Александр Тамоников.

Стратегический резерв

(страница 6 из 28)

скачать книгу бесплатно

Крымов понял намек друга:

– А чем тебе не нравится этот забор? Деревянный, но с виду крепкий. Не высокий, правда, а от кого прятаться? На хрена огораживаться бетоном?

– Ну где он крепкий? Возле ворот, возможно, а дальше?

– И дальше такой же. Пройдем до соседа, посмотрим!

Охранник никак не отреагировал на действия спецназовцев. Покупатель всегда ищет какой-нибудь изъян в товаре, дабы сбить цену.

Тимохин с Крымовым прошли до участка профессора. Скрытой камерой начальник отдела спецмероприятий сфотографировал общий план участка Андорина.

Офицеры вернулись к Татьяне с охранником.

Она спросила:

– Ну и что?

Александр ответил:

– Забор крепкий, но все равно – менять.

Татьяна пожала плечами:

– Ну, это дело твое! Так покупаем дачу?

– Покупаем, покупаем!

Таня обняла мужа:

– Ты у меня самый лучший!

– Да брось! Пустяки.

Взглянул на охранника:

– Что для любимой жены не сделаешь, да, Диман?

Тот вздохнул:

– Конечно, если «бабок» немерено.

– Так зарабатывать надо, Дима!

– Легко сказать, а как?

– Вот куплю дачу, возьму тебя в личную охрану. Тебе сколько фирма платит?

– Двести баксов!

Тимохин рассмеялся:

– Двести? Это разве деньги? У меня штуку будешь иметь!

– Правда?

– Ты больше подобных вопросов не задавай. Мое слово – закон.

– Понял.

Крымов обвел рукой близлежащие участки:

– А кто по соседству живет?

Дима с готовностью ответил:

– Мы смотрим участок № 44. В сорок пятом обитает профессор Андорин. Ученый-медик. С ним то ли жена, то ли подруга. Напротив Андорина актер, как его, черт, Тихоненко. Тот частенько баб, извините, из борделя приводит, хотя сам-то скворец. Справа – дача генерала. Тот иногда ругается с артистом, строгий мужик. Все же генерал. На той стороне, в четвертом проулке, поэт обитает. Мужик вроде ничего, а как сочинять начинает, так бродит по даче, как тень, руками размахивая. Да разные люди здесь живут. Но все приличные, из высшего общества, простых тут нет.

– Понятно!

Тимохин протянул охраннику сто долларов:

– Объедем поселок?

Приняв деньги, Дмитрий улыбнулся:

– А чего не проехать? Я вам и о системе охраны, сигнализации расскажу. Можно до озера съездить, тут недалеко, в объезд поселка!

Александр кивнул Крымову:

– Поехали!

Полковник сделал еще несколько фотографий.

После объезда, попросив передать Шаповалову, что нашлись покупатели на его дачу, готовые в воскресенье встретиться с продавцом, дабы обсудить детали сделки, в 18.30 Крымов вывел джип на шоссе.

По ходу движения спросил:

– Ну, как тебе рекогносцировка, Саня?

– Работа предстоит пустяковая, охрана никакая. Лишь бы птички находились в гнезде!

– Это уже забота Феофанова и Карасева. А так объект действительно для работы удобный.

Татьяна спросила:

– Так вам здесь предстоит что-то делать?

Тимохин ответил:

– Да! Но что именно, пожалуйста, не спрашивай!

– И не собиралась.

Поселок понравился. Нам таких дач не видать!

– Тебе что, коттеджа мало, Танюша?

– Нет! Но он служебный. А где, как уволишься, жить будем?

Александр посмотрел в глаза жены:

– В таком же, как «Сирень», городке! Обещаю!

– Да ладно, Саш, я пошутила!

– А я не шучу! Если б не работа, то у нас сейчас уже хватило бы денег купить участок бывшего партийного работника. Так что обещаю – сделаю!

Крымов покачал головой, взглянул на Татьяну через зеркало салона:

– Повезло тебе с мужем, Татьяна!

– Да, Вадим, повезло! Хоть в этом повезло!

Дальше, до военного городка, ехали молча. Оставив Таню дома, офицеры проехали до штаба. Им еще предстояло получить доклад капитана Володина.

Офицер резервной группы прибыл в 20.20.

Вошел в кабинет штаба управления по борьбе с терроризмом закрытого военного городка:

– Разрешите, товарищ полковник?

Крымов улыбнулся:

– А ты разве не вошел? Проходи, докладывай о результатах поездки. Да присаживайся, в ногах правды нет.

Капитан устроился в кресле у стола совещаний:

– Как вы и приказывали, прошел маршрут – Научно-исследовательский центр – МКАД – шоссе на дачный поселок «Сирень» и обратно. У поселка не останавливался, развернулся, отъехав от него километра на три. Там, кстати, в лесу стоянка грузовых автомобилей, которой давно не пользовались, эстакады разрушены, ямы полны мусора.

Начальник отдела спецмероприятий попросил:

– Ближе к делу, Миша! Я тебя посылал не стоянки в лесах искать!

– Так это к слову. Ну, а по маршруту? В общем, так! В Москве захват клиента не провести. То же самое и на МКАД. Сложно это будет сделать и на шоссе, хотя по дороге на поселок есть два удобных места. Первое… позвольте карту?

Крымов развернул перед капитаном карту района, захватывающую поселок «Сирень» с прилегающей к нему территорией.

Капитан сориентировался быстро, указав на карте:

– Первое находится здесь. На данном участке шоссе после поворота уходит вниз, затем подъем! Если перекрыть подъем, то Андорин вынужден будет остановиться внизу. А там и кустарник вплотную подходит, да и сзади машина припереть может. Второе место – на двадцать восьмом километре. Прямой участок дороги примерно в километр, зажатый с обеих сторон лесом. Здесь можно применить подставной мобильный пост ГАИ. Андорин по сигналу инспектора останавливается, а дальше работает группа – подставной наряд. Но… и в первом, и во втором случае придется перекрывать дорогу. Так как с 18.30 и до 19.30, вероятно, и до часов девяти, по шоссе следует достаточно большое количество легковых автомобилей. Жители окрестных населенных пунктов.

Крымов кивнул:

– Доклад принял, Миша! Можешь идти отдыхать!

Володин покинул кабинет.

Начальник отдела спецмероприятий взглянул на командира особой группы «Орион»:

– Исходя из доклада Володина, вариант работы по Андорину на дороге отпадает. Принимаем вариант захвата профессора в поселке? Согласен?

– Полностью!

Крымов потянулся:

– Вот и хорошо! Завтра распишем его по маршрутам, по каждому спецу и в 11.00 четверга выложим план на стол Феофанова. Так, Саня?

– Так!

– Ну, а теперь и домой пора.

Офицеры покинули штаб.


15.58 того же понедельника, 19 марта, небольшой ресторанчик недалеко от Арбата

Прибывший на встречу с Таскаревым Стебрин, пройдя балкон, присел за столик, с которого хорошо просматривался нижний зал и вход в ресторан. Посмотрел на часы. Ровно 16.00. И тут же вздрогнул от неожиданности, услышав голос Таскарева. Тот подошел со стороны черного хода:

– Добрый вечер, Павел Алексеевич!

– Добрый! Черт, вы объявились так неожиданно.

– Главное, вовремя. Заказ сделали?

– Когда? Сам только подошел!

– Ну, тогда давайте сделаем его вместе.

Таскарев раскрыл меню, спросив у Стебрина:

– Какую кухню предпочитаете, Павел Алексеевич, хотя можете не отвечать. Вы не гурман, и вам безразлично, чем накормят в ресторане, жареной картошкой или блюдом из акульих плавников!

Стебрин улыбнулся:

– Вы правы! Заказывайте ужин для себя. Я дома перекушу. Здесь же выпью кофе. Местные ребята готовят просто отменный кофе. И дорогой!

Таскарев взглянул на Стебрина:

– Для вас дорогой? Не прибедняйтесь, Павел Алексеевич.

– Да, дорогой!

– Вы говорите так, будто считаете каждую копейку.

– Копейки я не считаю и готов заплатить за хороший товар хорошие деньги, но не привык сорить ими.

Таскарев усмехнулся:

– Прагматизм во всем! Неплохое качество.

– Благодаря которому я и занимаю то положение в обществе, которое заслужил.

Взгляд Таскарева посуровел:

– Вы заблуждаетесь, уважаемый Павел Алексеевич. Вы возглавили Научно-исследовательский центр, стали академиком, получили Государственную премию не благодаря личным качествам, а потому, что я проплатил вашу карьеру. Кстати, вы обошлись мне не так уж и дешево.

– Но и вы кое-что получили взамен, не правда ли?

– Естественно. Иначе зачем мне было продвигать вас? И сейчас у нас дело, которое, ожидаем, по прибыли перекроет все то, что мы имели, отправляя в зарубежные клиники живой материал, который потрошили, дабы лечить толстосумов, готовых ради собственного здоровья выложить любые суммы. Главное, чтобы это дело довести до завершения. И тогда вы, Павел Алексеевич, сможете открыть собственную клинику где-нибудь в тихой, спокойной европейской стране. Прибыль поделим по справедливости. А… может – поровну? – Таскарев рассмеялся. – Шучу я! Все будет как надо!

К столику подошел официант:

– Здравствуйте, господа. Мы всегда рады видеть у себя наших постоянных посетителей. Вы уже решили, что будете заказывать?

Таскарев отложил меню в сторону.

– Мне ужин, как обычно, с бутылкой испанского вина, товарищу – кофе, уж очень он хвалит то, как вы его готовите.

Официант поклонился:

– Заказ принят, вам недолго ждать.

И удалился.

Таскарев, взглянув на Стебрина, сказал:

– Как поживает господин Андорин?

Стебрин усмехнулся:

– Прекрасно! Находится в некой эйфории перед будущим своим сенсационным выступлением в Нью-Йорке. Как же, все светила будут его слушать. А то, что «Андель» оценят по достоинству, он не сомневается. Впрочем, в этом никто не сомневается. Так что Андорина ждет блестящее будущее. Идиот!

– Ну, почему идиот? Профессор много работал, достиг выдающихся результатов. Он вправе рассчитывать на признание. Андорин и рассчитывает. Наверняка после поездки в Штаты ему предложили бы возглавить Центр. Как вы думаете, Павел Алексеевич?

– Вам доставляет удовольствие издеваться надо мной?

– Я не издеваюсь. И не обижайтесь, вы же прекрасно знаете, что Андорин не станет вашим конкурентом.

Стебрин наклонился к Таскареву:

– А вы уверены, что у вас все получится? Профессору выделяется личная охрана. Она будет работать совместно с местной полицией.

Таскарев прервал академика:

– Да хоть вся армия США. Даже это не спасет уважаемого господина Андорина, потому, что… потому что он исчезнет сегодня и здесь, в России!

Стебрин удивленно посмотрел на собеседника:

– Как сегодня?

– Очень просто! Читайте завтра газеты. Получите ответ на свой вопрос. Но и вы должны кое-что сделать для общего дела.

– Ничего не понимаю!

– Объясню позже!

Таскарев замолчал, так как в это время официант принес заказ.

Закончив ужин и дождавшись, пока официант не уберет со стола, попивая вино, Таскарев произнес:

– Вам нечего понимать, Павел Алексеевич. Сейчас у нас 16.50. Андорин в это время еще на месте, в Центре. Позвоните ему!

– Позвонить? И что сказать?

– Для того чтобы он исчез, необходимо одно условие. Сегодня вечером и до завтрашнего утра Андорин должен находиться на своей даче в поселке «Сирень» вместе с очаровательной Мариной Владленовной Королевой.

– Но он и так каждый вечер уезжает с ней на дачу!

– Если исключить несколько случаев, когда парочка решала остаться в Москве. Вот этого нельзя допустить. Мы должны быть уверены, что предстоящую ночь профессор с помощницей проведут за городом, на даче.

– Кто это – мы?

– А вот это вас не касается, Павел Алексеевич. Ввязавшись в дело, желаете заработать? Так делайте, что вам говорят.

Стебрин нервно закурил:

– Но как я могу повлиять на них?

Таскарев вздохнул:

– Вам не следовало пить кофе. От него ваши мозги перестали работать. Черт возьми, академик, скажите Андорину, что намереваетесь сегодня вечером приехать к ним на дачу.

– А повод?

– Нет! Я удивляюсь, как вы еще руководите Центром. Куда собираются Андорин с Королевой?

– В Штаты!

– Ну, разве не повод посидеть за столом, отметить это событие?

– Я понял.

– А поняли – доставайте телефон и звоните. Я подсяду к вам, чтобы слушать разговор и принять меры, если вы погонете чушь. Работайте, Стебрин.

В 17.05 академик набрал мобильный номер Андорина. Тот ответил сразу же:

– Добрый вечер, Павел Алексеевич, признаюсь, немного удивлен вашему звонку. Я хотел подняться к вам, но секретарь сказала, что вы отсутствуете.

– Добрый вечер, Игорь Викторович, а у вас ко мне что-нибудь по работе?

– Да, надо было подписать одну бумагу. Но она и до завтра подождет.

– Утром я подпишу, что там надо. А звоню вам, Игорь Викторович, вот по какому вопросу. В пятницу вы с Королевой улетите в Штаты, вернетесь оттуда мировой известностью, руки не захотите подать какому-то Стебрину…

Андорин прервал начальника:

– Ну зачем вы так, Павел Алексеевич? Неужели за время совместной работы так и не узнали меня?

– Слава, она, Игорь Викторович, меняет людей. Но что будет, то будет. Сегодня же я предлагаю отметить ваш успех в узком кругу. Скажем, на вашей даче, где нам никто не помешает. Если, естественно, это удобно для вас. Посидим на природе, послушаем, как поет Марина Владленовна. Услышав первый раз ее голос на юбилее Маркова, когда вы аккомпанировали помощнице на гитаре, я был потрясен. И это правда. Ну, как вам предложение, Павел Алексеевич?

– Да я не против. Можно и посидеть, тем более что подготовка материалов для доклада на конференции завершена. Марина тоже возражать не станет, вот только просить ее спеть придется вам.

– Конечно! Уверен, Марина Владленовна не откажет.

– Вам – нет, но поломается, это уж у нее в характере.

– Добро! Во сколько мне подъехать?

– Часов в девять. А вы будете один? Без супруги?

– Не наступайте на больную мозоль, Игорь Викторович, и примите совет, не женитесь под старость на молодых женщинах. Впрочем, вам это не грозит. С Мариной Владленовной вы будете счастливы, уверен в этом.

– Я могу передать Марине ваши слова?

– Почему нет? Мне не трудно будет повторить их и на вечеринке. О продуктах и спиртном не беспокойтесь. Все, что нужно, привезу сам.

Андорин воспротивился:

– Ну, нет! Вы гость, поэтому стол на мне. И не спорьте, пожалуйста, Павел Алексеевич.

– Хорошо, уговорили. Значит, в 21.00?

– Мы с Мариной будем ждать вас!

– Благодарю. До встречи.

– До встречи, Павел Алексеевич.

Стебрин отключил телефон, взглянул на Таскарева, пересевшего на прежнее место:

– Все в порядке?

– Да, Павел Алексеевич. В порядке. В 20.00 позвоните Андорину повторно и сообщите, что не можете приехать по семейным обстоятельствам, в подробности не вдаваясь. Ну что ж, посидели, поужинали, теперь можно и по домам.

Таскарев поднялся:

– Я расплачусь. А завтра читайте газеты. Приготовьтесь также отвечать на вопросы фээсбэшников. Но не думаю, что лично к вам у них будут какие-то претензии. Подозревать же вас в причастности к исчезновению профессора у ФСБ нет никаких оснований. Так что спокойней, без суеты, и все обойдется, а потом?… Но вы не хуже меня знаете, что будет потом, по истечении некоторого срока. Не вздумайте скрыть от следствия нашу сегодняшнюю встречу. Объясните, мол, просто встретились, посидели, поговорили. Больше о семейных проблемах. Все! До свидания, Павел Алексеевич. Будете нужны – я сам позвоню!

– До свидания, Станислав Евгеньевич!

Стебрин покинул ресторан. Сел в служебный автомобиль, приказал водителю:

– Домой!

Фладин кивнул:

– Слушаюсь, босс!

Таскарев прошел к владельцу ресторана. Тот спросил:

– Как обслужили, Станислав Евгеньевич?

– На уровне, Саркис, на уровне. Мне позвонить надо.

– Вам необходим телефон? Так вон он…

Таскарев прервал владельца ресторана:

– Мне необходимо остаться одному!

– Понял, никаких проблем.

Саркис Оганесов вышел из кабинета.

Устроившись в кресле, бизнесмен набрал по сотовому телефону номер Кумати:

– Алло! Это я.

– Узнал. Как наши дела?

– Встретился с академиком. Нужный нам человек с любовницей проведет вечер и ночь в своем загородном доме.

– Точно?

– Точнее не бывает.

– Хорошо! Отдыхай, друг.

Таскарев решил заехать в офис одной из своих фирм прежде, чем отправиться домой.

Японец же вызвал Миллера:

– Рой! Я свое дело сделал, очередь за тобой.

– Надеюсь, мне не придется долго ждать твоего человека?

– Нет. Это он будет ждать тебя.

– Тогда связь после передачи товара покупателю.

– Да!

Кумати отключил телефон. Все шло по плану. Созвонился с салоном красоты, заказал на ночь девочку. Ему оставалось ждать, как проведет акцию Рой Миллер. Главное, чтобы он передал клиентов Быку. Кумати вышел из кабинета, спустился в общий зал, где встретил хозяина ресторана. Оганесов спросил:

– Все в порядке?

– Да! Спасибо!

– Всегда рад оказать услугу такому человеку, как вы.

– А вот обо мне тебе, Саркис, лучше с этой минуты забыть. Точнее, о знакомстве со мной. Это в твоих интересах.

– Понял. Уже забыл!

– Молодец, схватываешь мысль на лету.

– Благодарю!

– Пока, Саркис. Думаю, мы больше не встретимся. Желаю тебе процветания и расширения бизнеса, пока для этого есть возможности. Скоро конкуренты подопрут так, что только успевай отбиваться.

– А я не отбиваться, я наступать буду!

– Вот это верное решение. Мою машину подашь ко входу?

– Конечно!

– Что ж, тогда я уезжаю.

– Остерегайтесь гаишников, ведь выпили немало?!

Кумати рассмеялся:

– Гаишников? Ну ты дал! Как будто не знаешь, любого из них одной купюрой купить можно. Главное, достоинство купюры.

– Ну, с деньгами-то, конечно. Хотя можно налететь и на неприятность…

– Ты как никогда был внимателен. Удачи тебе, Саркис.

– Удачи, господин Кумати.

Вскоре и японец добрался до своей квартиры. Разделся догола. Прошел в комнату, превращенную в спортзал. Подняв руки к потолку и что-то шепча, японец, медленно раздвигая ноги, опустился на ковер. Из положения шпагата медленно опустил руки. Сделал резкий выдох. Сейчас в мыслях он находился далеко от Москвы. И вообще от всего, его окружающего.

Миллер, получив сообщение Кумати, по одному вызвал на связь всех членов своей боевой группы, нанятой международной террористической организацией, носящей зловещее название «Кровавый закат». Поинтересовался, где кто находится. Боевики ответили. Уйти из России американцам предстояло завтра и без проблем. Впрочем, уйти только троим. Тома Долтона и Милли Прайтон Миллер решил оставить для решения вопроса по Стебрину и… как неминуемая, вынужденная мера, по поводу его двадцатидвухлетней супруги, Виктории Александровны. Если та будет находиться в неподходящий момент дома, а не свалит на случку с каким-нибудь молодым жеребцом. Что спасло бы ей жизнь. Но это как сложится. Как госпоже Стебриной карта ляжет! Сие от Роя Миллера не зависело.

Выйдя из Научно-исследовательского центра, Андорин, уже предупредивший помощницу и любовницу, которую вполне можно было назвать гражданской женой профессора, обратился к ней:

– Как думаешь, Марина, что следует купить для встречи такого гостя, как Стебрин?

– А я думаю о том, с чего это вдруг наш многоуважаемый и бездарный академик напросился в гости? Раньше, когда ты только начинал работу над «Анделем», он на нас даже внимания не обращал. Как сейчас не обращает на других сотрудников центра. По Стебрину было заметно, что твое открытие стало ударом для него. Как же, какой-то Андорин – и вдруг изобрел препарат, способный лечить СПИД! Но, главное, без его, Стебрина, участия. А сейчас он так и старается примазаться к тебе. Не удивлюсь, если он заявит о своем вкладе в решение такой важной для человечества проблемы.

– Ты слишком строго судишь директора Центра, Мариша. Да, он в прямом смысле не ученый. Диссертации защищал, используя связи, премию получил за то, за что другим не дают. Он не ученый, он чиновник. Ну и что? Осмотрись. Везде и всюду в руководстве сидят чиновники. Такое наступило время. И черт с ними, лишь бы не мешали работать. А Стебрин даже мешать не может. Потому что он не владеет ситуацией, с научной точки зрения. Академик безобиден. В других учреждениях такие самодуры сидят, что напрочь стопорят всякую инициативу. Стебрин другой. Он получил то, что хотел. Большего ему не добиться… и это он понимает.

Королева покачала головой:

– Наивный ты, Игорь. Но что без толку болтать?… От Стебрина нам не избавиться, так что придется ублажать гостя. Он, кстати, не объяснил, почему приедет без своей длинноногой модели?

– Тебе не терпится с ней познакомиться?

– Главное, чтобы ты не попал в сети, в которые угодил наш академик. Вике 22 года, Стебрину – 61. Разница почти в сорок лет. Ей одна жизнь нужна, ему другая. Неужели академик не понимает, что не в состоянии дать капризной девице то, что она желает? А та терпеть не станет. Найдет нужное и необходимое на стороне. И что это за жизнь?

Андорин взглянул на Королеву:

– А ты не допускаешь, что они любят друг друга?

Марина ответила:

– Он, возможно, и любит, Вика – нет. У той расчет за счет мужа попасть в высшее общество. А там, глядишь, и более молодой, более богатый на крючок зацепится.

Профессор улыбнулся:

– Вы, женщины, в своих суждениях практически одинаковы.

– Ты не согласен со мной?

– Я вообще не хочу эту тему обсуждать! Меня волнует другое: почему ты в третий раз отказалась официально оформить наши отношения?

– Скажу честно, на этот раз хотела принять твое предложение.

– Что помешало?

– Как ни странно, а возможно, и глупо это звучит, твое открытие и приглашение на конференцию.

– Но почему, Марина?

– Успех тебе гарантирован, это признают все. Ты через несколько дней станешь известен, знаменит. Наверняка будешь выдвинут на Нобелевскую премию. Но если и не будешь, то славы хлебнешь с избытком. Как бы у тебя, Игорек, голова кругом от этого не пошла. Поймаешь звездочку, а тут я, рядом. К тебе же начнут клеиться такие, как Вика. И стану я помехой. А хочу быть женой. И без разницы, известного ученого Андорина или дворника Андорина. Женой, Игорек. Самым близким и любимым человеком, ради которого бросают все – и чины, и звания. Ты понимаешь меня?

– Короче, ты решила выждать!

– Точное определение.

– А не думаешь, что тем самым оскорбляешь меня?

– Не думаю, но если ты считаешь, что задеваю твое достоинство, то извини. Не хотела.

– Да ну тебя! Выжидай! Я добьюсь твоего согласия. Давай-ка все же вернемся к нашим овцам и подумаем, что купить на вечер.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное