Александр Тамоников.

Снайпер

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

– А воевать больше некому. Это я насчет тебя. Ибо сержант Касьянов Игорь Юрьевич погиб. Погиб, прямо скажу, геройски! После жесточайшего рукопашного боя, раненым попав в плен, все же пытался бежать. На пару с рядовым Соболевым. Но, увы, смельчакам уйти далеко не удалось. Разъяренная погоня «чехов» настигла беглецов и казнила на месте. Эта информация уже достигла твоей бывшей части, вместе с той, где указано, как в рейде, случайно наткнувшись на превосходящие силы противника, пал и весь личный состав диверсионно-штурмовой группы капитана Грачева.

Русский поднялся с табурета, закурил, прошелся вдоль стены.

– Вот так, Игорь Юрьевич! Уже сегодня твои вещи запаяют в цинковый гроб, и груз-200 уйдет в твой родной город, где сержанта-героя Касьянова похоронят со всеми причитающимися воинскими почестями на аллее Славы, если таковая, конечно, имеется. Ну а следом и второй крест придет! На посмертные награды российские чиновники не скупятся! Это ведь не деньги...

Игорь тихо спросил:

– Значит, и... Валентина узнает о моей «смерти»? И я для нее перестану существовать?

Русский поинтересовался:

– Валентина – твоя девушка?

Игорь так же тихо и подавленно, как и прежде, коротко ответил:

– Невеста!

– Жаль, но она навсегда потеряет жениха, – спокойно ответил мужчина.

Касьянов вспылил:

– На хрена мне тогда жизнь? Без нее.

Мужчина опустился на табурет, усмехнулся:

– Не драматизируй, парень, обстановку! Знаешь, сколько таких влюбленных пар разлетаются, как только солдат возвращается домой? Жизнь – штука непростая, сегодня тебе кажется, что без своей Валентины ты жить не можешь, завтра встретишь другую, которая затмит ее, – и все! Конец любви! Впрочем, то же самое может произойти и с ней. И в этом нет ничего противоестественного. Жизнь! Сам будешь иметь возможность убедиться в этом, приняв, естественно, кое-какие мои условия и сохранив тем самым жизнь.

Как был ненавистен Игорю этот лощеный, уверенный в себе, в своем могуществе и непогрешимости тип!

– А если я ничего не приму и пошлю весь ваш шалман ко всем чертям?

Русский даже поморщился:

– Ты этого не сделаешь, парень. Зачем задавать глупые, никому не нужные вопросы?

Но Игорь продолжил:

– А если сделаю, тогда как?

Русский поднялся, посмотрел на Касьянова презрительным, как тому показалось, взглядом, тихо, отчетливо произнося каждое слово, ответил:

– Тогда информация о твоей гибели не подтвердится. А командованию твоей части поступят другие факты. А именно, что ты, сдав «чехам» группу, перешел на их сторону и лично принимал участие в ее уничтожении. Даже раненого Соболева не пожалел. Пристрелил как собаку. Этот эпизод зафиксирован на пленку видеокамерой, которая вчера снимала отдельные эпизоды нашей беседы. Потом тебя передадут федералам. Ну а дальше думай, долго ли ты проживешь, попав к своим? Пресса раздует этот случай, об этом я позабочусь. Каково будет невесте Валентине узнать, что ее любимый Игорек оказался подлым предателем, продавшимся чеченцам за деньги? Что на это скажешь, сержант?

Касьянов задумчиво глядел на стену, по которой медленно поднималась рыжая фаланга.

И молчал, до конца осознав, в какой капкан попал.

Мужчина встал, обратился к Игорю:

– Касьянов!

– Я! – чисто автоматически ответил сержант.

– Подумай о жизни, парень. Послезавтра, в обед, встречаемся. И это может стать нашей последней встречей. Все будет зависеть от того выбора, который сделаешь ты: либо беспрекословно подчиниться мне, либо... ну тот вариант мы рассмотрели, я думаю, подробно! Все! До встречи!

Мужчина вышел, вошел Исмаил:

– Утро, вечер прогулка, один час. Еда три раза в день. Параша в углу. Не вздумай дурить, охрана надежна и в момент подстрелит. Понял?

Касьянов промолчал, не обращая на чеченца внимания, что горцу очень не понравилось. Он подошел к пленнику, приставил ствол автомата ко лбу Игоря, прошипел:

– Ты понял, свинья?

Что оставалось делать сержанту? Он покорно ответил:

– Понял!

– Вот так, гяур. А то героя строит из себя! Сделают из тебя героя, дерьмо поросячье, тьфу, – сплюнул на пол Исмаил, выходя из сарая.

ГЛАВА 3

Через день, к обеду, как и обещал, в сарае появился ненавистный русский мужчина.

– Ну что, Игорь Юрьевич, вы соизволили сделать выбор?

– Да.

– Позвольте узнать, какой?

– Ну не сдыхать же в этом каземате.

Русский прошел внутрь, не забыв достать пистолет:

– Следовательно, вы, как я понял, приняли решение работать на меня?

– Да! Да! Да!

– Ну не надо так эмоционально, успокойтесь.

– Я спокоен!

– Конечно, и это сразу бросается в глаза.

Русский закурил, Касьянов же спросил:

– Но я хотел бы знать, в чем будет заключаться эта работа?

– Всему свое время, Аркадий Александрович Гуров!

Касьянов поднял на мужчину удивленный взгляд:

– Что? Как вы назвали меня? Какой еще Гуров?

Русский достал небольшой пакет:

– Здесь твой новый паспорт и военный билет уволенного в запас по всем правилам военнослужащего срочной службы. Там же легенда прошлой жизни Аркадия Александровича Гурова. С этого дня ты – Гуров, или просто Ангур. Я для тебя – Афанасьев Владимир Иванович, или Полковник, но кодовые имена только для общения между собой, а также для связи по всем каналам, какие будут использованы в нашей совместной будущей работе.

Касьянов ничего не понимал. А он еще мечтал переиграть этого русского! Полковник продолжал:

– Теперь слушай внимательно, Ангур! Завтра вечером Исмаил вывезет тебя отсюда в Пятигорск. Оттуда полетишь утренним рейсом в Москву. Найдешь адрес... запоминай хорошенько! Далее, возьмешь тачку, на которой, укомплектовавшись недельной нормой пищи и средствами жизнеобеспечения первой необходимости, отправишься по маршруту, который тебе укажет хозяин квартиры. Машину, надеюсь, водить умеешь?

Игорь, а теперь Аркадий, утвердительно кивнул:

– Обучали! Только права в части!

– Мой друг в столице обеспечит тебя новыми правами, а также небольшой суммой денег для закупок того, о чем я тебе скажу. Дорога приведет тебя к одинокому дому на берегу озера. Автомобиль поставишь в сарай, обживешь свое временное жилище. Оттуда никуда! Никому, никуда, никаких звонков!

Полковник уставился на новоиспеченного Гурова долгим холодным взглядом. И раздельно, чтобы бывший сержант хорошо его запомнил, проговорил:

– Особое предупреждение. Попытаешься связаться с невестой, подставишь ее под пулю. Немедленно! Первое время ты будешь находиться под постоянным контролем со стороны. О всех твоих действиях будет известно мне. А я не прощу даже малейшего неповиновения. Накажу жестоко.

Аркадий поник, Афанасьев решил немного взбодрить его:

– Все это не значит, что твоя жизнь превратится в кошмар. Напротив, при хорошем и правильном поведении ты будешь обеспечен по высшему разряду. За верную службу я умею быть благодарным. И выше нос, Ангур! Тебя ждет интересная жизнь! А главное, ты сможешь в недалеком будущем и в полной мере отомстить некоторым типам, из числа тех, кто толкнул тебя и твоих покойных товарищей в это огненное пекло. Это я тебе обещаю!

Полковник повернулся, чтобы выйти, но на пороге остановился, обернулся:

– Там, у озера, жди сообщения от меня. Отдыхай. Возле дома – причал, катерок, рыбалка чудная, а воздух! Вина не пожелаешь! Пока прощай, помни предупреждение о Валентине. Я уезжаю сегодня. Ты же можешь свободно передвигаться по аулу. Но не далее. До встречи под Москвой, Ангур!

Аркадий, встав, ответил:

– До встречи, Полковник!


Спустя некоторое время Аркадий Гуров уже находился в заброшенном двухэтажном доме, стоявшем у старой дамбы на Черном озере.

Неделю его никто не беспокоил.

Он оборудовал свою хижину, опробовал небольшой, но мощный катер, обследовал озеро. Оно было большим и глубоким. Только берега заросли осокой, и выхода на сушу было всего три. Через причал у дома, на противоположной стороне, и около деревни, откуда начиналась дамба, где дачники и местные жители оборудовали подобие пляжа.

Лес с северной стороны представлял собой узкую полосу «зеленки», вклинившейся в болото, которое окружало и дом, и озеро. Со стороны озера, а следовательно, и жилища Аркадия, подхода к нему не было. По крайней мере, ему он известен не был. Получалось, что из дома можно было уйти лишь по дамбе или при помощи катера с противоположной стороны озера, где лесной массив рос на твердой почве. Ну и через пляж, который в принципе находился у начала дамбы. Таким же образом можно было попасть к хижине.

Сколько ни пытался бывший снайпер спецназа вычислить наблюдателей, ничего не обнаружил. И все же позвонить Валентине не решился, помня безжалостные глаза Полковника. А как ему хотелось! До скрипа в зубах! Но не позвонил, в кровь избив о стены сарая кулаки в припадке отчаяния и бессилия.

Так продолжалось до вечера понедельника следующей недели.

Звонок на сотовом телефоне, которым снабдил Ангура человек Полковника в Москве, раздался ровно в 19.00!

Аркадия поприветствовал знакомый голос Афанасьева.

Поинтересовавшись самочувствием и настроением Ангура, он неожиданно пригласил Гурова на ужин в один из ресторанчиков на Старом Арбате. Пришлось Аркадию выгонять из сарая «Ауди» и ехать на встречу, которая, как он предполагал, ничего хорошего ему не сулила. Но приказ получен, его надо выполнять.

В кабаке, за фужером слабого вина, Полковник сообщил о том, что период «консервации» Ангура закончен. Впереди – активная работа.

Ну и началось.

Первое задание. Разминочное, как назвал его Афанасьев. Оно заключалось в проведении акции устрашения одного из региональных политиков, некстати выдвинувшего свою фигуру на пост мэра областного центра. Задание было исполнено. Аркадий обстрелял политика предупредительным огнем, не задев его, тот и убрался с предвыборной гонки.

Чуть позже – акция посерьезнее.

А именно: ликвидация местного криминального авторитета, опять-таки в провинции, вызвавшая, как следствие, междоусобные бандитские разборки, позволившие местной милиции разгромить две преступные группировки, до этого терроризировавшие целый регион. Для чего это надо было Афанасьеву, Гуров не думал. Он выполнил приказ, получил деньги, а дальнейшее его не касалось.

Устранение банкира, перегонявшего бюджетные деньги «за бугор», и отстрел руководства так называемой гараевской банды, практикующейся на грабеже водителей-дальнобойщиков, было третьей акцией Ангура. Это задание Аркадий выполнил уже в Москве.

Последующее затишье продолжительностью месяц и, наконец, сегодняшняя акция, после исполнения которой Афанасьев решил лично навестить Ангура. Чего раньше никогда не допускал. Раньше он вызывал Гурова для постановки задачи на конспиративную квартиру в городе. Что подвинуло Афанасьева на этот визит?

Неясно...

Аркадий подошел к окну.

Со стороны Москвы надвигалась плотная свинцовая туча, лес замер, по всему – быть дождю. Это хорошо. Ангур любил дождь. Вновь вспомнилась Валентина, это она привила ему любовь к ненастной погоде, предпочитая прогулки в дождливую, промозглую погоду.

От Полковника он узнал, что после его «торжественных похорон» Валентина долго не горевала. Сразу же по истечении сорока дней вышла замуж за другого мужчину, офицера. Так умерла его любовь, принеся при этом столько боли, что сейчас, вспоминая это, Гуров не понимал, как смог пережить ее. Но он пережил, навсегда похоронив в себе это чувство, заменив его на ненависть к женщинам. Поэтому-то он так легко пристрелил сегодня эту проститутку, секретаршу Гомельского, Соню. Хотя мог и не делать этого. Этой сучке достаточно было предупреждения держать язык за зубами, и она бы молчала, вскоре переметнувшись к новому боссу, представив вместо рекомендаций свои длинные ноги с оголенной жопой. Но он убил ее, и его третий выстрел не был реакцией на внезапное появление Сони в дверях тамбура. Решение убить проститутку пришло к Ангуру раньше, как только он увидел это размалеванное, развратное создание. Было ли ему жалко тех, кого он хладнокровно расстрелял в офисе «Голиафа»? Нет, не было, ибо и жалость умерла в нем вместе с любовью.

Отогнав мысль о Валентине, Аркадий задумался.

Что планирует Полковник? Очередной заказ? Но он только что выполнил акцию. Как правило, после этого Афанасьев делал перерыв, готовя где-то в столице очередную операцию. Действовал ли Полковник самостоятельно, принимая кардинальные решения? Вряд ли. За ним кто-то стоял. И этот кто-то должен был сидеть очень высоко, на одной из высших ступеней иерархической лестницы современной власти.

Но Аркадий не пытался дальше анализировать обстановку. Строить логические цепи, пытаясь найти что-то общее между его жертвами, чтобы понять стратегию Полковника и тех, кто стоит над ним. Для этого у него не было достаточной информации, а с некоторых пор и желания. Ангур смирился со своей участью наемного убийцы. И смирился легко, так как видел, что отстреливает не учителей, врачей или простых работяг, брошенных государством в нищету, а толстосумов, которые, по твердому убеждению Гурова, могли создать свои капиталы только преступным путем. И плевал он на законы, которые защищают и служат только избранной прослойке, в том числе и вышедшему из тени, легализовавшемуся криминалу! Поэтому и муки совести его не мучили. Совесть Аркадия спряталась где-то в глубинных тайниках его души, словно испугавшись деяний Гурова.

Гуров не боялся, что Полковник скоро уберет его. При условии, конечно, если Аркадий будет и дальше так же безукоризненно работать. Не для проведения нескольких одиночных акций тот вытаскивал Аркадия из чеченского плена. В который, и этого не знал Ангур, тот же Афанасьев, используя свои связи, и загнал его, беспощадно приговорив к смерти десяток человек, с одной лишь целью – заполучить в свое подчинение профессионального снайпера.

Ангур хорошо знал: cтоит ему проявить своеволие или неподчинение, как Полковник его тут же приструнит. Он не боялся, но предполагал, конечно, что в конце концов Афанасьев избавится от него. Но не сейчас. Не в ближайшее время.

А там, глядишь, случай или ошибка Афанасьева даст Ангуру шанс перехватить инициативу и вырваться из смертельного захвата. Этого шанса Гуров не упустит. Нужно только дождаться этого шанса. Не пропустить момента, когда Полковник споткнется.

А он споткнется. Рано ли, поздно, но допустит промах. Ведь не робот же он с компьютером вместо головы? А людям свойственно ошибаться, какими бы мудрыми они ни были. Ангуру остается ждать. А ждать он научился. Терпеливо и долго.

В 21.55 Аркадий услышал характерный звук мощного двигателя приближающегося по дамбе к дому джипа.

Полковник был пунктуален.

Ровно в 22.00 он вышел под дождь из внедорожника, поставив его возле причала. И, раскрыв зонт, направился к хижине.

Ангур встретил его на крыльце:

– Здравия желаю, Полковник, – по-военному поприветствовал он того, кого с удовольствием пристрелил бы.

Афанасьев отмахнулся:

– Да брось ты, Гуров, здоровались уже! Ну и дождь! А дорога? Хорошо, у меня джип, а вот как ты проходишь эту тропу на «Ауди», ума не приложу!

Аркадий посмотрел на дамбу, пожал плечами, коротко ответил:

– Привык!

– Что ж ты гостя на пороге держишь? Веди в свои владения!

Гуров с Полковником поднялись на второй, обжитой этаж.

Афанасьев оценил обстановку комнаты и ее чистоту:

– Да ты у нас аскет, Ангур?

Тот ответил:

– Здесь все, что нужно для жизни. Большего мне не требуется.

Полковник взглянул на Аркадия, хитро прищурившись:

– В отличие от городской квартиры, да?

– Вы знаете, я там практически не живу.

– Ну и ладно! Где бы нам разместиться для разговора?

– Смотря о чем речь пойдет. Можно за столом, если базар конкретный, а так и на диване подойдет.

Полковник закурил:

– Давай за столом.

Они сели в кресла друг против друга. Афанасьев спросил:

– Как чувствуешь себя, Аркаша?

– Нормально, как всегда.

– Совесть не мучает?

Вопрос был неожиданным и в какой-то мере неуместным, по крайней мере в устах Полковника. После всего того, что он заставил Гурова сделать, спрашивать о совести? Поэтому Ангур ответил вопросом на вопрос:

– А что это такое, совесть?

– Скажи мне откровенно, Аркадий, ты ведь не раз задавал себе вопрос, ради чего, ради каких целей я посылаю тебя убивать людей? Не так?

Гуров не отвел взгляда.

– Это что-нибудь меняет? Какой смысл рассуждать, когда у нас своего рода контракт? Вы отдаете приказ, я его выполняю. Как и прежде, на войне. Там тоже приходилось убивать. Почему этого не делать здесь? Я же вижу, в кого стреляю! На рожах моих клиентов написано, что они живут по ошибке природы и во вред ей. Я эти ошибки исправляю. Как могу, как обучен. При этом еще и деньги получаю! Так что все нормально, Владимир Иванович!

Полковник внимательно выслушал Гурова.

Он встал, прошелся по комнате, взглянул на освещенный джип:

– Это хорошо, что ты правильно оцениваешь ситуацию. Я бы мог по полочкам разложить тебе, за что и почему люди, которых ты лишаешь жизни, становятся жертвами, но вижу, что в этом нет никакой необходимости. И все же кое-что поясню.

Полковник встал, прошелся по комнате, собираясь с мыслями:

– Мы, то есть Организация, одним из руководителей которой является твой покорный слуга, боремся с организованной преступностью. Большего я тебе сказать не вправе, но ты сам видишь и заметил правильно, кто выбирается в жертвы. Преступные лидеры, коррумпированные чиновники и так далее. Те, против кого бессильны официальные правоохранительные органы. Устранение Гомельского привело к тому, что некая длинная преступная цепь потеряла одно звено. Важное звено, можно сказать, одно из главных, но всего лишь одно. Которое восстановить можно достаточно быстро. Мне же надо разорвать цепь так, чтобы восстановить ее стало невозможным. А посему уже послезавтра тебе предстоит много работы. Необычно много работы. Начав атаку на противника, ты не можешь позволить дать себе даже короткую передышку, а, напротив, должен усилить натиск.

Ангур спросил:

– В чем моя задача? И размер оплаты?

Астафьев достал что-то из внутреннего кармана пиджака, переспросил:

– Твоя задача?

И бросил на стол три фотографии:

– Оплата шестьдесят кусков. Почему такой размер гонорара, объясню по ходу разговора. На этих фото четыре личности, трое из которых подлежат немедленному уничтожению. Отсюда и размер оплаты, по двадцать тысяч за каждого!

– Ясно, – спокойно сказал Гуров.

Полковник же продолжил:

– Начнем по порядку: объектом №1 является тот, кто запечатлен на фотографии в центре. Это Рашид Хакманов, узбек. Владеет здесь, у нас, строительной корпорацией «Бахор».

Ангур с долей иронии спросил:

– Опять строитель?

На что Афанасьев ответил:

– А вот делать обобщения я тебе, Ангур, не советовал бы. Так вот, послезавтра рейсом номер... Москва – Ташкент этот деятель собирается покинуть Россию. Вылет борта в 8.40 из Домодедова. Рашид не должен улететь. Как и где его нейтрализовать, решишь сам. У дома ли, адрес на обратной стороне фото, по пути ли в Домодедово, в самом ли аэропорту – дело твое, и мне без разницы, где настигнет его твоя пуля. Послезавтра он гарантированно должен быть уничтожен. Но по этому делу еще не все. С Рашидом будет его двоюродный брат – Усман, заместитель по «Бахору». Он на фото справа от Рашида. Так вот, этот Усман обязательно должен остаться в живых! Идеально будет, если тебе удастся легко подранить его. Остальных, я имею в виду охрану и водителей, при наличии опасности с их стороны, можешь валить всех! Главное в этой акции – убить Рашида, оставив в живых Усмана.

Ангур спросил:

– Сколько будет машин и людей сопровождения, не считая Рашида и Усмана?

– Машин – две, любимый «мерин» Рашида и «Форд» прикрытия. Насчет охраны давай прикинем по максимуму. Узбеки-братья будут на заднем сиденье «мерса», следовательно, в первой тачке будет два бойца: водитель и телохранитель. А вот в «Форде» таких может оказаться человек пять.

Гуров подвел итог:

– Короче, семь рыл. Их вооружение? Оснащение?

– Обычные зарегистрированные пистолеты «ПМ», ну, может, где и спрячут пару автоматов «АКСУ», большего арсенала они с собой не возьмут. А оснащение? Какое может быть у них специальное оснащение? Это же тебе не отделение спецназа. Бронежилеты если и будут, то старого образца, а что они собой представляют, ты знаешь. Еще вопросы?

– «Мерседес» бронирован?

– Нет, таких тачек у узбеков нет.

На этот раз, не спрашивая разрешения, закурил Гуров.

– Мне будет нужна информационная поддержка, Полковник.

– Без проблем. В чем она заключается?

– При выезде к аэропорту точно установить, где находятся Рашид и Усман. Что на заднем сиденье «Мерседеса», понятно, но конкретно, кто слева, а кто справа, мне знать необходимо!

Полковник улыбнулся:

– Ты становишься профессионалом высокого уровня, Ангур! Будет тебе такая информация.

На что Гуров ответил:

– Станешь при таком-то инструкторе!

Чувствовалось, что Афанасьеву приятна последняя реплика. Он вновь прошелся по комнате: то ли такая манера ведения разговора стала у него привычкой, то ли кресло ему неудобно, но он подолгу не сидел за столиком. Постояв перед зеркалом, больше для того, чтобы зацепить взгляд Гурова ему в спину, полковник обернулся:

– Будем считать, что с первой акцией мы разобрались. Глянь, Аркаша, на фото справа от узбеков!

Что Гуров и сделал, спросив:

– И что?

– Обрати внимание на человека слева. Не буду объяснять, что собой он представляет и кем является, это лишнее. Назовем его объектом номер 2, которого также надо убрать, и сразу после Рашида. Убрать во время обеда в ресторане «Кедр». Он всегда там обедает, во второй кабине первого зала, окна которой выходят на улицу Мещанскую. Обедает со своей секретаршей, любовницей по совместительству, и помощником, молодым человеком, который также является его любовником.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное