Александр Тамоников.

Выжить. Вернуться. Отмстить

(страница 6 из 28)

скачать книгу бесплатно

К Макарову подошел Щукин:

– Лихо ты их осадил, командир! Уважаю. Я бы так не смог!

– Достанут, Слава, сможешь! Начальники, мать их! Разведчик, ни разу в разведку не ходивший, да НШ, ротой не командовавший. Нормально, да? И это в полку особого назначения. О чем сие говорит? О том, что Коршун подбирает себе жополизов. Посмотри, кто в штабе сидит? Либо люди полкана, либо те, кого к Коршунову из Москвы прислали. Им служба в особом полку для дальнейшей карьеры нужна. Годик-два посидят в кабинетах, по ордену на грудь цепанут и вверх, по служебной лестнице.

– Ты действительно не в себе, Дим! Случилось что?

– Слав, хоть ты не лезь в душу. И без тебя хреново.

Командир взвода вздохнул:

– Ясно!

– Что тебе ясно? Ну что тебе, Слава, может быть ясно?

– То, что ты не в порядке.

– У нас сейчас все не в порядке. Или война на своей территории под самым нашим носом – это порядок? Но ладно, где моя экипировка?

– Оружие, бронекостюм, средства связи, боеприпасы, все в канцелярии.

– Ну, так пошли! Пора и делом заняться. Побрехать со штабными еще успеем. Да, чуть не забыл, пока я буду переодеваться, найди мне Валеру Игнатова.

– Командира 2-й роты?

– Да! Только найди его сам, не в службу, а в дружбу, без посыльных!

– Хорошо! Что передать?

– Чтобы срочно пришел сюда. Не застанет в казарме, найдет на вертолетных площадках. Скажи, он мне очень нужен!

– Сделаю, командир!

– Давай, Слав! Поторопись!

Макаров вошел в расположение. Его встретил докладом дежурный по роте. Приняв доклад, капитан зашел в канцелярию, где на столе была разложена боевая форма, оружие, пояс с запасными магазинами и бесшумной винтовкой «Винторез» и гранатами, кобура с пистолетом, нож в чехле.

Капитан быстро переоделся.

Вошел Игнатов:

– Привет, Дим, ты искал меня?

– Привет, Валера, искал. Я убываю в горы на неопределенный срок, поэтому у меня к тебе будет просьба.

– Если ты хочешь попросить, чтобы я устроил слежку за твоей женой, извини, обратился не по адресу.

Макаров улыбнулся:

– Да нет, Валер. Пусть делает все, что захочет. Я сам с ней до конца разберусь, когда вернусь.

Валера взглянул на друга:

– Вот как? Застукал ее с кем-нибудь?

– Да в этом и нет никакой необходимости. Она вновь не ночевала дома, перед этим предупредив меня, что задержится у Вологодиной. Задержалась! До утра, сука. Заявилась перед тем, как мне уходить на службу.

– Так, может, она и была у Вологодиной? Я же говорил, поговори с этой гадалкой.

– Вот я и поговорил!

Игнатов удивился:

– В смысле?

Капитан ответил:

– В прямом, Валера, смысле. Не выдержал вечером, точнее уже ночью, узнал адрес Вологодиной и поехал к ней. Естественно, Ирины у нее не было и быть не могло. Галина, хоть женщина и разведенная, что почему-то воспринимается у нас как недостаток, дама приличная, скромная, хорошая. Она выслушала меня.

Короче, Ира никогда не ночевала у Вологодиной, просто прикрывалась Галиной. И никакая Галя не гадалка. Как уже сказал, порядочная, хорошая и… весьма привлекательная женщина. Да, живет одна, скромно, я бы сказал бедно, но достойно. Мы с ней о многом поговорили. И у меня будто глаза на жизнь прожитую открылись.

Игнатов присвистнул:

– Ни хрена себе! А ты сам-то до утра чего не завис у Вологодиной, раз она такая привлекательная и общительная.

– В морду хочешь?

– Нет!

– Тогда не говори так о Галине.

– Э, э, Макар, да ты попал!

– Возможно, но не время обсуждать это.

– Так выкладывай просьбу.

Капитан вплотную подошел к другу:

– Присмотри за ней, Слава! Моя в курсе, что ее фокус с Вологодиной не прокатил, и может попытаться подставить ее. Понятно, следить за Галиной не надо, но если ей будут угрожать неприятности, поддержи, прикрой. Ладно?

– Ну какой базар? Присмотрю. Я с начальником полкового медицинского пункта поговорю. Он будет информировать меня о взаимоотношениях Галины с Ириной. Ну а если кто подкатит к ней, не волнуйся, лапы быстро отшибу.

– И еще, Валер! Ты, как мы улетим, подойди к Вологодиной. Скажи прямо, чтобы в случае необходимости могла на тебя рассчитывать. Телефонами обменяйтесь.

– Я ей больше скажу. Что мне сам капитан Макаров приказал обеспечить ее безопасность на время его отсутствия!

– Говори что хочешь, но переговори обязательно!

– Сделаем, Дим!

– Ну, ладно, мне пора.

– Удачи тебе и… возвращения!

– Спасибо. Я вернусь, Валер. Назло всему вернусь, и тогда в городке произойдут кое-какие шумные перемены.

– Ладно, ладно, погусарить – дело нехитрое. Ты не о гарнизоне думай, а о предстоящем выходе. Не на прогулку отправляешься.

– Ты прав! Пошел я!

– Давай, Дим!

Командир сводного подразделения специального назначения направился к площадке, где вращали несущими винтами два вертолета «Ми-8».


Бежавшую из дома Макарову увидел командир полка, выезжающий из военного городка на своем командирском «УАЗе». Поравнявшись с растрепанной любовницей, приказал водителю:

– Стой!

«УАЗ» остановился.

Коршунов вышел из салона. К нему кинулась Макарова:

– Виктор!.. Витя!..

Подполковник оглянулся – никто из офицеров их вроде не видел.

Спросил женщину:

– Что случилось, Ира?

– Макаров с ума сошел! Он ездил ночью к Вологодиной, и та, естественно, сказала ему, что я никогда у нее не ночевала. Видел бы ты, как взъярился Дмитрий. Он готов был разорвать меня. Я попыталась перевести стрелки на него с Вологодиной, куда там. Макаров чуть не убил меня.

– Успокойся! У страха глаза велики.

– Да? Видел бы ты его глаза. Это были глаза убийцы. Он убил бы меня, Витя, если бы вовремя не пришел посыльный. И он убьет. Обещал по возвращении из командировки разобраться, с кем и где я провожу ночи. А потом завалить всех, сразу. А ты его знаешь. Макаров в гневе страшен, у него не дрогнет рука, когда узнает правду. Витя! Макаров не должен вернуться. Иначе нам всем придется несладко!

Коршунов повысил голос:

– Я же сказал, успокойся! Не вернется твой муженек, не волнуйся.

– Правда? Ты не шутишь?

– Какие тут могут быть шутки?

– Но что ты можешь сделать, чтобы он не вернулся?

– Это уже моя забота, и тебя она не касается. Одно обещаю, Макаров больше не будет мешать нам.

Немного успокоившись, Ирина вздохнула:

– Мне бы твою уверенность.

– Ты давай приведи себя в порядок и иди в часть. Позже я зайду к тебе.

– Макаров мог все рассказать Вологодиной.

– И что же он мог ей рассказать? Кроме того, что ты обманывала его и прикрывалась медсестрой? Что он может знать? Ничего.

– И все равно, бабы, они любопытные. Вологодина теперь наверняка будет следить за мной.

– Зачем?

– Да чтобы прицепить к себе Макарова. Она бабенка одинокая, разведенка, ей мужик нужен. А тут несчастный, обманутый Дмитрий. Вологодина же не знает, что Макаров не вернется? Ее нельзя оставлять в Части!

– Ладно! Я уволю ее. Но не сразу. Даже мне надо иметь хоть какую-то причину, чтобы выгнать Вологодину. Этим займется начальник разведки. Он найдет повод заставить медсестру написать заявление. Ты довольна?

Макарова ответила:

– Я буду довольна и спокойна, когда ты вышвырнешь эту правильную суку из Части.

– Тебе недолго ждать!

– Посмотрим!

– А теперь в Часть! И не показывай вида, что дома был скандал. Поняла?

– Поняла! Не впервой!

– Иди!

Проводив любовницу, командир полка, задумавшись, закурил. В 9.30 над Частью поднялись два вертолета и, пройдя над городком, пошли, набирая высоту, на юг.

Коршунов достал сотовый телефон, набрал номер.

Услышал голос мэра:

– Доброе утро, Витя! Как после бурно проведенной ночи чувствуешь себя?

– Я всегда с утра чувствую себя превосходно.

– Завидую. А я вот болею.

– Похмелись.

– Что и собирался сделать, как ты позвонил.

– Ты, как похмелишься, обеспечь мне связь с другом. И чем раньше, тем лучше.

– Какие проблемы? Езжай к Армену, он все и сделает. Аппаратуру я немедленно отправлю к нему.

– Хорошо!

– Когда Балаяну ждать тебя?

– Часов в десять!

– Понял! Все будет о’кей!

– Надеюсь! До связи!

– Давай, подполковник. До связи!

Коршунов посмотрел на часы, сел в «УАЗ», приказав водителю:

– В штаб!

Глава 4

Разрушенный во время ведения активных боевых действий бомбардировками авиации федеральных войск, аул Гули-Чу представлял собой безлюдный участок уродливых развалин, лежавший на небольшом, изрезанном оврагами, плато. С севера высился перевал Талах, с юга – Безымянный перевал, названный жившими здесь ранее горцами Южным. Между Гули-Чу и Южным перевалом простирался гуличуйский лесной массив. И если к разрушенному селению «зеленка» подходила вплотную, то от перевала его разделяла полоса открытой местности, также изобиловавшая оврагами и балками. Южнее Безымянного перевала зеленел еще один лес, на восточной оконечности которого находилась высота 138,4. Вообще в этом районе горной системы перевалы чередовались с плато и некрупными, но густыми лесами, высотками, оврагами, каньонами. На западе протекал ручей, он начинался где-то на вершине перевала Талах и нес свои воды через плато, мимо Гули-Чу, далее через гуличуйскую «зеленку» и уходил в обход Безымянного перевала на юго-запад, где терялся в пещерах соседних хребтов. Практически все дома в ауле были разрушены, и только те, что стояли у леса, частично сохранились. Их было немного, всего шесть каменных зданий с плоскими крышами, лишенными окон и дверей. Именно в этих домах и остановился после прорыва российско-грузинской границы отряд известного полевого командира, бывшего офицера Российской армии Алхваза Гурадзе, по прозвищу Череп. Подобное зловещее прозвище он получил не за какие-то карательные, кровавые акции, а потому что голова бывшего майора совершенно была лишена волос. Но зато была густая, черная с проседью борода и брови – широкие, буквально нависающие над глазами. Отряд Гурадзе насчитывал тридцать два боевика, включая самого полевого командира, его советника – тоже бывшего офицера, но уже Советской армии, полковника Семенова, по стечению целого ряда роковых обстоятельств оказавшегося в стане бандитов, и телохранителя-помощника Аслана Гунаева.

В центральном, более-менее сохранившемся здании Гурадзе устроил штаб. Там же временно окопались с ним и советник, и помощник. Оставшаяся, большая часть отряда заняла остальные дома. Но главная база Алхваза Гурадзе располагалась восточнее Гули-Чу в брошенном селении Кандар, в труднодоступном месте Кандарского ущелья. Там, в Кандаре, находились склады оружия, боеприпасов, медикаментов, продовольствия. Там было все необходимое для длительного пребывания отряда. А главное, проход к Кандару, а также выходы из ущелья на равнину к крупным населенным пунктам знали всего два человека. Сам Гурадзе и его помощник Гунаев, действительно уроженец Гули-Чу. Почему же тогда Череп, перейдя границу, не повел свой отряд сразу в безопасный Кандар, а притащил его в Гули-Чу? На это у Гурадзе были веские причины.


Аул Гули-Чу. 8 августа.

Гурадзе проснулся по обыкновению рано, в шесть часов. Не изменяя привычкам ни при каких обстоятельствах, сделал утреннюю зарядку, облился водой, принесенной одним из охранников, облачился в камуфлированную, облегченную полевую форму, вошел в помещение штаба, где боевики соорудили стол и лавки. Окна затянули белыми простынями. Пришлось использовать лампу «летучая мышь». Линия электропередачи, протянутая сюда еще во времена советской власти, была уничтожена вместе с аулом.

В 7.00 прибыл Семенов. Поздоровался с командиром:

– Здравия желаю, Алхваз!

Гурадзе ответил:

– Здравствуй, Валентин Андреевич. Проходи, присаживайся.

Заглянул в штаб и Гунаев. Спросил:

– Завтрак по распорядку?

Гурадзе утвердительно кивнул:

– Да!

– Для нас сюда доставить?

– А что, бойцы общую столовую соорудили?

– Ну, столовую не столовую, а в лесу полянку присмотрели.

– Значит, так, Аслан. Передашь командирам групп – никакой столовой. Завтракать, обедать, ужинать в домах, за пищей посылать посыльных. Все как было до сегодняшнего дня. Понял?

– Понял, командир!

– Иди!

– Слушаюсь!

Семенов взглянул на Гурадзе:

– Почему не разрешил бойцам принимать пищу вместе?

– А если противник проведет воздушную разведку? Пилоты вертолетов в момент засекут скопление людей на поляне. И… накроют аул своими неуправляемыми реактивными снарядами? Ты забыл, как рвется земля от разрывов НУРСов «Ми-24»?

– Но, по нашим данным, в этом районе уже полгода как авиация не появлялась.

– Данные – одно, реальность – другое! И ты это, полковник, не хуже меня знаешь.

– Ты прав, к сожалению, знаю!

– Тогда не задавай ненужных вопросов.

– Есть не задавать ненужных вопросов.

Вскоре доставили завтрак.

По банке тушенки, пачке галет и кружке крепкого зеленого чая. Гурадзе, Семенов и Гунаев молча позавтракали.

Затем Гурадзе приказал помощнику:

– Аслан, пойди пройдись по домам. Оцени настроение бойцов. Проверь, всем ли досталась пища. Подбодри людей. Скажи, недолго здесь будем сидеть.

Гунаев вздохнул:

– Эх! Раньше, когда я еще пацаном рос, здесь было так красиво! Горы, лес, ручей, сады, многодетные семьи. Если свадьба…

Алхваз прервал помощника-телохранителя:

– Не рви себе душу, Аслан! Раньше на Кавказе везде хорошо было. И люди со всей страны приезжали, познав горное гостеприимство. Раньше в горах больше песни звучали, сейчас выстрелы и взрывы. Но ничего не поделаешь. Не ты, не Семенов, не я начали эту войну.

– Но зачем было бомбить аул? Неужели федералы не знали, что боевиков в Гули-Чу нет?

– У штабистов это называется нанесением упреждающего удара. Профилактические мероприятия. Не было боевиков? Хорошо. После удара и не объявятся. Что им на пепелище делать? Еще одной потенциально вероятной базой неприятеля меньше. А мирные люди? Их же предупреждали, чтобы покинули родное селение и ушли на равнину. Не захотели, пеняйте на себя!

– Но пилоты-то видели, что бомбят мирный аул?

– Пилоты выполняли приказ! И не все из них, поверь мне, Аслан, били в цель. Я знал офицеров, что пускали ракеты в безлюдные горы, а бомбы сбрасывали, уже пройдя цель. И еще были те, кто вообще отказывался бомбить города и села Чечни. Тех увольняли. Но ладно, достаточно разговоров, ты получил приказ, выполняй его!

Гунаев вышел из штаба.

Гурадзе перевел взгляд на Семенова:

– А ты, Валентин Андреевич, пройдись да посмотри, как дозоры несут службу. Затем еще раз проверь баллоны. Их охранять как зеницу ока!

– Хорошо, Алхваз, я сделаю все, что ты приказал!

– Давай! Я буду здесь.

Удалился и отставной полковник.

Гурадзе достал карту, расстелил на столе. Задумался.

Ближайшие подчиненные отсутствовали около часа.

Первым вернулся Гунаев, доложил:

– В отряде все в порядке. Настроение нормальное. Люди все позавтракали. Сейчас отдыхают, хотя заметно, что вынужденное безделье тяготит их. И не только безделье.

– Что еще?

– Непонимание того, зачем они прибыли сюда.

– Надеюсь, ты объяснил бойцам, что их дело подчиняться командиру, а не обсуждать его действия. Раз я привел отряд в Гули-Чу, значит, так надо.

– Поэтому-то и задержался.

– И много таких, кому пришлось объяснять их обязанности?

– Нет! Латышам из первой группы.

– Им что, крови подавай?

– Не знаю, но прибалты вели себя довольно агрессивно. До беседы. Сейчас успокоились.

– Что успокоились, хорошо! Но на будущее: мгновенно пресекать подобные настроения, а посему проверяй людей каждые два часа. Если кто-то выразит недовольство или проявит хоть малейшую попытку неповиновения, того или тех сразу ко мне! А уж я приму меры. Такие, что недовольство как рукой снимет.

Гунаев усмехнулся:

– Да, что-что, а держать дисциплину в отряде ты умеешь.

– Научился за долгие годы службы и войны!

Появился и Семенов:

– Не помешал?

– О чем ты? Заходи, докладывай, что на постах, как несут службу дозоры, а главное, в порядке ли баллоны?

Бывший полковник присел на лавку, напротив главаря банды:

– На постах порядок, дозорные несут службу как надо. На вводные реагируют быстро и правильно. Баллоны тоже в порядке. Охрана на месте.

– Хорошо!

Семенов спросил:

– Что будем делать дальше?

– Ждать связи с Коршуновым. После этого начнем активную подготовку к предстоящей акции.

– Понятно!

Аппарат спутниковой связи пропищал сигналом вызова в 10.07.

Гурадзе ответил:

– Слушаю!

– Здравствуй, Алхваз!

– Здравствуй, Коршун! Как наши дела?

– По плану. Полчаса назад два вертолета вылетели в район квадратов… На борту одной из «вертушек» группа Макарова. Она должна высадиться у высоты 138,4, в так называемом пункте «А». Две другие группы вторым вертолетом высадятся в пунктах «В» и «С»! Направление их поиска – северные районы горной системы.

– И когда группа Макарова должна прибыть к высоте?

– Где-то в 10.20! Капитану поставлена согласованная с тобой задача реализации плана операции «Эхо в горах».

– Хорошо! Спасибо за информацию. У тебя все?

– Мне хотелось бы напомнить о деньгах.

– Я же сказал, ты получишь все сполна после того, как Макаров будет у меня.

– Понял! До связи, Алхваз!

– До связи, Коршун!

Отключив трубку спутниковой системы связи, Гурадзе посмотрел на помощников. Спросил у Гунаева:

– Аслан! Кто у нас сейчас в районе высоты 138,4?

Помощник-телохранитель ответил:

– У самой высоты никого. В лесном массиве находится Селим.

– Срочно передай ему приказ выйти к высоте. Занять позицию наблюдения и сообщить лично мне, как только вертолет высадит русскую группу спецназа.

– Слушаюсь!

Гунаев вышел из комнаты.

Гурадзе взглянул на Семенова:

– Пойди объяви бойцам повышенную боевую готовность, и ждите меня с Асланом у тропы, ведущей в лес.

– Есть!

Штаб покинул и Семенов.

Отпустив советника и помощника, Гурадзе вновь включил спутниковую станцию. Набрал длинный номер, услышал длинные гудки, затем хрипловатый властный голос:

– Вертопалов на связи!

– Это Череп, можете говорить?

– Минуту!

Ровно через минуту генерал-лейтенант Вертопалов ответил:

– Теперь могу! Что у тебя?

– Во-первых, здравствуйте, Анатолий Петрович!

– Здравствуй, Алхваз! Что во-вторых?

– Во-вторых, докладываю, Коршун сделал все как надо!

– С чем тебя и поздравляю. Одного не могу понять, почему ты зациклился на каком-то капитане? Из-за него столько лишней суеты?

– Поймете! Позже! Он мне нужен, и этим все сказано!

– Хорошо, хорошо! Нужен, забирай, что еще?

– Команду Коршуна пора менять!

Генерал-лейтенант Вертопалов, непосредственный начальник командира полка особого назначения, удивленно спросил:

– Почему?

– Потому что Коршун потерял чувство страха. Возомнил себя этаким вершителем судеб. Творит в Части беспредел. Снюхался с мэром Новоильинска, устраивает бардак в его загородной усадьбе, трахает жен офицеров, в том числе и супругу Макарова. Добром это не кончится. Его люди, НШ, начальник разведки и прапорщик со склада, расслабились. Деньги испортили их. И если, не дай бог, безопасность зацепится за Коршуна, подельники тут же сдадут его с потрохами. Терять же такую перевалочную базу, как полк, и возможность использовать прикрытие войсковой частью особого назначения мы не можем. Поэтому вместо Коршунова, Гласенко, разведчика и прапорщика необходимы новые, свежие, надежные люди. Или у вас нет таких?

Вертопалов ответил:

– Да люди-то есть, но я не смогу убрать из полка сразу трех офицеров. Тем более офицеров, занимающих руководящие должности. Для этого нужны очень веские причины. А их у меня нет.

– Я могу помочь вам решить кадровый вопрос. И это станет началом деятельности отряда.

Немного подумав, генерал ответил:

– Что ж! Ты опытный воин. Если должность хотя бы командира полка каким-либо неожиданным образом освободится, я тут же назначу на нее весьма способного и верного мне офицера.

– Договорились!

– Хочу напомнить, Алхваз, у меня готова к отправке в Грузию крупная партия новейшего вооружения, которым мы сейчас оснащаем части контингента миротворческих сил, абхазскую и южноосетинскую армии. Будем называть так воинские формирования непризнанных республик. Но переброска его возможна лишь тогда, когда ты, действиями своего отряда, оттянешь на себя силы спецназа, ведомств, контролирующих обстановку на Кавказе. Когда ты проведешь крупномасштабный отвлекающий маневр. И тебе следует поторопиться. Оружие должно быть переброшено в Грузию не позднее середины сентября этого года.

– Я помню свою задачу.

– Прекрасно! Работай! От тебя, Алхваз, зависит очень многое.

– Понимаю! До свидания, уважаемый Анатолий Петрович.

– До свидания!

Гурадзе, закончив переговоры с высокопоставленным военным чиновником в Москве, тут же набрал другой номер.

Ему ответили по-грузински:

– Да!

– Гурам? Алхваз!

– Доброе утро, друг!

– Доброе.

– Что скажешь?

– Начинаю отвлекающий маневр!

– Хорошо! Вертопалов сдержал слово?

– Да! Как обстановка на границе?

– Обстановка нормальная, нас устраивающая!

– Тогда 10-го числа перебрасывай в Кандар второй отряд.

– Понял!

– Георг Чавадзе должен выйти к главной базе не позднее вечера пятницы, 11 августа. Выйти скрытно, не засветившись перед федералами. Впрочем, он знает, как это сделать.

– Георг будет в пятницу на главной базе!

– Хорошо! У меня все. До связи!

– До связи, Алхваз!

Гурадзе отключил аппаратуру, уложил ее в кейс. Вышел из дома. У лесного массива его ждали Семенов и Гунаев. Череп подошел к подчиненным. Обратился к помощнику:

– Ну, веди, Аслан, к оврагу, по которому легче всего незаметно подойти к аулу!

– Здесь недалеко.

Главарь банды с подельниками углубились в лес. Прошли метров сто, увидели довольно широкий и глубокий, заросший кустарником овраг.

Гурадзе спросил Гунаева:

– Как далеко вглубь «зеленки» тянется этот овраг?

Помощник ответил:

– Он практически разрезает всю «зеленку»!

– И много еще в лесу подобных проходов?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное