Александр Тамоников.

Работа для спецов

(страница 1 из 22)

скачать книгу бесплатно

Дорогой жене Татьяне с признанием в любви посвящаю

Часть I
АРТАЛЫК

Утро начиналось как обычно. Единственным отличием от последних дней, разогревших улицы до африканской жары, был дождь. Даже не дождь, а изморось, и это было приятно. С точки зрения Феликса, стояла прекрасная погода. Обычным утро было главным образом потому, что началось оно, как всегда, пустотой. Сегодня, как, впрочем, и вчера, и позавчера, ему, по большому счету, нечего было делать. Некуда спешить. К чему-либо стремиться.

Феликс встал, закурил. Несмотря на то, что в последнее время фортуна к нему явно не благоволила, настроение, как ни странно, было приподнятым. Может, причиной этому стала ненастная погода, а может, сон, который приснился накануне ночью. Снов Феликс не видел с далекого детства и будто вернулся в то время, когда были еще живы отец и мать и не было детского дома. Удивился Феликс и тому, как ясно он вдруг увидел свою семью. Увидел глазами трехлетнего ребенка то, чего никогда наяву не мог вспомнить. Самое странное, что внутри родилось чувство какого-то ожидания. Это ожидание было с ним и сейчас.

День начинался, и, для того чтобы жизнь продолжалась, надо было обеспечивать себя хлебом насущным. Феликс начал одеваться. В последнее время на пропитание он зарабатывал частным извозом. Выйдя из подъезда, по привычке осмотрелся и направился к машине. В салоне определенно кто-то находился. Этот «кто-то» сидел на заднем сиденье, но тонированные стекла и капли влаги не позволяли рассмотреть его. Феликс подошел к автомобилю и открыл дверь со стороны пассажира.

– Доброе утро, сэр. Не будете ли столь любезны объяснить, какого черта вы делаете в моей машине?

– Я буду так любезен, – в тон Феликсу произнес незнакомец, – но вы собирались куда-то ехать? Так поехали, и уверяю, я расскажу много интересного, касающегося нас обоих.

– Что ж, поехали, только предупреждаю – если рассказ покажется мне неинтересным, то за проезд придется заплатить, ибо я на работе.

Феликс вывел машину со двора, повернул на главную дорогу и направился в сторону выезда из города. Что-то не давало ему покоя, чего он не мог просчитать. Он не помнил ничего, что могло бы связать его с незнакомцем. Это человек из прошлого, сравнительно далекого прошлого, но откуда? Ответа не было. Смущали в незнакомце его глаза – умные, холодные, расчетливые. Человек с такими глазами запросто мог и угостить пряником, и ударить кнутом.

Первым начал разговор пассажир:

– Я вижу, что вы напряженно думаете обо мне. Я решил не держать вас больше в неведении, только прошу – остановитесь, пожалуйста, где-нибудь.

Феликс повернул на набережную, остановил автомобиль. Затем обратился к незнакомцу:

– Вы обещали интересный разговор.

– Хорошо, но тогда я сразу перейду на «ты». Да-да, не возмущайся. Скоро ты поймешь, что у меня есть все основания обращаться к тебе на «ты». Не буду тянуть кота за хвост, а сразу хочу напомнить тебе некоторые детали прошлого, когда ты был неплохим офицером, пожалуй, самой непростой спецслужбы.

И Арталык был впереди. Арталык и все, связанное с ним, что так круто изменило всю твою жизнь. Мою тоже.

Феликс сидел оцепеневший, не в силах произнести ни слова.

– Извини, Феликс, – незнакомец впервые назвал его по имени, – в любом случае, для тебя наша встреча стала бы полнейшей неожиданностью. Я смотрю, ты даже сейчас не понимаешь, кто перед тобой. Ну хорошо, помогу тебе. Я... Крот, Виктор Грошев.

– Крот, – только и смог повторить Феликс.

В голове все смешалось. Разум отказывался верить услышанному.

– Крот, Грошев, – повторял он.

Затем наступило молчание. Наконец Феликс очнулся:

– Но этого не может быть. Я же сам, своими глазами видел, как ты подорвал себя вместе со всем сбродом, там, на краю ущелья...

– Успокойся. Подорваться и умереть – еще не одно и то же. Надеюсь, ты не сомневаешься, что я – Виктор Грошев?

– Сомневаться не сомневаюсь, но и поверить трудно.

– У нас теперь достаточно времени, чтобы объясниться. Главное, я нашел тебя. Чуть позже я все подробно расскажу. Но сейчас, извини, не мог бы ты отвезти меня к себе домой? Я очень устал, Феликс. Мне необходимы несколько часов сна.

Увидев, что бывший напарник, которого он помнил как капитана Виктора Грошева, засыпает на ходу, Феликс повернул обратно к дому. Там, уложив Виктора, он решил не мешать другу и отсидеться в небольшом кафе. Войдя в помещение, выбрал столик у окна, заказал бутылку водки. Капли дождя, мерно стучащие по стеклу, тишина в кафе настраивали на размышления, уводя Феликса в прошлое. В прошлое, которое навсегда осталось с ним, жило в нем, являясь неотъемлемой частицей его самого...

* * *

В связи с тем, что за последнее десятилетие распространение и употребление наркотиков в России приняло угрожающие масштабы, грозя перерасти в неуправляемую стихию, в недрах спецслужб было создано секретное подразделение Х-4, имеющее главной целью противодействие организованной преступности в этой сфере. Открытость границ, несовершенство законов, коррупция, полнейшее отсутствие профилактической работы и еще многое делали российский рынок весьма привлекательным для наркодельцов. Внедрение наркотиков растлевало государство изнутри. Делалось это нагло, цинично, открыто, превращая здоровую, в общем, нацию в общество, где целые поколения людей становились неизлечимо больными тяжелейшими психическими заболеваниями. В общество полудурков и самоубийц, недееспособных и опасных для окружающих.

Против этой страшной эпидемии и действовало подразделение Х-4, основными задачами которого являлось: первое – обнаружение маршрутов крупных поставок наркотика через внешние и внутренние границы, выявление мест переработки сырца и производства искусственных, синтетических препаратов, с дальнейшим их уничтожением; второе – внедрение в наркомафию агентов, которые должны были вести как разведывательную, так и диверсионно-подрывную деятельность внутри преступных кланов; третье – выполнение более кардинальных задач по физическому устранению наиболее влиятельных лиц наркобизнеса. Подобные акции преследовали цель – либо спровоцировать междоусобицу среди самих картелей, что, по замыслу командования, могло привести к самоуничтожению этих сообществ; либо обеспечить деятельность агентов стратегического внедрения.

Для проведения акций ликвидации, или, как называли их еще – актов возмездия, существовала специально подготовленная группа ликвидаторов, в которую в свое время входили капитаны Феликс Борисов, он же Феликс, 26 лет, и Виктор Грошев – Крот, 31 год. Строго законспирированные даже внутри подразделения, как боевая «двойка», они могли знать только своего непосредственного начальника и контактировать исключительно с ним. Уровень их профессиональной подготовки был очень высок, особенно в морально-психологическом плане, что обусловливалось спецификой работы. Последнее свое задание они получили от полковника Зотова Евгения Петровича – единственного человека в Службе, которого знали по званию и фамилии. Им предстояло внедриться в банду некоего Хасана – одного из крупных посредников в длинной цепи наркомафии, действующей в районе аула Арталык и одноименного ущелья на Большом Кавказе.

Задача ставилась предельно кратко и ясно – ликвидация Хасана, фактически являющегося поставщиком средств от реализации наркотиков бандформированиям, ведущим подрывную деятельность в Чечне.

Внедрение планировалось по двум направлениям. Виктор, он же Крот, под видом бездомного должен был отираться на вокзалах города и привлечь к себе внимание агентов, набирающих людей для сезонной, как они объясняли, работы на апельсиновых плантациях, а на самом деле отправляющих несчастных в самое настоящее рабство. В такую группу будущих рабов и должен был попасть Крот, и не просто попасть, а привлечь к себе внимание того «покупателя», который должен привести его именно к Хасану. Второе направление – Феликс – на вид более моложавый. Ему отводилась роль дезертира из войсковой части, дислоцирующейся недалеко от интересующего объекта. «Замордованному» старослужащими, ударившемуся в бега Феликсу предстояло «случайно» напороться на людей Хасана, которые находились практически в каждом ауле района. Активные «поиски» беглеца не принесут результатов, значит, и спишут рядового Борисова как пропавшего без вести. Таков вкратце был план командования по внедрению агентов-ликвидаторов в клан Хасана. Виктор исчез из города на вторую неделю своего «бомжевания». Не было, правда, стопроцентной гарантии, что Крот попал туда, куда было запланировано. Но в дальнейшем внедрение подтвердилось. Феликс шел к своей цели также по четко расписанному сценарию. Весной он призывается на срочную службу и направляется в нужную войсковую часть, где после прохождения курса доподготовки молодых водителей зачисляется в хозвзвод. В части, где Феликс «начинал» службу, с дисциплиной, мягко говоря, было не все в порядке. «Дедовщина» имела глубокие корни и устойчиво переходила из призыва в призыв. Неуставные взаимоотношения как способ воспитания процветали. Что Феликсу было только на руку. Однажды он, солдат-первогодок, провозился в автопарке лишние полчаса и не успел на построение. За что суровым сержантом был лишен ужина. Вдобавок тот пообещал молодому солдату показательное наказание. Вечером, после поверки, в каптерке собралась «элита» взвода – подвыпившие сержанты и несколько так называемых дедов. Феликса ждало неминуемое избиение. Но перед пьяной мразью стоял не напуганный мальчишка, а прекрасно подготовленный офицер спецслужб. После вынесения приговора не прошло и двух минут, как в глубоком нокауте оказались все присутствующие «инквизиторы». Больше всех пострадал старший сержант – заместитель командира взвода. Оглядев «поле боя», Феликс сориентировался быстро. Замять такое побоище было невозможно: всех пятерых придется серьезно лечить. Делать это будут, скорее всего, в местной больнице. Санчасть не справится, а до госпиталя далеко. Значит, рассуждал Феликс, слух о происшедшем распространится по окрестностям молниеносно, такого в части еще не было: «молодой» изметелил пятерых, испугался трибунала, ударился в бега. Угнать автомобиль из парка трудности не составляло. Легенда получилась сама по себе, ничего не надо было придумывать.

Феликс вел машину осторожно, все же дорога была горная. Карта местности прочно сидела у него в голове. Нужно выйти из десятикилометровой зоны и в ауле Барбак остановиться, где ждать дальнейшего развития событий. Что он и сделал. Ночь в кабине, в горной местности, удовольствие небольшое – холодно. Под утро вроде задремал. Очнулся от стука в дверь и хриплого голоса:

– Эй, солдат, открывай!

На подножке кто-то висел и через стекло пытался рассмотреть спящего. Поворочавшись немного, Феликс выглянул наружу. Перед ним красовался чистой воды кавказец.

– Чего тебе? – спросил Феликс.

– Эй! Это тебе чего? Зачем стоишь, а?

Как бы приходя в себя и вспоминая вчерашнее, Феликс вылез наружу к опешившему абреку.

– Слушай, брат! Я в части там, ну знаешь, в райцентре, морды кое-кому набил да вот машину угнал по глупости, чтоб уйти подальше. Трибунал теперь светит. Не поможешь, брат?

Абрек ненадолго задумался, играя хитрыми, умными глазками.

– Ай! Зачем спрашиваешь? Зачем не помогу? Только вот с машиной что будем делать? Такой махин не спрячешь, – он с сожалением поцокал языком.

– Да в пропасть ее, на хрен. Только подальше от аула, рядом с дорогой. Пусть потом думают – не справился с управлением и улетел. Вниз они вряд ли полезут.

– Правильно говоришь, никто не полезет вниз. Подожди, я все устрою.

Он удалился, чтобы вскоре вернуться с группой односельчан. Те, не задавая вопросов, быстро что-то сняли с машины, откатили ее до поворота, где дорога наиболее близко подбирается к ущелью, и столкнули «Урал» в бездну.

– Теперь пойдем домой, – пригласил Ахмед, как представился знакомый абрек. – Пить-кушать будем, тебя никто не найдет.

Аул Барбак, как и десятки других аулов, разбросанных в окрестных горах, были поразительно похожи друг на друга. Дома-крепости, выстроенные из горного камня, обнесенные высокими заборами из того же камня, имели вид неприступный и далеко не гостеприимный. Поразительно было, как вроде бы хаотическое нагромождение зданий при более внимательном рассмотрении органично вписывалось в горный пейзаж.

– Заходи, – Ахмед пригласил Феликса в большой дом. – Мой дом – твой дом. Эй! – он выкрикнул какое-то замысловатое, явно женское имя, дальше пошла местная тарабарщина. С появлением на пороге женщины Феликс понял, что Ахмед отдает какие-то распоряжения своей жене. Закутанная в паранджу представительница горного племени внимательно слушала мужа, иногда кивая головой, затем быстро шмыгнула в боковую дверь этой каменной крепости. Ахмед с Феликсом зашли в просторную комнату, интерьером которой служила большая кошма; в углу, прямо на полу, стоял небольшой телевизор, рядом огромный сундук, на котором возвышалась гора одеял и подушек, в противоположном углу громоздился резной, ручной работы шкаф, очень старый, видимо переходящий в семье из поколения в поколение.

Ахмед бросил несколько подушек на кошму, пригласил Феликса прилечь, сказав, что жена сейчас принесет чаю.

– Слушай, Ахмед, а если наши сюда все же придут, соседи ничего? Не сдадут?

Ахмед слегка ухмыльнулся.

– Сдать тебя могу только я, но ты гость, мы будем есть один хлеб, пить один вода, как я могу сделать гостю худо? Мамой клянусь, чтобы потом меня презирал весь народ? Так что будь спокоен. У нас свои законы, и мы их чтим, в отличие от вас, – он вновь ухмыльнулся. – Ладно, прости, я не хотел тебя обидеть – всякий народ чтит свои законы, только вот законы эти у всех разные, а нехороших людей у каждого народа много. Однако вы прощаете нанесенные обиды, мы же мстим.

Феликс был удивлен: Ахмед говорил почти без акцента и речь его была не лишена мудрости.

Жена внесла поднос с чайником и пиалушками, постелила клеенку, выставила на нее угощение и вышла так же незаметно, как и вошла.

Ахмед плеснул в пиалы чай, протянул одну Феликсу.

– Ахмед, у тебя, случаем, выпить чего не найдется? Не по себе мне как-то.

– Э! Зачем пить? Лучший кайф – это анаша, сейчас покушаем, раскумаримся, и все будет ништяк.

Принесенные женой Ахмеда жареные куски мяса съели быстро, затем перешли к анаше.

Ахмед со знанием дела забил косяк, смачно затянулся несколько раз, втягивая дым вместе с воздухом, передал папиросу Феликсу, тот проделал то же самое.

– Ахмед, что-то не берет анаша, кайфа никакого, только пустота в желудке.

– Ты, наверное, первый раз пробуешь, так бывает сначала, потом привыкнешь, будет и кайф... Ладно, – Ахмед встал, – у меня кое-какие дела в ауле, а ты устал, так что ложись вон у окна, отдохни. Приду, прикинем, что дальше делать.

Феликс лег на приготовленное прямо на полу ложе и сразу крепко уснул.

Проснулся он внезапно. За маленьким окном были уже сумерки.

На полу посередине комнаты лежали на кошме четверо мужчин.

Среди них Феликс сразу выделил двоих. Это были европейцы, возможно, русские.

При его пробуждении все четверо, как по команде, повернули к нему головы, пристально и бесцеремонно рассматривая его. Ахмеда среди них не было.

– Ну как, выспался? – спросил один из русских, что постарше.

– Да вроде нормально.

– Ну давай, Рэмбо, к столу, разговор будем вести.

– Умыться бы, а? – Феликс встал, потянулся.

Старший русский подал знак – значит, он здесь главный. Один из лежащих абреков поднялся и махнул рукой – следуй, мол, за мной. Во дворе Феликс до трусов разделся и облился водой из чана, при этом он боковым зрением уловил, как внимательно рассматривает абрек его тело.

Вернувшись в дом, где для Феликса была брошена пятая подушка, оба прилегли.

– Ну, давай знакомиться. Ты – Феликс, это мы уже знаем, как знаем и твою историю с дезертирством, – начал старший русский, причем на слове «дезертирство» он явно сделал ударение. – Я Валентин, и хотя годками тебя постарше, без отчества; здесь так принято.

– Он, – Валентин указал на русского помладше, – Скок, просто Скок. Эти двое – представители гор – очень серьезные люди. Один Байрам, – Валентин указал на того бородача, который сопровождал Феликса во двор. – Другого зови Захар, да-да, не удивляйся, свое настоящее имя он и сам вряд ли выговорит. Вот и все, для начала достаточно. Выпей чаю, или чего покрепче налить?

– Можно, – согласился Феликс.

Скок разлил водку.

Феликс опрокинул в себя содержимое пиалы и почувствовал, как тепло разливается внутри тела, а на душе становится спокойнее и безмятежнее.

Разговор продолжил Скок, и по его жаргону Феликс понял, что он немалую часть своей жизни провел в местах лишения свободы.

– Был я сегодня в части, прапорок там один знакомый – от него все и узнал. Ну и шухер ты, братишка, там навел... Круто хавальники пятерым набил, как Рэмбо, в натуре. Прапор говорил, всех пятерых в больницу отправили. Был и в больнице, лежат мазурики все в гипсах да в бинтах. Тебя везде ищут. В общем, в «обратку» тебе хода нет, те, которые в больнице, – тяжелые, особенно один, с проломленной крышей, если он ласты склеит, тебе кранты – это точняк. Так что кумекай, как дальше быть.

– Сам не знаю, что делать. Они же везде меня искать будут, хотя где им меня поджидать, не в детдоме же?

– А ты что, Феликс, детдомовский? – с интересом спросил Валентин.

– Да.

– А родня: отец, мать, братья, сестры?

– Никого не помню, в детдоме говорили, что дом наш от газа взорвался и сгорел вместе со всеми, кто там был. А я, мне тогда три года исполнилось, в саду в гамаке спал. Пока спал, все и сгорело. Как в детдом передавали, кто, что, не помню – малец был. Так что отсчет жизни от детдома и веду.

– Да! Ну ладно, жаль, конечно, родных, ты извини за вопрос, давай, коли так, помянем.

Скок вновь разлил в три пиалы. Молча выпили. Валентин продолжил разговор, похожий больше на допрос.

– Да, положение у тебя незавидное, но не безнадежное. Хорошо, что ты попал сюда. Здесь те, кто тебе сейчас больше всего нужен, а ты, быть может, нужен им. – Валентин смотрел на Феликса.

Голос подал Скок:

– А где это ты так руками махать научился, что свободно пятерых кладешь?

– Да больше ногами, чем руками, а вообще специально нигде не учился. Детдом учил – там порядки суровые, улица учила. Местные-то нас, детдомовских, особо не привечали, все норовили задеть да задрать, вот и учился на практике.

– А сколько тебе годков? – вдруг спросил Скок.

– Двадцать пять, двадцать шестой пошел.

– Ни хера себе, а чего же ты в армии в сынках-то ходишь? Поздновато что-то ты попал на службу.

– Все просто, в девятнадцать лет я попал под машину, здорово меня тогда переломало, год, считай, провалялся. Ну вот, вызывали повесткой, медкомиссия браковала из призыва в призыв, пока военком не сменился. Я к двадцати пяти годам нормальным уже стал, в смысле физически. Надеялся, что проскочу и на этот раз; вроде все уже привыкли, что не годен, но – призвали. Спасибо, корочки водительские за счет военкомата получил.

– Сними одежду, – скорее приказал, чем попросил Валентин.

– Э, Валентин, не надо, он когда мылся, смотрел я спина его, грудь, ноги – есть шрамы, есть, и переломы заметны, давнишние, примерно того времени, как говорит, – прервал его Байрам. – Я знаю, видел.

– Ну, что ж, ладно, коли так. Ну, чего нахохлился? – бросил Валентин Скоку. – Наливай на посошок, да и тронемся.

Джип, в который поместили Феликса, медленно продвигался вперед. Судя по тому, как надрывно работал двигатель, их путь лежал вверх, в горы. Сильно тонированные стекла и спустившаяся ночь не позволяли что-либо рассмотреть. Водитель, которого Валентин представил как Захара, угрюмо вел машину и к разговору расположен не был. Попутчики Феликса, удобно устроившись в уютных креслах джипа, мерно посапывали. И он решил сделать то же самое, но сон не приходил. Феликс стал анализировать ситуацию.

То, что он попал в нужное место и к нужным людям, почти не вызывало у него сомнений. Жители аула не могли не соприкасаться с делами Хасана.

Как бы ни жил аул, непосредственно работая на Хасана или самостоятельной жизнью, в любом случае беглец не остался бы без внимания наркодельца.

Да и по тому, как вели себя гости в доме Ахмеда, выходило, что гостями они себя не чувствовали, скорее хозяевами, временно заглянувшими в свои владения. Об этом говорит и то, что обслуживал гостей сам Ахмед.

Джип уверенно продвигался по серпантину, по-прежнему забирая вверх.

Феликс начал дремать. Но через несколько минут джип въехал в аул и остановился напротив самого большого дома.

– Все, приехали, выходи, – скомандовал проснувшийся Валентин.

– Феликс! Иди сюда, – приказал Захар.

Обогнув машину, Феликс подошел к абреку. В ту же секунду острая боль пронзила все тело, голова взорвалась, разлетевшись на тысячу мелких осколков, и он потерял сознание, успев услышать чей-то приказ: «В подвал его, камера № 6...»

Очнулся Феликс от давящей боли в груди: он был буквально прибит бревном к стене. На руках наручники и цепь, вделанная в стену. Пленник хотел повернуть голову и оглядеться, но дикая боль чуть вновь не лишила его сознания. Тело было чужим, все онемело, ноги, казалось, распухли, были согнуты в коленях и сверху зажаты колодками, ступни, скорее всего, связаны – не видно. Все в нем протестовало против несправедливости и жестокости наказания.

Ночь длилась невыносимо долго.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное