Александр Тамоников.

Дурманящий ветер-афганец

(страница 3 из 26)

скачать книгу бесплатно

Валентинов сделал паузу, отпив из стакана с неизменным подстаканником несколько глотков остывшего крепкого, без сахара чая. После чего продолжил:

– Выйдя на цепь наркотранзита со всей ее инфрастуктурой, мы должны подготовить и провести две практически одновременные акции в Афганистане и Таджикистане с Киргизией. Вот общий план наших предстоящих действий. Акция в Афганистане планируется и проводится отдельно и будет обсуждаться только с командирами подразделений, занятых непосредственной работой за «речкой». Вы уже догадались по присутствующим офицерам, кому придется идти в Афган, но прошу свои догадки оставить при себе, не обсуждая их, а приступить к специальной подготовке своих подчиненных для действий в условиях высокогорья. Персональную, уточненную до деталей задачу каждому из названных мной командиров отрядов поставит руководитель операции «Цунами» генерал-лейтенант Борисов. С ним и решайте вопросы подготовки и проведения своих автономных заданий. На этом совещание объявляю закрытым! Все, кроме генералов Борисова и Каурова, а также подполковника Рудакова, свободны!

Борисов поднялся, подал команду:

– Товарищи офицеры!

– Товарищи офицеры, – разрешил генерал-полковник Валентинов подчиненным покинуть помещение.

Офицеры вышли.

В кабинете остались Валентинов, Борисов, Кауров и Рудаков.

Директор Службы, встав, отворил форточку зарешеченного окна, разрешив подчиненным курить. Все воспользовались предоставленной возможностью.

Каждому был подан крепкий ароматный кофе. За исключением Валентинова, который пил только чай.

Закончив с сигаретами и тонизирующими напитками, директор обратился к Рудакову:

– Тебе, подполковник, и, естественно, подчиненному тебе отряду «Барс» в операции отводится исключительная роль. А именно уничтожение заводов по производству героина на территории Афганистана. Мы с Главкомом обсуждали эту проблему, он пришел к выводу, что настала пора покончить с наркотической экспансией против России, и одобрил наш план уничтожения основных источников производства и транзита в страну героина с физической ликвидацией лиц, занимающих в наркобизнесе юго-западного направления ключевые позиции. Места расположения заводов известны. Это небольшие, но сильно укрепленные опорные пункты, которые тебе, Рудаков, придется брать штурмом. Вся сложность в том, что эти предприятия удалены друг от друга почти на сто километров. Так что «Барс» придется делить на две сводные группы, оставив под единым, а именно твоим, Борис, руководством на месте боевого применения. Мы обеспечим скрытный проход через Пяндж, предположительно в зоне ответственности Соколовского пограничного отряда, и далее в глубь сопредельной территории. В Афгане неплохо закрепились наши агенты стратегического внедрения в период оказания помощи Масуду и Дустуму в их противостоянии талибам. Проводники у отряда будут. Они же снабдят вас всей необходимой информацией, которой на данный момент мы не владеем. Но этим их помощь ограничивается.

Подполковник использовал короткую паузу, которую сделал генерал-полковник, спросив:

– А не проще было бы нанести по заводам, раз известны места их расположения, несколько точечных ракетных или воздушных ударов?

Валентинов ответил:

– Проще, Боря, намного проще и эффективней, чем наземная операция ограниченными силами.

И я поднимал этот вопрос при встрече с Главкомом. Но, понимаешь, такое, без сомнения, разумное с военной точки зрения решение в настоящее время нежелательно для той политики, которую проводит Россия на Востоке. Однако он не отмел озвученный тобой вариант и выказал готовность вернуться к его рассмотрению, если Служба окажется не в состоянии своими силами провести акцию или ее проведение грозит нам потерями в живой силе. Так что, в принципе, если вы, тщательно проанализировав обстановку, придете к выводу, что акция в Афганистане не может быть гарантированно выполнена без реальной угрозы гибели отряда, я возобновлю разговор с Главкомом. Жертвовать своими подчиненными в угоду политикам я не намерен. Но пока изучайте обстановку, разрабатывайте варианты действий, готовьте либо проект приказа на боевое применение, либо обоснованный отказ от проведения наземной операции. Мой доклад Самому должен быть убедительно мотивированным.

Директор Службы повернулся к Борисову:

– Пока Каракурт с Рудаковым начнут изучение обстановки, ты, Феликс, поставь конкретные задачи командирам отрядов, привлекаемых к акции в бывших союзных республиках. Ее-то мы должны провести без проблем! На подготовку ребят – месяц. К началу августа все подразделения должны находиться в местах предполагаемого применения. Потом присоединишься к Каурову с Рудаковым.

Борисов поднялся:

– Я все понял, Валентин!

– Вот и хорошо! Ну что, мужики, какие ко мне будут вопросы в части, касающейся полученной задачи?

Рудаков спросил:

– «Барс» сразу от границы будет выходить по разным маршрутам к своим целям?

– Да!

Больше вопросов к директору Службы не было.

Кауров и Рудаков покинули кабинет Валентинова, а затем и загородную резиденцию, направившись на секретный полигон «Виртуса», где по распорядку дня занимались отряды, не задействованные в боевых выходах, и где своего командира в полном составе ожидал личный состав «Барса».

* * *

Контрольно-пропускной пост первой заставы Караульского пограничного отряда. Горный перевал. 5 августа. 11.28

Майор Соколов находился в своей канцелярии, когда прибежавший посыльный доложил:

– Товарищ майор, вас прапорщик Селдымурадов просит выйти на пост.

– Что-то случилось?

– Колонна «КамАЗов» с пропусками нашего отряда подошла со стороны Ургаба.

– Сколько машин в колонне?

Точно ответить посыльный не смог:

– Пять или шесть, где-то так!

– Хорошо, я сейчас выйду, а ты передай прапорщику, чтобы пропустил колонну, выстроив ее на площадке особого досмотра.

– Есть!

Посыльный убежал обратно на пост.

Взяв с собой небольшой, умещающийся в кармане камуфляжа, заряженный пневматический пистолет, майор вышел из казармы.

Пять бортовых «КамАЗов» с пропусками Караульского отряда на лобовых стеклах к этому времени выстроились в ряд на площадке особого досмотра.

Навстречу начальнику заставы заспешил невысокий хромой таджик:

– Ассолом аллейкюм, башлык! Я – Анвар, старший этой, – он указал на грузовики, – колонны с сахаром, едем в Россию торговать. Вот и пропуска ваши в Сарах заранее получили!

Он вновь указал на фургоны.

– Вижу, – сухо произнес майор, – пропуска снять и вместе со всей путевой документацией передать мне!

– Яхши, начальник, минуту, и все будет сделано.

Хромой Анвар крикнул что-то по-таджикски водителям грузовиков, которые, открыв дверцы и опустив ноги на подножки кабин, внимательно следили за происходящим на посту. Рядом с ними находились сменные водители, державшие на коленях, и это было видно, автоматы «АКС-74» с заряженными подствольными гранатометами.

Приняв документы, передав их тут же Селдымурадову, Соколов приказал:

– Построй-ка, Анвар, мне свой водительский состав, естественно, без оружия, которое вы так неосторожно демонстрируете на боевом пограничном пункте.

Таджик удивился:

– Что-то не так, начальник? Мне Беляев…

Майор перебил его:

– Выполняй, таджик, что тебе говорят! Мы с прапорщиком должны осмотреть колонну.

– Но пропуска…

– До чего же ты непонятливый, Анвар. За нами следят десятки глаз моих подчиненных и столько же водителей других машин, хотя бы для них мы обязаны имитировать досмотр! Неужели тебе это не ясно?

Анвар ударил себя рукой по лбу:

– Ай! Все понял, а сначала подумал…

Но Соколов и здесь не дал таджику продолжить речь, спросив:

– Деньги при тебе?

– В поясе, под халатом.

– Хорошо, выполняй приказ!

Старший колонны подал резкую команду, и водители, оставив оружие в кабинах, послушно и быстро, что указывало на их специальную подготовку, построились напротив казармы, строго по ранжиру, по росту.

Соколов обратился к Анвару:

– После досмотра будь готов проследовать за мной в казарму.

– Хоп, босс, как скажешь.

Майор приказал прапорщику:

– Абдуламон, обойди колонну слева, я сделаю то же самое справа, кабины мои, топливные баки твои. Тенты поднимать с тыла. Это тоже на тебе! Анвар, следуй за прапорщиком и надень на морду лица недовольную мину.

И вновь хромой таджик выразил крайнее удивление:

– Чего надеть? Какую мину? У нас нет мин! Автоматы да…

Соколов только махнул рукой.

Майор зашел с правой стороны колонны, скрытый от посторонних глаз фургонами, достал пневматический пистолет. Обходя машины, он бесшумно стрелял в средние колеса трехосных машин, не подозревая о том, что сверху, с гор, снайпером Полуянова уже были помечены маяками все «КамАЗы».

Но начальник заставы выполнял приказ, одновременно с установкой своих радиомаяков заглядывая в кабины, из которых еще не выветрился густой запах анаши. Обратив ранее внимание на вооружение, он, обходя машины, оставлял дверцы кабин открытыми, чтобы наблюдатели спецназа могли засечь арсенал проходящей через пост под контролем и прикрытием начальника пограничного отряда автомобильной колонны.

И наблюдатели отметили данный факт. Они отметили и еще кое-что, используя свою специальную рентгеновскую технику, о чем майор не имел ни малейшего понятия. Но это Соколова не касалось, а свою задачу он выполнил, продублировав действия снайпера спецназа.

После досмотра «КамАЗов» майор провел Анвара в свою канцелярию, где хромой таджик, сняв пояс, передал его Соколову. Тот тщательно пересчитал деньги и, убедившись в том, что старший наркотранзита отдал нужную сумму, отпустил его.

Как только колонна вышла с поста, взяв курс на Ашал, к полковнику Полуянову прибыл командир группы специальной разведки майор Буйко.

Вопрос командира «Бадахшана» был краток:

– Ну, что?

– Просветили мы конвой. Интересное обстоятельство обнаружилось.

– Да? Продолжай.

– Только в четырех первых «КамАЗах» героин, по десять двадцатикилограммовых мешков, обложенных сахаром, кузов же последнего, пятого грузовика разделен на две части. В нем наркоты нет, но есть люди! В заднем отсеке сахар, в переднем десять человек. Среди них две женщины.

Полуянов спросил:

– Вот как? Вооружены все?

Майор отрицательно покачал головой:

– В том-то и дело, что нет! Вооружены только двое. И расположены люди так: эти двое с автоматами у мешков, восемь же человек собраны в кучу у кабины, они скреплены между собой цепью.

Полуянов выругался:

– Скоты! Вместе с наркотой и рабов перевозят! Заложники эти люди. Случись столкновение с мобильной пограничной группой или войсковым подразделением, бандиты тут же и прикроются невольниками. Твари, мало им героина, так еще и рабов держат! И сука Беляев, оборотень хренов, прикрывает их. Ладно, информацию принял, пойдешь к себе, вызови сюда связиста Горского.

– Есть, товарищ полковник!

Командир отделения «Р» прибыл через считаные минуты.

– Вызывали, командир?

– Мне нужна срочная связь с Центром!

– Как срочно?

Разозленный Полуянов вспылил:

– Капитан, мы и дальше будем продолжать дискуссию или вы все же приступите к исполнению приказания? Я сказал, мне нужна срочная связь с Москвой! Ну, какие, к черту, еще могут быть уточняющие вопросы?

– Все понял, товарищ полковник, виноват!

Спустя пять минут Москва ответила:

– Я – Центр, слушаю тебя, «Бадахшан»!

Полковник доложил:

– Колонну в пять «КамАЗов», предположительно с восемьюстами килограммов героина, через КПП пропустили!

– Проблем не было?

– Не было, Феликс! Вместо них сюрприз получили.

Голос генерала Борисова напрягся:

– Что за сюрприз? Объяснись понятней.

Полуянов доложил о людях-рабах, провозимых в последней машине колонны.

Феликс уточнил:

– Как я понял, люди, восемь человек, включая двух женщин, в последнем «КамАЗе», скованы и сопровождаются вооруженным конвоем?

– Так точно!

Борисов на минуту задумался:

– Хорошо, хотя, конечно, ничего хорошего в полученной информации нет. Но было бы гораздо хуже, если бы мы не узнали о заложниках. У тебя возле Саров сколько людей?

Полуянов ответил:

– Пять человек.

– Кто старший?

– Капитан Гурин.

– Немедленно передай ему, чтобы выслал человека в Сары. Сразу на въезде в поселок по шоссе справа во втором доме он должен встретиться с неким Довлетом Мусаевым. Это наш зарезервированный агент. У него есть машина. Пусть Довлет немедленно отправляется вдогонку за колонной и скрытно сопровождает ее. Узников бандиты могут оставить где-нибудь, не доезжая конечного пункта своего маршрута, нам надо знать, где это произойдет, если произойдет вообще. Понял меня, Вадим?

– Понял!

– Работай!

Отключившись от Москвы, Полуянов тут же связался с капитаном Гуриным. Передал командиру группы слежения за Сарами приказ Борисова.

Через час получил ответ – преследование вышло из поселка. А еще через два часа Гурин доложил: Мусаев догнал колонну и сел ей на хвост.

В 20.00 командир «Бадахшана» вызвал Соколова.

Тот ответил немедленно:

– «Перевал» на связи!

– Это спецназ. Видел твою работу, майор, что подтвердило искренность намерений сотрудничества с нами.

Соколов ответил:

– Я рад, что вы поверили мне!

– Оставим лирику, перейдем к делу. Ты знал, что должно было находиться в кузовах «КамАЗов»?

– Так точно, наркота, прикрытая мешками с сахаром.

– А о том, что в последней машине находились люди, ты не знал?

Майор-пограничник искренне удивился:

– Люди? Не понял вас.

– А тут нечего и понимать! В кузове последней машины перевозились восемь человек, скрепленные цепью, среди них две женщины, под охраной двух вооруженных боевиков.

– Но под тентом были мешки!

– А за мешками – невольники. Но это уже не важно. Я убедился, что и для тебя данное обстоятельство явилось неожиданным. Никаких предположений, кроме использования узников в качестве прикрытия транзита, сделать не можешь?

Недолго подумав, Соколов ответил:

– Нет! Честное слово, нет!

Полуянов спросил:

– А как думаешь, Беляев знал о перевозке рабов?

– Должен был знать! Раз снабдил колонну пропусками отряда, значит, был связан с теми, кто организовал наркотранзит, а следовательно, знал и то, что конкретно повезут «КамАЗы». Путевая документация, накладные на сахар – липа, а вот печать на пропусках настоящая, отрядная, которую постоянно держит при себе Беляев!

– Ладно! Откуда, по документам, вышла колонна?

– Из Форога. С оптовой продовольственной базы.

Полковник уточнил:

– Ошибки быть не может?

Майор ответил категорично:

– Нет! На липовых документах колонны штампы Форогской мобильной погрангруппы. Они остановили машины в пяти километрах от населенного пункта. Штампы настоящие! Они имеют степень защиты, известную только пограничникам, и подделать оттиски вне специальной лаборатории Штаба пограничного округа невозможно. Доступ туда имеет крайне ограниченный круг лиц, служащих штаба.

– Ясно!

Соколов вдруг чертыхнулся, что сразу встревожило полковника:

– В чем дело, майор?

– Мимо окна прошмыгнул Селдымурадов. Но что он делал в тылу здания, куда ранее никто никогда не заходил? Он мог слышать наш разговор, вернее, то, что говорил я.

Полуянов повысил голос:

– Я же предупреждал тебя, Соколов! Почему не обеспечил безопасность сеанса связи?

– Виноват, – тихо ответил майор.

– Виноват, – передразнил его полковник. – Так, немедленно связаться с Беляевым твой водитель и помощник не сможет, как и с кем-нибудь в Ургабе, над постом радиоколпак с коридором нашей двусторонней связи. Но завтра начальник погранотряда сам прибывает к тебе. Вот тогда и стуканет твой Абдула Беляеву о непонятных радиопереговорах своего командира.

Соколов согласился:

– Это уж точно, как два пальца… стуканет!

Полуянов спросил:

– Прапорщик спит в отдельном отсеке?

– Нет, а что?

– Твоего Абдулу необходимо срочно убирать. Иначе завтра тебя ждут крупные неприятности. Нас, впрочем, тоже. А этого я допустить не могу. Вернемся к тому, где и как ночью отдыхает твой подчиненный?

– В отсеке для прапорщиков. Их в комнате – четверо.

Полковник произнес:

– Плохо!

Полуянов задумался, затем задал неожиданный вопрос:

– Ты уже передал прапорщику его долю за пропуск каравана?

– Еще нет.

– Это уже лучше. Еще вопрос: к тебе в комнату незаметно для личного состава заставы, включая караул, могут спуститься с гор два человека?

Майор ответил:

– В принципе это возможно, но только по скале, что сразу за тылом казармы, недалеко от моего окна, единственного с торца здания. Тот участок не охраняется караулом, так как считается неприступным.

Полковник оживился:

– Значит, мои люди спустятся прямо к твоему окну?

– Так точно! Но это сложно и опасно.

– А вот это уже наша забота, майор. Открой окно, чтобы спецы могли проникнуть в твою комнату.

– Сделаю, товарищ полковник!

– Тогда гости прибудут для решения вопроса по Селдымурадову. А пока встреться с прапорщиком, прогуляйся с ним по посту. Потяни время, придумав какое-нибудь объяснение сеансу связи. В 21.40 можешь заводить Абдулу в свой отсек для полного расчета с ним. Все понял?

– Так точно!

– Выполняй, майор! Конец связи.

Отключившись от поста, Полуянов тут же вызвал одного из командиров диверсионно-штурмовых групп капитана Смирнова, чье подразделение занимало позицию в уступах горного массива противоположного хребта, как раз над казармой пограничной заставы. Тот ответил:

– «Склон-2» на связи!

– Это «Склон-1»! Полуянов. Слушай меня внимательно, Юра! Срочно спускай к торцу казармы со скалы двух штурмовиков-ликвидаторов. Они должны внизу проникнуть через единственное к скале окно в комнату начальника заставы. Оно будет открыто. С собой взять «черную таблетку»! Далее им действовать по следующей схеме…

Полковник объяснил порядок действия диверсантов в комнате Соколова.

– И поторопись, Юра! В 21.40 они должны быть в казарме и отработать объект. Затем немедленный отход. Учти, это очень важно, капитан!

Смирнов ответил:

– Я все понял, командир! Не волнуйтесь, в назначенное время мои ребята будут в нужном месте и сделают все по уму.

– Работай, Юра! Только аккуратно, очень тебя прошу!

Полуянов, наконец отключив оперативную связь, нервно закурил.

Не хватало еще, чтобы из-за нелепой случайности, из-за какого-то прапорщика-оборотня Беляев раскрыл присутствие возле поста подчиненной ему пограничной заставы отряда спецназа! А он раскроет его, если сегодня же не убрать осведомителя. Сейчас все в руках «профи» капитана Смирнова. Ему же, полковнику «Виртуса», остается лишь одно – ждать!

* * *

А на противоположном склоне Смирнов вызвал к себе старших лейтенантов Буданова и Корнева.

Поставил им задачу, определенную командиром отряда, передав из арсенала смертельных средств так называемую «черную таблетку», действие которой не отличалось от действия на организм человека цианистого калия. С одной лишь разницей: действовала таблетка не мгновенно, а в короткий промежуток времени, и уже через шесть часов после смерти клиента следов этого быстродействующего смертельного препарата не обнаружило бы ни одно вскрытие, ни одна экспертиза.

Майор же Соколов, отключив рацию, положил ее на кровать, отодвинул засовы створок металлических ставен, открыл шпингалеты рамы и вышел из своей жилой комнаты.

В коридоре, на выходе из казармы у ружейной комнаты, возле тумбочки, как и положено в любом воинском подразделении, стоял дневальный.

Начальник заставы подошел к нему. Рядовой-таджик принял стойку «смирно».

Майор спросил у него:

– Где сейчас прапорщик Селдымурадов?

Дневальный ответил неопределенно:

– Был где-то здесь, ходил возле казармы, товарищ майор!

Соколов приказал:

– Найди мне его.

Рядовой замялся:

– А как же «тумбочка»?

Майор повысил голос:

– Это еще что за разговорчики? Ты плохо понял приказ? Бегом марш искать прапорщика!

Рядовой бросился в комнату прапорщиков, оттуда мимо Соколова, вставшего возле комнаты хранения оружия, на улицу и вскоре вернулся с Селдымурадовым, доложив:

– Товарищ майор, ваше приказание выполнено!

– Вот так лучше, а то разговаривать много стали, служба медом кажется? Я быстро испорчу ее дегтем, так, что взвоете, как раненые шакалы. Где дежурный по заставе?

– По нужде отошел, товарищ майор!

– Он что, канат проглотил, этот контрактник?

Рядовой пожал плечами:

– Не знаю.

– Зато я знаю. Вызывай второго дневального и дежурного в казарму! Понял?

– Так точно!

– Вперед!

Вскоре весь наряд собрался вместе, дежурный получил наряд вне очереди, дневальные по выговору. Прапорщик спросил:

– Чего это вы так разошлись, майор?

Соколов проигнорировал вопрос помощника, предложив:

– Пойдем-ка, Абдуламон, пройдемся по посту!

Прапорщик, поправив кобуру пистолета, спокойно ответил:

– Можно!

Они вышли из казармы, прошли на площадку особого досмотра подозрительного транспорта. С момента окончания сеанса связи с командиром отряда спецназа прошло чуть более пятнадцати минут. А надо продержать Селдымурадова вне здания примерно час. Майор сказал:

– За колонну, что утром мы пропустили, гонорар у меня. Твоя доля – десять тысяч долларов. Позднее заберешь ее.

Таджик, хитро прищурившись, проговорил:

– А не кажется вам, майор, что моя доля значительно увеличилась после того, как я стал свидетелем вашего разговора по рации с неизвестным абонентом? И разговор довольно странный, который, несомненно, заинтересует подполковника Беляева. Я думаю, уже завтра у него к вам будет много вопросов, и как бы все это не отразилось на здоровье вашей жены. Безжалостные охранники начальника отряда вполне могут использовать ее как средство развязывания языка вам, чего, признаюсь, мне не хотелось бы!

Майор внимательно посмотрел на прапорщика. Да, выходит, тот слышал его разговор с полковником спецназа, и последний принял единственно верное решение по Селдымурадову. Этой продажной мрази не место на земле! Но спросил, стараясь сохранять спокойствие, хотя в голосе майора зазвенели угрожающие нотки:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное