползти от берега под массированным обстрелом с противоположной стороны реки, увидели, как мимо них, прорывая оборону, на трассу выскочила бронированная колонна из шести машин. Гранатометчики, коих в строю осталось четверо, судорожно заряжали «РПГ» кумулятивными гранатами. И уже приготовились пустить заряды вслед прорвавшейся колонне, как с моста вылетела волна БРДМ, веером разошедшихся от дороги влево и вправо, одновременно высаживая десант. Пулеметы почти в упор ударили по душманам. Те в панике заметались по берегу. Их косил автоматный огонь бойцов Калинина. Кое-кто из бандитов прыгнул к реке, под мост. Закончив обстрел берега, разведывательные машины вернулись к дороге.

В это время справа, в стороне ущелья, раздались мощные взрывы, что означало – Семен Листошин выполнил задачу, обнаружил минометы противника и навел на их позиции удар артиллерии.

Калинин собрал возле себя бойцов взвода. Приказал:

– Первое отделение слева, второе справа атакуем пространство под мостом, третьему находиться здесь, с задачей организовать преследование и уничтожение тех духов, которые смогут прорваться по берегу! Вперед!

Калинин первым спрыгнул с обрыва. И тут же фонтаны пуль выросли около него. Укрывшиеся за бетонными опорами и в траншее душманы ожидали атаку и встретили ее плотным, но не прицельным огнем.

Перекатившись к самой воде и укрывшись за валуном, Калинин пустил из подствольника осколочную гранату, которая легла прямо в траншею. Взрыв и вопли боли. Старший лейтенант открыл огонь из автомата, отвлекая на себя силы противника, тем самым обеспечивая спуск к реке бойцов двух отделений. Под мостом река делала небольшой изгиб, и опоры находились на самом этом изгибе, так что огонь спецназа с двух направлений не мог задеть своих. И этот огонь бойцы открыли, как только спустились с обрыва. Душманы оказались в капкане. Скрытые от пуль слева, они были открыты для оружия противника, находящегося справа. Из-за опор раздались крики.

Калинин пустил в небо красную ракету – сигнал прекратить огонь. Стволы замолчали.

Старший лейтенант внимательно следил за обстановкой. Что задумали духи? На открытое пространство вышел один из моджахедов, в одной руке, вытянутой в сторону, он держал автомат без магазина, в другой – оторванный от рубахи рукав как знак того, что бандиты решили сдаться.

Калинин крикнул афганцу:

– Стой!

Тот остановился.

– Сколько вас?

– Двенадцать человек, половина ранены. Мы хотим сдаться.

Говорил моджахед на ломаном, но все же понятном русском языке.

Александр распорядился:

– Прикажи своим выходить по одному и по моему знаку рукой. Там, где ты стоишь, складывать оружие, через метр раздеваться догола и в таком виде, подняв руки, следовать дальше. Какое-либо движение в сторону, и я немедленно открываю огонь на полное поражение всех! Ты понял меня, джигит?

– Понял, русский, хорошо понял!

– Ну, а раз понял, начали!

Парламентер бросил пустой автомат, сделал шаг вперед, сбросил с себя одежду, поднял руки, обернулся, выкрикнув какую-то команду, и пошел в сторону позиции спецназовцев, державших его на прицеле.

Уложив голого бандита на склон, старший лейтенант махнул рукой, и из траншеи вышел еще один боевик. Когда на склоне оказалось шесть голых боевиков, Калинин приказал командиру первого отделения сержанту Волочкову:

– Сергей! Возьми троих бойцов и троих духов. Прикрываясь ими, следуй к мосту. Там один из этих архаров пусть обезоружит и разденет раненых. Затем пусть выносят их. Я наверх, узнаю, что на блокпосту.

А пост из последних сил сдерживал безудержные атаки душманов. Почти весь личный состав был ранен, более десятка солдат убиты, но это те, кого лично видел раненный в плечо и грудь командир роты, продолжавший, несмотря на большую потерю крови, руководить обороной. Вот снова за полуразрушенным каменным забором донеслось многоголосое: «Аллах акбар», и пули засвистели над постом, впиваясь в расщепленные бревна долговременных огневых точек, в металл подожженных боевых машин десанта, в уже молчащие блиндажи. Изнуренные долгим боем, большей частью раненые десантники открыли ответный огонь, стреляя теперь в режиме одиночного огня. Не хватало патронов. Кругом валялись зеленые цинки. Весь боезапас блокпоста был практически расстрелян. Эту атаку удалось приземлить. Но повторный бросок духов десант уже физически не мог бы сдержать. Офицеры, прапорщики и солдаты в минуту затишья доставали из подсумков гранаты – последнее оружие, которое они еще могли применить против врага и… против себя. Сдаваться в плен не желал никто. Ротный посмотрел на небо. Такое голубое чистое небо. Похоже, помощь его подразделению подойти не успеет. Хотя свои и пытаются пробиться к посту. Чуть ранее капитан слышал и звуки боя у реки, и грохот разрывов со стороны сопки, после чего страшный минометный огонь душманов прекратился. Пытаются, но не могут! Не успевают! Жизнь скоро оборвется. Как обидно умирать в двадцать семь лет! Обидно! Несправедливо! На обидной, непонятной и несправедливой войне. Капитан положил меж ног оборонительную гранату «Ф-1». Ее взрыв разнесет в клочья его, но погасит жизни и тех, кто окажется рядом. Не один дух получит свой осколок в последнем движении капитана-десантника. Духи должны вот-вот начать атаку! Им нужно быстрее разделаться с постом и начать отход. И так бандиты, численностью не менее полноценного батальона, задержались здесь на три часа, не сломив сопротивление одной роты.

И душманы поднялись. В каких-то пятидесяти метрах от периметра ограждения поста.

И вдруг они начали падать. Падать группами, словно подкошенные невидимой косой. И только тряхнув головой, капитан услышал рокот работы двигателей бронированных разведывательно-дозорных машин и рев дизелей своих родных боевых машин десанта. Колонна прорыва вышла к блокпосту, тут же разойдясь по сторонам и ударив из крупнокалиберных пулеметов и скорострельных пушек по живой волне моджахедов. Появление поддерживающих сил было столь неожиданным для душманов, что они растерялись, остановились. И стали прекрасной мишенью как для пулеметов, так и для стрелкового оружия спешившихся спецназовцев и десантников. Часть банды дернулась в ущелье. Они мчались, насколько позволяли силы. Но избежать возмездия им было не суждено. Как только пробившиеся бойцы уничтожили практически полностью штурмовавшего блокпост противника, капитан Новиков вызвал по связи старшего лейтенанта Листошина:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное