Александр Тамоников.

Взлет «Стрелы»

(страница 5 из 24)

скачать книгу бесплатно

Самаранов спросил:

– Каковы тактико-технические характеристики комплексов?

– «Струна» несет боеголовку в 600 килотонн. На трех машинах ракеты, на одной учебная, с обычной болванкой контрольно-учебного пуска. На «дьяволах» боеголовки в 650 килотонн. Дальность полета «струн» пятнадцать тысяч километров, «дьяволов» – двадцать тысяч. Гиперскорость. Полет осуществляется в режиме полета крылатой ракеты на предельно малой высоте.

Самаранов не ожидал, что Федин ответит на поставленный вопрос, так как командир корпуса не обязан знать тактико-технические характеристики ракет дивизиона стратегического назначения. Поэтому поинтересовался:

– Откуда у тебя эта информация?

– Я в хороших, можно сказать, дружеских отношениях с командиром дивизиона.

– И кто он?

– Полковник Табанов, Виктор Михайлович!

– Семья?

– Жена Людмила, сын Аркадий пятнадцати лет! А зачем вам это?

Самаранов, проигнорировав вопрос подчиненного, задал собственный:

– Почему Табанов сообщил тебе секретную информацию? Он сам завел разговор о вооружении дивизиона?

– Да! Как-то отдыхали вместе, выпили, разговорились. Он и поведал мне о «струнах» и «дьяволах», пожаловавшись, что с этой проклятой службой жизни не видит!

– Он пьет?

– Со мной выпил!

– Много?

– Литр на двоих раздавили!

– И про службу так и сказал, что жизни из-за нее не видит?

– Что-то в этом роде!

Самаранов задумался. Затем задал очередной вопрос:

– Как думаешь, Петя, купить Табанова можно?

– Купить?

– Да, купить. В прямом смысле!

– Не знаю, вряд ли. В РВСН подбирают людей надежных, проверенных, хотя… сейчас… черт его знает!

– А семьей он дорожит?

– Это да! Жену любит. Но об их отношениях в семье ничего не знаю, Виктор о них особенно не распространялся.

– Понятно!

До Федина наконец дошло, что имел в виду Самаранов под ядерной угрозой и почему так заинтересовался ракетным дивизионом и особенно его командиром. Спросил:

– Вы хотите как-то использовать ракеты дивизиона Табанова?

– Вот именно, Петя! Ты представляешь, какие козыри мы получим, если дивизион перейдет к нам?

– Но он наверняка защищен блокадой пусков ракет из столицы!

– Естественно. Но блокаду можно и снять?! Как думаешь, генерал?

– Не знаю!

– Вот что, Петя! Мне нужно поговорить с Табановым. Как хочешь, но ты должен организовать встречу с ним! Где угодно и когда угодно! Чем быстрее, тем лучше!

Федин замялся:

– Ну, не знаю! Обещать не могу!

– А стать, скажем, премьер-министром или вице-президентом России хочешь?

– Премьер-министром? Я?

– Да, ты! Генерал-майор Федин. Впрочем, тогда ты уже будешь генералом армии как минимум, хотя погоны будут не нужны.

– Вы действительно считаете, что можно захватить власть в стране?

– Пиночет же в Чили смог? И ничего, правил получше любого гражданского! Потому, что за ним была армия.

И за нами будет армия. Лишь бы взять эту власть. А там такой порядок наведем, народ нас на руках носить будет! Власть, Петя, – это все! Понимаешь, все!

– Понимаю!

– Так сможешь организовать встречу с Табановым?

– Постараюсь!

– Постарайся, Петя, очень постарайся! Устроишь встречу – тридцать тысяч баксов твои! Только за встречу! Независимо от того, как она пройдет и чем закончится!

– Даже так?

– Даже так, генерал!

– Что ж, попробую! Вас представлять?

– Не надо! Сам представлюсь! А чтобы тебе легче работалось, идем, я тебе кое-что передам!

Из усадьбы Федин уезжал, имея в кейсе десять тысяч американских долларов аванса! И был Петр Георгиевич весьма доволен. Он успел подружиться с полковником-ракетчиком и его супругой, женщиной капризной, самолюбивой, мечтающей о красивой, обеспеченной жизни и не раз упрекавшей мужа в том, что он не может дать ей то, что она заслуживает. А она бы могла иметь желаемое, свяжи свою жизнь с другим мужчиной. Табанов же больше всего на свете боялся потерять жену. Эта потеря означала бы его смерть. В прямом смысле. Так что обработать Табанова, как представлялось Федину, не составит особого труда. Он мог, конечно, ошибаться, но не ошибся!

Уже в 20.00, чего никак не ожидал Самаранов, раздался звонок Федина:

– Добрый вечер, Григорий Савельевич!

Недовольный тем, что его отвлекли от любимого занятия, а вечерами бывший советский военачальник любил читать мемуары главарей III рейха, считая их образцом в управлении государством, Самаранов спросил:

– Ты что-то забыл у меня, Петр?

– Нет, не забыл, я по поводу известного вам полковника звоню!

Сразу же напрягшись, отставной генерал отбросил книгу Геринга:

– И что?

– Он согласился на встречу!

– Как тебе это удалось? И так быстро?

Федин объяснил:

– А он пришел ко мне с супругой как раз, как только я вернулся от вас. У Людмилы, оказывается, сегодня день рождения. Выехали в охотничий домик, шашлык, водочка, ну и поговорил я с ним.

– Он что, сразу согласился?

– Нет, сначала удивился, потом вами интересовался, спрашивал, кто вы и что хотите.

– Надеюсь, ты не раскрыл, кто я?

– Конечно, нет! Просто представил как очень авторитетного, влиятельного человека.

– Это ты правильно сделал. И когда полковник готов встретиться со мной?

– Завтра, девятого числа, он выезжает в Москву к начальству. На обратном пути, где-то после обеда, будет свободен.

Самаранов встал из кресла, прошелся по кабинету:

– Так, так, так! Завтра после обеда! А чем ты в это время намерен заниматься?

– Да ничем особенным! Текущими делами.

– Полковник поедет в столицу один? Или с сопровождением?

– С водителем!

– Так, водитель наверняка человек контрразведки, он не должен знать о предстоящей встрече. Так! Пусть Табанов определит место рандеву. Мне нужно знать только, во сколько и где именно. Ты понял задачу?

– Понял! Сейчас же свяжусь с Табановым! Хотя нет, лучше поутру!

– Это тоже правильно. А ты неплохо умеешь отрабатывать деньги, Петя! Не ожидал от тебя такой прыти!

– Да все случайно вышло, Григорий Савельевич.

– Случайности либо сулят крах, либо ведут к победе. Будем надеяться на второе. Кстати, сколько лет исполнилось супруге полковника?

– Тридцать пять!

– Как ее по батюшке?

– Михайловна.

– Какие подарки предпочитает уважаемая Людмила Михайловна?

Федин усмехнулся, и это было хорошо слышно в динамике телефона:

– Дорогие, Григорий Савельевич. Чем дороже, тем лучше.

– Я понял тебя. Благодарю за службу. С утра жду звонка!

Самаранов отключил сотовый и задумался. Супруга командира ракетного дивизиона любит дорогие подарки. Это очень хорошо! Что ж, получит к своему тридцатипятилетию подарок. Да и сам комдив обделен не будет. Лишь бы он согласился на сотрудничество. Лишь бы согласился. Тогда перед Самарановым откроются такие перспективы… но достаточно мечтать. Мечты – удел молодых романтиков. В деле же Самаранова романтикой и не пахло. Да и молодым его назвать нельзя. Генерал попытался продолжить чтение, но не смог. Мысли путались в голове. Он выпил приличную дозу коньяку и отправился в спальню к длинноногой жене, приехавшей из столицы в два часа. Они бурно провели время после ее приезда. Но после звонка Федина и выпитого коньяка Самаранов вновь почувствовал желание овладеть развратным, но таким привлекательным и зовущим к себе, пока еще зовущим телом супруги. Она, лежа на широкой кровати спальной комнаты, смотрела по видеодвойке порнографический фильм. Как раз то, что было нужно. Отставной 64-летний генерал, сбросив с себя домашний халат, прилег рядом с Аллой. Вскоре стоны, доносившиеся из динамиков видеодвойки, слились со стонами, издаваемыми супругой бывшего командующего.

Проснулся Самаранов от трели своего мобильника. Поднялся с постели, подошел к столику, где трезвонил телефон. Ответил по-военному:

– Самаранов слушает!

– Это я, Григорий Савельевич! – сказал в трубку Федин.

Бывший командующий взглянул на часы, 7.30. Рановато звонит комкор.

– Ну?

– Я насчет полковника! Говорить могу?

– Говори!

– Только что связывался с ним. Он подтвердил согласие на встречу.

– Где и когда я увижу его?

– Полковник предложил встретиться на Новом Арбате, возле Дома книги, в 15.00. Будет в форме, с кейсом в руке. Подъедет на такси.

– Отлично! Слушай, что надо сделать тебе. Необходимо выехать к штабу ракетчиков, где проконтролировать прибытие туда нашего полковника. И понаблюдать за его машиной, точнее, за водителем служебной машины, до момента прибытия Табанова после встречи со мной. Если же водитель покинет автомобиль, взять его под контроль.

Федин проговорил:

– Я сделаю все, как вы сказали, но перестраховка необязательна. Полковник сказал, что прапорщик-водитель его человек!

– Так думает полковник! Я же придерживаюсь иного мнения. Так что действовать согласно полученным инструкциям. К делу можешь привлечь только верных людей, не раскрывая замысла задачи, которую им поставишь. Ясно, Петр Георгиевич?

– Так точно!

– Выполняй! Я буду в назначенном месте и в назначенное время! До связи!

Самаранов отключил телефон.

Супруга, слышавшая обрывки разговора, спросила:

– И куда это ты собрался, милый? Уж не на свиданье ли с очередной проституткой?

– Алла, о чем ты говоришь? Какие могут быть бабы после тебя?

– Обыкновенные. Хотя нет, на обыкновенных ты и не посмотришь. Какую-нибудь экзотическую черномазую красотку присмотрел?

– Прекрати! У меня деловая встреча!

Алла потянулась:

– Да что ты? Ну, тогда и у меня сегодня деловая встреча! И тоже в назначенном месте, в назначенное время! Вот так, дорогой!

Самаранов подошел к постели, где, выставив все свои прелести, лежала голая супруга. Она ехидно улыбнулась. Генерал вонзил в нее пронзительный и строгий взгляд. Взгляд, который в свое время заставлял трепетать боевых офицеров. Процедил сквозь зубы:

– Сегодня ты не выйдешь из особняка! Даже во двор! И если еще раз позволишь себе говорить со мной подобным тоном, то я прикажу вывезти тебя на городскую свалку и отдать на растерзание грязным, вонючим и охочим до баб бомжам. И ты, дорогая, станешь одной из них! Поняла меня, сука?

Алла, сообразив, что муж не шутит, накрылась простыней и испуганно залепетала:

– Конечно, конечно, Гриша! Я и не думала никуда уезжать, просто покапризничала немного, не ожидая, что каприз вызовет у тебя такую реакцию.

– Больше… не капризничай… не стоит!

– Да, да!

Самаранов отправился в душ.

Ровно в 12.00 он на своем «Мерседесе» выехал из усадьбы, приказав одному из личных телохранителей следить за супругой. Черная иномарка выехала на Ленинградское шоссе и взяла курс на Москву. Миновав многочисленные пробки, «Мерседес» подъехал к престижному ювелирному салону. Водитель не без труда припарковал автомобиль. С каждым годом по Москве стало ездить все сложнее, а уж о том, чтобы остановиться там, где надо, и говорить не приходилось. Население охватил настоящий автомобильный бум, и машины, наверное, не покупали только ленивые. А что будет через год, второй? Впрочем, до этого все может кардинально измениться. Должно кардинально измениться.

Самаранов приобрел в салоне бриллиантовое колье. Вернулся в автомобиль. Открыл «дипломат», извлек лежащий поверх пачек стодолларовых купюр специальный сканер, положил вместо него бархатную коробочку с колье. Посмотрел на часы. 13.20. Время до встречи еще есть.

Вызвал Федина:

– Петя? Доложи обстановку!

– У меня все в порядке! В 10.30 полковник вошел в штаб и до сих пор не выходил из него, по крайней мере через центральный вход. Водитель «Волги», прапорщик, спит в салоне.

Самаранов спросил:

– По убытии в штаб начальника он звонил кому-нибудь?

– Нет! Перекусил бутербродами с чаем из термоса, не выходя из машины, и на боковую!

– «Волгу» не пасут со стороны?

– Нет! Я встретил ее на подъезде к столице и сопровождал до штаба. Полковник явился в Москву без сопровождения и внешнего наблюдения.

– Хорошо! Если что, звони, отбой!

Отключив телефон, приказал водителю, майору оперативного отделения штаба округа в прошлом:

– Давай, Леня, к Дому книги на Новом Арбате.

«Мерседес» вырулил со стоянки и с трудом втиснулся в транспортный поток, практически тут же вновь попав в пробку!

Самаранов выругался:

– Черт знает во что превратили столицу! А если где-то в центре кого-то хватил инфаркт или квартира загорелась? Как «Скорая» или пожарная доберутся до них?

Леонид пожал плечами:

– Если только по воздуху!

– Вот именно по воздуху! Власть городская куда смотрит? Неужели нельзя как-то упорядочить движение транспорта по Москве?

– А как упорядочишь, Григорий Савельевич? Не заставишь же людей не покупать машины, тем более дешевые, и ездить на метро?

– Надо заставить! Я бы заставил!

– Согласен! Но, к сожалению, вы не мэр!

Самаранов усмехнулся:

– Мэр? Да мне это мэрство и не нужно!

– Понятное дело. Вы птица иного полета!

– Вот именно! Давай выезжай на встречную полосу.

– А если менты?

– Плевать на ментов! Делай, что говорю!

«Мерседес», вырулив на относительно свободную встречную полосу Садового кольца, двинулся к Новому Арбату.

Леонид остановил автомобиль у обочины, где стоянка транспорта была запрещена. На дороге запрещена, а на тротуаре, где место для пешеходов, машин в два ряда.

Самаранов вышел из салона. К «Мерседесу» тут же подскочил инспектор ДПС, словно специально поджидавший иномарку. Потребовал немедленно убрать автомобиль. Самаранов окликнул милиционера:

– Лейтенант, подойдите ко мне!

– А в чем дело?

– Подойдите, узнаете!

Инспектор медленно подошел, спросил:

– И что я узнаю?

– Во-первых, то, что разговариваете с генерал-полковником запаса, вот мой военный билет. – Командующий протянул лейтенанту документ. Тот взял его.

Самаранов продолжил:

– Во-вторых, я хотел бы узнать, на каком основании так же у тротуара стоит джип, тот, что у вас за спиной, и, в-третьих, почему, в конце концов, тротуары забиты машинами? С каких это пор место, предназначенное для пешеходов, стало стоянкой?

Лейтенант ответил:

– Джип со специальным пропуском, а тротуары… на стоянку в этом месте есть разрешение.

– И кто разрешил подобное безобразие?

– Начальник управления генерал-лейтенант Федотов!

– Андрей Андреевич не мог отдать подобного распоряжения. Впрочем, я сейчас же свяжусь с ним и уточню ваши слова. Заодно проверим, что это за специальный пропуск навесил на свою «Тойоту» его владелец.

Лейтенант замялся. Это заметил Самаранов:

– Что занервничал, лейтенант?

– Не надо звонить Федотову!

– Не надо? Почему?

– Я не проверял пропуск! Возможно, он липовый, а тротуары действительно отвели под стоянку, дабы не загружать проезд до Белого дома, если пойдет правительственный кортеж!

– Значит, ради кортежа одного чиновника создали весь этот бардак?

– Но не я же?

– Ладно! Иди пропуск у джипа проверь. А насчет моей машины распоряжение получишь в любую минуту!

Инспектор послушно пошел к «Тойоте». Самаранов, потеряв интерес к лейтенанту, направился к цветочному киоску. Здесь продавали неплохие букеты. Женщина, составившая композицию, знала свое дело. Купив неброский, но изящно подобранный дорогой букет, генерал прошел ко входу в Дом книги. Ровно в 15.00 напротив за шеренгой машин остановилось такси. Из него вышел полковник-артиллерист с кейсом в левой руке. Обошел стоящие на тротуаре машины, остановился. Огляделся.

Самаранов подошел к нему, спросил:

– Полковник Табанов?

– Так точно! А вы тот, кто желал со мной встретиться?

– Да! Здравствуйте, Виктор Михайлович!

Сканер генерала молчал, не выдавал вибрационного сигнала, что означало – их разговор никто извне не прослушивал.

Самаранов бросил взгляд на часы:

– Удивляюсь, Виктор Михайлович!

– Чему же?

– Вашей пунктуальности! Прибыть в точно назначенное время при плотном движении по столице практически невозможно!

– Так получилось! Вы не желаете представиться?

– Григорий Савельевич. Фамилию назову позже, если не возражаете! И если в этом возникнет необходимость.

– Ради бога! Вы еще кого-то ждете?

Самаранов удивился:

– С чего вы это взяли?

– Букет! Не для меня же его приготовили?

Командующий рассмеялся:

– Не для вас, но я никого больше не жду! Букет предназначен вашей супруге, у нее же вчера был день рождения, не так ли?

– Да! Теперь все понятно!

Генерал добавил:

– Для нее приготовлен не только букет. Да и для вас лично тоже кое-что есть, но, думаю, разговаривать на улице не совсем удобно. Пройдемте в мою машину? Там нам никто не помешает. Заодно доедем до штаба.

Полковник ответил:

– Да, так будет удобно!

Самаранов указал на стоящий в одиночестве у тротуара «Мерседес».

– Тогда прошу!

– Крутая у вас машина, – заметил Табанов, – стоит кучу денег!

– Что такое деньги, Виктор Михайлович? Бумажки, которые не так сложно заиметь в достаточно большом количестве. Надо только знать, как сделать это!

Полковник вздохнул:

– Вот именно, знать!

– При желании можно все узнать. Человек всегда стремился к знаниям, такова его природа.

Разговаривая, сели в «Мерседес».

Самаранов, извинившись, вызвал по телефону Федина. В разговоре был краток:

– Как у тебя?

– По-прежнему!

– Хорошо! Жди! – И, отключив трубку, приказал водителю: – Давай, Леонид, к штабу ракетчиков. Заедешь с тыловой стороны.

– Понял!

Самаранов повернулся к Табанову:

– Теперь можно и поговорить. Дело у меня к вам имеется, полковник. Точнее деловое предложение.

– Я готов вас выслушать!

– Отлично! Курите?

– Да!

– Прошу!

Генерал извлек из кармана пачку дорогих американских сигарет. Пассажиры на заднем сиденье «Мерседеса», начавшего движение к Садовому кольцу, закурили. Самаранов переложил на колени «дипломат».

Глава 4

Во вторник, 10 августа, проснулся Станислав в шесть часов утра от тошноты, внезапно подступившей к горлу. Помучившись минут десять в надежде, что та отпустит, он не почувствовал себя лучше. Встал под душ. Голова болела. И, вообще, на душе было так мерзопакостно, что хотелось выть. Закончив водные процедуры, капитан навел порядок на кухне. Через силу позавтракал. Вышел на балкон. Закурил, но дым вызвал очередной приступ тошноты. Погасил окурок и выбросил его вниз. День обещал быть погожим, хотя на западе в небе зависли большие темные облака. Но ветра не было. Так что дождь если и подойдет к городку, то ближе к вечеру. Да, к вечеру, когда Мамаев вновь окажется в плену одиночества, захватившего его квартиру.

В 7.30 капитан вышел из дома и направился в подразделение. На аллее встретил Дубова. Поздоровались. Прапорщик, внимательно посмотрев на капитана, произнес:

– Плохо выглядишь, Стас! Пил, что ли?

– Пил!

– Из-за того, что Елена уехала?

– Дуб! Не лезь в душу. Без тебя хреново!

– Так выскажись, легче станет!

Мамаев указал на кафе:

– Легче, Серега, только после стакана станет!

– Ну это ты напрасно. Сам же прекрасно понимаешь, что водкой состояние только усугубишь.

– Понимаю, поэтому и иду с тобой в часть, а не в чипок.

– Может, Елена отошла? – сказал Дубов. – И жалеет, что уехала? Наговорила сгоряча ерунды всякой, а сейчас и не рада этому!

– Жалела, позвонила бы!

– А если звонила, когда мы на задании были? В тот же вечер. Но никто не ответил. Перезвонила ночью, и опять тишина.

– Она знала, что мы вылетаем на боевое задание! Поэтому звонить в тот вечер было бесполезно.

Но прапорщик не сдавался:

– Значит, сейчас думает, что ты еще не вернулся. Ведь обычно мы по неделям отсутствуем, это на этот раз все быстро закончилось!

– Что ты предлагаешь, Дуб?

– Неужели не ясно? Позвони жене сам. Тем более она увезла дочь, а с ребенком ты по закону имеешь право общаться!

– А чего ты так беспокоишься за меня, Сережа?

Прапорщик вздохнул:

– Так сопьешься ведь! И еще одним настоящим офицером меньше станет.

Капитан хлопнул Дубова по плечу:

– Ладно, прапорщик, позвоню!

Дубов улыбнулся:

– Вот это дело!

Капитан спросил:

– У тебя-то как на любовном фронте дела?

– Решил серьезно с Натальей поговорить! Если любит, пусть выходит замуж. Это ее учебе не помешает, а мне спокойней будет. С ребенком можно подождать, а вот со свадьбой нет! Хоть ты и советовал не торопиться с этим делом, я решил по-иному!

– Ну, решил так решил!

Подошли к казарме. Устроились в курилке, пока не собрался весь личный состав диверсионно-штурмовой группы. Вьюжин пригласил офицеров в кабинет, где подвел итоги операции, отметив слаженные действия подразделения, позволившие выполнить поставленную задачу. Объявил распорядок дня на вторник. Согласно распорядку, группе следовало отработать вариант освобождения в условиях закрытого помещения заложника из рук террориста, вооруженного пистолетом. Террористом был назначен старший лейтенант Лебеденко, его жертвой связист Михайлов. Буракова, получившего травмы груди от попадания в бронежилет пуль бандитов Медведя, от занятий освободили, хотя он вполне пришел в себя после болевого шока. Занятия провели до обеда, благополучно освободив «заложника» и уничтожив без проблем «террориста». На учениях это легко. После обеда Вьюжин разрешил группе отдыхать, так как его самого вызвал в отряд полковник Клинков. Офицеры в отсутствие командира все равно разошлись бы, так что лучше отпустить официально. По крайней мере соблюдалась дисциплина. Раньше Мамаев был бы рад полученному свободному времени, сегодня предоставленный отдых вызвал раздражение. Домой идти не хотелось, а больше некуда. Разве что в спортивный зал? Но сейчас состояние не позволяло занятия спортом. Все же похмелье мучило капитана. После обеда все пройдет, но только после обеда. А есть не хотелось, идти домой тоже. Может, зайти в кафе? Сегодня еще расслабиться, а завтра ни-ни! Да завтра уже и некогда будет. Наверняка Вьюжина не так просто вызвал Клинков. Возможно, предстоит новый рейд. В настоящее время капитан Мамаев предпочел бы самое сложное, смертельно опасное задание с любой степенью риска нахождению в городке батальона связи и особенно в собственной квартире. Итак, решено – кафе! Но не напиваться, как вчера! Выпить в меру, отвлечься! Вот только получится так, в меру? Вопрос.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное