Александр Тамоников.

Солдаты необъявленной войны

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

Подполковник прошел к месту, указанному командиром группы, прилег, осторожно высунувшись из-за валуна. И действительно увидел позицию вражеских наблюдателей. Да, отсюда вполне можно быстро вывести из игры наблюдательный пост.

Он вернулся к Сутенееву:

– Так, Смок, начинай работу. Не будем терять время.

– Понял, Шеф!

Командир первой диверсионной группы, положив на плечо заряженный помповый гранатомет, добрался до рубежа ведения огня. Прилег на камни, как это до него сделал командир отряда, развел ноги, обернулся.

Кудреев, подняв правую руку вверх, резко бросил ее вниз.

Сутенеев тут же перекатился на открытое пространство, и один за другим прозвучали три хлопка, сразу за ними – еще три. Это уже от разрывов газовых гранат. Через секунды, вколов себе препарат, нейтрализующий действие газа, подполковник с майором ворвались на позицию противника.

Газ «удар» вырубил чеченцев в одно мгновение, и сейчас они, откинувшись от тлеющих углей догоравшего костра с прокопченным чайником посередине, лежали, устремив бороды к небу.

Кудреев указал на Заида:

– Этому абреку срочно сыворотку. Он нам скоро будет нужен. И обыщи всех. Главное, лишить их средств связи.

– Понял.

Командир первой группы быстро ввел короткую иглу шприц-тюбика с препаратом, нейтрализующим действие газа, в руку чеченца, которого тут же профессионально и обыскал. Радиостанция малого радиуса действия находилась во внутреннем кармане куртки спортивного костюма и была выключена. Стало понятно, что, держа рацию под курткой, пораженный газом Заид никакого сигнала Абдуле подать не мог. Но было необходимо как можно быстрее привести чеченца в чувство. Ни Кудреев, ни бойцы диверсионной группы не знали порядка и периодичности связи поста с Абдулой.

– Смок! Ставь на ноги клиента. Быстрее!

– Без вопросов, Шеф.

Сутенеев вновь достал свою дополнительную боевую аптечку, вытащил из нее еще один шприц-тюбик с голубоватой жидкостью внутри. На этот раз, закатав рукав куртки и перетянув жгутом плечо чеченца, он ввел ему специальный препарат в вену. Заид вскоре дернулся, открыл затянутые пеленой мутные глаза, что-то тихо проговорил.

Майор рывком приподнял бандита, усадил его, прислонив к камню. И пару раз ладонью хлестнул по физиономии.

Взор одного из наблюдателей прояснился. Чечен пришел в себя. Он резко сунул руку под куртку, но, не обнаружив там прибора связи, медленно вытащил ее.

Взглянул на Кудреева, в котором без ошибки определил начальника среди незнакомцев, окруживших пост. Прапорщики к этому времени тоже подошли к позиции наблюдателей, забрав оружие боевиков.

Кудреев присел на корточки перед немолодым чеченцем, спросив:

– Тебя зовут Заид?

Горец удивленно посмотрел на офицера:

– Откуда вам известно мое имя?

– Мы – представители российской спецслужбы. Появились здесь, как ты должен понимать, не случайно. Нам известно, что некий господин Кулаев, он же Кулан, намерен наказать российских милиционеров, устроив им у аула настоящую бойню.

Для чего ночью к селению должен подойти отряд Бекаса-Малаева в шестьдесят штыков…

Старший наблюдательного поста утвердительно кивнул головой.

– И что вы думаете сделать со мной?

– Пристрелить, как паршивого шакала, если ты не станешь сотрудничать с нами.

Чеченец переспросил:

– Сотрудничать с вами?

– Да, Заид!

– Но чем я могу быть вам полезен? Моя задача – в случае появления в горах посторонних доложить об этом Абдуле. И все.

Подполковник закурил, внимательно посмотрев на плененного чеченца.

– Да нет, Заид. Твой Абдула отвел тебе другую роль в своей игре, а вернее, в игре Бекаса. Ты – приманка, на которую должны были бы клюнуть силы федералов, если бы вздумали прикрыть действие своего ОМОНа. И не твой сигнал послужил бы предупреждением Абдуле, а уничтожение этого поста стало бы подтверждением истинных намерений федеральных подразделений. Так что Абдула спокойно послал вас, – Кудреев указал взглядом на спящих сообщников Заида, – на верную смерть, чтобы вовремя предупредить человека Кулана об опасности у аула Бады. Вот так, горец!

Чеченец, выслушав офицера спецслужбы, спросил:

– Что же должен сделать я, чтобы сохранить жизнь?

Кудреев бросил окурок в угли догоревшего костра:

– Вот это уже другой разговор. Когда ты должен выйти на связь с Абдулой?

– Следующий сеанс в 18.00.

– Ясно! Как я понял, ты докладываешь Абдуле об обстановке вокруг поста, а он, в свою очередь, держит связь с Бекасом, так?

– Не знаю. Что делает в ауле Абдула, мне неизвестно.

– Неизвестно?

– Нет, клянусь прахом моих предков!

– Что ж, поверим тебе. Следующий вопрос: кто такой Абдула?

– Бывший председатель сельсовета, а сейчас – местный хан. Весь аул держит под собой.

– Он имеет при себе вооруженный отряд?

– Откуда? Он как бы в стороне от движения сопротивления. Но иногда к нему наведываются вооруженные люди. Дом у Абдулы большой, вместительный. Тогда в селении праздник. С пастбищ привозят баранов, режут, жарят мясо.

– И кто конкретно ранее наведывался к нему в гости?

– А я знаю?

Подполковник посмотрел на чеченца:

– Овечку-то из себя не строй. Ведь Абдула не зря именно тебя выставил сюда. Значит, надеется на тебя, доверяет тебе. А доверяют только проверенным людям. Так что лучше говорить правду.

Чеченец попросил закурить и сделать пару глотков чая.

Сутенеев спросил:

– Что, Заид, сушняк после анаши словил?

Бросив быстрый взгляд на майора, чеченец промолчал.

Кудреев открыл перед Заидом пачку «Парламента».

Чечен аккуратно вытащил сигарету, заметив:

– Дорогие сигареты курите. Доход приличный имеете?

Сутенеев, наливая чай в пиалу, поинтересовался:

– Тебе какое дело, что мы курим?

– Дорогие сигареты – хороший доход, а хорошо в России платят только ценным кадрам. Значит, вы профи высшего класса.

Подполковник с майором переглянулись, ответил Сутенеев:

– Слишком логично для чабана мыслишь, Заид.

– А я никогда и не был чабаном. Я был учителем в местной школе, пока не началась война. С ней все изменилось.

– И вместо указки ты теперь предпочитаешь держать в руках автомат?

Чеченец промолчал.

Кудреев повторил вопрос:

– Так кто же конкретно чаще всего наведывался до сего дня в гости к Абдуле?

Заид ответил:

– Тот, о ком вы говорили, Кулаев и Малаев, были несколько раз у Абдулы, затем Радаев Доулет как-то с отрядом своим мимо Бады проходил, ночевал у Абдулы. Были и другие люди, чьих имен я не знаю. Как не знаю и того, о чем беседовали между собой гости и хозяин каменного дома. Это все.

Подполковник спросил:

– Ты сказал – каменного дома? Это значит, что в ауле всего один такой дом?

– Нет, каменные здания в Бады, конечно, есть, но особняк Абдулы от всех отличен. Он больше на крепость похож, с амбразурами в сторону улицы и переулков, окна выходят лишь во двор.

Кудреев посмотрел на часы: 17.58.

Передал рацию Заиду:

– Держи! Через две минуты сеанс связи с Абдулой. Не вздумай сделать глупость и передать ему сигнал опасности. Умрешь тяжело и медленно. – Я все понял. Но где гарантия, что вы не убьете меня сразу же после того, как закончите здесь свои дела?

– О гарантиях поговорим позже, после сеанса.

Чеченец включил рацию:

– Абдулу вызывает Заид!

– Слушаю тебя.

– У нас на посту все нормально.

– Хорошо, продолжайте наблюдение.

Абдула отключился, выключил рацию и Заид, протянув ее подполковнику.

Тот положил портативную радиостанцию на камень.

– А теперь о гарантиях. Если ты все и дальше будешь делать так, как это нужно нам, то, слово офицера, никто из моих парней тебя не тронет и ты вернешься домой. Семья-то есть?

– Жена и трое дочерей. Сыном Аллах, к сожалению, обделил.

Подполковник повернулся к майору Сутенееву, приказал:

– Начинай, Смок, работу по ущелью.

– Есть, Шеф!

Командир первой диверсионной группы удалился за валун.

Заид спросил:

– А что будет с моими друзьями? – Он кивнул на двоих, погруженных в глубокий наркотический сон.

– Должны часа через четыре проснуться.

Чеченец поднял глаза на подполковника:

– Вы сказали – должны? Значит ли это, что они могут и не прийти в себя?

– Могут и не прийти, если организм не совсем здоров. Если же твои товарищи здоровы, то им ничего, кроме головной боли после пробуждения, не угрожает.

– Но меня же вы как-то вывели из спячки?

– Да, тебе ввели сыворотку, которая нейтрализовала действия газа.

– Так введите такую же сыворотку и им.

Подполковник спокойно проговорил:

– Исключение, сделанное в отношении тебя, на твоих друзей не распространяется. Я мог бы прямо сейчас добить их, но не делаю этого. Пусть сама судьба решит, жить им или умереть. Выживут – будут и дальше жить, убивать не буду, ну, а нет, то на это, как говорится, и суда нет! Понял меня?

* * *

Диверсионной группе майора Сутенеева удалось закончить минирование ущелья к 19.50 вместо запланированных девятнадцати часов. В это же время люди первой группы заняли позиции на склонах перед «зеленкой». Сам майор вернулся к командиру.

В 20.00 на очередной сеанс связи Заид вызвал Абдулу и так же, как прежде, доложил о том, что на посту все спокойно.

Почти сразу и майор Федоренко сообщил, что его группа заняла позиции на удалении от рубежа минного заграждения в пять километров и готова к принятию «гостей» с последующим их сопровождением!

В общем, сводная группа рассредоточилась по ранее отработанной схеме в полной готовности к схватке с численно превосходящими силами банды Бекаса.

Где-то в полдевятого в себя пришли двое чеченцев.

Кудреев сказал:

– Видишь, Заид, судьба решила, что твоим друзьям еще рано покидать этот мир. Скоро они будут в состоянии что-либо понимать. Поговори с ними, объясни ситуацию. Мне не хотелось бы лишать их жизни.

* * *

Горы тем временем затянуло сплошной мглой.

Усилился ветер, стало заметно прохладней. Наступило время шакалов. И те, наполняя тишину своим щенячьим повизгиванием, носились от склона к склону, словно устроили состязание в беге. Кудреев всегда удивлялся этим животным. Днем отыскать их норы было чрезвычайно сложно, а ночью они заполняли округу целыми полчищами. И еще одного никак не мог он понять. Почему они табунами летали по горам? Когда и на кого охотились? И чем вообще питались?

ГЛАВА 3

Банда Бекаса появилась без четверти четыре. Именно в это время майор Федоренко вызвал на связь Кудреева, находящегося на захваченном чеченском посту.

– Шеф! Появились джигиты. Вернее, пока их передовой дозор.

– Каков состав и как идут?

– Шесть человек, идут тремя двойками.

– Приборы ночного видения?

– Отсутствуют.

– Как же они ориентируются?

– Черт их знает.

– Вооружение?

– Автоматы «АКС-74».

– Основных сил не видно?

– Нет… хотя… Шеф… похоже, появляется и вся банда. Точно… идут колонной на удалении от разведки метрах в ста.

– Ясно, Фрол. Пропускай тыловое замыкание и садись джигитам на хвост.

– Понял.

Подполковник отложил рацию. Посмотрев на майора Сутенеева, спросил:

– Слышал? Выйди на склон, предупреди своих о том, что «гости» через час будут в их секторе.

Майор скрылся в темноте.

Кудреев перевел взгляд на Заида, спросил:

– Ты должен сообщить Абдуле о появлении Бекаса?

– Мы, я имею в виду весь наряд, при появлении бойцов Малаева должны подняться и показаться Руслану, осветив лица. Я же потом обязан спуститься к нему с рацией. Бекас по ней должен выйти на связь с Абдулой.

– Почему же ты раньше ничего мне не сказал об этом?

– Потому что вы не спрашивали.

Подполковник задумался.

Говорит ли Заид правду? Если нет, на что надеется? На то, что, успев предупредить боевиков Бекаса об опасности, сумеет с ними уйти на север? А семья? О ней не может не думать чечен. Хотя что федералы сделают его семье? Она, семья, за своего главу не ответчица. Заиду гораздо хуже придется после того, как спецназ разнесет банду, а ОМОН зацепит Абдулу. Тогда факт сотрудничества старшего поста наблюдения с русскими откроется. И чеченцу с семьей реально будет угрожать смертельная опасность. Кулан не простит Заида. Так. Если чечен только что придумал, как спастись, то Бекас о нем знать не может и не будет ожидать появления наблюдателя. Но какая-то связь между постом и бандой все же должна существовать. И о ней Заид знает. Но скажет ли? Времени на его обработку не осталось. А если бывший учитель говорит правду? И его спуск к отряду Бекаса предусмотрен? А перед этим и освещение подельников? Стоп! Что-то тут не так. Ведь в случае, если основной отряд, как и передовой дозор, не оснащен приборами ночного видения, что может Малаев увидеть ночью снизу на хребте? Уж лиц наблюдателей он не разглядит точно. Тогда зачем весь этот маскарад? Здесь логичнее была бы простая подача условного светового сигнала. Скажем, включение фонаря через определенное время. А с другой стороны, если даже у главаря «чехов» и будет ночной прибор, то посту вообще нет никакого смысла освещать себя. Бекас кого надо и так увидит через специальную оптику. Нет, Заид. Что-то ты явно недоговариваешь. Следовательно, никаких световых сигналов не будет, как и выхода к главарю боевиков, тоже.

Старший поста наблюдения должен спустить Бекасу рацию для связи с Абдулой? Чушь! Малаев и так связан с аулом, получая оттуда данные, которые, в свою очередь, приходят с того же поста. Эх, темнит бывший учитель, темнит. Ну, что ж, Аллах ему судья, понять чеченца несложно. Но он, Кудреев, не допустит прямого контакта Бекаса с постом. Ну а если, вопреки здравому смыслу, «чехами» все же предусмотрен какой-то абсурдный сигнал, с ним разберемся по ходу дела!

Вернулся майор Сутенеев, доложил:

– Шеф, мои люди к приему «гостей» готовы.

– Хорошо! И вот что, подготовь-ка шприц-тюбик с наркотиком.

– С наркотиком?

– Именно.

Кудреев отвернулся от командира первой диверсионной группы, надев прибор ночного видения (ПНВ). Через него устремил взгляд на ущелье. Оно преобразилось на плавающем зеленоватом фоне. Темное стало светлым, светлое… впрочем, внизу, среди камней, ничего светлого не наблюдалось.

Рядом, так же оснащенный ПНВ, пристроился майор Сутенеев. Рядом с ним лежала боевая аптечка.

Ждать пришлось недолго.

Справа показалась первая двойка вражеского передового дозора. Шла она осторожно, но достаточно быстро. И было удивительно, как боевикам в сплошной мгле удается не только разобрать дорогу, но еще и осматривать склоны.

Остановились они перед «зеленкой» метрах в ста, собрались в единую группу.

Кудреев приказал:

– Смок, «прослушку» на дозор.

– Понял, – ответил майор, выставив из-за камня длинный чувствительный микрофон дистанционного прослушивающего устройства, передав наушники командиру.

Подполковник услышал чеченскую речь, которую неплохо понимал. Боевики разговаривали между собой:

– Все! Здесь остановимся. Где-то тут, на левом хребте, должен находиться наблюдательный пост Абдулы.

– А люди с него не должны связаться с нами?

– С нами нет, с боссом – не знаю! Вроде все спокойно.

– Да, темно только. Что в этой темноте могут увидеть местные наблюдатели?

– Ты, Али, словно не в горах вырос? В горах главное что?

– Что?

– Главное – не увидеть, а услышать.

– Ай, какая разница? Увидеть, услышать?

– Прекрати разговоры, вызывай хозяина!

Тут же командир отряда спецназа услышал приглушенное:

– Бекаса вызывает дозор. Босс? У нас все нормально… да, тихо… мы у «зеленки».

Молчание. Затем:

– Понял… да, да… все понял, хозяин.

Рация отключилась.

Али повернулся к тому, кто, по всей видимости, исполнял обязанности начальника передового дозора, высокому бородатому чеченцу, с полоской ткани, обвязывающей его совершенно лысую голову:

– Мурат, Бекас приказал идти в «зеленку».

– Не понял?

Али повторил:

– Хозяин приказал прочесать лесополосы вдоль склонов.

– А если там засада?

– Я передал лишь то, что сказал Бекас.

– Действуем в прежнем порядке, я иду по тропе, остальные по своим направлениям. На входе в «зеленку» растягиваемся в цепь и проходим эти чертовы заросли. Пошли!

Боевики двинулись вперед.

Кудреев перевернулся на спину, проговорив:

– А этот Бекас не так прост. Перестраховывается. Смок! Срочно команду гранатометному расчету отойти к склону, выйдя из лесного массива.

– Пардон, Шеф. А не лучше ли им переместиться на юг, по тропе?

– Не лучше. От аула вполне могут подойти абреки Абдулы встретить отряд Бекаса. Поторопись! Дозор не должен заметить гранатометчика и пулеметчика.

Майор Сутенеев вновь скрылся во мгле.

Подполковник, посмотрев на Заида, спросил:

– Почему, учитель, бандиты не знают о твоей встрече с Бекасом?

– Не знаю, но это разведка, а я должен встретиться лично с Малаевым, а его внизу, как понял, нет!

Кудреев согласился:

– Да, Бекаса в ущелье пока нет. Но мне кажется, если главаря банды очень интересовал ваш пост, то передовой дозор в первую очередь получил бы приказ связаться с вами. Или не так?

– Не знаю. Малаев волен поступать, как посчитает нужным. У меня инструкции Абдулы, а не Бекаса.

– Кстати, сейчас почти пять часов. Ты не забыл о связи со своим боссом в Бады?

– Нет, теперь, если надо, он сам вызовет меня.

– Угу. Посмотрим. Только, Заид, я бы на твоем месте играть со мной не стал. Это очень опасно, я уже предупреждал тебя.

– Я не играю с вами и о предупреждении не забыл.

Старший наблюдательного поста говорил спокойно, уверенно. Двое других вообще смотрели на все происходящее безучастно, как бы покорившись такой изменчивой судьбе. Это было немного странно, но объяснимо. Они нейтрализованы противником насильно, а не сдались добровольно и беседу с врагом не вели. За них это делал Заид, ему, если что, и отвечать.

Быстрой тенью скользнул к Кудрееву командир первой диверсионной группы:

– Все в порядке, Шеф. Расчет выведен с позиции и наблюдает за подходами к «зеленке» со стороны аула, ну и за выходом из нее.

– Хорошо. Возьми шприц-тюбик, вколи препарат Заиду.

Майор удивился:

– Зачем ему?

– Чтобы кайфанул бывший учитель.

Сутенеев пожал плечами, взял из аптечки небольшой шприц, нагнулся над старшим поста.

Тот, насколько мог, испуганно отодвинулся к валуну, прошептав:

– Что вы хотите сделать? Зачем? Не надо!

Майор приказал:

– Молчи. Тебе не яд вводят, а наркотик. Ты же уважаешь план? Значит, кайф любишь? Вот и кайфанешь от души.

Не обращая никакого внимания на тщетные попытки Заида защититься, Сутенеев через одежду вколол чеченцу наркотический препарат. Глаза бывшего учителя вскоре посоловели, язык перестал слушаться, он что-то пытался сказать, но это ему не удалось.

Подполковник указал майору на лежащего слева наблюдателя:

– А этого орла тащи сюда, Смок. Только, смотри, без шума. Попробует вякнуть – тут же вали его к черту.

– Понял, Шеф. А ну, бычара, повернулся на живот.

Подчиненный Заида послушно, не проронив ни звука, выполнил требование грозного русского, одетого в камуфляжную форму спецназа офицера.

Сутенеев схватил его за цепь наручников и буквально подтащил к командиру, доложив:

– Шеф, урюк твой.

– Поверни чечена лицом ко мне.

Как только команда была выполнена, Кудреев обратился к пленному:

– Как тебя зовут?

– Юсуф.

– Ты хочешь сохранить жизнь, Юсуф?

– Да, конечно.

– Разумно. Теперь с Абдулой или Бекасом переговоры будешь вести ты!

– Я?

– Да, ты.

– Но… господин… это дело Заида. Абдула его назначил старшим.

– Мне это известно! Но вот незадача, твой начальник до такой степени накачал себя наркотой, что лепечет не пойми что. Он совершенно не в состоянии членораздельно говорить, тем более руководить наблюдательным постом. Разве не так?

Подчиненный Заида проговорил удрученно:

– Так, господин.

– Он не мог руководить, поэтому ты и возложил на себя обязанности старшего наблюдательного поста, не докладывая начальнику, чтобы не подвести своего кунака. До поры до времени. Ясно?

– Да.

– Тебе известно о том, что Заид при подходе отряда Малаева должен был выйти к Бекасу?

Юсуф отрицательно покачал головой:

– Нет. Мне это неизвестно. И не могло быть известно, потому что Абдула инструктировал только Заида, а тот ни о какой встрече, да и вообще ни о чем, что касалось бы отряда Малаева, не говорил.

Подполковник был удовлетворен ответом:

– Вот и отлично. Смок, возьми у Заида рацию и освободи от оков Юсуфа.

И обратившись к вновь назначенному начальнику поста наблюдения, спросил:

– Пользоваться ею умеешь?

– Умею.

– Слушай дальше. Как только Абдула или Бекас вызовут тебя на связь, будешь говорить с ними под моим контролем и с моих слов. Смок, займись им.

Майор Сутенеев быстро выполнил распоряжение командира отряда, и вскоре оба офицера переключились на ущелье.

В 5.30 прошел доклад сводного гранатометно-пулеметного расчета, выведенного из «зеленки»:

– Передовой дозор противника прошел лесополосы. На выходе боевики сгруппировались в кучу, что-то быстро обсудили и пошли назад. Со стороны Бады к ним никто не подходил.

Подполковник приказал расчету с уходом вражеской разведки занять прежние позиции. Посмотрел на Сутенеева:

– Вскоре начальник дозора доложит Бекасу о зачистке лесополос. Что предпримет Малаев? Поведет отряд к аулу или еще что-нибудь придумает в плане дополнительной страховки?

Майор ответил:

– Не понимаю, командир, я его движений. Так на разгром сил противника не идут. Этого Бекаса, кажется, больше волнует собственная безопасность, чем выполнение задачи у Бады.

Кудреев согласился:

– Да, Малаев страхуется чрезмерно. Но, видно, этому его научила война. Он прекрасно понимает, что его ждет, попади он в руки федералов, а потому и работает наверняка.

Подполковник почувствовал легкую вибрацию радиостанции, закрепленной на груди. Это означало, что его вызывал на связь майор Федоренко.

– Слушаю тебя, Фрол.

– Бекас с бандой возобновил движение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное