Александр Тамоников.

Те, кто выжил

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

Нина сплюнула на подметенный двор:

– Ну и аспид ты, Колька! Хуже банного листа!

Но угроза насчет самогона подействовала. В сарае, действительно, стояли две фляги с отбродившей брагой, а также самогонный аппарат, да в доме хранилось литров десять сивухи. А Николай слов на ветер не бросает, раз сказал, то сделает. Женщина поднялась на крыльцо и скрылась в хате. Вскоре оттуда появился Карасик. Лицо опухшее, волосы немытые, фуфайка на голом теле, штаны да тапочки на босу ногу. Спустившись во двор и закурив, Володин спросил:

– Чего звал-то, начальник?

– Сегодня какой день?

– Суббота!

– Вот именно, суббота, а когда на перекат наезжают высокопоставленные беспредельщики? В субботу?

– Ну и че?

– А то! Приводи себя в порядок, одевайся как следует и жди. Поедем засаду на чиновников устраивать.

Володин широко открыл мутные глаза:

– Ты че, с ума сошел? Я думал, ты тады на реке пошутил.

– Как видишь, не пошутил. А ты чего испугался?

– Ни хрена себе! О чем спрашиваешь? Да от них как можно дальше держаться надо, а ты решил…

Горшков перебил Володина:

– Что я решил, мое дело. И сделаю его без посторонней помощи. Тебя впрягать не буду. Пойдешь понятым после того, как я их на сетях возьму!

– Ну, ты даешь! Ага, возьмешь?! Да кто тебе позволит брать таких людей?

– Короче, Карась, я все сказал. Через час выезжаем! И не вздумай слинять, пока я буду отсутствовать! Тогда найду другого понятого, а вот ты вновь понесешь значительный ущерб.

– Какой еще ущерб?

– А вот об этом у Нинки своей спроси! Все, я ухожу. Через час чтобы у калитки стоял!

– Но почему я?

– Потому что ты знаешь, где устраивают бардак наши чинуши! Еще вопросы есть? Нет! Вот и хорошо! Значит, ровно через час!

Не дожидаясь ответа Володина, Николай вышел на улицу. Прошел до усадьбы друга детства – Тихонка Рудина. Тот, в отличие от Карасика, не спал, ремонтировал мотоблок. Горшков поздоровался от забора:

– Привет, Тихон!

– А?! Колян? Здорово! Что-то давненько не заходил, а нынче с утра явился, дело, что ль, какое?

– Дело, Тихон, дело.

– Так чего встал у плетня? Проходи во двор. Покурим, поговорим. А то меня этот мотоблок совсем достал. Не хочет заводиться и баста! А в чем причина, не пойму. Глядишь, вместе разберемся.

Николай прошел через калитку, присел на бревно рядом с другом. Кивнул на мотоблок:

– С этим я тебе не помощник. В технике как в балете. «УАЗ», и тот отец смотрит. Вот кого надо позвать!

Рудин махнул рукой:

– Да ладно, хрен с ним! Найдем мастерового, починит. Слышал, ты Митяя арестовал да Карася прищучил?

– Было дело. Но это мелочи.

– А что не мелочи?

– Да проблема одна нарисовалась. Надо нынче в ночь решить.

– Проблема, говоришь? И что за проблема?

– Тут, Тихон, дело такое…

И Горшков рассказал другу то, что узнал о гулянках областных и местных чиновников.

– Ты понимаешь, Тихон! Этих уродов к власти допустили для чего? Для того, чтобы на народ работали, так?

Тихон согласился:

– Так.

– А они что вытворяют? Простых людей, нас с тобой, и в хрен не ставят.

Они, получается, хозяева, и закон им не писан, а мы рабы, которые на них, козлов, пахать должны. Я вот Карася на браконьерстве поймал. И дай ход делу, плохо оно для Володина закончилось бы. А этих, хозяев, мать их, сообщи в райотдел, в момент запретили бы трогать. Не дай бог, ни в коем случае! Разве подобное справедливо?

– И ты решил зацепить чиновников с поличным, да?

– Угадал.

– И не подумал о том, что опосля их братия с тобой сделает?

– Подумал. Ничего не сделает, если операцию с умом провести.

Тихон взглянул на друга детства:

– Это как с умом?

– Главное, чтобы все по закону. Чтобы с понятыми и уликами.

– Так ты пришел меня в понятые нанимать?

– Я никого не нанимаю. Просто знаю, что на тебя всегда могу рассчитывать.

Тихонок улыбнулся:

– Это верно. Но одного понятого маловато будет.

– Вторым Карась пойдет!

Рудин удивился:

– И что, Мишка Володин согласился?

– Конечно! Со вчерашнего дня он свой гражданский долг очень правильно понимать начал. Правда, объяснять кое-что пришлось, но главное, человек все правильно понял.

На этот раз Тихон рассмеялся:

– Хорошо, видать, ты прессанул его!

– Это уже другая тема! Так пойдешь со мной?

– Ну, какой базар, Колян? Ружье брать?

– Нет! А вот видеокамеру… Слышал, недавно приобрел ты импортный аппарат, возьми. С кассетой и аккумуляторами заряженными!

– Это без проблем! Кино снимать будем?

– Угу! Интересное кино получится, Тихон! Это я тебе гарантирую!

– Когда выдвигаемся?

Горшков посмотрел на часы:

– Минут через сорок. Я схожу, переоденусь, заведу свой вездеход и подъеду! Ты тоже оденься соответственно. Работать, скорее всего, ночью или под утро будем, на берегу, в лесу холодно, а костер, сам понимаешь, разжечь не сможем!

– Ясно!

– Да, а камера-то у тебя приспособлена для ночной съемки?

– Приспособлена!

Николай посмотрел на товарища:

– Слушай, а для чего ты вообще ее купил? Ведь бабок отвалил, наверное, немерено?

– Дорогая штучка, что и говорить. Но я о такой давно мечтал. И снимать у нас тут в деревне вроде нечего, а мечтал. Как батя бычка перекупщикам сдал, так уговорил его, дал денег!

– Хоть что-нибудь снял?

– Конечно! Считай, всю деревню на пленку запечатлел. Летом вот в Питер с женой собираюсь. Дружок-армеец зовет! Вот и поснимаю в Северной столице, чтобы потом нашим деревенским Эрмитажи всякие показать. У нас-то кто в Питере был? Один дед Потап, да и то в войну. А все равно говорит – город красотищи неописуемой.

Николай поднялся:

– Ну ладно. Питер Питером, а мне пора!

– Давай. К приезду готов буду. Чемиргезику взять?

– Ни в коем случае. Иначе все дело загубим!

– Понял! Но потом обмоем?

– Потом обмоем. Пошел я.

Николай направился к деревне. От нее в дом родителей.

Наскоро перекусив, Горшков снял форму, достал из чемодана камуфляжный костюм, привезенный из Чечни. Обулся в берцы, на голову водрузил берет, подарок десантников. Пистолет с запасной обоймой переложил из кобуры в специальный карман. В другой сунул фонарь. Бинокль в футляре уложил в брезентовую сумку.

Мать, глядя на приготовления сына, спросила с тревогой:

– Уж не на войну ли ты опять, сынок, собрался?

– Да нет, мать! С пацанами из района в «Зарнице» приказали участвовать. Помнишь, и у нас раньше в школе игру такую проводили?

– Помню. И где играть собрались?

– На той стороне реки, в лесу.

– И когда вернешься?

– Утром.

– А зачем на игру пистолет с собой берешь?

Николай нашелся быстро:

– Показные стрельбы предусмотрены. Покажу пацанам, как стрелять из настоящего оружия.

Мать поверила. Спросила:

– Кормить-то вас на этой «Зарнице» будут?

– Будут, конечно, но ты закуски кой-какой все ж собери? Неудобно возле котлов с миской стоять!

– Соберу! Скоро поедешь?

– Через полчаса!

– На своем «УАЗе»?

– Ну не на лошади же?!

– Ладно. Сейчас, я быстро!

Мать ушла на кухню.

Николай, оставшись в горнице, осмотрел себя в зеркало. Печально улыбнулся. Камуфляж напомнил ему бойню в Чечне. Вздохнув, Горшков подошел к стене, на которой висела фотография личного состава его роты. Бойцы с офицерами снялись как раз перед тем, как отправиться к Косым Воротам. Тогда они даже представить не могли, ЧТО ждало их на безымянных высотах! Немногие уцелели в тех боях. Ох, немногие. Да и Колян сам чудом остался жив. Не подоспей Шах с десантом, лежать бы Коляну в земле сырой. Это как пить дать.

Вошла мать со свертком:

– Вот, Коль, собрала наспех провизии. Сальца положила, солонинки, лучка, хлеба, яичек. Может, мало?

– Хватит, мам!

Горшков принял сверток, положил его к биноклю:

– Ладно, мам, пошел я. Будут звонить из района, не подходи к телефону!

– Почему?

– Тебе это надо? У нас кадровик с чудинкой. Давно уж на пенсии должен прохлаждаться, но начальник держит в отделе. Так вот он совсем памяти не имеет. Забудет про командировку, начнет выспрашивать, где я. А объясняться с ним – проще со столбом поговорить. Все одно ни хрена не поймет. Ты же волноваться начнешь! Будешь думать, что я ни на какую игру не поехал, а бандитов ловить! Так что, как пойдет межгород, не отвечай. Если надо, меня по сотовому найдет! Договорились?

– А что остается делать? Только не на «Зарницу» ты, Коля, собрался, чует мое сердце. А его, сынок, не обманешь. Вы, как только тот бой начали, и никто о нем не говорил, ни по телевизору, ни по радио, а я уже знала – попал в беду мой Коленька!

– Мам! Перестань! И не волнуйся! Утром буду дома! С Тихонком пузырек по случаю воскресного дня раздавим!

– Ну, с богом тогда!

Горшков вышел из горницы.

Мать вслед трижды перекрестила сына, прошептав:

– Господи, спаси и сохрани его!

А Николай сел в «УАЗ» и направил вездеход к дому Рудина.

Тихон в охотничьем костюме с рюкзаком уже ждал товарища. Рудин запрыгнул в салон, и вездеход покатил дальше. Проехав по деревне, остановились напротив хаты Володина. Во дворе никого не было. Горшков посигналил. И только тогда дверь дома открылась, и по ступеням крыльца быстро сошел бывший уже браконьер. Он также был одет в утепленный костюм. Куртку нес в руке. Днем солнце прогрело воздух до плюсовой температуры.

Карасик сел на заднее сиденье, вздохнул тяжело.

К нему обернулся Тихон:

– Ты чего как телок вздыхаешь? Где «здрасьте»? Где настрой? Что за вид, будто тебя на плаху везут?

Володин поздоровался:

– Привет, – и добавил: – А вздыхаю потому, что поездка эта нам всем может боком выйти. Давайте лучше, пока не поздно, оставим это дело, а, мужики? Ну, балдеют чиновники с проститутками! Ну и хрен с ними! А рыба? Так та от параши разной, что в реку сливают, и без сетей дохнет, особля ближе к Переславлю! Одна дохнет, другая вылупляется! Круговорот! Жизнь!

Николай бросил через плечо:

– Так, Карась, заткнись и сиди молча! Да улыбку на рожу надень, смотреть на тебя противно. Дело твое второстепенное, подписать бумаги, главную работу выполню я. И никто тебя не тронет. Потому как некому трогать будет! Шишкарям беспредельным свои задницы прикрывать придется, да не получится. Не до тебя им будет!

Володин пробурчал:

– Ага. Некому будет трогать. Скорее некого.

Тихонок рявкнул на трусливого односельчанина:

– Да заткнись ты, в натуре, Мишка! Вот, бля, разнылся. Как баба. Сиди спокойно, не порть настроение!

Карасик промолчал, зная вспыльчивый характер Тихонка. Тот, если что, мог без лишних разговоров и в ухо заехать. Не так чтобы сильно, но обидно! Поэтому бывший браконьер предпочел закурить, глядя в окно милицейского «УАЗа».

До переката, точнее, до кустов, закрывающих проход к лужайке на лесном берегу, доехали за сорок минут. Николай, выбрав место, загнал вездеход в заросли.

Посмотрел на Володина:

– Далеко отсюда поляна?

Михаил объяснил:

– Нет! Прямо, за кустами, метрах в тридцати. Я лодку чуть спереди за бревном ставил. До него по прямой не более двадцати метров.

– Ясно.

Участковый взглянул на часы:

– Сейчас 11.05, когда веселая компания обычно здесь собирается?

Володин ответил:

– Хрен их знает! Часа в три-четыре, наверное, может, раньше.

Николай повторил:

– В пятнадцать или шестнадцать часов! Значит, поступаем так! Тихон, – обратился Горшков к другу, – бери с собой Карася – и дуйте на «УАЗе» к стоянке его плавсредств.

Володин тут же спросил встревоженно:

– Это еще зачем?

Николай объяснил:

– Затем! Перегонишь катер ближе к перекату и укроешь в заливчике, что недалеко отсюда. Нам твой «Варяг» может понадобиться. А я тем временем обследую местность. Надо найти позиции, откуда вести съемку, чтобы заснять как можно больше компрометирующего материала. Все, держи, Тихон, ключи, и вперед. По возвращении машину на место!

Горшков, покурив, двинулся к реке. Прошел берегом до открытой суши, откуда и начиналась поляна. Следы частого пребывания здесь веселых компаний угадывались без труда. Вот места стоянки лодок. Старая чешуя от крупной рыбы. Кучи угля, высыпанные из мангала, смятая трава там, где устанавливались палатки. Колея старой, заросшей дороги, ведущей сюда от Терхова.

Николай огляделся. Прошел до кустов, ближе к Семенихе. Прилег за одинокой березой. Отсюда можно снять практически все, что будет происходить на поляне, а вот реку не видать. Чтобы заснять установку и проверку браконьерами сетей, необходимо сместиться к воде. И делать это придется по кустам. Следовательно, предстоит пробить тропу. И сделать это сейчас. Приняв решение, Горшков приступил к делу. Через полчаса тропа была готова, и выходила она в неглубокую яму, откуда прекрасно просматривался и берег, где чалились ночью лодки браконьеров, и довольно обширный сектор реки, в пределах которого удобно расставить сети. Закончив работу и оставшись довольным ее результатом, Николай вышел из кустов. И в это же время показался «УАЗ». Он въехал в укрытие. Хлопнули дверки, и перед лейтенантом предстал Тихонок:

– Порядок, Колян, перегнали крейсер!

– А где Карась?

– Сейчас подойдет, я не стал ждать, пока он закрепит трос катера.

– Хорошо. Идем, покажу тебе места, откуда будешь вести съемку.

Друзья пошли к берегу.

Вернувшись к машине, застали Володина, сидевшего на корточках и нервно курившего сигарету без фильтра. Тот, увидев Горшкова с Рудиным, поднялся.

Николай, подойдя вплотную, хлопнул его по плечу:

– Ну, чего приуныл, Карась? Это тебе не рыбу продавать.

Володин проговорил:

– Перед тем как продать, ее еще выловить надо! Вот ты думаешь, сети это так себе, кинул в реку и вытянул добычу! А ты бы сам хоть раз попробовал один сто метров проверить? И не только проверить. Сети поставить не каждый сможет, а смотать, чтобы путанки не вышло, тем более. Рыбалка труд тяжелый. Я, чтобы заработать пару тысяч, наломаюсь поболе любого фермера!

Горшков усмехнулся:

– Ты гляди на него, переработался! А воровать, Карась, еще сложнее! Надо с объектом не ошибиться, пробить, когда в хате или где еще людей не будет, узнать, где и что ценное лежит, незаметно и бесшумно взломать двери или окна. При этом конкретно рискуя быть пойманным, а значит и гарантированно обеспечивая себе срок на нарах! Так что ты о своем ремесле не заикайся лучше! Что было, то прошло и более не повторится. По крайней мере, пока в Семенихе я участковый, понял?

– Чего не понять? Понял! Только чую, налетишь ты, Колян, на неприятности и выкинут тебя с участкового! Очень даже скоро. Сразу после того, как наедешь на вице-губернатора. Ты хоть и Герой, базара нет, но он все же посильней будет, хоть и чмо последнее. Потому как за ним власть, с твоей не сравнимая! Так что, может, пока не поздно, свалим отсюда? И все будет о’кей!

Горшков буквально пронзил Володина острым взглядом:

– Я… Карась, да будет тебе известно, никогда, слышишь, никогда и не перед кем не гнулся. И мне нассать, кто здесь гулять будет, глава района, вице-губернатор или премьер-министр. Перед законом все равны! И я не допущу нарушения того, на охрану чего по должности назначен! И базары свои гнилые лучше завяжи, пока я тебя в «УАЗе» до нужного момента не закрыл!

Володин, казалось, с иронией выслушал лейтенанта.

– Какого закона, Колян? Который написан для тех, на кого ты наехать собираешься? Ну, давай, давай! Этот закон из тебя же сделает полное дерьмо.

Колян посоветовал односельчанину:

– Карась, заткнись! Прошу, не зли меня.

– Да я что? Я человек маленький, подневольный! Приказали, пошел, а вот ты – другое дело, но… молчу. Хочешь получить кучу проблем, получай, только предупреждаю, Колян, я подпишу твои протоколы, но, если от меня в прокуратуре потребуют отказаться от подписи, сразу говорю: откажусь!

Горшков сплюнул на траву:

– Тьфу, блядь, вот и работай с такими!

Тихон взял друга под руку:

– Да ладно тебе, Колян, не обращай внимания! Пусть отказывается. Я не откажусь, и пленка, – Рудин похлопал по камере, – свое дело сделает! Главное, чтобы ты сработал как надо. Не допустил ошибки или промаха. Остальное ерунда.

Николай взглядом поблагодарил Тихонка за поддержку и распорядился:

– Время – полпервого! Гости могут объявиться и раньше. Поэтому занимаем позиции.

Николай взглянул на Володина:

– Ты, Карась, останешься возле машины и ждешь моей команды. Как позову – подойдешь. Далее действуешь согласно распоряжениям. На «отдыхающих» не обращать никакого внимания! На угрозы не реагировать, другими словами, проявлять полное безразличие к их персонам, ясно?

– Ясно!

– И смотри, Миша, не вздумай слинять! Сбежишь, я тебе такую жизнь устрою, что даже Митяй-придурок не позавидует! Это не угроза, это предупреждение.

Не дожидаясь реакции Володина на свои слова, Горшков повернулся к Рудину:

– А мы, Тихон, пойдем с тобой ближе к поляне. Сначала устроимся возле березы, потом видно будет, когда следует провести перегруппировку сил!

Тихонок улыбнулся:

– Идем, перегруппировщик! Сколько времени прошло, как с войны вернулся, а все армейскими терминами бросаешься. Других, обычных слов, что ли, нет?

– А мне эти, Тихонок, ближе и родней после армии стали, понял?

– Конечно, понял, какой базар, начальник?

– Идем, чудила!

Друзья прошли сквозь заросли на окраину кустов и залегли возле одинокой березы.


Гул автомобильных двигателей Горшков с Рудиным услышали в 15.20. Шла одна машина. Шла по дороге, ведущей на поляну, к реке. Но по звуку работы мотора вскоре стало ясно, что к месту пикника приближается иномарка, причем мощная, «Волга» в этом гуле не проявлялась. Что это значило? Глава местной администрации пересел на технику областного начальства? Вполне может быть! Джип типа «Лендкрузера» вполне мог вместить и чиновников, и охрану, и проституток. Но снасти? Оборудование? Лодки? Мангалы? Или районный начальник на этот раз не смог выехать из Кантарска?

Ситуация разъяснилась быстро. С маркой джипа Николай не угадал, так как на поляну вкатилась не «Тойота», а «Линкольн», а вот насчет главы местной администрации оказался прав. Из огромного, как «Газель», внедорожника вышли вице-губернатор, господин Комаров Вениамин Александрович, водитель, смазливая девица лет восемнадцати, которая сразу же порхнула в кусты, и три молодых, крепких парня в черной униформе какого-то охранного агентства. Двое, открыв заднюю дверь, начали вытаскивать из джипа баулы, коробки, упакованные резиновые лодки, мешки с сетями, мангал. Третий, вооружившись помповым ружьем, пошел к берегу, внимательно осматривая местность.

Горшков отдал команду другу:

– Есть, Тихон! Пожаловали гости. Жаль, с Комаровым нет Дубровина, но еще не вечер, смотришь, позже и глава района пожалует. Давай начинай работу!

Рудин расчехлил видеокамеру, настроил ее, включил режим съемки.

Девица между тем вышла из кустов, подошла к вице-губернатору. От березы хорошо было не только видно, но и слышно, о чем они говорили. Девица спросила своего пожилого любовника, обращаясь к нему более чем бесцеремонно:

– Венечка! Это и есть твое знаменитое место, где ночи превращаются в сказку?

Вице-губернатор усмехнулся:

– Более чем в сказку, дорогая, но при одном условии.

– Каком, дорогой?

– Что ты будешь покорна, изобретательна и неутомима!

– О! Об этом можешь не беспокоиться! А вообще, здесь действительно хорошо! Лес, палатка, трава, запах реки, это возбуждает. Признаюсь, у меня уже трусики повлажнели.

Вице-губернатор ответил довольно грубо:

– Это, наверное, оттого, что ты оросила близлежащие кусты?

– Фу, Веня! Ну зачем ты все опошляешь? Ведь прекрасно понял, что я имею в виду!

– Понял, дорогая! Не волнуйся, что имею, то и введу, но позже, а пока остынь да насладись природой, погуляй по лесу, далеко не удаляясь, чтобы не искать потом.

Девица подняла с земли прутик и, постукивая им по красным, облегающим в меру полные икры сапожкам, отошла от любовника.

Комаров отдал команду – разбить бивак. Что двое охранников не преминули исполнить. Они быстро и профессионально установили две палатки, собрали мангал. После чего один из них вытащил из багажника джипа дрова, мешок с углями и трехлитровую банку маринованного, порезанного на куски мяса, принялся колдовать над приготовлением шашлыков. Его напарник по обслуживанию хозяина развернул на поляне две резиновые лодки. Спросил у вице-губернатора:

– Сети сейчас будем ставить, Вениамин Александрович?

– Как будто ты не знаешь, Дима? Дождемся темноты.

– Понял, босс!

Тот, кого Комаров назвал Димой, потащил лодки к берегу, где занял позицию третий охранник.

Дима попросил последнего:

– Витек, поможешь накачать катамараны?

Витек отказался:

– Нет, Диман, у каждого здесь свои функции. Вы сплаваете с Женькой пару раз, шашлычка нажретесь и на боковую, а мне всю ночь на берегу торчать, слушать, как Сам будет трахать эту жопастую молодую шлюху. Кстати, не знаешь, где он зацепил ее?

Дмитрий охотно объяснил:

– В кафе на окружной! Позавчера заезжали в одну забегаловку у Жохина, когда из Москвы возвращались, эта Лиза ужин нам в кабину подавала. Официантка она в той бадыге. Ну, шеф тут же глаз на нее и положил. Предложил кайфануть на природе. Телка не дура, сразу смекнула, что к чему, и согласилась.

Витек протянул:

– Да… любитель наш шеф малолеток, слов нет! Наверное, уже полгорода таких официанток перетрахал.

– Перетрахаешь, на его-то должности и с его бабками. И не только официанток. За ним любая сучка побежит и будет все прихоти исполнять. А ведь Комарову скоро шестьдесят, и жена, в общем, молодая, лет под сорок. Тоже бабенка – цветок. Но шефу разнообразие подавай.

– Жена у него красивая, видел. Четвертая по счету. Но, говорят, кинуть ее Комар собрался.

Дмитрий, качая ножной насос, удивился:

– Да ты что? Они же недавно поженились?

Виктор усмехнулся:

– А шефу плевать на это! Ты его новую секретаршу видел? Метиску? Татарку по матери и грузинку по отцу?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное