Александр Тамоников.

Взлет «Стрелы»

(страница 2 из 24)

скачать книгу бесплатно

Елена, выслушав мужа, неожиданно рассмеялась, но смех ее был какой-то неестественный, натянутый.

– О господи! Испугал. Развестись он решил! Да ради бога! Я сыта этой жизнью, – женщина провела рукой по горлу, – вот так! Мне всего двадцать четыре года, квартира в городе, а я сижу в закрытом городке и выйти из него не могу, не пускают, потому что, видите ли, муж в особом каком-то подразделении. Антитеррорист хренов. Ради чужих жизнь готов положить, а на своих наплевать! Да пошел ты к черту! Думаешь, пропаду без тебя? Не дождешься! И жить буду, как человек. Устроюсь не хуже других! А ты, Мамаев, когда тебя из твоего спецназа за ненадобностью выкинут, еще придешь ко мне дворником наниматься.

Капитан спросил:

– Возьмешь?

– Возьму! Пожалею убогого! Даже не дворником, швейцаром. Чтобы стоял на входе с железками, которыми тебя за службу верную наградили.

Станислав отвесил супруге увесистую пощечину и, задрожав от ярости, сказал:

– Это тебе, сука, за железки! Не сметь награды трогать. Не тобой даны! И не за деньги! За кровь!

Слетевшая со стула от удара, Елена медленно поднялась:

– Ты еще пожалеешь об этом, Мамаев!

– Я уже жалею, что все последнее время плясал под твою дудку. Пляски кончились. Готовься во вторник убраться из городка! Все, базар окончен.

Капитан поднялся. В это время сработала его импульсная рация. Ею спецназовцы пользовались во время боевых выходов, так как прослушать ее и запеленговать было невозможно. Вызов означал, что в подразделении возникли проблемы. Но что за проблемы накануне выезда офицеров на отдых?

Мамаев ответил, как положено:

– Я – Стрела-2! Слушаю!

– На связи Стрела-1! Ты еще дома?

– Так точно!

– Давай срочно в кабинет! Экипировка боевая!

– Есть! Выполняю!

Капитан направился в гостиную, где на нижней полке хранилось его боевое обмундирование.

Елена проговорила вслед:

– Отдохнули, спецы? Разбежались. Черта с два дадут вам расслабиться. И поделом. Вам разрешено только одно – подыхать за других. И подыхайте, раз ума нет. Да откуда ему взяться? Вы ж по пояс деревянные.

– Заткнись!

Елена вскричала:

– Заткнись? Нет уж, дорогой! Ты говорил, чтобы во вторник я убралась отсюда? Согласна. Но только не во вторник, а сегодня же. Не хочу дожидаться, когда ты вернешься из своей командировки или твой труп дружки привезут в целлофановом мешке. Не желаю! Ждать не желаю!

– Успокойся. Я передам на КПП распоряжение от имени Вьюжина, чтобы тебя сегодня же выпустили из городка. Развод оформлю, как вернусь. Если вернусь, конечно, вот здесь ты права полностью. Но тогда тебе же легче, справку в штабе получишь, и со штампом в паспорте проблем не будет!

Мамаева презрительно скривилась:

– Разберусь!

– Не сомневаюсь!

Облачившись в боевую форму офицера спецназа, Станислав прошел к дочери, поцеловав ее в лоб.

– Ты опять уезжаешь, пап? – спросила девочка.

– Не знаю, Настенька! Наверное!

– Но почему? Сегодня же выходной!

– Так надо!

– Если уедешь, то надолго?

Капитан вздохнул:

– И этого не знаю!

– Ну почему у тебя такая работа?

– Потому, что она нужна людям!

– А я не люди?

– Ты тоже люди! Но мне пора, дорогая.

Слушайся во всем маму, будь умницей!

– Хорошо! Я буду ждать тебя!

– Спасибо, Настя!

Мамаев вышел из комнаты дочери, подхватил брезентовую десантную сумку, в которой хранилось все, что необходимо офицеру спецназа на боевых выходах и учениях, и, не попрощавшись с женой, покинул квартиру, в сердцах хлопнув дверью.

Капитан отправился на территорию войсковой части, где в отдельной казарме находился и штаб диверсионно-штурмовой группы, а точнее, просто канцелярия, она же место совещания офицеров, отсеки для тренировок личного состава – отработки приемов рукопашного боя, метания ножей – и тир для стрельбы из специального, бесшумного оружия. Наряд в отдельной пристройке, без права входа в казарму осуществлял личный состав батальона связи.

Козырнув, дежурный пропустил Мамаева в казарму. Станислав прошел в кабинет Вьюжина, где уже собрался весь личный состав группы. Поздоровался с офицерами, присел на стул с краю стола совещания.

Вьюжин обвел взглядом подчиненных:

– Собрались мы, мужики, расслабиться, да не судьба. В 7.00 позвонил командир отряда и приказал сегодня к 9.00 собрать личный состав. Для чего – узнаем с минуты на минуту. Полковник Клинков уже выехал из Москвы.

– А что с мясом делать? Я же его замариновал?! – спросил Бураков.

Майор отмахнулся:

– Нашел о чем думать! Не пропадет твое мясо, если догадался в холодильник поставить!

– Догадался. Банка в холодильнике!

– И забудь о ней!

Голос подал Мамаев:

– Приезд Клинкова говорит о том, что группе, скорее всего, придется принять участие в какой-нибудь акции. Так просто он к нам не поехал бы.

Офицеры согласились, но продолжить обсуждение затронутой Мамаевым темы не успели. В кабинет вошел полковник Клинков – командир отряда спецназа «Рысь». Невысокий, крепкий, сорокалетний офицер. Спецназовцы по команде встали. Вьюжин уступил место полковнику, устроившись сбоку от него, и полковник разрешил подчиненным занять места за столом. Достал пачку сигарет, закурил. Предложил курить и остальным, но бойцы «Стрелы» отказались, дабы не задымлять помещение так, что из него пришлось бы уходить. Полковник, сделав несколько глубоких затяжек, оглядел каждого офицера группы.

– Слышал, на пикник собрались? Правильно! И время, и погода подходящие. Но приходится лишать вас этого удовольствия. – Он взглянул на часы. – Уже в полдень группе предстоит убыть в Краснодарский край, а точнее, в окрестности города Апшеронска. Группа должна провести акцию по захвату базы с оружием, предназначенным чеченским бандформированиям. Обстановка на данный момент следующая…

Клинков извлек из «дипломата» карту Краснодарского края и разложил ее на столе совещаний. Офицеры склонились на ней.

Полковник карандашом указал на населенный пункт:

– Вот Апшеронск. От него отходит дорога на Туапсе через перевал Большого Кавказа. Обратите внимание на линию вдоль реки Пшеха. Это тоже дорога, но не имеющая выхода к морю. Она используется для других целей.

Клинков довел до сведения личного состава, что ранее, при Союзе, северный склон Большого Кавказского хребта изобиловал леспромхозами. Они, эти предприятия по добыче и частичной переработке леса, сохранились и до сих пор, перейдя в частное владение, изменив название. Сейчас это по большей части кооперативы. На территории одного такого кооператива боевиками и устроена перевалочная база для складирования прибывающего туда оружия, боеприпасов и различного армейского снаряжения с целью последующей переброски груза в горные районы Чечни.

– Так вот, товарищи офицеры, по данным разведки ГУБТ, из Апшеронска завтра в восемь часов утра в горы пойдут два грузовика, груженные оружием и боеприпасами. Не спрашивайте меня, кто и каким образом организовал транзит, это вас не касается, и этим занимаются другие службы антитеррористического управления. Задача отряду поставлена следующая. Перехватить колонну в двадцати километрах от Апшеронска, захватить старшего этой колонны и с его помощью выйти на базу, с ходу атаковав и уничтожив ее! Отмечу сразу. Нам неизвестно точно, где расположена перевалочная база боевиков, а лишь то, что она оборудована на территории одного из многочисленных кооперативов. Все они расположены на склоне перевала и не ближе шестидесяти километров от города. Предлагаю следующий план действий. Вот здесь, – полковник указал на небольшой ровный участок серпантина, окруженный с обеих сторон плотными зарослями кустарника, – отработать машины. Это не составит труда. Максимум боевиков, которые могут сопровождать груз, – человек восемь-десять, это считая водителей. Старший же может находиться как в первой, так и во второй машине. Поэтому при отработке колонны старшие обоих автомобилей должны быть взяты живыми.

Мамаев поднял руку:

– Вопрос разрешите, товарищ полковник?

Клинков, спокойно относившийся к тому, что его перебивали уточняющими вопросами во время собственного доклада, разрешил:

– Спрашивай, Станислав!

Капитан встал:

– Как понимаю, за грузовиками в Апшеронске установлено наблюдение, так?

– Так!

– Почему наблюдатели не могут вычислить старшего бандитского шалмана и определить, где конкретно он займет место при совершении марша?

Клинков кивнул:

– Хорошо, что ты не спросил, почему бы нам не захватить груз в самом Апшеронске. А на вопрос отвечаю: да, усадьба, где встала на отдых колонна боевиков, силами группы «Оса» взята под контроль. Майор Градовский доложил, что старший банды, осуществляющей транзит оружия, определен. Но по голосу, с помощью дистанционного прослушивающего устройства. В лицо его никто не видел. И потом, даже если с утра ребята Градовского и зафиксируют этого старшего, то во время движения он спокойно может из первого грузовика пересесть во второй, или наоборот. У вас же на захват колонны будут секунды, дабы на базу боевиков не ушел поданный кем-либо из бандитов сигнал тревоги.

Бураков спросил:

– А как насчет того, чтобы заблокировать бандитам радиоэфир во время захвата?

– Мы не знаем, какими средствами связи они обладают. А посему ничего блокировать не будем. Но попрошу вопросы оставить на конец совещания, иначе превратим постановку задачи в балаган, отнимающий время.

Офицеры согласились, Клинков продолжил:

– После захвата старшего и нейтрализации боевиков сопровождения ты, Игорь Дмитриевич, – полковник обратился к Вьюжину, – узнав точное местонахождения базы, переоденешь своих людей в одежду бандитов, заменишь ими сопровождение и на грузовиках продолжишь движение, держа старшего при себе под полным контролем. С этой минуты за вами на бронетранспортере пойдет группа «Оса». Но атаковать базу предстоит вам. «Оса» лишь поддержит вас, если ситуация изменится не в нашу пользу, чего исключить нельзя. А вот теперь прошу вопросы!

Поднялся Дубов:

– Товарищ полковник, а откуда у группы «Оса» бронетранспортер?

Офицеры засмеялись. Но Клинков ответил серьезно:

– Естественно, не из Подмосковья. БТР выделила майкопская бригада.

– Понятно! – Прапорщик сел на место, посмотрев на товарищей. – Ну чего вы ржете? Спросить нельзя.

Михайлов ответил:

– Ты бы, Дуб, еще поинтересовался, откуда возле Апшеронска горы взялись?

– Да ну вас!

Вьюжин пресек смех:

– Отставить ненужные разговоры. Если есть вопросы по теме, задавайте, нет – закроем совещание.

– Когда, чем и куда конкретно будет переброшена наша группа? – спросил Мамаев.

Клинков указал на карте на равнинную часть недалеко от начала склона:

– Вот сюда! Это в пятнадцати километрах от Апшеронска и в тридцати с небольшим от места действия группы. Переброску осуществим вертолетом «МИ-8» с промежуточной посадкой в Ростове. Вылет отсюда в 15.00, чтобы в 18 часов подразделению начать пеший марш к рубежу боевого применения, на который необходимо выйти к шести часам утра понедельника.

– Ясно! Значит, на перевал пойдем пешком?

– Да! При всем желании и имеющихся возможностях в плане техники переброска возможна лишь в пешем порядке. Причина банальна – отсутствие пригодных для автомобилей дорог, кроме той, по которой утром начнут свой марш боевики. Но использовать ее рискованно. Оставим след, провалим операцию.

– Что ж пешком так пешком!

Майор обратился к офицерам:

– Еще вопросы?

Бураков поинтересовался:

– Это конечная задача или она будет скорректирована дополнительно?

– В общем, задача конечная, – ответил полковник. – Если возникнет необходимость в ее корректировке, то обо всех изменениях узнаете от своего непосредственного начальника, майора Вьюжина. Все?

Мамаев вновь поднял руку:

– Примерная численность боевиков на самой базе?

– Актуальный вопрос. Лесхозы, так будем называть новоявленные кооперативы, как правило, много людей не имеют. Работают вахтовым методом. В нашем случае, понятно, ни о какой вахте речи не идет. А посему боевиков на базе может быть десять-пятнадцать человек.

– Понятно! У меня вопросов к командиру отряда больше нет. – Мамаев ударил ладонью по краю стола. – Все ясно, обычная задача в привычной обстановке!

Не было вопросов и у остальных офицеров.

Клинков поднялся, спрятал карту в кейс.

– Тогда расходимся. Вертолет подойдет к вам в 14.30. До этого времени подготовьтесь к акции. До свидания и удачи вам, «Стрела»!

Офицеры группы особого назначения попрощались с командиром отряда и вышли из кабинета. Мамаев, покинув казарму, устроился в курилке. Закурил. На душе по-прежнему было муторно. Но сейчас он готов к выполнению боевой задачи. Более того, в данный момент смена обстановки была ему просто необходима. Но надо еще поговорить с Вьюжиным.

Тот вышел с командиром отряда. Проводил его до служебной «Волги». Старшие офицеры поговорили еще минут пять, и Клинков уехал. Командир диверсионно-штурмовой группы направился к казарме. Мамаев окликнул его:

– Игорь Дмитриевич, на минуту можно?

Майор подошел, присел рядом с капитаном.

– Что у тебя, Стас?

– Я принял решение развестись с Еленой!

– Вот как? Что ж, твое дело, отговаривать не стану. Надеюсь, на решение не повлиял наш вчерашний разговор? Знаешь, не хотелось бы остаться крайним в семейных разборках.

– Не повлиял, – сказал Мамаев. – Решение принято без чьего-либо влияния, и оно окончательное. Хотел завтра подать рапорт по существу вопроса, но… сам понимаешь, в горах этого не сделать.

– Подашь, как вернемся!

– Непременно, но Лена не желает оставаться в городке. Хочет уехать с дочерью к родителям.

Майор кивнул:

– Объяснимое желание. Значит, от меня требуется разрешение на то, чтобы твоя семья покинула гарнизон?

– Да!

– Хорошо! Идем в кабинет. Там все документально оформим!

С разрешением командира Мамаев прошел на контрольно-пропускной пункт закрытого военного городка. Дежурный прапорщик принял документ.

Выйдя с КПП, по сотовому телефону Мамаев набрал номер жены. Та ответила сразу, словно ждала звонка.

– Лена, ты можешь уехать в Москву хоть сейчас, – объявил Станислав. – Разрешение на КПП!

– Спасибо! Больше мне от тебя на данный момент ничего не надо! Счастливо служить, герой!

Слово «герой» она произнесла с нескрываемой иронией.

– Через какое-то время я заеду к вам, – сказал Мамаев, – оформим развод в загсе!

– Только позвони перед этим. Я сидеть дома, как здесь, в городке, не собираюсь!

– Позвоню! Береги Настю!

– Об этом не беспокойся, заботливый папаша! Ей недолго помнить тебя!

Капитан выключил телефон, зло сплюнул на асфальт. Посмотрел на время. До вылета более двух часов, надо немного отдохнуть после бессонной ночи. Где? Придется просить ребят, чтобы дали ключ от номера офицерской гостиницы. Мамаев пошел к казарме.

Глава 2

Разбудил Мамаева Дубов, который нашел капитана в комнате офицерского общежития:

– Стас! Подъем! 14.30!

Станислав поднялся, словно и не спал. Спросил:

– Где у вас тут можно умыться?

Прапорщик ответил:

– По коридору налево до конца. Там с одной стороны бытовка, с другой – умывальник.

Приведя себя в порядок, Мамаев вернулся в комнату. Взял сигареты со стола.

– А жена твоя, – сказал Дубов, – с дочерью только что уехала из городка!

– Оперативно! – усмехнулся Стас. – Что ж, уехала так уехала!

Офицеры вышли из общежития, направившись к казарме.

Вьюжин с группой уже ждал их. Подразделение прошло к вертолетной площадке.

Встретил спецназ командир экипажа майор Степан Лаврентьев. Мамаев хорошо знал пилота. После общего приветствия и доклада Лаврентьева Вьюжину о готовности к вылету они отдельно еще раз поздоровались и переговорили:

– Привет, Степа! Все летаешь?

– Здорово, Стас! А ты все воюешь?

– Работа такая!

– Вот и у меня тоже! Задание-то сложное?

– Черт его знает. По замыслу командования обычное, а как все на деле пойдет, одному богу известно.

– Это как всегда.

– Как семья, Стас? – поинтересовался Лаврентьев. – Лена? Настя?

– Нормально! – солгал капитан. – У тебя?

– Порядок!

– Это хорошо!

– Кто бы спорил! Тыл – в нашей работе главное.

Вьюжин подал команду диверсионно-штурмовой группе занять места в вертолете.

Группа выполнила распоряжение, и ровно в 15.00 «МИ-8» оторвался от бетонной площадки батальона связи. Переброска длилась около трех часов, полчаса из которых заняла промежуточная посадка для дозаправки вертолета на военном аэродроме Ростова-на-Дону. К месту высадки «вертушка» прибыла вовремя, и в 18.00 Лаврентьев плавно посадил винтокрылую машину в низине на пятачке, метрах в двадцати от леса, покрывавшего весь северный склон Большого Кавказского хребта. Пилот вышел из вертолета вместе с подразделением. Лаврентьев о чем-то поговорил с командиром группы, после чего подошел к Мамаеву:

– Ну что, Стас, удачной тебе охоты!

– Ты улетаешь?

– Недалеко! В Пятигорск. Будут ждать там. Думаю, недолго.

– Я тоже надеюсь на это!

Офицеры попрощались. Вертолет взмыл в небо и, взяв курс на север, вскоре скрылся из виду.

Вьюжин объявил общее построение группы.

Как только офицеры спецназа выстроились в шеренгу, коротко проинструктировал подчиненных:

– После перекура начинаем выдвижение на рубеж применения. До него тридцать три километра. Учитывая рельеф местности, а также постоянный подъем, скорость движения определяю три километра в час. Через каждые пять километров двадцатиминутный привал. Таким образом, к месту применения группа должна выйти, – майор взглянул на часы, – как и запланировано, к шести утра. На рубеже рекогносцировка местности и занятие позиций для штурма колонны боевиков. Порядок движения следующий – передовым дозорам следует старший лейтенант Лебеденко, замыкающим старший лейтенант Гончаров. Дистанция между дозорами и основной группой произвольная, обеспечивающая визуальный контакт. Вопросы?

Вопросов у офицеров не было. Вьюжин, разрешив бойцам перекурить, подозвал к себе Мамаева:

– Как ты, Стас?

– В порядке!

– Хорошо! Если что… да ладно, завтра, думаю, ты выполнишь свою часть задачи как надо.

– Не сомневайся, майор! Все будет нормально!

В 18.07 группа, вытянувшись в колонну, начала подъем по северному склону Большого перевала. Вышли на рубеж раньше времени, в 5.30. Вьюжин разрешил подчиненным отдых, сам же подозвал к себе связиста, прапорщика Михайлова. Между собой бойцы группы общались с помощью портативных импульсных раций малого радиуса действия, для связи с вышестоящим командованием и командиром поддерживающей группы использовалась радиостанция Р-107. Михайлов подошел к командиру.

– Свяжи-ка меня с отрядом! – распорядился майор.

Прапорщик, опустив станцию на землю и выбросив лучевую антенну, принялся вызывать командира отряда спецназа:

– Рысь-1! Я – Стрела-1. Как слышишь меня, я – Стрела-1. Прием!

Клинков ответил сразу, без промедления установив связь, прапорщик передал фурнитуру станции командиру группы. Майор Вьюжин доложил:

– Рысь! Я – Стрела! Вышел на рубеж применения.

– Понял тебя, Стрела! Работай по оговоренному плану, установив контакт с Осой! – Пока никаких дополнений и уточнений по задаче не будет.

– Принял, Рысь! Выполняю! – Майор повернулся к Михайлову: – А теперь, Костя, давай мне Градовского.

Через минуту ответил и командир группы «Оса».

Вьюжин запросил обстановку в Апшеронске. На что получил ответ. В городе все пока тихо. Место сосредоточения машин боевиков находится под контролем. Также бойцами группы заблокирован выезд из Апшеронска. Прочесывание местности показало, что бандиты внешнего охранения колонны пока не выставили. И скорей всего не выставят. Но ближе к восьми часам все окончательно прояснится, и Градовский сообщит Вьюжину об изменениях в обстановке, если таковые будут иметь место.

Пока командир группы вел переговоры, Мамаев, выбрав небольшую ложбину, отдыхал, прислонившись к толстому стволу старого клена. Рядом с ним пристроился Дубов.

– Капитан, вопрос разрешите?

– Валяй, если есть что спрашивать!

Прапорщик потер лоб.

– Да тут не то чтобы спрашивать, а проконсультироваться бы.

– Интересно, о чем?

– О личном.

– О личном? – удивился капитан. – И что ты хочешь от меня услышать?

– У нас в группе только двое женатых, ты да командир, но к Вьюжину не подойдешь, занят, а вот с тобой другое дело.

Мамаев поторопил прапорщика:

– Ты, Сережа, не тяни. Давай без предисловий, что тебя мучает?

– Ты ж знаешь, невеста у меня, Наташка из деревни. На третьем курсе в университете учится.

– Знаю, и что?

– Я ей предложение сделал, она его приняла, все ж любовь меж нами, но сказала, что ей для начала надо специальность получить. А я вот думаю, стоит ли ждать? Может, настоять и раньше свадьбу сыграть? Кто знает, что через два года будет? Как думаешь, Стас, правильно мыслю?

Капитан вздохнул:

– Мыслишь, Серега, может, ты и правильно. И то, что любовь меж вами, тоже хорошо. Вот только за советом ты обратился не по адресу. Женатый в группе у нас теперь остался один командир!

Прапорщик проговорил:

– Так вот почему ты у меня, а не дома, отдыхал перед вылетом, а Елена с дочерью покинули городок?

– Да, поэтому. Развожусь я с Леной!

– А как же дочь, Стас?

– Не сыпь мне соль на рану. Сам не представляю, как буду жить без нее да, признаться, и без Лены тоже. Но, думаю, привыкну! Другие же привыкают.

Прапорщик задумался. Затем сказал:

– Да, жизнь. Вот и я боюсь, а вдруг за эти два года Наташка в Москве какого-нибудь богача встретит и он охмурит ее.

– Если Наталья любит тебя, то не позволит себя охмурить!

– Хотелось бы!

– А со свадьбой не торопи ее! Не надо!

Диалог Мамаева с Дубовым прервала команда Вьюжина:

– Внимание, группа, в одну шеренгу становись!

Все выполнили приказ. Майор прошелся вдоль строя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное