Александр Тамоников.

Выжить. Вернуться. Отмстить

(страница 2 из 28)

скачать книгу бесплатно

– У тебя стоматолог на месте?

– Так точно! А что, с зубами проблемы?

– Не надо задавать глупых вопросов, майор!

– Понял, товарищ подполковник!

– А понял, занимайся своими делами!

– Есть!

Начмед направился к штабу, Коршунов же прошел в здание медицинского пункта. Вошел в кабинет стоматолога:

– Здравствуй, Ирина!

Прапорщик медицинской службы Макарова, стройная, привлекательная, фигуристая блондинка, улыбнулась:

– Это ты, Витя, здравствуй, дорогой. Зубки заболели или пришел так, проведать?

– Разговор есть!

– Садись в кресло!

– Обойдусь. Сюда и так никто не войдет! Терпеть не могу стоматологические кабинеты. Уж лучше операционная. От одного вида бормашины в дрожь бросает.

Макарова рассмеялась:

– Нашел чего бояться. Так что у тебя за разговор ко мне?

– Вечером мы должны быть в усадьбе Бериллова.

Ирина недовольно скривилась:

– Слушай, Витя, а без мэра мы обойтись не можем? Ты что говорил? Что просил? Один раз ублажить в постели мэра. Я согласилась, потому что так было нужно тебе. Потом ты вновь подложил меня под него, поклявшись, что в последний раз. А сейчас снова к Бериллову? Не пойму, на какой черт он тебе сдался? Ну ладно начальник из Москвы прилетел бы, тогда понятно. А что может сделать для тебя, для нас мэр какого-то захудалого, провинциального городка?

Коршунов притянул к себе Макарову:

– Ира! Ты многого не понимаешь. Чтобы получить повышение и уехать отсюда в столицу вместе с тобой, я вынужден поддерживать с Берилловым хорошие отношения. Поверь, у меня сердце кровью обливается, когда ты отдаешься ему. Я ненавижу и себя, и мэра. И готов пристрелить его, но… не могу. Опять-таки исключительно ради нашего будущего. Да, мы не сможем стать мужем и женой, и ты знаешь об этом, но быть любовниками нам никто не помешает. А для тебя это перспектива уехать в столицу, получить квартиру, высокооплачиваемую работу. Я сделаю для тебя все что хочешь, я уже не смогу без тебя, без твоих сладостных, развратных ласк, того дикого наслаждения, что получаю от близости с тобой. После тебя я на жену смотреть не могу. Но и развестись тоже, потому как тогда ее папаша, а ты в курсе, что он довольно влиятельный в Москве человек, мгновенно сломает мне карьеру. Что…

Макарова прервала любовника:

– Мне плевать на твою жену. И развод твой мне не нужен. Живи со своей свиноматкой, сколько влезет. Меня вполне устраивает роль обеспеченной любовницы. Я также получаю от близости с тобой огромное удовольствие, и этого достаточно. Но я действительно не понимаю, как и чем может повлиять на твою карьеру мэр Новоильинска. И ради чего я должна терпеть его извращения? Мне хватает ревности муженька, который, по-моему, начал догадываться, что обзавелся развесистыми рогами. И игры с ним в свою невинность и верность надоели до чертиков.

Коршунов присел на кушетку, усадив любовницу на колени:

– Я тебе все объясню! Бериллов нужен мне, потому что его дядя имеет прямой выход на начальника управления кадров.

А тот на главкома. Кадровику стоит внести мою фамилию в проект приказа на повышение, и главком не глядя подпишет документ. Тут и тесть свое веское слово скажет. В результате я получаю должность при Главном штабе, золотые погоны и генеральские лампасы. Ты же – уютную квартирку в центре столицы, необременительную, как говорил, высокооплачиваемую работу в частной клинике и… меня. Вот тогда мы заживем спокойно, размеренно, обеспеченно и независимо. А терпеть своего мужа тебе осталось недолго. Завтра я отправлю его туда, откуда не возвращаются. Но… Ира, это строго между нами.

Ирина отстранилась от Коршунова:

– Насчет Макарова, это ты… серьезно?

– Вполне! Или ты не хочешь терять мужа?

– Его убьют?

– Не знаю! Но в полк он больше не вернется. Ты станешь свободной женщиной! Впрочем, еще не поздно переиграть ситуацию.

– В смысле?

– Макаров останется в гарнизоне, и ты по-прежнему продолжишь играть роль любящей жены. Только тогда мне будет гораздо сложнее увезти тебя. Практически невозможно.

Макарова тряхнула белокурой гривой своих пышных волос:

– Нет уж, спасибо! Отправляй его куда хочешь. Я не намерена из-за него портить себе жизнь. Не хватало тебя потерять! А при его службе еще и вдовой остаться очень даже легко. И что? Гнить до старости в этом гарнизоне? В нищете и забытьи? Нет! Каждому свое. Я выбираю Москву и любовника-генерала.

Коршунов усмехнулся:

– Тогда сегодня вечером надо быть в усадьбе Бериллова.

– Черт с ним. Сделаю что надо, только как мне добраться до загородной усадьбы? Ведь с тобой выехать я не смогу?!

– Мэр все продумал. В 8 вечера выходи к старой автобусной остановке. Там будет стоять «Волга». Она и доставит тебя в усадьбу.

– Мне надо подготовиться. А для этого необходимо, чтобы мужа до восьми вечера не было дома.

– Это я беру на себя!

– Прекрасно. Надеюсь, после мэра мы уединимся в его баньке?

– Конечно!

– Скажи, Вить, а тебе не противно ласкать меня, зная, что я только что переспала с другим мужиком?

– Стараюсь не думать об этом. Трудно, но удается, водка помогает. Впрочем, совсем скоро все изменится, и мы не будем даже вспоминать о Бериллове.

– Быстрее бы. Хорошо, в восемь часов я выйду к остановке.

– Встретимся в усадьбе.

– Да!

– Ну, все, благодарю, дорогая, за понимание и любовь. Ведь ты любишь меня?

– Так слово «любовник» и произошло от слова «любовь». Конечно, люблю.

Коршунов поцеловал Ирину:

– Я пошел! До встречи, дорогая!

– До встречи, дорогой!

Проводив командира полка, Макарова опустилась на кушетку. Криво усмехнулась. Подумала: нашел любовь, придурок. Да лишь бы в Москву свалить и хату получить. А там уж она развернется. Подцепит такого хахаля, что никакой генерал и на хрен не нужен будет. Лучше пожилого, но упакованного по самую макушку бизнесмена. Таких в столице прорва. А когда зацепит стоящего мужичка, то отыграется на Коршунове по полной программе. Мало того, что не подпустит к себе, но еще и с женушкой толстожопой откровенно поговорит. Расскажет, как с супругом ее в Новоильинске развлекались. В подробностях расскажет. Отомстит за унижение. Ну а Макаров? О нем она забудет. Был и нет! В круговороте богатой столичной суеты сделать это будет несложно. Надо думать о себе, а все эти слова о любви, верности, долге – чушь собачья. Они для быдла, что пашет с утра до вечера да живет от зарплаты до зарплаты, нянча сопливых детей. Такое счастье не для Ирины! Ее ждет другая, красивая жизнь! И она готова на все, лишь бы воплотить мечты в реальность. На все! И воплотит! По трупам пойдет, но своего добьется. Ее охватило волнение. Чтобы успокоиться, Ирина достала пачку сигарет. Подошла к окну, закурила. Постепенно волнение улеглось. Пока для нее все складывалось как нельзя лучше. И мужиков на стороне имела, и мужа под боком, и… перспективу резко изменить жизнь. Сейчас следовало играть. И играть профессионально. А она играть умеет!

Глядя в окно из своего кабинета санчасти, расположенной недалеко от забора, огораживающего Часть, прапорщик Макарова не обратила внимания на то, как от стоянки «Военторга» отъехала черная «Вольво». Мало ли машин из города приезжает в гарнизон, чтобы сделать покупки в «Военторге», где цены еще держались ниже городских.

Водитель же «Вольво», отъехав от магазина, за поворотом к железнодорожному переезду остановился. Убрал в кейс микрофон дистанционного прослушивающего устройства. Включил магнитофон. Прослушав запись, довольно усмехнулся. Ему будет что передать Черепу. Алхваз достойно оплатит прекрасно сделанную работу.


Капитан Макаров в канцелярии роты разбирал свой рабочий стол, когда в коридоре дневальный подал команду:

– Дежурный по роте на выход!

И тут же знакомый баритон друга, командира 2-й роты капитана Игнатова:

– Отставить, боец, ротный на месте?

– Так точно, товарищ капитан!

– Это хорошо! Поправь ремень и неси службу бодро!

– Есть!

И вскоре в канцелярию ввалился Игнатов:

– Привет, Макар!

– Привет!

– Чем занимаемся?

– Да вот бумаги перетряхиваю. Набилось макулатуры полные ящики!

– Да вытряхни ты эти бумаги и прикажи дневальному сжечь их в урне к чертовой матери.

– Конспекты тоже?

– И конспекты. Что, у тебя писаря нет, новые написать?

– Я не напрягаю солдат своей работой!

– Тоже мне напряг. Да любой боец за счастье посчитает сидеть в канцелярии и писать конспекты да расписания, а не потеть на занятиях.

Макаров задвинул ящики. Посмотрел на друга:

– А ты чего по полку шарахаешься? Или выходной дали? За наряд в воскресенье?

– Ага, дали, догнали – добавили. У нас дождешься выходного. Заболеешь, справку из санчасти в штаб принесешь с рапортом о предоставлении освобождения на трое суток, так Коршун один хрен наложит резолюцию – лечение амбулаторно. Как будто он лучше врачей знает, что надо больному! А зашел я к тебе узнать, что с тобой в последнее время происходит.

Макаров неумело изобразил удивление:

– Ты о чем?

– О том, что по утрам на разводы выходишь чернее тучи. Что случилось?

– Ничего!

– Нет, конечно, это твое дело, но я-то тебе друг или нет?

– Друг, и что?

Игнатов вздохнул:

– Вижу, не получится разговора. Только учти, выговоришься, легче станет. Впрочем, ты об этом не хуже меня знаешь. Сам бойцов на откровенность разводишь. Ну да ладно, копайся в макулатуре, а я пойду. Через парк боевых машин прямиком в пивную. Ребята уже ныряли, говорят, сегодня чешское пиво завезли. Освежусь, а то жарко. Буду нужен, мобильный номер знаешь. Да, и еще. У твоей казармы помощник начальника штаба трется. Точно насчет кого-то. То в курилке сигарету выкурит, то по спортгородку пройдется. Я, перед тем как зайти, за ним минут пять наблюдал. Что-то «шестерка» Гласенко вынюхивает. Или следит за кем-то. Не за тобой ли?

– А чего за мной следить. Я на виду, ни от кого не прячусь.

– Ну-ну, тебе видней. Хоп, свалил я, раз разговор не получился. Как говорится, насильно мил не будешь, адью, капитан! А к помощнику Гласенко присмотрись, не зря он у твоей казармы отирается.

Игнатов направился к выходу, но Макаров остановил его:

– Подожди, Валер! Вернись, присядь!

Командир 2-й роты вернулся, присел на стул напротив Макарова:

– И что дальше?

– Скажи, твоя Марина про мою ничего не говорила?

– В смысле?

– Ну чего ты дурачка ломаешь? Ведь прекрасно понял, что я имею в виду.

Игнатов покачал головой:

– Придется все-таки мне женой всерьез заняться, а то уже офицеры полка косятся. И что у нее за натура? Ну не может жить без сплетен. Я ей говорю, сыном лучше занималась бы, чем слухи разные распространять. Ни хрена. Как вечер, так к подружкам. Сядут на лавку у клуба и давай языками шлепать.

– Ты не ответил на вопрос.

– Нет, про твою ничего не говорила. Сейчас у нее с подругами на прицеле жена начфина. Вроде кто-то где-то видел ее, вылазившей из окна офицерской общаги. Из номера, где лейтенант-связист обитает. А до этого косточки жены четвертого ротного промывали. Да у них почти все бабы городка бляди, кроме них самих, естественно. Но об Иринке не говорила. А что?

Макаров закурил:

– Понимаешь, Валер, изменилась Ирина. Как в полковой медпункт устроилась, так и изменилась. За полтора месяца три раза дома не ночевала.

– Ничего себе! Но как-то объясняла, где эти ночи проводила?

– Объясняла! В санчасти медсестра из города служит. Разведенка.

– Вологодина?

– Да!

– Слыхал о такой. И что?

– Так вот моя вроде как подружилась с ней. И ночевала у нее. Мол, Вологодина гаданием втихаря ото всех промышляет. Вот и моей гадала, поправится у нас ребенок или нет. А от самой спиртным несло. Чувствую, врет Ирина, а доказать ничего не могу.

Игнатов воскликнул:

– Так запретил бы ей общаться с этой гадалкой.

– Ты запрещаешь своей Марине встречаться с подругами? И слушает она тебя?

– Но моя ночует дома, а не у подруг.

– Тоже верно!

– А если бы Маринка хоть раз не пришла домой, я ей такой разгон бы устроил, мало не показалось бы. И не пьет она. Ну, если только со мной, да и то бутылку пива.

Подумав, Макаров спросил:

– Что бы ты, Валера, сделал, если бы узнал, что Марина гуляет от тебя?

– Развелся бы. В момент!

– Не посмотрел бы на то, что сын без отца останется?

– Не посмотрел бы! А чего смотреть? Еще неизвестно, что для ребенка лучше, жить спокойно с матерью или отцом или в полноценной семье, где каждый день скандалы. Я вот тоже рос в неблагополучной, как тогда говорили, семье. Отец бухал, мать к другому мужику бегала. В хате грязь, в холодильнике пусто. Как вместе встретятся дома, так до драки дело доходило. И знаешь, о чем я тогда жалел? Что не сирота! Короче, жизнь для меня устаканилась, когда бабуля к себе забрала. А потом в доме, где родители жили, пожар случился. Ночью. Все жильцы выскочить на улицу успели, а мои… остались. Сгорели. Страшно, Дим, стало, будто я смерть их накликал. Хотел же быть сиротой, вот и погибли родители. Мне бы жалеть их, а я даже на похороны не пошел. Не поверишь, до сих пор не знаю, где их могилы. Когда же умерла бабушка, все было по-другому. Вот тогда я сильно страдал. Плакал. Правда, недолго. Как в детдом определили, не до слез стало. Там надо было учиться выживать. И чем быстрее, тем лучше. Научился. Выжил. В военное училище поступил. Самостоятельным человеком стал. И если что, решение приму сразу. С блядью жить не буду.

– И даже ничего не значащего мимолетного романа жене не простишь?

– А я, Дим, не умею прощать! Вот этому жизнь меня не научила.

Макаров прошелся по канцелярии. Остановился у шкафа, повернулся к другу:

– Что же мне делать, Валера?

– Попробуй поговорить с Вологодиной. Но не в санчасти, а на КПП, когда та домой намылится, в город. Спокойно, без нервов, спроси, ночевала ли у нее Ирина?

– Представим, спросил, а она ответила, нет, не ночевала. Мне что потом – очную ставку им устраивать?

– А какой смысл Вологодиной врать?

– Ладно, скажет, что ночевала, но они могли и сговориться?! Моя попросила прикрыть в случае необходимости, та, как подруга, согласилась. И как буду я выглядеть после всего этого?

– Ты числа, когда Ирина не ночевала, помнишь?

– Конечно!

– А вот бабы, если сговорились, вряд ли даты согласовали, потому как не додумались бы до этого. Ведь сговор, если и был, то на крайний случай и по факту. Прижмешь, запутаются. Тогда и разведешь свою по полной.

Макаров бросил окурок в урну:

– Не смогу!

– Что не сможешь? Развести Ирину?

– С Вологодиной поговорить не смогу.

– Боишься правду узнать?

– Да!

– Ну, тогда продолжай мучиться, страдать, ревновать, терпеть. Но, Дима, долго не выдержишь. Подобное состояние, как зубная боль. Терпишь, терпишь, а потом все одно к врачу идешь. И вырываешь зуб к чертовой матери. Только чем дольше терпишь, тем больнее лечение.

– И все равно не смогу!

– Ну, хочешь, я с ней поговорю?

– Нет! Не надо! Ничего не надо!

– Дело твое!

Командир роты спецназа ударил кулаком по столу:

– Черт! Никогда не думал, что буду подозревать Ирину в измене. Мы познакомились на дискотеке в училище. Я пригласил ее на медленный танец и как только обнял, то внутри словно что-то вспыхнуло. И она прижалась ко мне, дрожа всем телом. Мы не смогли танцевать, вышли с площадки в сквер. Нашли скамейку в глубине аллеи и, обнявшись, просидели часа три. Пока дискотека не кончилась. Мне надо было возвращаться в училище, но я пошел провожать ее. И остался у нее до утра, благо родители Ирины на выходные в деревню, к родичам, уехали. Я стал первым ее мужчиной, а она первой моей женщиной. За самоход загремел на «губу». Но что такое гауптвахта, когда счастье переполняло меня. И три года, представляешь, Валера, три года Ирина каждый день приходила ко мне в училище. И потом, когда в десантно-штурмовом батальоне служил, она вечером у дома встречала меня. Приходила в Часть, когда в наряд заступал. Ждала с войны. А нас часто бросали в «горячие» точки! Ждала! И любила. Любовью были полны ее глаза. И это было заметно… Сейчас… глаза Иры пусты.

Монолог Макарова прервал голос дневального:

– Разрешите войти?

Дмитрий спросил:

– Что такое?

– Разрешите обратиться, товарищ капитан?

– Да обращайся, чего тянешь? Что случилось?

– Только что позвонил дежурный по Части. Вас срочно вызывает в штаб командир полка!

– Командир полка? В штаб?

– Так точно!

– Хорошо. Я понял. Свободен!

Макаров взглянул на друга:

– С чего бы это?

Игнатов ответил:

– Говорил же, не зря трется у казармы помощник начальника штаба!

– Он-то здесь при чем?

– А хрен его знает, но какого черта он делал здесь? Его обязанности – бумажки в штабе перекладывать, а не пастись на территории.

– Ты просто предвзято к нему относишься! Но ладно, надо идти в штаб!

– Идем, провожу тебя, мне начпрода увидеть надо. А тот частенько у заместителя по тылу отирается.

– Идем!

Офицеры вышли из казармы отдельной роты специального назначения и через плац направились к штабу полка. Макаров взглянул на часы. Они показывали 13.20.

Глава 2

В кабинет командира полка Макаров вошел ровно в 13.30. Доложил Коршунову:

– Товарищ подполковник, капитан Макаров по вашему приказанию прибыл!

Коршунов указал на место за столом совещаний. Дмитрий кивнул присутствующим в кабинете начальнику штаба и начальнику разведки полка, присел на стул напротив офицеров штаба.

Коршунов, положив руки на стол, обратился к Макарову:

– Как ты уже наверняка понял, капитан, я вызвал тебя не для беседы.

Макаров усмехнулся:

– Да уж понял. Что предстоит делать на этот раз?

Командир полка перевел взгляд на капитана Рубанюка:

– Тебе слово, начальник разведки.

Рубанюк поднялся, одернул рубашку:

– В полк из Главного штаба войск поступила информация о том, что в субботу пятого числа банда Черепа, или Алхваза Гурадзе, в составе примерно тридцати штыков прорвала границу Грузии и России и, несмотря на организованное пограничниками преследование, сумела скрыться в горах. Вышестоящее командование считает, что целью прорыва банды является организация террористической деятельности в южном регионе.

Коршунов прервал Рубанюка:

– Достаточно, капитан! Присядь пока! Дальше продолжу я. Итак, банда небезызвестного тебе, Макаров, Гурадзе сумела прорваться на территорию России. Прорыв был осуществлен, внимание на карту, в квадрате…

Командир роты спецназа бросил взгляд на указанный квадрат, отмеченный красным карандашом на оперативной карте южного региона.

Коршунов продолжил:

– Уж как Гурадзе удалось провести свой отряд через границу, неизвестно, да и не касается нас. Полку приказано организовать поиск банды Черепа с последующим ее уничтожением. Мной решено привлечь к проведению операции, получившей кодовое название «Эхо в горах», усиленный до тридцати трех человек взвод отдельной роты специального назначения. Решение утверждено Главным штабом. Так что тебе, Макаров, приказ – завтра, 8 августа, в 9.30 вместе с подразделением убыть в район операции. Почему решено привлечь взвод твоей, капитан, роты, думаю, объяснять не надо. Во-первых, потому, что в полку одна рота спецназа, предназначенная как раз для выполнения подобных задач, а во-вторых, потому, что, насколько мне известно, ты, Макаров, лично знаком с Гурадзе! Или я ошибаюсь?

Дмитрий ответил:

– Вы не ошибаетесь, мы с Черепом действительно знакомы, так как я начинал службу в десантно-штурмовом батальоне, которым в то время командовал майор Гурадзе. Кстати, он был неплохим командиром. Батальон считался лучшим в бригаде.

Командир полка поморщился:

– Мы собрались не для того, чтобы обсуждать личные качества бывшего майора и бывшего комбата. Ты, Макаров, стиль его работы знаешь, и этого достаточно. Вернемся к главной теме.

Коршунов взглянул на начальника штаба:

– Тебе слово, Николай Владимирович!

Гласенко вставать не стал:

– Согласно первоначальному плану операции «Эхо в горах», который разрабатывался в режиме строгой секретности, предполагалось привлечь к поиску банды обычный взвод роты спецназа как единую боевую единицу. Но сегодня обстановка изменилась. В 10.00 Главный штаб сбросил в полк дополнительную информацию, которая потребовала немедленной и кардинальной корректировки ранее принятого плана.

Макаров поинтересовался:

– И что это за информация?

– Разведданные о том, что Гурадзе, выйдя из пограничной зоны, разделил свой отряд на три части. На три банды, так будет правильнее. И каждая из банд пошла к местам временного отстоя своим маршрутом. К сожалению, эти места ни нам, ни разведке неизвестны. Единственно, что можно предположить с достаточно большой долей уверенности, так это то, что места отстоя банд Гурадзе расположены сравнительно недалеко друг от друга, в пределах района труднодоступной горной местности. Это район Большого перевала и прилегающего с юга ущелья.

Макаров спросил:

– Откуда у штаба уверенность в том, что места отстоя банд могут находиться в пределах указанного квадрата?

Начальник штаба поправил командира роты спецназа:

– Не уверенность, капитан, а предположение, с достаточно большой долей уверенности. А это не одно и то же!

– Хорошо! Сформулирую вопрос иначе. На чем основано предположение штаба, дающее ему достаточно большую долю уверенности утверждать, что базы разрозненных банд боевиков Черепа могут находиться в районе Большого ущелья, ограниченного квадратом?..

Ответил командир полка. И в его голосе звучали нотки раздражения:

– Я объясню, откуда у нас предположение, дающее уверенность в утверждениях и… прочей словесной лабуде, что развел здесь начальник штаба вместе с ротным спецназа. Объясню просто. У Черепа в телохранителях обретается некий Аслан Гунаев. Этот Гунаев родом из аула Гули-Чу, что лежит в пределах того самого квадрата, о котором упоминал Гласенко. На юго-западе. Между перевалом Талах и Южным перевалом. Во время первой Чеченской кампании аул подвергся бомбардировке нашей авиации, зачищавшей тогда горы и ущелья. В результате авианалета Гули-Чу сильно пострадал. Большинство населения погибло, а та часть, что уцелела, ушла на равнину. Гули-Чу как бы перестал существовать. Для федеральных войск. Но вряд ли о нем забыли боевики. Такие вот брошенные, полуразрушенные аулы – идеальные места для создания баз бандформирований. Схронов с оружием, боеприпасами, запасом пищи и медикаментов. Организации пункта сетевой связи. Исходя из вышесказанного, мы считаем, что банда, возглавляемая Алхвазом Гурадзе, после разделения отряда пошла в Гули-Чу. Теперь у тебя, Макаров, есть вопросы по отряду Черепа?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное